Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Низшая раса и флот к 1914 году.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Пожалуй, нет более красноречивого свидетельства той деградации России под властью корыстолюбивой и бессовестной низшей расы, чем состояние дел в Военно-морском флоте империи к лету 1914 года. Ведь ВМФ – технически и организационно сложная система, он – сгусток наиновейших технологий всякой эпохи. А мы с вами, друзья, прекрасно знаем, что власть беспардонного ворья и сложные системы – вещи несовместные. Всё сложное и технологически продвинутое под властью низших существ непременно приходит в упадок. И флот здесь не исключение.

Не секрет, что царской России пришлось в 1914 году столкнуться с высокоорганизованным и весьма развитым в технологическом, индустриальном и организационном смыслах противником – Германией. И тут – если сравнивать военно-морские системы Второго рейха и Российской империи – получается нерадостная для нас картина. Приведём отрывок из во многом документального романа Леонида Соболева (бывшего царского флотского офицера) "Капитальный ремонт". Тираду, вложенную писателем в уста либерального, богатого юриста. Давайте углубимся в неё, чтобы понять не только состояние России в 1914 году, но и состояние РФ конца "нулевых годов", век спустя, ибо реалии весьма похожи.

"…А знаете ли вы, что командир владивостокского порта, контр-адмирал Греве приказал принять от поставщика двести с лишком тысяч пудов муки с жучком, хотя приёмная комиссия отказывалась её принимать? Сколько он взял с поставщика за своё приказание? Вы знаете, что из параграфа сумм, отпущенных на ремонт судов, ваше министерство ухитряется покупать мебель и люстры для квартиры начальника морского генерального штаба, строить оранжерею командиру порта в Николаеве, строить дачу вашему кронштадтскому божку Вирену? А какая свистопляска идёт вокруг подрядов на постройках ваших новых линейных кораблей, которых никак не могут построить вот уже пять лет! Четыре года назад были отпущены огромные деньги на постройку пяти новых миноносцев и трёх подводных лодок в Чёрном море. Где эти суда и эти деньги, спрашиваю я вас?

…Вот вам денежные показатели гения наших флотоводцев: содержание нашего флота обходится русскому народу что-то вроде семидесяти миллионов рублей в год. (Рубли 1914 года, когда постройка лёгкого крейсера обходилась в 7 млн целковых. – Прим. ред.) А немцы на эти же деньги содержат флот, вдвое больший, чем у нас… Вы тратите двадцать миллионов в год на плавание флота по Финскому заливу, а немцы на те же 20 миллионов гоняют по всем океанам шесть заграничных эскадр… Нам прожужжали уши, что урезывание морского бюджета вынуждает к постоянному некомплекту личного состава, а цифры беспощадно обличают ваше неуменье: у нас сорок семь тысяч матросов, а в Германии (на вдвое большем числе кораблей, не забудьте) – всего сорок шесть…

…Сравните тоннаж нашего и иностранного флотов, и вы увидите, что собственно боевых судов – если считать боевыми судами такие древние калоши, которые развалятся от одного залпа немецкого дредноута, всякие "Славы", "Цесаревичи", "Александры", которым в ту же субботу сто лет стукнет, и крейсера, которым в ту же субботу двести лет стукнет, – так боевых судов у нас 260 тысяч тонн. А небоевых – учебных судов, яхт – императорских, министерских, адмиральских, транспортов, портовых судов и прочих кораблей, никогда не имевших на борту пушки, – таких наберётся… 310 тысяч тонн. Вот часть разгадки! У Германии это соотношение выражается в цифрах – 610 тысяч тонн боевых судов и 90 небоевых. А у Англии… в списке флота состоит всего 19 тысяч тонн небоевых судов, то есть в пятнадцать раз меньше, чем у нас! И всю эту ораву надо комплектовать командой, тратить деньги на топливо, на ремонт, на краску…

…Штабы и адмиралы – вот ваша вторая бочка Данаид. Опять сравните цифры, всё время помня, что собственно флота, то есть кораблей, могущих вести бой, у нас вдвое меньше, чем у немцев. Но у них адмиралов – двенадцать, а у нас – двадцать пять! Но у них капитанов первого ранга восемьдесят, а у нас – полтораста!.. Иначе говоря, у них один высший начальник делает то, что у нас четыре. Посчитайте теперь, чего стоят народу три бездельника на каждом командном месте!

…Вы опять, как до Цусимы, за счёт флота содержите береговое ведомство, штаты, порты, адмиралтейство и дачи ваших адмиралов… Позор! Честное слово, мы задыхаемся в атмосфере бездарностей, взяток, преступлений! У нас связаны руки, заткнуты рты, мы не можем протестовать против засилья бюрократического генералитета…"

Такую гневную речь произносит адвокат в июле 1914-го, накануне войны. Правда, он и сам не без греха: фирма "Н.К. Гейслер и К", где он состоит в правлении, за взятку поставила флоту свои телефоны – втрое дороже японских и всемеро хуже.

