Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

В неистовом смятении 7 страница



– Гидеон Лайтвуд? – удивленно воскликнула Тесса.

– Ну вот, – сказала Шарлотта и положила свернутую карту в карман. – Теперь Институт не останется без охотников.

Софи поспешно вскочила, потом смущенно застыла, словно не зная, как вести себя со старшим из братьев Лайтвудов вне тренировочного зала.

Гидеон спокойно оглядел комнату, сохраняя полную невозмутимость. Уилл, напротив, был как на иголках – даже если он стоял неподвижно, казалось, энергия бьет в нем ключом.

– Меня просили приехать, и вот я здесь, – ответил он. Тесса подумала, что, глядя на нее, он видит Джессамину. – Интересно только зачем?

– Тренировка Софи – хороший предлог, – сказала Шарлотта. – А еще срочно понадобился совершеннолетний Сумеречный охотник, чтобы присмотреть за Институтом, пока нас нет. Вы вполне подходите, к тому же вас рекомендовала сама Софи.

– И долго вас не будет?

– Два-три часа, не более.

– Хорошо, – кивнул Гидеон и принялся расстегивать плащ. Ботинки его были покрыты пылью, волосы растрепались на ветру – видно, он забыл шляпу дома. – Отец сказал бы, что это пригодится мне, когда я буду здесь всем заправлять.

– Каков наглец! – прошептал Уилл сквозь зубы и вопросительно посмотрел на Шарлотту.

Она отрицательно покачала головой.

– Быть может, когда-нибудь вам доведется занять этот пост, – мирно откликнулась Шарлотта. – В любом случае, спасибо за помощь. В конце концов, безопасность Института – забота всех Сумеречных охотников. Это наш приют за пределами Идриса.

– Вы готовы к тренировке? – обернулся Гидеон к Софи.

Она кивнула. Все поднялись и вышли из библиотеки, Гидеон и Софи – в тренировочный зал, остальные направились к лестнице. Завывания Бриджет разносились по всему коридору, Гидеон что-то сказал об этом Софи, она тихо ответила, и они свернули за угол.

Тесса шла вслед за Джемом настолько близко, что чувствовала тепло его тела, и руки их соприкасались. Они молча спустились по лестнице и прошли через неф собора. Солнце садилось, краски меркли. У подножия главной лестницы уже стоял Сирил, так похожий на Томаса, что сердце щемило в груди. Он молча протянул Уиллу длинный узкий кинжал, и тот заткнул его за пояс.

Шарлотта обернулась и погладила Тессу по щеке:

– Встретимся на складе. Не волнуйся, Тесса, тебе ничего не угрожает. И спасибо, что согласилась помочь нам!

Она повернулась и пошла вниз по лестнице, за ней Генри и Уилл. Джем помедлил, и Тесса вспомнила другую ночь, когда он подбежал к ней, чтобы проститься. Он слегка сжал ее пальцы и она прошептала:

– Mizpah [35] .

Юноша глубоко вздохнул. Охотники уже садились в экипаж, Джем притянул Тессу к себе, скользнул губами по щеке, потом стремительно отвернулся и бросился вниз по лестнице.

«Вряд ли кто-нибудь заметил», – подумала она, прижав ладонь к лицу и глядя Джему вслед.

Генри взобрался на козлы, ворота отворились, и карета загрохотала по сумрачным улицам.

 

* * *

 

– Не пора ли нам идти, мисс? – спросил Сирил. Хотя он был очень сильно похож на Томаса, но держался гораздо увереннее. Он смотрел ей прямо в глаза, а в уголках рта пряталась улыбка.

Интересно, всегда ли из двух братьев один спокойный, а другой нервный, как Гидеон и Габриэль?

– Да, думаю пора… – Девушка застыла на месте, вспомнив, что механический ангел остался в комнате, где она переодевалась в вещи Джессамины.

«Это просто глупо, – уговаривала она себя, – ведь Нат сразу узнает его. Но хотя бы в карман положить, на удачу…» Она все еще раздумывала, возвращаться или нет, хотя уже дважды ангел спасал ей жизнь.

– Сирил, я кое-что забыла взять. Подожди меня, вернусь ровно через минуту.

