Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

В неистовом смятении 5 страница



– Он ошибся, – сухо сказала Шарлотта. – Ты предала Анклав. И Бенедикт Лайтвуд тоже предатель. Когда Консул обо всем узнает…

Джессамина хрипло рассмеялась:

– Скажите-скажите ему! Мортмэйну только того и нужно!.. – Джессамина запнулась и судорожно вздохнула: – Н-не спрашивайте, почему – все равно не знаю. Но таков его замысел… Беги и доложи Анклаву все, что хочешь. Тогда вас уже ничто не спасет!

– Где Мортмэйн? – нервно спросила Шарлотта, вцепившись в спинку кровати.

– Нет… – Джессамина задрожала, потом неистово замотала головой.

– Где Мортмэйн?!

– Он в-в… – Девушка задохнулась, лицо побагровело, глаза вывалились из орбит. Джессамина изо всех сил вцепилась в меч, по рукам заструилась кровь. Тесса с ужасом обернулась к Шарлотте. – В-в Идрисе! – выпалила Джессамина и упала на подушки.

– В Идрисе? – изумленно повторила Шарлотта. – Неужели Мортмэйн в Идрисе, на родине нефилимов?!

– Нет! Его там нет…

– Джессамина! – воскликнула Шарлотта, изо всех сил борясь с желанием схватить ее за плечи и вытрясти всю правду. – Либо он в Идрисе, либо нет! Спасай свою жизнь, глупая девчонка! Скажи нам, где Мортмэйн.

– Хватит! – зарыдала Джессамина. – Не надо, мне больно…

Шарлотта пристально посмотрела на нее, потом вышла из комнаты и вернулась в сопровождении брата Еноха. Она скрестила руки на груди и кивнула в сторону Джессамины.

– Что-то здесь не так, брат. Я спросила, где Мортмэйн, она ответила, что в Идрисе. Потом сказала, что его там нет. – Голос Шарлотты зазвенел: – Джессамина, ответь, Мортмэйн уже проник в Идрис?

Девушка судорожно хватала ртом воздух:

– Нет, еще нет… Клянусь… Пожалуйста, Шарлотта…

– Шарлотта,– услышала Тесса твердый голос брата Еноха в своей голове. – Достаточно. На девочке лежит какое-то заклятие, какой-то блок, поставленный Мортмэйном. Он пытается навести нас на ложный след, но она призналась, что Мортмэйна нет в Идрисе. Эти блоки сильны. Если продолжим допрос, ее сердце может не выдержать.

– И что же нам делать… – поникла Шарлотта.

– Я заберу ее в Безмолвный город. Мы умеем раскрывать тайны, глубоко спрятанные в подсознании, о многих из них девочка даже не догадывается.

Брат Енох вынул меч из стиснутых рук Джессамины, но она не заметила этого. Девушка смотрела на Шарлотту широко раскрытыми от ужаса глазами.

– Город костей?.. Где лежат мертвые? – прошептала она. – Нет! Я никуда не поеду! Я там с ума сойду!

– Тогда говори, где Мортмэйн, – ледяным голосом отрезала Шарлотта.

Джессамина зарыдала, Шарлотта отвернулась. Брат Енох поднял девушку с кровати. Джессамина попыталась вырваться, но рука брата Еноха держала ее стальной хваткой, пока другая покоилась на эфесе Смертного меча.

– Шарлотта! – жалобно вскрикнула Джессамина. – Шарлотта, пожалуйста, только не в Безмолвный город! Запри меня в подземелье, отдай Консулу, но только не отправляй меня одну на это кладбище! Я же умру со страху!

– Раньше надо было думать, ты сама сделала свой выбор. Брат Енох, пожалуйста, уведите ее.

Джессамина визжала и вырывалась, тогда брат Енох поднял ее и перекинул через плечо. Тесса с ужасом глядела, как он вышел из комнаты, не обращая внимания на вопли, гулко разносящиеся по длинным коридорам Института. Дверь захлопнулась, и вдруг вопли смолкли – наступила звенящая тишина.

– Джессамина… – начала Тесса.

