Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

В неистовом смятении 6 страница



– Что?

– Я давно хотела сказать тебе, как я ценю нашу дружбу, – неловко начала девушка, – и…

– Пожалуйста, не говори так. – Его лицо исказилось от боли.

– Почему? – недоуменно воскликнула она, сбившись с мысли.

– Каждый раз, когда ты говоришь слово «дружба», оно вонзается в меня, как острый нож. Хорошо быть друзьями, спору нет, но я так давно надеялся на большее, Тесса. Той ночью я понял, что мои надежды не беспочвенны, но теперь…

– Теперь я все испортила! – прошептала она. – Мне так жаль.

Джем отвернулся и уставился в окно, стараясь совладать с собой:

– Не стоит извиняться за то, что не можешь ответить мне взаимностью.

– Но Джем!.. – Она растерялась и думала только о том, как успокоить его и подбодрить. – Я пыталась извиниться за свое поведение той ночью. Это было совершенно непозволительно!.. Представляю, какого ты теперь обо мне мнения!

– Тесса, да как ты могла подумать такое? – удивленно воскликнул он. – Ведь это я вел себя совершенно неподобающим образом! С тех пор мне стыдно даже смотреть на тебя, ты ведь теперь меня презираешь…

– Я никогда не смогу тебя презирать! – перебила его Тесса. – Ты самый добрый и самый лучший из всех, кого я встречала в жизни. Я думала, это я вела себя непозволительно! И ты теперь презираешь меня.

– Как я могу презирать тебя, если сам виноват во всем? Не будь я так расстроен в тот вечер, я бы лучше держал себя в руках.

«Он имеет в виду, что тогда смог бы остановить меня. Он и не ждет от меня пристойного поведения. Ведь такова моя природа».

Она снова уставилась в окно, точнее в маленькую щелку между шторками. На воде покачивались черные кораблики, по глади реки барабанил дождь.

– Тесса… – Джем придвинулся ближе, и его трогательно-обеспокоенное, красивое лицо оказалось совсем рядом. – Я знаю, девушек-мирянок растят в строгости. Им говорят, что мужчина слаб, и женщина должна сдерживать его. Уверяю тебя, моральные устои Сумеречных охотников иные. У нас женщина и мужчина равны. То, что произошло между нами, – это наш общий выбор.

Она удивленно уставилась на него. Джем так добр, он читает в ее сердце, как в открытой книге, и развеивает все страхи прежде, чем она решится заговорить о них.

Вдруг она подумала о Уилле и том, что случилось между ними прошлой ночью. Она отогнала назойливое воспоминание: холодный воздух и жар сплетенных тел. Ее опоили, вот и все. Неважно, что они говорили или делали, это значит не больше, чем бред курильщика опиума. Никого это не касается, потому что все неправда. Неправда.

– Скажи хоть что-нибудь, Тесса… – Голос юноши дрогнул. – Надеюсь, ты не думаешь, что я о чем-то сожалею. Потому что это не так. – Он провел большим пальцем по ее запястью, по голой полоске кожи между рукавом платья и перчаткой. – Хотя порой мне жаль, что все случилось так стремительно. Я… я хотел бы сначала ухаживать за тобой, выезжать на прогулки с тобой и твоей компаньонкой.

– С компаньонкой? – неожиданно для самой себя развеселилась Тесса.

– Я хотел бы сначала рассказать тебе о моих чувствах, – настойчиво продолжил он, – и уже потом показать их. Я бы писал тебе стихи…

– Ведь ты не любишь поэзию! – с улыбкой перебила его девушка.

– Раньше не любил, а теперь мне хочется писать стихи. Это уже говорит о многом!

Тесса снова улыбнулась, потом наклонилась к нему близко-близко, так, что могла отчетливо разглядеть каждую серебристую ресницу на его веках и бледные шрамы на горле.

– Наверно, вы много практиковались, Джеймс Карстаирс. И скольких же девушек вы уже пленили подобными речами?

– Для меня есть только одна девушка! Вопрос в том, нужно ли это ей.

– О да! – улыбнулась она.

