Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Степень научной разработанности темы





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Введение

Постановка темы

История российского высшего образования в 1990-е годы является одной из остро дебатируемых тем. Острота обсуждений заложена ее актуальностью для стратегии развития страны. За последнее время историки сформулировали разнообразные подходы и сформировали базу источников для изучения. Статистические данные лидируют в ней. Это – один из важных инструментов, с помощью которого диагностируется состояние высшей школы в 1991-1999 годах. В связи с этим я бы хотел проверить их информационные возможности и верифицировать имеющиеся данные.

Статистика – это тип массовых данных, который позволяет ответить на многие вопросы. Она позволяет учитывать развитие выбранных для исследования сюжетов во временной перспективе. Например, статистика позволяет выяснить, как распределялся бюджет в интересующие нас годы, количественный рост университетов, студентов, соотношение платных и бюджетных мест в ВУЗах, учебные площади, средний уровень зарплат, материально-техническую базу.

Обычно цифры используются исследователями как неоспоримые свидетельства. Но так ли это? В данной работе я задался вопросами: кто и как собирал сведения, обобщал их, существуют ли противоречия между разными годами издания одних и тех же статистических сборников.

Факт, что любым источникам подобного рода нельзя доверять априори, можно проиллюстрировать на примере доклада Научно-исследовательского Института высшего образования, сделанного в 1994 году и предназначенного Государственному Комитету РФ по высшему образованию. В нем признаются проблемы, существующие в высшем образовании, и говорится о недостаточном финансировании, о невыполнении ряда постановлений правительства. Согласно цифровым данным, на протяжении 1990-х годов шел интенсивный рост числа преподавателей в университетах. «Но как в таких финансовых условиях был возможен приток сотрудников?!» – именно к такому мнению должен прийти человек при первом взгляде на этот документ. После изучения архива Центра университетских исследований ИГИТИ, в котором собраны более сотни интервью преподавателей, я просто не мог поверить в эти цифры. Тем не менее, оказалось, что при сокращении финансирования, действительно, шло увеличение ППС.

Этот пример убедил меня в том, что цифры не могут быть прямыми и безусловными свидетельствами. Они включены в интерпретационные схемы исследователя.

 

Степень научной разработанности темы

Вначале надо отметить важную составляющую современного состояния этого исследовательского поля, а именно деление на тех, кто использует в качестве основного источника статистику, и тех, кто в качестве такового использует, в основном, нормативно-правовую базу (законы федерального и регионального значения, подзаконные акты, указы и так далее). Безусловно, в монографиях, статьях и других работах также присутствуют ссылки на документы конференций, съездов союза ректоров, на интервью чиновников и членов университетской корпорации, на соцопросы преподавателей и студентов, но только в качестве вспомогательного инструмента. Первое направление сейчас считается наиболее актуальным и перспективным и, в основном, сосредоточено вокруг Института образования НИУ ВШЭ. Его специалисты являются экспертами правительственных комиссий и комитетов, которые проводят научную экспертизу состояния системы образования в стране, в том числе, в 1990-е годы.

Второе направление трудно связать с какой-то конкретной организацией, это скорее совокупность исторических диссертаций (чьи авторы представляют самые разные регионы РФ), чья источниковая база, в основном, состоит из законодательных актов. Конечно, диссертациями дело не ограничивается, есть еще монографии и статьи. Мне важно отметить, что в них также основной источник – это законодательные акты и это является отличительным свойством данного направления историографии. Статистика в их исследованиях выступает лишь в качестве иллюстративного материала и как таковой не анализируется.

Поскольку основательнее всего со статистикой работают сотрудники Института образования НИУ ВШЭ, то в данной курсовой работе я опираюсь на результаты их исследований.

«Белая книга российского образования» разработана в рамках проекта TACIS EDRUS 9608 «Управление образованием», финансируемого Европейским сообществом[1]. При разработке «Белой книги» авторы поставили задачу рассмотреть систему российского образования в динамике с целью выявить основные тенденции ее развития, проявившиеся в последние годы, и определить экономические, социальные, политические и демографические факторы, их определившие.

В основу Белой книги положен системный подход, поскольку направления образовательной политики должны основываться на комплексном анализе условий их реализации, их потенциальных последствиях, возможности их реального осуществления. Кроме того, используемый подход является полидисциплинарным и сравнительным. Образовательная политика нуждается в рассмотрении сквозь призму аналитического инструментария всех социальных наук.

В первой главе первой части авторы поставили задачу описать состояние советского образования на пороге перемен как «исходной точки» для ее последующего реформирования. Вторая глава посвящена анализу процессов трансформации системы образования, изменению требований, предъявляемых к ней, условий ее функционирования и степени адаптации к внешней среде. В третьей главе анализируются перспективы развития. Гипотезы о дальнейшей динамике экономических, социальных, политических и демографических факторов и их влияния на образовательные структуры представлены в виде альтернативных сценариев, в рамках которых рассматриваются варианты образовательной политики.