– С ней все будет хорошо, наверно, он просто наложил на нее руну спокойствия, – ответила Шарлотта, присаживаясь на краешек кровати. Она внимательно разглядывала свои руки, словно впервые видя их. – Генри…

– Позвать его, миссис Бранвелл? – мягко спросила Софи.

– Он там, в подземелье, работает в своей мастерской. Что я скажу ему… – печально протянула Шарлотта. – Джессамина так долго жила с нами, он помнит ее совсем крошкой. Он сильно расстроится, ведь Генри такой добрый…

– Шарлотта, – ласково коснулась ее плеча Тесса, – ты ведь тоже добрая.

– Я сделала то, что должна. Мне не о чем жалеть! – ответила Шарлотта и громко разрыдалась.

 

 

Глава 14

Безмолвный город

 

Горю в огне, покоя нет,

Совсем одна во тьме.

Когда смогу увидеть свет,

И грех простится мне?

Лорд Альфред Теннисон,

«Дворец искусства»

 

– Джессамина… – повторил Генри уже в пятый или шестой раз кряду. – Поверить не могу, что наша Джессамина…

– Да, Джессамина, – сказала Шарлотта. Тесса заметила, что с каждым словом Генри она все крепче сжимала губы. – Шпионила за нами и рассказывала Нату все до мельчайших подробностей, а он докладывал Мортмэйну. Еще раз повторить?

– Извини, дорогая, я понял. Вот только… – Генри тяжело вздохнул. – Я знал, жилось ей невесело, но даже представить не мог, что Джессамина нас ненавидела!..

– Вряд ли она нас ненавидела тогда или ненавидит сейчас, – заметил Джем, облокотившись на каминную полку.

В тот день они не стали завтракать, как обычно, за общим столом. Хотя об этом никто и не говорил вслух, но сидеть и как ни в чем не бывало смотреть на пустующий стул Джессамины – этого Шарлотта просто не вынесла бы.

Плакала она недолго и довольно быстро взяла себя в руки. Софи и Тесса пытались утешить ее и напоить чаем или приложить мокрый платок к пылающему лицу, но Шарлотта лишь ожесточенно качала головой и повторяла, что не время распускаться, нужно тщательно спланировать дальнейшие действия. Вскочив, она помчалась в комнату Тессы. Девушки едва поспевали за ней. Она яростно простукала все половицы и наконец нашла завернутую в бархат небольшую книжку в белом кожаном переплете. Шарлотта сунула книгу в карман, нетерпеливо отмахнулась от вопросов Тессы и поднялась с пола. За окнами занимался тусклый рассвет, и усталая Шарлотта распорядилась передать Бриджет, чтобы та подала холодный завтрак в гостиную, а Сирил собрал остальных охотников. Потом ушла.

При помощи горничной Тесса с огромным облегчением высвободилась из маскарадного наряда, приняла ванну и переоделась в то самое желтое платье, которое ей купила Джессамина. Она надеялась, что яркий цвет хоть немного поднимет настроение, но ошиблась.

Джем тоже был бледным и усталым, под глазами – темные круги. Встретившись с Тессой взглядом, он быстро отвернулся. Девушка расстроилась. Внезапно она вспомнила Уилла и его поцелуи. Во всем виноват волшебный порошок, то было временное помешательство! А с Джемом у нее все по-настоящему.

– Вряд ли она ненавидит нас, – повторил Джем, стараясь говорить о Джессамине в настоящем времени. – Просто ей всегда хотелось иметь обычную семью и обычного мужа.

– Я одна виновата во всем, – тихо сказала Шарлотта. – Ведь это я настояла на том, чтобы она стала охотником. А ей даже думать об этом было тошно!..

– Нет, что ты! – поспешил разубедить ее Генри. – Ты всегда была добра к ней, старалась изо всех сил. Знаешь, некоторые сломанные механизмы уже не починишь…

– Джессамина – не какие-нибудь там часы, Генри, – холодно оборвала Шарлотта. Интересно, она до сих пор сердится на него за то, что ей пришлось разговаривать с Вулси Скоттом одной, или просто зла на весь белый свет? – Видно, пора мне обвязать Институт нарядным бантиком и вручить Бенедикту Лайтвуду. Уже второй раз под нашей крышей заводится шпион, а мы до последнего ничего не замечаем. Верх некомпетентности!