Двери Института еще не закрыли. Тесса проскользнула внутрь и помчалась по лестницам и коридорам в комнату Джессамины. Вдруг она резко остановилась и прислушалась. Нужный ей коридор вел и в тренировочный зал, куда несколько минут назад направились Гидеон и Софи. Но они еще не дошли туда. Несмотря на приглушенный свет, Тесса ясно увидела их: Софи стояла, прислонившись к стене, а Гидеон держал ее за руку.

Тесса отступила в тень, сердце учащенно забилось в груди. Они ее не заметили, поглощенные друг другом. Гидеон склонился и что-то прошептал Софи на ухо, потом заботливым жестом отвел прядку волос с ее лица. У Тессы все сжалось внутри, она отвернулась и тихонько ушла.

Когда она вышла из Института, сумерки уже сгустились. Сирил что-то фальшиво насвистывал, но увидев ее расстроенное лицо, резко умолк.

– Что с вами, мисс? Вы взяли то, за чем ходили?

Тесса подумала о том, как бережно Гидеон убирал волосы с лица Софи, потом вспомнила, как нежно Уилл обнимал за талию ее саму, легкий поцелуй Джема… В голове помутилось, и она поняла, что не вправе предостерегать Софи, ведь сама она так запуталась!

– Да, – солгала она, – я взяла то, что хотела. Спасибо, Сирил.

 

* * *

 

Склад оказался массивным зданием из известняка, окруженным черной кованой оградой. Окна заколочены досками, на воротах большой железный замок, чуть выше – изрядно закопченная вывеска «Мортмэйн и Компания», буквы едва видны.

Сумеречные охотники оставили экипаж на обочине тротуара и наложили заклятие для отвода глаз, чтобы до прихода Сирила на него не покусились какие-нибудь праздношатающиеся миряне. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что замок хорошо смазан и его явно отпирали недавно. Уилл воспользовался руной и вскрыл его без ключа, подождал, пока остальные проскользнут за ворота, тоже вошел и затворил кованые створки за собой.

Точно так же он вскрыл и другой замок, висевший на дверях склада; внутри охотники увидели длинный ряд конторских помещений. Только в одном из них оставалась мебель – стол, лампа с зеленым абажуром и диван в цветочек с высокой резной спинкой.

– А вот и любовное гнездышко Джессамины и Ната, – шутливо воскликнул Уилл.

Джем брезгливо фыркнул и ткнул обивку тростью. Шарлотта ринулась к столу и принялась рыться в ящиках.

– А я и не знал, что ты теперь такой противник любовных игр, – заметил Уилл.

– Дело не в этом, просто как представлю, что Нат Грей кого-то обнимает… – Джем скривился. – А бедная Джессамина и вправду верит в его любовь. Видел бы ты ее сам, Уилл, так непременно пожалел бы.

– Ни за что! Безответная любовь – нелепа, и все безнадежно влюбленные ведут себя как круглые идиоты. – Он поморщился и тронул повязку на руке. – Шарлотта, что в столе?

– Ровным счетом ничего, – сказала она, задвинув ящики. – Какие-то бумаги с ценами на чай и датами аукционов, а еще дохлые пауки.

– Как романтично, – прошептал Уилл. Он шмыгнул вслед за Джемом, который осматривал соседнюю комнату, сметая тростью гирлянды паутины.

Следующие комнаты пустовали, последняя дверь вела на склад. Это было огромное помещение с высоким потолком, терявшимся в темноте, и ветхой лестницей на второй этаж. Вдоль стены стояли мешки, в полумраке удивительно похожие на безжизненные тела. Уилл вынул из-за пазухи колдовской камень, поднял его повыше и осветил все вокруг, а Генри отправился проверить, что в мешках.

Он быстро вернулся, недоуменно пожимая плечами:

– Чайная крошка, судя по всему – индийский или цейлонский.

– Не спорю, здесь и вправду занимались чайной торговлей, но было это много лет назад. Склад заброшен еще с той поры, когда Мортмэйн увлекся механизмами. А вот пыли на полу почти нет, – указал Джем и, взяв Уилла за запястье, осветил чисто выметенный деревянный пол. – Здесь определенно что-то происходит, и это не считая встреч Джессамины и Ната в заброшенной конторе.