В следующий миг – Тесса и сама не поняла, как это произошло, – они уже целовались. Джем нежно коснулся ее губ, потом провел пальцами по щекам и уверенно взял ее лицо в ладони. Тесса услышала странный звук, потом поняла, что это зашуршали шелковые цветочки на шляпе, безжалостно смятые о дверцу кареты. Она вцепилась в лацканы его пальто, чтобы притянуть юношу ближе и удержать равновесие.

Экипаж резко остановился. Джем изумленно отпрянул и воскликнул:

– Во имя Ангела!.. Видимо, компаньонка нам все-таки понадобится!

Тесса покачала головой:

– Джем, я не…

– Лучше я пересяду, – ошеломленно сказал он и отодвинулся.

Тесса посмотрела в окно и сквозь неплотно сдвинутые шторки увидела нависший над ними Вестминстерский дворец; башни казались черными на фоне светлого неба. Дождь кончился. Через миг экипаж вновь тронулся и въехал в черную, как ночь, тень, которая растворилась прямо перед ним. Тесса постаралась сдержать удивленный возглас, и тут они оказались сначала в кромешной темноте, затем в огромном базальтовом зале, освещенном факелами и похожем на тот, где проходило заседание Совета.

Экипаж остановился, дверца распахнулась. Прибывших встречали Безмолвные братья во главе с братом Енохом. По обе стороны от него стояли двое с горящими факелами и в откинутых капюшонах. Все слепые, но глазницы пусты только у одного, как и у брата Еноха. У других глаза плотно закрыты, а на веках начертаны руны. И губы у всех зашиты.

– Добро пожаловать в Безмолвный город, дочь Лилит,– сказал брат Енох.

Тесса помедлила, ей отчаянно хотелось взять Джема за руку и ощутить тепло его ладони, дождаться, пока он поможет ей выбраться из экипажа. Вдруг ей вспомнилась Шарлотта. Хрупкая, но сильная охотница во всем полагалась только на себя.

Тесса вылезла без посторонней помощи и зацокала каблучками по базальтовому полу.

– Благодарю вас, брат Енох! Мы приехали, чтобы увидеться с Джессаминой Ловлесс. Вы проводите нас к ней?

 

* * *

 

Тюрьма Безмолвного города находилась в подземелье, за павильоном Говорящих звезд. Братья первыми спустились по темной лестнице, за ними шли Джем и Тесса, не сказавшие друг другу ни слова с тех пор, как вышли из экипажа. Но молчали они вовсе не от неловкости, просто их подавляло величие Города костей. Глядя на огромные усыпальницы и устремленные ввысь арки, Тесса подумала, что здесь, как и в музее или в церкви, лучше благоговейно молчать или говорить шепотом.

У подножия лестницы проход раздваивался. Безмолвные братья свернули влево и направились в самый конец коридора, минуя ряд камер с запертыми на висячий замок решетками. В каждой были лишь кровать и рукомойник. От каменных стен веяло холодом и сыростью. Интересно, они сейчас под Темзой или нет?

Наконец они остановились у предпоследней двери, и брат Енох коснулся замка. Он со звоном раскрылся, и удерживавшие дверь цепи упали на пол.

– Пожалуйста, входите,– сказал Енох и отступил в сторону. – Мы подождем снаружи.

Джем взялся за ручку двери и замер, глядя на Тесу:

– Может, сначала ты переговоришь с ней наедине? Как женщина с женщиной…

– Думаешь, так будет лучше? – удивилась Тесса. – Ведь ты ее знаешь дольше, чем я.

– Но ты знаешь Ната, – ответил Джем и быстро отвел взгляд. Тессе показалось, что он чего-то недоговаривает. Это было так непохоже на Джема, что она не знала, что и думать. – Я зайду чуть позже, сначала успокой ее немного.

Тесса медленно кивнула. Брат Енох распахнул тяжелую дверь, и она вошла. За спиной раздался лязг, и Тесса испуганно вздрогнула.

Обычная маленькая камера с холодными каменными стенами, рукомойник и глиняные осколки на полу – все, что осталось от кувшина для умывания. Видимо, кто-то швырнул его об стену. На узкой кровати сидела Джессамина в простой белой рубахе, завернувшись в грубое шерстяное одеяло. Спутанные кудри змеились по плечам, глаза заплаканы.