– Так ведь оба раза это был один и тот же шпион… – начал Генри, но умолк под яростным взглядом Шарлотты. От такого взгляда и стекло бы расплавилось.

– Если Бенедикт Лайтвуд работает на Мортмэйна, то нельзя отдавать ему Институт, – сказала Тесса. – Даже одного вчерашнего бала достаточно, чтобы лишить его всех прав.

– Доказать что-либо сложно, – откликнулся Джем. – Бенедикт будет все отрицать, его слово против твоего, а ты – лишь создание из Нижнего мира…

– Еще есть Уилл, – перебила его Шарлотта и вдруг нахмурилась. – Кстати, а где он?

– Должно быть, отсыпается где-нибудь, – предположил Джем. – Вряд ли его показаниям можно доверять, ведь все считают его психом…

– Ага, – раздался голос с порога, – у вас тут снова ежегодное собрание секты «Объявим Уилла психом»?

– Отнюдь, – ответил Джем. – К тому же собрания проходят дважды в год.

Уилл посмотрел на Тессу и спросил:

– Они уже знают про Джессамину?..

Несмотря на усталый вид и бледность, Уилл был гораздо бодрее, чем Тесса ожидала. В глазах светилось едва сдерживаемое волнение, он казался… почти счастливым. Она судорожно сглотнула, вспомнив события прошлой ночи. В голове замелькали яркие образы – звезды, балкон, поцелуи…

Когда же он вернулся домой? И как добирался? И почему он такой… такой взволнованный? А вдруг она шокировала его своим поведением или, еще хуже, внушила ложные надежды? Боже, а вдруг он рассказал Джему?! Это все волшебный порошок, она здесь ни при чем. Ведь Джем обязательно поймет, что на нее затмение нашло. Она не переживет, если сделает ему больно! А вдруг Джему все равно?..

– Да, я все рассказала, – торопливо ответила Тесса. – Ее допросили с помощью Смертного меча и отправили в Безмолвный город. А сейчас мы решаем, что делать дальше. Это ужасно важно! И Шарлотта очень расстроена.

Шарлотта удивленно воззрилась на нее, и Тесса со вздохом добавила:

– Ну, ты ведь и правда расстроена! А еще ты спрашивала про Уилла…

– И вот он я! – закончил Уилл и плюхнулся на стул рядом с Джемом. На одной руке у него была повязка, слегка прикрытая рукавом, под ногтями запек лась кровь. – Я рад, что Джессамину увезли в Безмолвный город – там ей самое место. Что будем делать дальше?

– Этомы и пытаемся решить, – ответил Джем.

– Итак, кто еще знает, где сейчас Джессамина? – перешел к делу Уилл.

– Пока только мы и брат Енох. Он согласился дать нам день или два, прежде чем сообщит Анклаву. А мы тем временем придумаем, что делать. Кстати, Уилл, будь добр объяснить, чего ради ты помчался сломя голову к Лайтвуду, потащил с собой Тессу и даже не соизволил поставить в известность меня?

– Времени было в обрез, – отозвался Уилл. – Натаниэль мог уйти с бала, не дождавшись Джессамины. А идея-то была неплоха, согласись? Мы столько узнали про Натаниэля и Бенедикта Лайтвуда!..

– Но ведь самого Мортмэйна там не было!

Уилл очертил широкий круг изящными тонкими пальцами:

– Мортмэйн сидит как паук в своей паутине. Чем больше мы узнаем, тем лучше видны границы его власти. До недавнего времени мы даже не подозревали, что он связан с Лайтвудом. Как выяснилось, Бенедикт – его послушная марионетка. Думаю, надо уведомить Анклав, пусть Консул сам разбирается с Бенедиктом и Джессаминой. Интересно, что расскажет Бенедикт под действием Смертного меча.

– Нет, – покачала головой Шарлотта, – вряд ли это разумно.

– Отчего же? – Уилл откинул голову назад и пристально взглянул на нее.