– Там дальше тоже есть помещения, – Генри махнул рукой в конец склада. – Мы с Шарлоттой осмотрим их, а вы, Уилл и Джем, ступайте-ка на второй этаж.

Генри, отдающий приказания! Уилл ухмыльнулся и подмигнул Джему. Он направился к лестнице и начал подниматься по деревянным ступенькам, которые отчаянно скрипели под его весом. Джем, как более легкий, шел почти бесшумно. Колдовской огонь бросал яркие отблески на стены.

Поднявшись, Уилл увидел еще один ряд кабинетов и площадку. Наверно, на ней некогда хранились сундуки с чаем, или же мастер наблюдал с нее за работами на нижнем этаже. Теперь помещение пустовало, если не считать скрюченной фигуры на полу. Уилл подошел ближе, и сердце едва не выпрыгнуло у него из груди: он увидел изящного и хрупкого юношу в черном, с серебристыми волосами. Глаза, обрамленные серебристыми ресницами, плотно закрыты, под ними темные круги. Это видение всегда преследовало его в кошмарах!..

– Уилл? – окликнул Джем.

Он посмотрел в его застывшее лицо, потом заметил тело на полу, оттолкнул друга в сторону и опустился на колени. Когда он взял юношу за руку, нащупывая пульс, Шарлотта уже поднялась наверх. Уилл обернулся, и она увидела, что лицо его взмокло от пота. Ей тоже стало не по себе.

– Пульс есть, – сказал Джем. – Уилл?

Уилл подошел ближе. Теперь он осознал, что юноша на полу – не Джем, и облегченно вздохнул. Он был старше, европеец, на лице серебристая щетина, черты лица крупнее и чуть грубее. Вдруг веки юноши затрепетали, и он открыл глаза.

Глаза оказались серебристые, как у Джема. И тут Уилл узнал его, уловил знакомый сладковато-кислый запах, почувствовал жар в его венах и понял, что уже видел его раньше, даже вспомнил где.

– Ты – оборотень из тех, что не в стае, – сказал он. – Покупал «серебро» у ифритов в Уайтчепеле, верно?

Глаза оборотня оглядели их обоих и остановились на Джеме. Он прищурился и вдруг схватил Джема за лацканы.

– Эй, ты! – прошипел он. – Ты один из нас. Есть у тебя с собой немного… этой дури?..

Джем отпрянул, Уилл схватил оборотня за запястье и отцепил его руку. Это оказалось нетрудно – слабые пальцы послушно разжались.

– Не лезь к нему! – Собственный голос звучал словно издалека и казался ему чужим и сухим. – Нет у него вашей дряни. На нефилимов она действует иначе, чем на оборотней.

– Уилл… – В голосе Джема прозвучала мольба: будь добрее.

– Ты работаешь на Мортмэйна. Скажи, что он замышляет? Где он?

Оборотень рассмеялся, брызгая кровью. По подбородку потекла красная струйка.

– Будто я… будто я знаю, где Магистр, – прохрипел он. – Вы оба просто идиоты! Никчемные безмозглые нефилимы. Если б мог… были б силы, я бы вас в клочья порвал!..

– Куда уж тебе, – безжалостно сказал Уилл. – А вдруг у нас есть «серебро»? Подумай!

– Нет у вас с собой, думаете, я не чую? – Он обвел их блуждающим взглядом. – Когда он дал мне его в первый раз, я видел такое… такое, что вам и не снилось… огромный хрустальный город… райские башни… – Оборотень снова зашелся в кашле, брызгая кровью. Она серебрилась, как ртуть. Уилл переглянулся с Джемом. Хрустальный город. Он вдруг вспомнил про Аликанте, хоть никогда и не был там. – Думал, буду жить вечно – работать день и ночь и не уставать. Потом наши стали умирать один за одним. Наркотик убивает, но он не сказал нам… Я пришел поискать сюда, но тут пусто. Какая теперь разница, где сдохнуть…

– Он прекрасно знал, что делает, когда дал вам наркотик, – сказал Джем. – Он знал, что вы погибнете. Он не заслуживает верности. Скажи нам, над чем вы работали день и ночь?