– Заходи, не стесняйся. Милая квартирка, не правда ли? – Голос Джессамины охрип от слез. Она посмотрела на Тессу, и нижняя губа у нее задрожала. – Шарлотта… она прислала тебя забрать меня отсюда?

– Нет, – покачала головой Тесса.

– Но ведь… – Глаза Джессамины наполнились слезами. Она поежилась и натянула одеяло повыше. – Она ведь не может оставитьменя здесь. Я слушала их ночь напролет!..

– Кого ты слушала?

– Мертвых. Они шепчутся в могилах. Если я останусь здесь, то тоже умру! Я знаю…

Тесса присела на краешек кровати, осторожно погладила Джессамину по голове и сказала:

– Этого не случится. – Джессамина всхлипнула. Тесса беспомощно огляделась по сторонам, будто ища вдохновения в этих жалких стенах. – Я кое-что принесла тебе.

– От Ната? – Джессамина медленно подняла голову.

– Нет, просто одну твою вещь, – тихо ответила Тесса. Она сунула руку в карман, потом вынула и протянула девушке фарфоровую фигурку, которую взяла из колыбели в кукольном домике Джессамины. – Малютка Джесси!

Джессамина вскрикнула и выхватила у нее куколку, потом крепко прижала к груди. Из глаз хлынули слезы, прочерчивая по грязным щекам мокрые дорожки. «Жалкое зрелище, – подумала Тесса. – Вот только…»

– Джессамина, – позвала Тесса. Ей казалось, что девушка похожа на тоскующего в клетке зверька, и если ласково называть ее по имени, то будет проще договориться. – Нам нужна твоя помощь.

– Хочешь, чтобы я предала Ната, – ощерилась Джессамина. – Но я ничего не знаю! Я не знаю даже, за что меня упекли сюда!

– Еще как знаешь, – сказал Джем, входя в камеру. Он раскраснелся и запыхался, будто от быстрого бега. Заговорщицки посмотрев на Тессу, он прикрыл дверь. – Джесси, ты прекрасно знаешь, почему ты здесь.

– Потому, что я влюбилась! – крикнула Джессамина. – Должен понимать, каково мне теперь. Вижу я, как ты смотришь на Тессу. Так Нат хотя бы человек!

Тесса покраснела, а Джессамина злобно уставилась на нее. Джем тем временем спокойно продолжил:

– Я не предавал Институт ради Тессы. Я не лгал и не подвергал опасности жизни тех, кто заботился обо мне долгие годы после смерти моих родителей.

– Значит, ты не любишь ее по-настоящему. Иначе пошел бы на все ради нее!..

– Если бы она попросила меня об этом, я бы понял, что она не любитменя .

Джессамина задохнулась, потом всхлипнула и сжалась, будто он ударил ее.

– И ты туда же, – прошипела она. – Я всегда считала тебя самым лучшим из них. Но ты отвратителен, все вы отвратительны! Шарлотта пыталаменя Смертным мечом, пока я не рассказала все, что знала. Чего вам еще от меня нужно? Я и так предала своего любимого…

Джем закатил глаза. Отчаяние Джессамины выглядело чересчур театральным, как, впрочем, и все ее поступки, но теперь под маской страдалицы мелькнул сильный страх.

– Знаю, ты любишь моего брата и тебя не убедить, что он не питает к тебе взаимности.

– Ты просто ревнуешь!..

– Джессамина, Нат не любиттебя. С ним что-то не так – в его сердце не хватает одной детальки. Видит Бог, мы с тетей надеялись, что это просто ребячество. Но Нат убил ее – он ведь рассказал тебе? Убил женщину, вырастившую его, а потом со смехом признался мне. В нем нет ни сочувствия, ни благодарности. Ему плевать, останешься ты верна ему или нет.

– И вряд ли вы встретитесь снова, – добавил Джем. – Если не поможешь нам, Анклав никогда не выпустит тебя на свободу. Только ты и мертвые, если, конечно, тебя не проклянут.