– Джессамина сказала, что Мортмэйн именно на это и рассчитывает. Она призналась, держа в ладонях меч, значит, сказала правду.

– Вовсе не обязательно, – возразил Уилл. – Мортмэйн наверняка предвидел, что она попадется, и поручил Нату сообщить ей ложные сведения, чтобы ввести нас в заблуждение.

– Думаешь, он настолько тщательно продумывает каждый ход? – спросил Генри.

– Разумеется, ведь он стратег, – постучал пальцем по виску Уилл. – Как и я.

– Значит, мы должны обратиться к Анклаву? – спросил Джем.

– Нет, черт возьми! А вдруг она сказала правду? – воскликнул Уилл. – Тогда мы окажемся в дураках.

Шарлотта всплеснула руками:

– Но ведь ты сам сказал, что…

– Да, но следует учитывать все обстоятельства. Если мы сообщим Анклаву, а это был не блеф, то тем самым сыграем на руку Мортмэйну До истечения назначенного срока осталось еще несколько дней, поэтому пока поищем более весомые доказательства.

– И где же их искать? – спросила Тесса.

Уилл повернул голову и бесстрастно посмотрел ей в глаза. В нем не было и следа того юноши, что нежно обнимал ее прошлой ночью и шептал ее имя, как самую сокровенную тайну.

– Проблема в том, что Джессамине известно совсем немного. Но есть и другая ниточка к Магистру. Этот человек знает гораздо, гораздо больше. Нужно попробовать выйти через Джессамину на твоего брата. Нат пока доверяет ей; если она назначит встречу, то он придет, и мы его схватим.

– И ты уверен, что Джессамина согласится нам помогать? – воскликнула Шарлотта.

– Ты что, с Луны упала? – мрачно уставился на нее Уилл. – Конечно, она не согласится. Мы снова попросим Тессу сыграть ее звездную роль – Джессамину, вероломную модницу.

– Это опасно, – подавленно сказал Джем. – Опасно для Тессы.

Тесса обернулась и поймала встревоженный взгляд серебристых глаз. Впервые после той ночи он смотрел на нее. Ей показалось, или он действительно беспокоится о ней? А может, Джем просто заботится о ближнем и не желает ей страшной смерти? Что ж, пусть так, лишь бы не его презрение…

– Тесса не знает страха, – возразил Уилл. – К тому же никакой опасности здесь нет. Мы пошлем ему записку, в которой назначим свидание в определенном месте. Там мы нападем и схватим его легко и непринужденно. Пусть Безмолвные братья выпытают из него все, что он знает.

– Выпытают? – воскликнул Джем. – Да ведь он брат Тессы.

– Пусть пытают, если это необходимо! Я согласна.

– Неужели ты пойдешь на это? – ужаснулась Шарлотта.

– Помнишь, ты сказала тогда, что можно порыться в его голове и узнать все тайны? Я умоляла не делать этого, и ты дала слово. Я благодарна тебе, но сейчас возвращаю его – делай все, что сочтешь необходимым. Ведь на тебе лежит забота об Институте и о безопасности всех Сумеречных охотников! Шарлотта, мне тоже это важно, но еще важнее другое: Нат работает на Мортмэйна, который хочет схватить меня и использовать для своих грязных делишек. Может быть, он знает, кто я.Нат сказал Джессамине, что мой отец демон, а мать – Сумеречный охотник…

– Это невозможно! – подскочил на стуле Уилл. – Сумеречные охотники и демоны не могут производить потомство. Их плод нежизнеспособен.

– Может, это еще одна ложь, как и то, что Мортмэйн сейчас в Идрисе! Но ондолжен знать правду. И я хочу знать, кто я! Думаю, что здесь ключ к загадке, иначе зачем он пытается заполучить меня?!

– Ну, хорошо, – грустно сказал Джем и отвернулся. – Уилл, и как же ты думаешь заманить его на эту встречу? Ведь он знает почерк Джессамины. К тому же у них может быть какой-нибудь тайный знак.

– Нужно убедить Джессамину помочь нам.