– Мы собирали их… этих механических людей. Так себе работка, но он отлично платил, да еще и наркоту давал…

– И что тебе теперь с тех денег? – неожиданно горько воскликнул Джем. – Как часто вы принимали наркотик? Серебряную пыль?..

– Шесть-семь раз в сутки.

– Понятно, почему у ифритов он почти закончился, – прошептал Уилл. – Мортмэйн завладел всеми запасами «серебра».

– Нельзя принимать его так часто, – сказал Джем. – Чем больше доза, тем ближе смерть.

Оборотень сфокусировал взгляд красных глаз на Джеме:

– А ты как же? Тебе-то долго осталось?..

Уилл отвернулся и увидел застывшую у лестницы Шарлотту. Он махнул рукой и сказал:

– Шарлотта, давайте вынесем его отсюда, может, Безмолвные братья смогут…

Но Шарлотта резко побледнела, закрыла рот рукой и бросилась вниз. Уилл опешил.

– Шарлотта! – прошипел он, боясь крикнуть. – Черт возьми! Ладно, Джем, бери его за ноги, я за руки…

– Не надо, Уилл, – тихо сказал Джем. – Он мертв.

Уилл обернулся: оборотень уже не дышал, серебристые глаза широко распахнуты и смотрят в потолок. Джем потянулся, чтобы закрыть ему веки, но Уилл перехватил руку:

– Нет.

– Я и не собирался давать ему благословение. Уилл, я просто хотел закрыть ему глаза.

– Он того не заслуживает. Он работал на Магистра! – Уилл почти сорвался на крик.

– Он такой же наркоман, как и я, – простодушно заметил Джем.

– Он не такой!– воскликнул Уилл, сжимая его руку. – И ты не умрешь как он!

– Уилл… – удивленно пробормотал Джем.

Они оба услышали, как открылась дверь, и кто-то позвал Джессамину. Уилл отпустил руку Джема, оба упали на пол и подползли к краю, чтобы видеть происходящее внизу.

 

 

Глава 16

Слепая ярость

 

Когда я вижу, как волшебные уборы

Срывает время с древности седой,

И башни рушатся, высокие как горы,

И в рабстве медь у ярости слепой… [36]

Уильям Шекспир,

Сонет 64

 

Тесса пробиралась по людным тротуарам Истчипа и думала, что разгуливать по улицам Лондона, переодевшись юношей, – особое удовольствие. Встречные мужчины не замечали ее вовсе, деловито проталкиваясь в ближайшую таверну или сворачивая за угол. Ночью в своем элегантном платье она неминуемо привлекла бы всеобщее внимание. А этом наряде стала невидимкой. Раньше она и не подозревала, какую легкость и свободу дает незаметность! И все же ей было не по себе, как тому аристократу из «Повести о двух городах», что ехал в повозке для осужденных на казнь.

Лишь раз она заметила Сирила, когда пробиралась дворами на Минсинг-лейн. Наконец она подошла к дому под номером тридцать два – огромному серому строению за железным забором, который в сумерках казался зубастым ртом. На воротах висел замок, но он был открыт, и Тесса проскользнула внутрь. Поднявшись по пыльным ступеням к входной двери, она обнаружила, что та тоже не заперта.

Внутри были пустые давно заброшенные комнаты, выходящие окнами на Минсинг-лейн. Одинокая муха жужжала и билась в стекло, потом устала и села на пыльный подоконник. Тесса поежилась и торопливо двинулась дальше.

Заглядывая в каждую комнату, она ожидала и боялась увидеть Ната, но его нигде не было. В последней комнате оказалась дверь, ведущая на склад, сквозь заколоченные окна сочился тусклый синеватый свет. Тесса неуверенно оглянулась и тихо позвала:

– Нат!

Он вышел из тени между двумя облезлыми колоннами. В тусклом свете его длинные белокурые волосы ярко сияли под шелковым цилиндром. Тот же голубой сюртук, черные брюки и ботинки, но от былой безукоризненности не осталось и следа: волосы растрепаны, на щеке грязь, одежда измята, словно он в ней спал.