Книга представляет собой коллективную монографию, которая состоит из двух частей. Для моего исследования важная первая часть, в которой отражены вышеуказанные пункты. Вторая часть рассматривает проблему развития региональных образовательных систем, в том числе, как по отдельным странам (Испания, Великобритания), так и по отдельным субъектам Российской Федерации (Республика Татарстан, Томская и Свердловская области, город Санкт-Петербург).

Что касается авторов, то их много. Отечественные исследователи написали следующие части книги: глава 1 «Советское образование на пороге перемен»; 2.1. «внешние факторы, определяющие условия функционирования системы образования и требования к ней»; 2.2.2. «эволюция системы управления образованием»; 2.3. «проблемы и тенденции системы образования на пороге XXI века»; 3.2. «направления реформы системы образования». Западные коллеги написали следующие части книги: 2.2.1. «динамика системы образования с 1989 по 1999 гг.»; 2.2.3. «структурные изменения последних лет и их источники»; 3.1 «возможные пути макроэкономического развития Российской Федерации и варианты образовательной политики».

Поскольку это международный проект, то в нем принимали участие зарубежные специалисты. Это эксперты, которые занимаются, в первую очередь, современным образованием, его состоянием и экспертной оценкой наличия или отсутствия недостатков, которые потом будут исправлять власти. Многие из них работают со статистикой французской образовательной системы. Во Франции данная область исследований существует уже не один век, статистические методы сбора и сортировки информации там давно освоены на всех уровнях контроля и анализа. Поэтому, у них не возникает проблемы, во-первых, репрезентативности статистики, а, во-вторых, ее верификации.

В нашей стране ситуация не так проста. Споры о статистике как релевантном историческом источнике ведутся крайне остро. С одной стороны, сбор данных в России осуществляется силами государственных структур и вызывает подозрения в ангажированности, с другой – российская традиция статистических исследований довольно молода. Только в XIX веке появились более или менее стабильные сборы подобной информации, и то лишь по некоторым сферам социальной жизни.

Как я показывал в своей курсовой работе прошлого года, у некоторых университетов были большие проблемы с тем, чтобы вести грамотный учет своей экономики, а у новых открывшихся университетов подобные процедуры еще даже не выработались. Существовало большое количество частных исследований, когда заказчиками выступали самые разные организации (и правительство РФ, и западные фонды, и т.д.) с разными целями. Поэтому анализировать результаты таких статистических обследований невозможно без учета их технологии. И начинать стоит с азов, которые даются в любом пособии по источниковедению, а именно с вопроса о доверии источнику. Какую именно статистику надо брать за образец? Какое исследование стало наиболее репрезентативным? Можно ли доверять статистике, которую собирали официальные власти? Не было ли стремления у руководителей университетов, например, занижать количество своих площадей, чтобы получить больше денег из бюджета? И так далее.

Вопросов много. Историк, освоивший методику работы с подобными источниками, обязан учитывать эти аспекты. Между тем, сейчас постсоветским образованием занимаются в основном исследователи с экономическим бекграундом. Так, коллективную монографию Института образования ВШЭ писали экономисты (лишь один кандидат педагогических наук присутствует в списке, и тот писал часть именно про теорию образования, про концепции развития образования в исследуемый период). И это, по моему мнению, серьезная проблема. По ссылкам и приложениям, становится ясно, что статистические данные ученые брали из самых разных источников (от официальных сборников, издаваемых структурами власти, до независимых исследований небольших групп ученых на разнообразные гранты). Сразу возникают очевидные вопросы: кто был издателем этих сборников; кто собирал данные и каким способом готовил к публикации; с какой целью проводились те или иные исследования, кто их заказывал; и, конечно, могли ли цифры занижаться или завышаться. На все эти вопросы в книге нет ответа.

Мы знаем, что, например, Л.М. Гохберг одним из первых разработал методику сбора статистических данных в образовательной системе в 1990-е годы. И это явно помогает при написании трудов на соответствующую тему, потому что он знаком с ситуацией «изнутри», видел первичные материалы и тому подобное, но это не дает гарантию того, что все используемые данные верны. Из прочтения книги складывается впечатление, что авторы априорно верят в цифры. Я бы также добавил, что данная коллективная монография, с учетом даты ее издания (2000 г.), была, действительно, первым опытом описания образовательной системы страны на тот момент (детсады, общее, средне-специальное, высшее).

Данная монография, в каком-то смысле, выступает голосом академического сообщества (его части, по крайней мере) на тему реформы высшей школы, потому что анализ статистических данных – это важная, но не самая объемная часть книги. В ней немало место уделено теоретическим аспектам существования высшего образования, иностранному опыту реформирования, возможному пути развития отечественной системы образования. Поэтому я буду писать именно о тех сюжетах, которые важны для моего исследования, а именно: какую статистику авторы книги используют, как с ней работают, и какие выводы из нее делают. Об их методике работы с источниками и о том, как я предлагаю анализировать статистические данные, написано подробнее в соответствующей главе работы.