– Только не говори, что придется ее пытать! – рассердился Джем. – Смертный меч уже испробовали, все что могла, она рассказала…

– Смертный меч не заставил ее назвать ни места встреч, ни тайные знаки, ни их ласковые прозвища. Неужели не понимаешь? Это ее последний шанс! Если она пойдет нам навстречу, то Анклав обязательно учтет ее раскаяние и смягчит приговор. Может, даже простит. Если Шарлотте и удастся сохранить за собой Институт, думаешь, они позволят нам решать судьбу Джессамины? Нет, разумеется. А уж Консул и Инквизитор вряд ли будут добры к ней! Если она поможет нам сейчас, возможно, ей удастся сохранить жизнь…

– Вряд ли она ей дорога теперь… – тихо сказала Тесса.

– Еще как дорога! – возразил Уилл. – Жить хотят все.

Джем стремительно отвернулся и уставился в пылающий камин.

– Вопрос в том, кто сможет убедить ее, – заметила Шарлотта. – Я не гожусь, ведь она ненавидит и винит меня больше всех!

– Я мог бы попробовать, – взволнованно предложил Генри. – Я сказал бы бедняжке, что первая влюбленность пройдет быстро, что перед лицом жестокой правды жизни…

– Нет, – отрезала Шарлотта.

– Н-ну, мне она вряд ли обрадуется, – заметил Уилл. – Пусть Джем едет… его невозможно ненавидеть. Даже этот чертов кот любит его!

Джем вздохнул, все еще глядя в огонь:

– Я поеду в Безмолвный город. Но Тесса тоже должна ехать.

– О, нет! – воскликнула пораженная девушка. – Не думаю, что Джессамина обрадуется мне. Ведь я предала ее, отправившись на бал вместо нее. Она ненавидит теперь и меня тоже.

– Ну и что! Ведь ты – сестра Ната. Если она действительно любит его… – Он поднял голову и посмотрел Тессе в глаза: – Ты знаешь Ната, как никто другой. Полагаю, тебе Джессамина поверит.

– Ладно, я попытаюсь.

На этом завтрак кончился; Шарлотта помчалась распорядиться насчет экипажа из Безмолвного города – братья предпочитали, чтобы посетители пользовались их транспортом. Генри вернулся в подземелье к своим изобретениям, а Джем, шепнув пару слов Тессе, пошел за шляпой и пальто. Уилл сидел, глядя в огонь. Тесса дождалась, пока за Джемом закроется дверь, поднялась и встала перед камином.

Уилл вопросительно поднял брови. Он так и не успел переодеться, хотя его рубашка была залита кровью, а фрак оказался распорот по шву до самого верха. На щеке под левым глазом алела длинная ссадина.

– Уилл!

– Разве ты не едешь с Джемом?

– Поеду, но сначала пообещай мне кое-что.

Он отвел взгляд, и Тесса увидела, как в его зрачках пляшут отраженные языки пламени.

– Только говори скорее, у меня полно важных дел: после обеда у меня хандра, вечером – байронические думы, а ночью – пьяный разгул и гнусный разврат.

– Да ради бога! Только пообещай мне, что никому не расскажешь о том, что произошло между нами вчера на балконе.

– А…так это была ты? – Уилл сделал вид, что только что вспомнил.

– Избавь меня от своих шуточек! – уязвленно воскликнула Тесса. – Мы были под действием демонического порошка, а остальное не имеет значения! Я тебя ни в чем не виню, даже несмотря на твой теперешний настрой. Но больше это никого не касается, и будь ты джентльменом…

– Коим я не являюсь…

– Зато ты Сумеречный охотник, – ядовито заметила она. – А у охотников, что якшаются с колдуньями, нет будущего!

– Уж и пошутить нельзя, – сказал Уилл, но глаза его гневно сверкнули.

– Дай слово, что не расскажешь никому, даже Джему! Тогда я отстану, и хандри себе на здоровье.

– Клянусь именем Ангела, – сказал он. – Я и не собирался похваляться этим направо и налево. Но хоть убей не пойму, почему ты так печешься о своей репутации.

– Где уж тебе понять, – сказала Тесса, вообразив реакцию Джема.

Она резко развернулась и выбежала из комнаты, оставив Уилла в полном недоумении.