– Джессамина, – с явным облегчением сказал он и распахнул объятия, – моя дорогая!

Она медленно подошла, напрягшись всем телом. Прикосновения Ната вызывали у нее отвращение, но выхода не было. Он обхватил ее руками, потом стянул с нее шляпу, и светлые локоны рассыпались по плечам. Она вспомнила, как Уилл вынимал шпильки из ее волос, и проглотила ком в горле.

– Скажи, где сейчас Магистр, – начала она дрожащим голосом. – Это ужасно важно. Видишь ли, я подслушала, что замышляют охотники. Знаю, ты не хотел говорить мне, но…

– Ясно! – хрипло сказал он, убирая рукой ее волосы. Потом взял ее за подбородок и заставил поднять голову. – Но сначала поцелуй меня, голубка!

Лучше бы он не цитировал Шекспира, теперь ее всегда будет тошнить при упоминании той строчки. Когда он склонился к ней, каждый нерв скрутило от отвращения, ей казалось, что сейчас ее вырвет. Тесса отчаянно надеялась, что охотники наконец выскочат из засады и ей не придется…

Нат рассмеялся во весь голос. Отбросив ее шляпу в темный угол, он крепче сжал подбородок девушки, впившись в него ногтями.

– Приношу глубочайшие извинения за свое поведение! Мне было чертовски интересно, как далеко ты зайдешь, чтобы защитить своих сумеречных друзей… сестричка!

– Нат… – Тесса попыталась вырваться, но он держал крепко.

Вторая рука братца как змея обвилась вокруг ее шеи, он резко развернул девушку спиной к себе, зажав горло предплечьем, и прошептал прямо в ухо:

– Думала, я не догадаюсь? Та записка на балу у Бенедикта, из-за которой я отправился в Воксхолл в погоню за призраками, и навела меня на эту мысль. Я с самого начала должен был догадаться, что это ты, глупая девчонка!

– Глупая? – прошипела она. – Да ты все выложил мне как на духу, Нат! Мортмэйн про это узнал, да? Поэтому у тебя такой усталый и помятый вид?

Он сжал ее сильнее, и Тесса задохнулась от боли.

– Никогда ты не уймешься, всюду суешь свой нос. Рада видеть мое унижение, да? Ну и что ты за сестра, Тесса?

– Да подвернись случай, ты убил бы меня! Можешь не притворяться, все равно это ты меня предал! Так что все справедливо, ведь ты сам связался с Мортмэйном и теперь…

Он тряхнул ее изо всех сил, и она клацнула зубами.

– Мои связи тебя не касаются! Все было отлично, пока ты и твои сумеречные друзья не влезли. Теперь Магистр жаждет моей крови, и все из-за тебя! Ты одна во всем виновата. Я не знал, что и делать, пока не получил сегодня эту дурацкую записку. Разумеется, я сразу понял, что это твоих рук дело. Представляю, как долго вы пытали Джессамину, чтобы заставить написать эту чушь…

– Никто ее не пытал, – еле выдавила Тесса. Она дернулась, но Нат сжал ее еще крепче, и пуговицы жилета впились ей в спину. – Она сама вызвалась, чтобы спасти свою шкуру!

– Я тебе не верю! – Он снова схватил ее за подбородок и впился в него ногтями. Тесса вскрикнула от боли. – Джессамина любит меня.

– Тебя никто не любит! – яростно прошипела она. – Хоть ты и мой брат… я любила тебя, но ты растоптал мои чувства.

– Я не твой брат!– прорычал Нат ей прямо в ухо.

– Ладно, сводный брат, если угодно…

– Ты мне не сестра! Даже наполовину, – жестоко оборвал он. – Матери у нас разные.

– Не может быть, – прошептала Тесса, – ты лжешь! Наша мать – Элизабет Грей…

– Твоямать – Элизабет Грей, урожденная Элизабет Мур. А моя – Генриетта Мур.

– Тетя Генриетта?!