– Нат сказал, что вы попытаетесь меня запугать, – прошептала Джессамина.

– А еще он сказал, что ни Анклав, ни Шарлотта ничего тебе не сделают, потому что не посмеют, – напомнила Тесса. – И солгал. Он говорил тебе то, что ты хотела услышать, лишь бы ты выполняла его приказы. Поверь, мой брат обманщик и лжец.

– Напиши ему письмо, – предложил Джем, – и назначь встречу сегодня вечером. Скажи, что узнала секретный план операции против Мортмэйна…

– Я не предам его! – помотала головой Джессамина, кутаясь в одеяло.

– Джесси, – ласково сказал Джем. Тесса понять не могла, как Джессамине до сих пор удается упорствовать. – Пожалуйста, помоги нам спасти тебя. Напиши записку и скажи, где вы обычно встречаетесь. О большем мы и не просим.

– Мортмэйн… Мортмэйн вас всех победит. Тогда Безмолвный город падет, и Нат заберет меня отсюда!

– Ну, ладно. Допустим, что так. Ты говоришь, Нат любит тебя. Тогда он простит тебе все что угодно, верно? Ведь если мужчина любит женщину, он знает: она слаба и не сможет выдержать пыток.

Джессамина застонала.

– Он понимает, что она хрупка и слаба, ее легко обвести вокруг пальца, – продолжала Тесса, ласково коснувшись ее руки. – Джесси, выбирай сама. Если ты не поможешь нам, Анклав не станет проявлять к тебе снисхождения. Если поможешь, Нат все поймет. Он любит тебя – значит, у него нет выбора. Ведь любовь – это прощение ошибок.

– Я… – Джессамина смотрела на них словно испуганный зверек. – А ты простил бы Тессу, будь она на моем месте?

– Я простил бы ей все что угодно, – серьезно ответил Джем.

Тесса не видела его лица, потому что смотрела на Джессамину, но сердце замерло у нее в груди. Она не решилась взглянуть на Джема, боясь выдать свои чувства.

– Джесси, пожалуйста, – только и смогла сказать она.

Джессамина долго молчала, потом проговорила натянутым словно струна голосом:

– Полагаю, ты встретишься с ним, притворившись мною. Что ж, тогда оденься в мужскую одежду. Когда я иду к нему ночью, я всегда одеваюсь как юноша: не так опасно ходить по темным улицам. Он знает об этом. – Джессамина подняла голову и убрала спутанные волосы с лица. – У вас есть перо и бумага? Я напишу записку…

Джем дал ей все необходимое, и она принялась быстро писать.

– А что я получу взамен? Если они не отпустят меня…

– Тебя не отпустят, пока мы не убедимся, что твои сведения верны, – ответил Джем.

– Пусть тогда хоть кормят получше. Еда здесь просто ужасная! Только жидкая каша и черствый хлеб. Вот записка, а мужской костюм ты найдешь за кукольным домиком в моей комнате. И поосторожнее там с ним! – добавила она и на миг стала прежней заносчивой Джессаминой. – Можешь взять и мои платья тоже. Те, что я купила тебе в июне, уже износились. То желтое – просто старье! И еще, если не хочешь, чтобы кто-нибудь догадался, что ты целовалась в карете, не носи шляпу с такими хрупкими цветочками. Думаешь, кругом одни слепые?

– Видимо, нет, – на полном серьезе откликнулся Джем.

Тесса посмотрела на него, и он улыбнулся ей одной.

 

 

Глава 15

Тысячи тысяч

 

Цветы пугают меня безмерно,

Сломанными розами усыпана вся земля,

Больше часа им не прожить, наверно,

Их тысячи тысяч, и все для тебя.

Шарлотта Мью,

«Нанхэдское кладбищ»

 

Остаток дня в Институте прошел в напряженных приготовлениях к предстоящей схватке с Натом: Сумеречные охотники осматривали и чистили оружие, приводили в порядок экипировку, изучали карты. За беготней все снова забыли про обед и ужин, и если бы не Бриджет, как всегда распевавшая заунывные баллады, снуя взад-вперед с подносами бутербродов и чаем, никто бы и не вспомнил о еде вовсе.