 

* * *

 

Низко опустив голову, Софи спешила по Пикадилли, глядя лишь на тротуар под ногами. Она давно привыкла к тому, что люди на улицах шепчутся за спиной и глазеют на ее шрам, и научилась прятать лицо под тенью шляпы. Она вовсе не стеснялась шрама, просто жалость в глазах окружающих казалась невыносимой.

Софи нарядилась в старое платье Джессамины, которое еще не вышло из моды, но хозяйке было не нужно. Она не надевала одно платье больше трех раз, полагая, что истинная леди не должна ходить в «старье». Джессамина избавлялась от них, но иногда и перешивала. Это было из муарового шелка в зеленую и белую полоску. На шляпке – белые вощеные цветочки с зелеными листьями. В общем, типичная девушка из хорошей семьи, если не считать, что вышла она без сопровождающего. А белые лайковые перчатки надежно закрывали огрубевшие от работы руки.

Она первая заметила Гидеона. Он стоял, прислонившись к фонарному столбу возле бледно-зеленого навеса бакалеи «Фортнум и Мейсон». Сердце учащенно забилось в груди, когда Софи увидела, как хорош он в темном костюме, как изящно вынимает из жилетного кармана золотые часы на тонкой цепочке и смотрит на них. Она замерла, глядя на огибающий его поток лондонцев, а Гидеон застыл, как скала посреди бурной людской стремнины. Сумеречные охотники всегда держатся немного отстраненно, будто некая темная аура отделяет их от сумасшедшего бега жизни мирян.

Он поднял глаза и увидел ее, потом улыбнулся, и лицо его засветилось от счастья.

– Мисс Коллинз! – воскликнул юноша и шагнул вперед.

Она подошла ближе и почувствовала, будто вступает в его зону отчуждения. Гул экипажей и гомон пешеходов почти стих, остались только она и Гидеон, смотрящие друг на друга на пустой улице.

– Здравствуйте, мистер Лайтвуд, – сказала она.

Он слегка нахмурился, но она все же заметила. В левой руке у него была какая-то плетеная корзинка – видимо, для пикника. Она посмотрела на корзинку, потом снова на него.

– Знаменитые лакомства от «Фортнума и Мейсона», – смущенно улыбнулся юноша, – сыр стилтон, перепелиные яйца, джем из лепестков роз…

– Мистер Лайтвуд, – неожиданно для самой себя перебила его девушка. Слуги никогдане перебивают господ. – Я мучительно долго размышляла, стоило мне встречаться с вами или нет. Наконец я решилась прийти, чтобы сказать вам лично – мы не можем больше видеться. Я подумала, что вы заслуживаете этого… все ж это лучше, чем записка с отказом.

Он потрясенно посмотрел на нее, и вдруг Софи увидела не Сумеречного охотника, а обычного юношу вроде Томаса или Сирила с корзинкой для пикника в руках и огорченным выражением на лице.

– Мисс Коллинз, если я невольно вас обидел…

– Нам нельзя встречаться, вот и все, – сказала она и отвернулась, направившись туда, откуда пришла. Если поспешить, то можно успеть на следующий омнибус в Сити…

– Мисс Коллинз, пожалуйста! – воскликнул Гидеон, следуя за ней по пятам. Он даже не попытался остановить ее, просто растерянно шел рядом. – Скажите, что я сделал не так.

Софи молча покачала головой. Он так расстроился – не нужно им было встречаться! Они шли мимо книжного магазина «Хэтчардс», и Софи хотела нырнуть в открытую дверь, надеясь, что он за нею не пойдет, хотя бы потому, что там их разговор точно кто-нибудь услышит. А вдруг пойдет?

– Я все понял, – отрывисто бросил он. – Уилл рассказал вам, не так ли?

– Если вы так думаете, значит, было что рассказать.

– Мисс Коллинз, я все могу объяснить! Давайте пройдем… да хотя бы туда… – Он свернул за угол, и теперь уже Софи следовала за ним, настороженно оглядываясь. Они миновали церковь Сент-Джеймс, потом вышли на узкую улочку между Пикадилли и Джермин-стрит. Хотя там и было не так людно, но редкие прохожие с любопытством глядели на девушку со шрамом и красивого бледного юношу, осторожно поставившего на землю корзинку для пикника.