– Когда-то она была помолвлена. Ты не знала? После женитьбы наших, то есть твоих, родителей. Ее жених умер до свадьбы, а она оказалась на сносях. И твоя мать вырастила ребенка как своего, чтобы никто не узнал, что сестра вступила в супружеские отношения до заключения брака. Что она шлюха! – В словах его была неподдельная горечь. – Я не твой брат, я никогда им не был. Генриетта… она даже не обмолвилась, что я ее сын. Я все узнал из писем твоей матери. И все эти годы она тоже молчала. Ей было слишком стыдно сказать правду.

– Ты убил ее, – деревянным голосом сказала Тесса, – убил свою мать…

– А что мне было делать? Ведь она отреклась от меня. Стыдилась меня. Я так никогда и не узнаю, кто мой отец. Она была шлюхой. – Голос Ната звучал опустошенно. Да и сам Нат всегда был пустым… Красивая пустая обертка, не более, а Тесса с тетей пытались разглядеть в нем сочувствие и сопереживание, хотя их не было и в помине.

– Зачем ты сказал Джессамине, что моя мать была Сумеречным охотником? – спросила Тесса. – Даже если твоя мать – тетя Генриетта, то ты тоже охотник, ведь она сестра моей матери. К чему эта нелепая ложь?

– Ах, так тебе интересно знать правду? – самодовольно ухмыльнулся Нат и крепче сдавил ее шею.

Тесса закашлялась и вдруг вспомнила, как Габриэль повторял: «Целься в коленную чашечку, боль будет невыносимой».

Она пнула его каблуком в колено, раздался глухой хруст. Нат завопил и упал как подкошенный, увлекая Тессу за собой. Падая, он больно ударил ее локтем в живот, не ослабляя хватки. Она судорожно вздохнула, глаза налились слезами.

Она снова пнула его, пытаясь вырваться; удар пришелся мимо, братец бросился на нее, вцепился в жилет и резко дернул. Пуговицы так и посыпались на пол. Другой рукой он поймал ее за волосы, а она впилась ему в лицо ногтями. Из царапин брызнула кровь, и в пылу схватки Тесса испытала прилив гордости за себя.

– Пусти меня, – выпалила она. – Все равно не убьешь, ведь Магистру я нужна живой…

– Живой – да, но вот невредимой тебе не быть! – прошипел Нат.

По лицу и подбородку у него струилась кровь. Он намотал ее волосы на кулак и притянул девушку к себе. Она вскрикнула от боли и попыталась снова пнуть его ботинком, но он ловко увернулся. Едва дыша, Тесса мысленно позвала: «Джем, Уилл, Шарлотта, Генри, где же вы?»

– И куда это запропастились твои дружки? – ехидно спросил Нат, поднимаясь на ноги и таща ее за волосы следом. – Гляди-ка, вот и первый. – Раздался скрежет, и мелькнула какая-то тень. Нат повернул ее голову на звук и сказал: – Полюбуйся, что тебя ждет!

Тесса в ужасе уставилась на гигантское металлическое существо, шагнувшее из тени. Не меньше двадцати футов ростом, без единого сочленения, без единого шва и почти безликое. Казалось, оно движется плавно, как ртуть. В нижней части тело раздваивалась – две длинные ноги оканчивались шипастыми ступнями, руки похожи на когтистые лапы, голова гладкая и овальная, как яйцо, рот – широкий и зубастый. На «макушке» – серебристые крученые рога, между ними мерцает искра.

В огромных руках существо держало безвольное тело, одетое в черный костюм. На фоне гигантского автомата девушка казалась совсем хрупкой.

– Шарлотта! – закричала Тесса.

Она отчаянно забилась, пытаясь высвободиться из рук Ната. Мотнув головой, она почувствовала острую боль – по белокурым волосам Джессамины сочилась кровь. Нат ударил ее наотмашь, искры посыпались у Тессы из глаз. Она обмякла у него в руках, и он снова зажал ее горло предплечьем, пуговицы на манжетах так и впились в гортань.

– Это прототип, – усмехнулся Нат. – Магистру не подошел – слишком большой и громоздкий. А вот мне в самый раз… Брось ее!

Металлические руки разжались, Шарлотта выскользнула и упала на землю с глухим звуком. Она лежала неподвижно, и с такого расстояния было не заметно, дышит она или нет.

– Теперь растопчи ее, – велел Нат.