Софи потребовала, чтобы Тесса пошла и заморила червячка. Иначе она так и не съела бы ни крошки. В горле стоял ком, но все же она смогла проглотить пару кусочков.

«Сегодня я увижу Ната, – думала она, глядя на себя в большое зеркало. Софи тем временем шнуровала высокие ботинки Джессамины, часть ее костюма для ночных вылазок. – И предам его».

Она вспоминала, как на обратном пути от де Куинси Нат лежал у нее на руках, как он выкрикивал ее имя и цеплялся за нее из последних сил, увидев брата Еноха. Интересно, это был спектакль или же он действительно испугался тогда? Ведь Мортмэйн отвернулся от него, де Куинси возненавидел, да и Сумеречным охотникам он не доверял вовсе.

Она объясняла, что охотникам верить можно, но он уже сделал свой выбор. Мортмэйн предложил ему нечто гораздо большее. Нату было плевать на собственную безопасность и родственные узы – столько лет они были неразлучны, а он, не задумываясь, все перечеркнул.

– Хватит предаваться воспоминаниям, мисс, – воскликнула Софи, подымаясь с пола и оттряхивая руки. – Он не… я хочу сказать, что он того не стоит.

– Кто не стоит?

– Ваш брат. Разве не о нем вы сейчас думали?

– Ты знаешь, о чем я думаю, потому что у тебя есть видение? – с опаской спросила Тесса.

– Господи, конечно нет, мисс! – рассмеялась Софи. – Просто у вас все на лице написано. Когда вы думаете о господине Натаниэле, у вас такое лицо… Не мучайте себя, пропащий он человек!

– Ведь он мой брат.

– Вы совсем на него не похожи, – решительно сказала Софи. – Некоторые от рождения порочны, вот и все тут!

– А как же Уилл? – спросила Тесса, словно терзаемая бесом противоречия. – Думаешь, и он тоже порочен от рождения? Ты однажды сказала, что он красив, но ядовит, как змея.

– Господин Уилл – сплошная загадка, – приподняла Софи красиво очерченные брови.

Не успела Тесса ответить, как дверь распахнулась, и на пороге возник Джем:

– Шарлотта велела передать… – Юноша умолк, уставившись на Тессу.

Она опустила взгляд: рубашка, жилет, штаны, ботинки – вроде бы все на месте. Спору нет, странно девушке носить мужскую одежду: где-то она уж слишком обтягивает, а где-то, напротив, слишком свободна. И кусается вдобавок. Но у Джема было такое лицо…

– Я… – Джем вспыхнул до корней волос. – Шарлотта просила передать, что мы ждем тебя в библиотеке.

Он быстро повернулся и вылетел из комнаты.

– Ну и ну, – озадаченно сказала Тесса. – И что это было?

– Посмотрите-ка на себя в зеркало, мисс, – приглушенно хихикнула Софи.

Тесса посмотрела и густо покраснела. Волосы распущены по плечам, рубашка облегает грудь. Впрочем, могло быть и хуже, ведь портной явно шил рубашку с прицелом на женскую фигуру, стараясь сделать ее не слишком обтягивающей. Вот только Джессамина гораздо меньше ее. Штаны тоже довольно тесные, по последней моде, прямо в облипку. Она склонила голову и подумала, что есть в этом наряде что-то непристойное. Ведь мужчина не должен так ясно видеть очертания женских бедер! В мужской одежде Тесса чувствовала себя не мужественной, а обнаженной…

– Боже мой!

– О, да, – заметила Софи. – Не волнуйтесь, когда вы изменитесь,одежда станет впору. К тому же вы нравитесь ему всякой…

– Я… ты знаешь, то есть, ты думаешь, что я нравлюсь ему?

– Очень, – невозмутимо сказала Софи. – Он так смотрит на вас, когда думает, что вы не видите! А когда хлопает дверь и это не вы, он выглядит таким разочарованным. Господин Джем совсем не то что господин Уилл. Он не умеет скрывать своих мыслей.

– А ты не… – Тесса с трудом подбирала слова. – Софи, ты не сердишься на меня?