Впечатляет? Ведь это совсем не вымысел. Действительно, с 1907 года Россия, как и весь мир, столкнулась со страшной проблемой: англичане начали строительство кораблей-дредноутов, разом превратив прежние броненосные флоты в бесполезный хлам. Если старые броненосцы – это плавучие крепости с четырьмя 305-мм орудиями в двух главных башнях и скоростью полного хода в 18 узлов, то дредноуты и линейные крейсера – это по двенадцать 305-мм (или более крупных) пушек в четырёх башнях и скоростью в 21-27 узлов. Дредноут мог в одиночку расправиться с целой эскадрой старых броненосцев. Пользуясь преимуществом в скорости и превосходством в дальнобойности своих пушек, линкор или линкрейсер нового типа мог издали расстреливать броненосцы-додредноуты с безопасной для себя дистанции. Недаром всего один немецкий линкрейсер "Гебен", который англичане пропустили в Чёрное море летом 1914 года, вынудил весь Черноморский флот России прятаться в базах.

Так вот, нам нужно было срочно строить свои дредноуты. Англичане, сделав ход в гонке вооружений, пошли на решительный шаг – ещё до начала дредноутной эпопеи адмирал Фишер, став первым лордом Адмиралтейства в 1905 года, выдвинул план снятия с вооружения и переплавки 154 старых броненосцев и крейсеров. Отныне – только дредноуты, ибо "миллион муравьёв не сможет справиться с одним муравьедом". Ибо полторы сотни старых единиц только без толку пожирают бюджетные средства. А высвобожденные средства надо кидать на совершенно новые корабли.

С 1909 года началась лихорадочная гонка. К лету 1914 года Германия имела в строю 15 дредноутов (и 5 линейных крейсеров), Италия – два, Австро-Венгрия – три. Англия (осень 1914-го) – 17 дредноутов и 5 линкрейсеров. В Российской империи строилось и достраивалось 7 кораблей этого типа, ни один к войне закончить не удалось. На стапелях остались и четыре русских линейных крейсера. Лишь в ходе войны удалось достроить четыре балтийских и три черноморских линкора.

Почему это случилось? Потому что в России начальство воровало. Потому что ради воровства нужно было раздувать затраты на военный флот, и начальство сохраняло в строю громадное число небоевых судов плюс старые, бесполезные броненосцы. Например, "Пётр Великий", корабль 1870-х годов, который давно нужно было сделать музеем, продолжал служить учебным судном в составе Балтфлота. Оставались в его составе и другие додредноуты. Оно и понятно: огромная масса нестроевых судов и старых кораблей позволяла чиновникам "пилить и откусывать" от сумм, идущих на содержание всего этого бесполезного хлама. (Это в дополнение к общей промышленной отсталости царской России и к тому, что выручка от экспорта хлеба из неё в основном оседала за границей.) Коррупция к тому времени полностью овладела Российской империей.

А вот вам и результат: флот в Первую мировую ничем особым не блистал, достроенные дредноуты прятались в базах. Их команды потом и поднимут революционную бузу. А почему они стояли в гаванях? Да потому, что выйти в море им было почти невозможно. Они оказались закупоренными в тесном Финском заливе. Базу для действий в открытом океане – в нынешнем Мурманске – из-за коррупции в верхах не построили.

Таково истинное положение дел, а не та слащавая картинка, что рисует нынешний фильм "Адмиралъ".

К началу Первой мировой дредноуты продолжали строиться – вроде на отечественных Балтийском и Адмиралтейском заводах. Но с таким воровством и так медленно, что флотские офицеры говорили: "Уж лучше бы их в Англии "Виккерсу" заказали!"

 

Академик Крылов вспоминает.

 

Конечно, в той России были и прекрасные люди, специалисты мирового уровня и пламенные патриоты. Один из них – крупный учёный-кораблестроитель, создатель науки о живучести судов Алексей Николаевич Крылов (1863-1945 гг.). При царе он – председатель Морского технического комитета и действительный член Академии наук, при Сталине – Герой Социалистического Труда и лауреат Сталинской премии, светило кораблестроения, автор множества научных работ в самых разных областях естествознания.

В царские годы Крылов выступал ярым поборником создания сверхсовременного русского флота. Но он столкнулся с атмосферой воровства и некомпетентности.