Существо подняло громоздкую шипастую ногу. Тесса вцепилась ногтями в руку Ната, раздирая кожу.

– Шарлотта!

Тессе показалось, что это кричит она сама, но голос был слишком низкий. Перед автоматом возник человек в черном, на голове – копна рыжих волос. В руках у него был узкий длинный кинжал.

Генри!

Не глядя ни на Тессу, ни на Ната, он бросился на автомат и взмахнул кинжалом. Раздался скрежет, полетели искры, автомат отшатнулся. Железная нога опустилась на пол в нескольких дюймах от распростертой на полу Шарлотты. Генри снова бросился на существо, выставив клинок перед собой.

Кинжал разлетелся вдребезги, Генри изумленно уставился на него. Тогда автомат протянул руку и схватил Генри за плечо, поднял в воздух и с огромной силой швырнул его об колонну. Генри вскрикнул, скорчился, упал на пол и остался лежать неподвижно.

Нат рассмеялся:

– Какая трогательная супружеская преданность! Кто бы мог подумать? Джессамина всегда считала, что Генри своей жены терпеть не может.

– Ты просто свинья! – сказала Тесса, пытаясь вырваться из его цепких объятий. – Да что ты вообще понимаешь в людях? Если бы Джессамину жгли на костре, ты бы даже партию в карты не прервал!.. Тебе плевать на всех, кроме себя.

– Да тише ты, не то зубы пересчитаю. – Нат снова тряхнул ее и позвал: – Эй ты! Ко мне! Держи ее, пока не прибудет Магистр.

Скрежеща, автомат двинулся к ним. Он был не такой быстрый, как модели меньшего размера, но такой огромный, что Тесса с ужасом следила за каждым его шагом. А еще Магистр будет здесь!.. Интересно, Нат уже вызвал его или только собирался? Вспомнив взгляд холодных глаз и ледяную улыбку Мортмэйна, Тесса содрогнулась.

– Пусти меня! – завопила она, отчаянно брыкаясь. – Пусти меня к Шарлотте!..

Нат толкнул ее в спину, и Тесса растянулась на деревянном полу, больно ударившись коленями и локтями. Хватая ртом воздух, она откатилась в сторону, в тень галереи второго этажа, пытаясь увернуться от автомата, двинувшегося к ней. Она закричала и…

И они бросились вниз с галереи: Уилл и Джем умудрились вскочить на плечи автомата. Он взревел, как кузнечный мех, и зашатался. Тесса тем временем откатилась подальше и поднялась на ноги. Она оглянулась на Генри и Шарлотту. Бледный и неподвижный Генри скрючился под колонной, а вот Шарлотта лежала в опасной близости от разбушевавшегося автомата, который мог растоптать ее в любой момент.

Глубоко вздохнув, Тесса бросилась к Шарлотте, упала на колени и положила пальцы на горло девушки. Пульс был слабый. Тесса продела руки ей под мышки и медленно потащила ее к стене, подальше от центра склада, где кружился, разбрызгивая синие искры, автомат, тщетно пытаясь схватить Джема и Уилла своими руками-клещами.

Они быстро уворачивались. Тесса положила Шарлотту среди мешков с чаем и оглянулась назад, размышляя, как бы ей пробраться к Генри. Нат носился взад-вперед, изрыгая проклятия, Уилл срубил один витой рог и бросил в брата Тессы. Рог со звоном покатился по полу, разбрызгивая синие искры. Нат испуганно отскочил. Уилл засмеялся. Джем висел на шее существа, но что он делал, Тессе не было видно. Автомат вертелся как мог, но конструкция не позволяла ему дотянуться до своей головы или шеи и схватить то, что висело на них, – руки-клещи не сгибались в эту сторону.

Тесса едва не рассмеялась – Уилл и Джем сновали по телу автомата, как мыши по коту, доводя его до безумия. Вот только в этой мясорубке металлическое существо почти не пострадало: клинки, которые обычно рубят железо и сталь, как бумагу, лишь слегка поцарапали корпус.

Нат тем временем визжал и грязно ругался:

– Стряхни их! Стряхни их, ты, железный недоумок!