– С чего бы мне сердиться на вас? – посерьезнела Софи.

«Ну, теперь от разговора никуда не денешься», – подумала Тесса.

– Просто мне показалось, будто одно время ты смотрела на Джема с неким восхищением. Вот и все. Я не имею в виду ничего такого, Софи.

Софи так долго молчала, что Тесса решила, что разозлила или, того хуже, обидела ее. Наконец Софи ответила:

– Одно время я и правда… восхищалась им. Он такой приветливый и добрый, совсем не такой, как другие мужчины. И красивый… и так играет на скрипке… – Она покачала головой, каштановые кудряшки подпрыгнули на плечах. – Но он не интересовался мною. Ни словом, ни жестом не подал виду, что разделяет мои чувства. Впрочем, и неприязни не выказывал.

– Софи, – тихо сказала Тесса. – С первого же дня ты была мне не только горничной, но и хорошей подругой. Мне бы не хотелось задеть твои чувства.

– Вы любите его? – посмотрела ей в глаза Софи.

– Думаю, что да, – осторожно ответила Тесса.

– Это хорошо! – облегченно выдохнула Софи. – Он заслуживает счастья. Господин Уилл всегда в центре внимания, он звезда. А Джем – словно ровное пламя, он надежный и честный. Он сделает вас счастливой!

– И ты не против?

– Против? – Софи покачала головой. – Ах, мисс Тесса, так мило с вашей стороны заботиться о том, что я подумаю. Совсем я не против. Девичья влюбленность давно переросла в дружеские чувства. От души желаю счастья вам обоим!

Тесса ушам своим не верила: она так боялась задеть чувства Софи, а Софи уже все равно! Что же изменилось с той ночи, когда на них напали на мосту Блэкфайерз и горничная плакала из-за болезни Джема? Если только…

– Ты с кем-нибудь встречаешься? Это Сирил или…

– Ох, боже мой! – закатила глаза Софи. – Сначала Томас, потом Сирил. Когда же вы перестанетесватать меня за первого встречного?

– У тебя наверняка кто-то есть…

– Нет у меня никого! – отрезала Софи, поднялась на ноги и повернула Тессу к лицом к зеркалу. – Вот. Спрячьте волосы под шляпу, и вас будет не отличить от юноши!

Так она и сделала.

Когда Тесса вошла в библиотеку, там уже собрались все оставшиеся Сумеречные охотники Института – Джем, Уилл, Генри и Шарлотта – в полном боевом снаряжении. Они склонились над столом, на котором лежал какой-то маленький прямоугольный механизм, сделанный вроде бы из латуни. Генри гордо ткнул в него пальцем и сказал:

– Я собрал его специально для подобного случая. Это оружие против заводных убийц!

– Нат Грей, конечно, туп, но в голове у него не шестеренки. Увы, Генри, он человек.

– А если он приведет их с собой? Мы не знаем, заявится он один или с сопровождением. Да хотя бы с тем механическим кучером Мортмэйна…

– Думаю, Генри прав, – сказала Тесса, и все обернулись к ней.

Джем снова покраснел, на этот раз чуть меньше, и криво улыбнулся ей. Уилл пристально оглядел ее с головы до ног:

– М-да, на юношу ты не очень-то похожа. Выглядишь как переодетая девчонка.

Она не поняла, нравится это Уиллу или нет, а может, ему и все равно.

– А я и не пытаюсь обмануть никого, кроме случайных прохожих, – сердито ответила она. – Нат знает, что Джессамина девушка. Когда я изменюсьв нее ,одежда будет впору.

– Начни прямо сейчас, – посоветовал Уилл. Тесса бросила на него сердитый взгляд, потом зажмурилась. Изменяться в того, кем ты уже бывал, гораздо проще. Не нужны никакие личные вещи, не нужно быть рядом с ним. Нужно лишь закрыть глаза, представить, что открываешь платяной шкаф, и снять с вешалки знакомую вещь. Она представила Джессамину, обернулась в ее личину и почувствовала, как трудно стало дышать – грудная клетка сжалась, волосы выбились из прически и рассыпались белокурыми локонами по плечам. Она снова заправила их под шляпу и открыла глаза.