Именно Крылов разрабатывал проект дредноута русского типа. Он же предложил оригинальный ход: из-за технической отсталости России (она не могла делать паротурбинные установки для больших кораблей) объявить международный конкурс. Если победит иностранец, то поставить ему условие: деньги-то мы платим, но ты строишь линкоры в России, экспортируя сюда нужные технологии. В 1908 году первое место заняли немцы (фирма "Блом унд Фосс") и наш Балтийский завод. Но сделка с немцами (и получение от них передовых технологий) была сорвана: Франция, будучи кредитором царской России, подняла скандал. Дескать, не хочу, чтобы мои деньги доставались немцам. Премьер Столыпин потребовал от Морского министерства заплатить немцам отступного (они удовлетворились четвертью миллиона рублей) и передать строительство Балтийскому заводу в Петербурге. Благо, там всей инженерией заведовал гениальный профессор Иван Бубнов. Турбины пришлось брать у английской компании "Парсонс".

Но сразу же началось всякое дерьмо. Сначала пришлось отбивать попытку Морского министерства поставить на корабли устаревшие котлы Бельвиля, аналогичные тем, что были на броненосцах Цусимы. Отбили. Затем началась эпопея с закупкой необходимых сталей. Всего нужно было 20 тыс. тонн трёх сортов. Синдикат "Продамет" (монополия, объединявшая частноакционерные металлургические заводы страны) заломил цены на 25% выше, чем у казённых (государственных) заводов. Крылову потребовалось множество сил положить на то, чтобы сорвать грабёж. Он пригрозил применить против "Продамета" статью "Уложения о наказаниях уголовных и исправительных", карающую тюрьмой за "стачку на торгах при поставках и подрядах для казны". То есть за ценовой сговор. Слава богу, получилось, 2 миллиона казённых рублей были спасены. Но счастье, что "Продамет" нарвался на неподкупного Крылова. А ведь могло быть и иначе: взял бы высокий чин взятку – и закупили бы сталь у этих хищников.

Потом оказалось, что секретные документы – журналы заседаний Морского технического комитета – свободно утекают из министерства в прессу и всякому, кто хорошо заплатит. Основные тактико-технические задания на русские дредноуты оказались опубликованными в "Новом времени". Потом выяснится, что чиновник Морского министерства, заведовавший типографией, имея скромную зарплату в 900 рублей в год, попросту организовал тайную подписку на журналы технического комитета, сбывая эти сверхсекретные документы по 300 рублей за комплект. На этом он зарабатывал впятеро больше, чем морской министр империи. А комплекты секретных данных и совещаний были у всех владельцев крупных заводов, работавших по оборонному заказу. Как вы понимаете, немецкая и всякая прочая разведка наверняка тоже подписывалась на архисекретные журналы.

Постройка кораблей шла ни шатко ни валко.

Как в той Расее всё тонуло в коррупции низшей расы, показывает практика того же Крылова. В то время намечается постройка гигантских линейных крейсеров (быстроходных дредноутов) – "Измаила", "Кинбурна", "Бородино" и "Наварина". Но вот вопрос: надо ли оснащать их специальными цистернами Фрама, которые за счёт перекачки воды с борта на борт уменьшают качку судна? Решение проблемы поручается Крылову. Тот предлагает: давайте зафрахтуем немецкий пароход с такими цистернами (в России таких судов ещё не имелось) и выйдем в Атлантику, прихватив с собой измеритель качки и теодолит для определения высоты волн. Но вот беда: аппаратура – это 45 пудов. Чтобы не иметь проблем с иностранными таможнями, нужно выправить Крылову дипломатический паспорт, а на багаж с аппаратурой поставить печати Министерства иностранных дел России. Как на диппочту.

Казалось бы, дело – раз плюнуть. Тем более что речь идёт о деле государственной важности. Но Крылова в канцелярии МИДа футболят в Первый департамент. Мол, выдача дипломатических паспортов производится лишь по высочайшему соизволению! Крылов направляет стопы в Первый департамент, и его направляют во Второй департамент. А там его снова отправляют в канцелярию. Круг замыкается. Плюнув на всё, будущий сталинский академик находит в коридоре министерства курьера с красным носом, суёт ему пять рублей и говорит: надо, милейший, мне получить командировочный паспорт и пропуска на 15 мест багажа, чтобы на таможне не досматривали. Курьер улыбается: это вам к делопроизводителю Ивану Петровичу Васильеву нужно. И проводил Крылова в мелкому чиновнику.

Ещё пятнадцать рублей, и кораблестроителю мигом выписывают паспорт (который – "только по высочайшему соизволению"), а курьера отправляют на завод – опечатывать багаж пятнадцатью дипломатическими ярлыками.

Как видите, даже дела государственной важности – и те за взятки приходилось делать. (Кстати, как в нынешней РФ – для поставок оружия в Венесуэлу в 2005 г. тоже пришлось "заносить".) Но важно и другое: из Российской империи можно было вывезти дипломатической почтой всё что угодно всего за 20 рублей. И на месте инженера Крылова вполне можно представить агента иностранной разведки, вывозящего за границу кипы чертежей, а то и некоторые образцы техники. Скорее всего, такое тоже происходило. Мне вот невдомёк: и чего сейчас плачутся по "России, которую мы потеряли"? Ведь всё вернулось!

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.