Автомат замер, потом яростно затрясся. Уилл поскользнулся, но в последний момент успел схватиться за железную шею. Джему повезло меньше: он взмахнул тростью-шпагой, будто надеясь воткнуть ее в корпус существа и задержать падение, но клинок лишь скользнул по спине автомата. И Джем с грохотом упал, неуклюже подвернув ногу.

– Джеймс! – закричал Уилл.

Джем с трудом поднялся, нащупывая стило за поя сом. Почувствовав слабость юноши, автомат потянулся к нему когтистыми руками. Пошатываясь, Джем отступил на несколько шагов и достал что-то из кармана. Это был гладкий овальный механизм, который Генри дал ему в библиотеке.

Он отвел руку назад, чтобы сделать бросок, но сзади на него накинулся Нат и изо всех сил пнул в ушибленную и, кажется, сломанную ногу. Раздался хруст, и Джем, не издав ни звука, рухнул на пол. Металлический предмет выпал у него из рук и отлетел в сторону.

Тесса вскочила на ноги и помчалась за ним наперегонки с Натом. Они столкнулись, и брат повалил ее на пол. Она откатилась, смягчая удар, как учил Габриэль, но дышать все равно было трудно. Дрожащей рукой потянулась к механизму, но он был слишком далеко. Уилл кричал, чтобы она перебросила устройство ему. Наконец она почти дотянулась, и тут Нат схватил ее за ногу и безжалостно оттащил прочь.

«Ведь он больше и сильнее меня. И ни перед чем не остановится. Зато я тоже могу кое-что, и это не под силу ему. Я могу изменяться!»

Тесса мысленно потянулась к руке, сжимавшей ее щиколотку, почувствовала прикосновение его кожи. Вызвав память об истинном Нате, которого знала всю жизнь, она нашла искру, что сияет в каждом человеке, как свеча в темной комнате. Нат перевел дух, и в тот же миг она стала изменяться. Тело запульсировало, кости начали плавиться, пуговицы отскакивали, одежда расходилась по швам – она росла, извиваясь в конвульсиях. Нат отпустил ее, и Тесса откатилась подальше, вскочила на ноги и посмотрела ему в глаза. В них застыли удивление и испуг.

Если не считать одежды, перед ним стояла его точная копия.

Тесса кинулась к автомату, который застыл в ожидании приказа. Уилл все еще висел у него на спине. Он махнул рукой, и Тесса бросила ему механизм Генри, поминая добрым словом уроки Габриэля и Гидеона. Прочертив идеальную дугу, машинка упала прямо в руку Уилла.

– Тесса! – прорычал Нат, вскакивая на ноги. – Какого черта ты вытворяешь?..

– Взять его! – приказала она автомату, ткнув пальцем в сторону брата. – Поймай и держи покрепче.

Существо не двинулось с места. Тесса слышала напряженное дыхание Ната за спиной, какой-то скрежет и звон металла. Уилл все еще висел у автомата на шее и что-то там делал, но видно было плохо.

– Тесса, ты просто дура! – прошипел Нат. – Ничего у тебя не выйдет, автомат подчиняется только…

– Я – Натаниэль Грей! – громко крикнула Тесса железному великану. – Именем Магистра приказываю тебе схватить и держать этого человека!

Нат кинулся к ней и завопил:

– Поиграли и хватит, глупая девчонка!..

Но тут автомат нагнулся и схватил его руками-клещами, поднял в воздух и поднес к скрежещущей зубастой пасти. Нат безумно завизжал и замахал руками, а Уилл закончил свое дело и спрыгнул на пол. Он что-то отчаянно прокричал Тессе, взгляд синих глаз был дик и страшен. Но она ничего не услышала, потому что вопли брата перекрывали все остальные звуки. Сердце застучало в груди, как кузнечный молот, по плечам рассыпались каштановые кудри – Тесса снова стала собой, не в силах удержать личину в водовороте страшных событий. Нат продолжал визжать и извиваться в клещах существа, которое двинулось к ней и вдруг содрогнулось. Уилл бросился к Тессе, повалил и прижал к полу. Автомат взорвался с ослепительной вспышкой, брызнув осколками во все стороны.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.