Все уставились на нее. Один Джем улыбнулся, когда она заморгала, привыкая к свету.

– Поразительно! – воскликнул Генри, положив руку на механизм, лежавший на столе.

– Так что это? – спросила смущенная всеобщим вниманием Тесса, кивнув на стол.

– Это такая адская машинка, изобретенная Генри, – ответил Джем, – чтобы разрушать изнутри начинку тех механических существ.

– Нужно повернуть, вот так, – Генри изобразил, как надо сдвинуть нижнюю половину устройства в одну сторону, а верхнюю – в другую, – а потом бросить. Хорошо, если удастся прилепить ее к одежде или к корпусу. Тогда в теле автомата произойдет короткое замыкание, и он выйдет из строя. Но будьте осторожнее с этой штукой – хоть вы и не механические, но тоже можете сильно пострадать. Активировали – сразу убегайте! Жаль, их всего две…

Он протянул одну Джему, другую Шарлотте, и та молча повесила машинку на пояс.

– Записку отправили? – спросила Тесса.

– Да, теперь ждем ответа от твоего брата, – кивнула Шарлотта. Она развернула на столе карту и придавила углы медными шестеренками, которые принес Генри. – Вот здесь Джессамина, по ее словам, встречалась с Натом. Это склад на Минсинг-лейн, тянущийся прямо до Нижней Темзы. Раньше он принадлежал чаеразвесочной фабрике, но потом торговец разорился, и сейчас склад заброшен.

– Минсинг-лейн – центр чайной торговли. И опиумной тоже. Понятно, зачем Мортмэйну этот склад. – Джем провел мизинцем по карте, читая названия ближайших улиц: Истчип, Грейсчерч-стрит, Нижняя Темза, Сент-Свитинс-лейн. – Хотя это так непохоже на Джессамину! Она всегда мечтала о светской жизни – блистать при дворе, укладывать волосы в высокую прическу и танцевать на балах. Тайные свидания на заброшенном складе возле доков совсем не в ее духе.

– Она воплотила свою мечту и вышла замуж не за Сумеречного охотника.

– Если бы брак был законным, – ухмыльнулся Уилл, – она стала бы твоей невесткой.

– Я… я не держу на нее зла, – вздрогнула Тесса. – Она заслуживает лучшей жизни, чем с моим братом.

– Любая заслуживает лучшего мужа, чем он. Чуть не забыл! – Уилл достал из-под стола какой-то сверток и положил его, отодвинув карту. Внутри были длинные узкие клинки, на лезвии каждого поблескивала руна. – Томас заказал их для меня несколько недель назад, а доставили сегодня. Кинжалы милосердия отлично подходят как для доспехов, так и для этих механических созданий!

– Вопрос в том, – сказал Джем, взяв кинжал в руки и внимательно разглядывая лезвие, – сможем ли мы наблюдать за встречей Тессы и Ната? Вдруг он заподозрит неладное. После того как она войдет, мы должны быть готовы в любой момент ворваться и помочь ей.

– Тогда мы должны прибыть туда первыми и спрятаться где-нибудь, – ответил Уилл. – Других вариантов нет. Заодно послушаем, вдруг он скажет что-нибудь важное.

– Я против, чтобы Тесса вообще разговаривала с ним, – глухо сказал Джем.

– Она вполне может постоять за себя, я сам видел. К тому же Нат скажет больше, если будет думать, что находится в безопасности. Даже если Безмолвные братья вывернут его мозги наизнанку, они вряд ли что узнают – Мортмэйн наверняка позаботился об этом и наставил кучу блоков. А чтобы снять их, потребуется время.

– Думаю, Мортмэйн наставил блоков и Джессамине, – сказала Тесса. – Я никак не могу прочесть ее мысли.

– Значит, и с Натом он сделал то же самое, – согласился с ней Уилл.

– Мальчишка слаб, как котенок, – заспорил Генри. – Он выложит все что знает. А если нет, то у меня есть одно устройство…

– Генри! – озабоченно воскликнула Шарлотта. – Только не говори, что ты изобрел пыточное орудие!