– Вчера мой отец устроил бал в Чизике. Кажется, Уилл тоже был там. Наверно, он все вам уже рассказал.

– Значит, вы во всем признаетесь? Что были на этом непотребном… неприличном…

– Неприличном? Да это еще мягко сказано! – горячо воскликнул Гидеон. Церковный колокол отбил час, но Гидеон даже не услышал. – Мисс Коллинз, клянусь вам, до вчерашнего вечера я и не подозревал, насколько низко пал мой отец и с какой дурной компанией он связался! Последние полгода я провел в Испании…

– И ничего подобного вы раньше не видели? – недоверчиво спросила София.

– Не совсем. Мне трудно об этом говорить, – он отвел глаза, и Софи подумала, что никогда они так сильно не напоминали ей о море в шторм. – Мой отец всегда пренебрегал условностями и чересчур вольно трактовал Закон. Может быть, и нарушал его. Он говорил нам, что все Сумеречные охотники поступают именно так. Мы с Габриэлем росли без матери и брали пример с него. Лишь когда я приехал в Мадрид, то осознал всю глубину его… неправоты. Там никто не пренебрегал Законом и не нарушал правил. На меня смотрели как на чудовище, пока я полностью не изменил своего поведения… Наблюдая и анализируя обычаи других охотников, я понял, что передо мною был не тот пример. Более того, отец делал это намеренно. И тогда я стал беспокоиться за Габриэля и пытался придумать, как бы объяснить ему все помягче…

– А ваша сестра – мисс Лайтвуд?

– Она ни о чем не догадывалась, – покачал головой Гидеон. – Как считает отец, нечего посвящать женщин в темные стороны Нижнего мира. Нет, он решил, что именно я, как наследник Лайтвудов, должен знать все о его связях… Именно с этой целью он взял меня на то вчерашнее мероприятие, где Уилл и увидел меня.

– Значит, вы его тоже видели?

– Мне стало так противно от творящихся в доме безобразий, что я сбежал в сад подышать свежим воздухом. Меня просто тошнило от вони демонов. И там я заметил, что кое-кто гоняется за синим демоном по всему парку.

– Мистер Херондэйл?

– Я понятия не имел, что он делает там, – пожал Гидеон плечами. – Пригласить его было некому, как он узнал о бале – тоже неясно. И при чем здесь синий демон? Я не был уверен до конца, пока не увидел, как вы посмотрели на меня сегодня…

– Вы рассказали об этом своему отцу или Габриэлю? – накинулась на него Софи. – Они знают про мистера Уилла?

– Я не сказал им, – медленно покачал головой Гидеон. – Вряд ли они его ждали, ведь охотники под руководством Шарлотты сейчас заняты исключительно поимкой Мортмэйна.

– Так и есть, – протянула Софи. Глядя в его удивленное лицо, она добавила: – Как вы думаете, откуда взялись на вечеринке вашего отца те механические существа?

– Я не… я думал, что это какие-то демонические игрушки…

– Такие есть только у Мортмэйна! Вам не приходилось видеть его автоматы, но мистер Херондэйл и мисс Грей видели их не раз, они бы не ошиблись.

– Но зачем отцу связываться с Мортмэйном?

– Мистер Лайтвуд, лучше не спрашивайте, – покачала головой Софи. – Мне кажется, вам мой ответ не понравится.

– Мисс Коллинз! – Волосы упали Гидеону на глаза, и он нетерпеливо тряхнул головой. – Мисс Коллинз, я знаю, что вы расскажете мне лишь правду, какой бы она ни была. Из всех, кого я встретил в Лондоне, вам я доверяю больше всего, даже больше, чем своим родным.

– Как жаль, что мы так мало знаем друг друга, мистер Лайтвуд.

– Надеюсь, мне удастся это исправить. Давайте хотя бы сходим в парк, Соф… мисс Коллинз. Расскажите, что за правду вы имеете в виду. Если и тогда вы отвергнете мое общество, я не стану вам досаждать. Прошу всего час вашего времени. – Он умоляюще взглянул на нее. – Пожалуйста!