– Ну что ты. Я называю его «путатель». Он создает колебания, которые действуют прямо на мозг, и в результате человек путает правду и вымысел. – Генри гордо оглянулся, потом вынул какой-то механизм и добавил: – Он сразу же выплеснет все, что у него есть в голове, не думая о последствиях…

– Только не сейчас, Генри. – Шарлотта предупреждающе подняла руку. – Если нам придется использовать… «путатель» на Нате Грее, то лишь после того, как мы доставим его в Институт. Сейчас лучше подумать о том, как пробраться на склад до прихода Тессы. До него не так уж и далеко, пускай Сирил отвезет нас. А потом вернется за Тессой.

– Нат узнает наш экипаж, – возразила Тесса. – Когда Джессамина бегала к нему на свидания, она наверняка шла пешком. Я тоже должна добираться своим ходом.

– Ты заблудишься, – возразил Уилл.

– Ну уж нет, – воскликнула Тесса и указала на карту. – Это ведь совсем рядом. Я сверну влево на Грейсчерч-стрит, потом на Истчип и дворами до Минсинг-лейн.

Все заспорили, Джем с Уиллом оба оказались резко против того, чтобы Тесса разгуливала одна по темным улицам. Наконец решили, что Генри сам поведет экипаж до Минсинг-лейн, а Сирил проводит Тессу, следуя на некотором расстоянии за ней, дабы она не заблудилась в многолюдном, грязном и шумном городе. Она уступила, недоуменно пожав плечами, – проще было согласиться, чем спорить до хрипоты. С Сирилом так с Сирилом.

– Вряд ли кто из вас подумал о том, – заметил Уилл, – что Институт снова остается без единого охотника!

Шарлотта отпихнула карту и спросила:

– И кто же из вас будет сидеть дома вместо того, чтобы защищать Тессу?

– Я не об этом, – помрачнел Уилл. – Просто Сирил провожает Тессу, Софи не закончила тренировки, а Бриджет…

Тесса оглянулась на Софи, которая тихонько сидела в углу и словно не слышала Уилла. А вот Бриджет было прекрасно слышно – с кухни снова доносился звонкий голосок, распевавший очередную заунывную балладу:

 

Они боролись, Вильям и Джон,

И Джон упал на поляну,

А Вильям упавшему Джону ножом

Нанес смертельную рану.

– Возьми меня на спину, брат дорогой,

К ручью отнеси с поляны

И рану прозрачной водою омой,

Чтобы кровь не текла из раны [34] .

 

– Ангелом клянусь! – воскликнула в сердцах Шарлотта. – Пора что-нибудь предпринять, не то эта певунья нас всех с ума сведет.

Прежде чем ей успели ответить, произошли две вещи: что-то застучало в окно, напугав Тессу до полусмерти, и по всему Институту разнесся громкий звон – у входа позвонили. Шарлотта сказала несколько слов Уиллу, и он вышел, а потом открыла окно и что-то схватила рукой.

Когда она обернулась, в руках у нее был сложенный лист бумаги, трепетавший на ветру, как птичка. Порыв ветра растрепал ее волосы, и теперь она выглядела необыкновенно юной.

– Полагаю, это ответ на записку Джессамины, – сказала Шарлотта и отдала ее Тессе.

Девушка поспешно вскрыла конверт кремового цвета и прочла письмо.

– Это от Ната, – подтвердила Тесса. – Он придет в их обычное место на закате…

Вдруг бумага вспыхнула и через миг обратилась в пепел, впрочем, не причинив никакого вреда – пламя даже не обожгло пальцев.

– Времени у нас мало, – сказал Генри. – Пойду велю Сирилу подать карету.

Он вопросительно взглянул на Шарлотту, будто ожидая одобрения, но она лишь кивнула, не глядя ему в глаза. Генри вздохнул и вышел, едва не налетев на Уилла, за которым стоял некто в дорожном плаще. На первый взгляд это был Безмолвный брат, но тут он снял капюшон, явив всем присутствующим такие знакомые пшеничные кудри и зеленые глаза.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.