– Ну ладно! – Этот юноша с глазами как море в шторм вдруг показался ей таким одиноким, что Софи просто не смогла ему отказать. – Пойдемте в парк.

 

* * *

 

Подумать только, всю дорогу ей придется провести с Джемом наедине. От волнения у Тессы мучительно сжалось сердце, она надела перчатки и посмотрела в зеркало. Она стояла в своей комнате и думала, что всего пару дней назад такая перспектива ее бы мало впечатлила. В прошлый раз, когда ни ехали вдвоем, она волновалась за Уилла, хотела увидеть Уайтчепел, а Джем пытался ее отвлечь беседой о греческом, латыни и побратимах.

А сегодня… Сегодня ей казалось, будто у нее в животе бьются бабочки, стоило лишь подумать о том, что она останется с ним наедине в замкнутом пространстве. Она еще раз взглянула на свое бледное отражение в зеркале, потом растерла щеки и покусала губы, чтобы они стали ярче. Тесса взяла шляпку с туалетного столика и спрятала под нею свои каштановые волосы. Вот бы ей такие белокурые локоны, как у Джессамины! А может… может, стоит измениться?Получится ли изменить какую-нибудь маленькую толику себя – например, сделать себе блестящие волосы, узкие бедра или чуть более пухлые губы?

Она отпрянула от зеркала и тряхнула головой. Как же она раньше не подумала! С другой стороны, тогда она предаст себя. Желание узнать свою природу жгло Тессу изнутри; если изменить черты, что даны ей с рождения, зачем тогда знать, кто она есть? «Никакой Тессы Грей нет и в помине», – заявил Мортмэйн. Если она обзаведется голубыми глазами или черными ресницами, то неужели тем самым подтвердит его правоту?

Она снова тряхнула головой, пытаясь отогнать назойливые мысли, потом выбежала из комнаты и направилась к выходу. Во дворе стоял черный экипаж без опознавательных знаков, запряженный парой дымчатых лошадей. На месте кучера сидел Безмолвный брат, но не Енох – шрамов на прикрытом капюшоном лице было гораздо меньше.

Она спустилась по ступенькам, следом вышел Джем. День выдался прохладный, и юноша надел светло-серое пальто, которое еще больше оттеняло серебро его волос и глаз. Он посмотрел на серое небо, затянутое тяжелыми тучами, и сказал:

– Скорее в карету, пока не начался дождь.

Вроде бы обычные слова, но у Тессы вдруг будто язык отнялся. Она молча подошла к экипажу и позволила Джему помочь ей сесть. Он забрался следом, захлопнул дверцу, и тут она заметила, что юноша не взял свою трость с вкладной шпагой.

Лошади тронулись, экипаж качнуло, и Тесса громко вскрикнула, тыча пальцем в окно:

– Ворота… ворота заперты! Экипаж разобьется!..

– Ш-ш… – попытался успокоить ее Джем и взял девушку за руку. Тесса ахнула, когда они с грохотом приблизились к запертым воротам и проехали сквозьних! Она удивленно перевела дух, а Джем отпустил ее руку. – У Безмолвных братьев странная магия.

Внезапно начался дождь – вода хлестала с неба, как из лопнувшей грелки. В серебристых струях дождя прохожие казались призраками. Экипаж несся, не сбавляя хода, проскальзывая между домами, потом прогромыхал по внутреннему двору, через какой-то склад, мимо ящиков и коробок и наконец выехал на набережную, такую же блестящую и мокрую, как и вода в Темзе.

– Боже милостивый! – воскликнула Тесса, задвигая шторки. – Только не говори, что сейчас мы прокатимся по реке.

Джем рассмеялся, и Тесса обрадовалась, несмотря на пережитый испуг.

– Ну нет! Насколько мне известно, экипажи Безмолвных братьев ездят лишь по земле. Странны их пути, в первый раз или два бывает страшно, потом привыкаешь.

– А ты уже привык? – Она посмотрела на него в упор и поняла: либо сейчас, либо никогда. Если не заговорить об этом сейчас, возможно, она потеряет друга. – Джем…




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.