Выводы «Белой книги» полностью отражают выбранный авторами монографии системный подход. Ученые честно сделали, отмечая, как позитивные, так и негативные аспекты развития высшей школы РФ в указанный период. Они отдельно остановились на социальном, экономическом, управленческом аспекте состояния образования. Выявили многие тенденции образования тех лет, и на основе этого предложили ряд мер, которые бы способствовали улучшению ситуации. Однако также стоит отметить, что многое из написанного уже многократно повторялось и до них. Но тут надо понимать, что, когда эти заявления делали политики без апелляции к источникам или проведенным исследованием – это одно, а когда группа ученых провела подробнейшее исследование с большим количеством ссылок на статистику – это другое.

Выводы монографии куда более систематизированы и полны, чем в статьях и прокламациях на аналогичную тему тех лет. Методика и источниковая база исследования применялись и в других подобных исследованиях, поэтому отметить принципиальную оригинальность авторов нельзя, особенно, с учетом того, что, если открыть кандидатские диссертации 2000-х годов на эту тему, то выяснится, что фразу «в исследовании использован системный подход» пишет абсолютное большинство ученых. Если взглянуть на монографию с точки зрения историографических тенденций, то помимо уже написанного выше, надо сказать, что примерно с 2002 года начинает полноценно оформляться направление исследования высшего образования 1990-х исключительно через призму законодательной базы (причем историками!). И здесь, как раз, зарождается две параллельно идущие тенденции, когда одни все описывают, как видно из цифр (не задумываясь об их неоднозначности), а другие, делают аналогичную процедуру на основе законов. А на деле, в большинстве именно небольших работ (а не таких двухтомных монографий) все вообще сводится к проблеме недостатка финансирования и плохого управления.

Интересным примером структурного подхода является монография «Образовательная система России: высшая школа»[2], когда совокупно анализируется и законодательная база, и статистика. При этом законы просто пересказываются, то есть определяются «правовые основы образовательной системы», а никаких противоречий или чего-либо подобного автор в нормативно-правовой базе не ищет. На основе законов он выстраивает структуру высшего образования в России, дает определение таким понятиям, как «образовательная программа», «образовательное учреждение». После этого он обращается к структуре управления системой образования, в целом, и отдельным университетам, в частности, на основе общей схемы функционирования высшего учебного заведения, согласно установленным нормативам. Он прописывает, каким образом и на базе чего создаются университеты, кто и как ими управляют (именно структурная составляющая, методов он не касается). Наконец, он переходит к анализу вузов как субъектов учебной и научной деятельности. И тут уже обращается к статистике. Он приводит некоторые интересные данные и несколько мыслей, к которым я обращусь в первой главе работы.

В своем исследовании я также использовал парламентский вестник за 1995 год[3]. Он начал издаваться в 1995 году Госкомвузом РФ, целью было – освещение наиболее актуальных вопросов высшего образования. «Панорама высшей школы России» освещала точку зрения видных государственных и общественных деятелей на проблемы развития высшего образования в нашей стране, публиковала важнейшие правовые и нормативные акты, регулирующие деятельность высшей школы, давала информацию о перестройке методов управления высшей школой, ее структурных изменениях, региональной политике и развитии международных связей.

Вестник открывает доклад, опубликованный в сокращенном виде, председателя Госкомвуза России В.Г. Кинелева, сделанный им на заседании Правительства в апреле 1995 года. Там рассматривались проблемы и достижения высшей школы, дается анализ ее деятельности на современном этапе. В нем можно найти разнообразную статистику по нужной теме и то, как ее интерпретировал представитель власти.

Данные о бюджетных расходах на образование в 1990-е годы я взял из книги «Высшее образование в Российской Федерации»[4]. Она подготовлена экспертами: А.Я. Савельев, В.М. Зуев, И.Г. Кухтина. Данная работа представляет собой попытку донести до читателя цельный образ высшего образования современной России. Особое внимание авторы уделяют тем существенным изменениям, которые произошли в системе высшего образования за последнее десятилетие XXI века, - в содержании, организации, управлении образовательным процессом, а также вопросам международного сотрудничества. Документы, включенные в книгу, позволяют читателю получить точную информацию о направлениях и специальностях высшего профессионального образования, некоторых условиях его получения и ряд других полезных сведений. Авторы пытались донести до читателей образ высшего образования в России, сложившейся в результате изменений 1990-х годов. В остальном – это не выделяющееся из общего ряда монография.

В целом, надо заметить, что подобное отношение к статистическим источникам говорит о том, что вышеописанные авторы – приверженцы классической парадигмы познания, склонные к крайнему позитивизму. Они, в буквальном смысле, просто воспроизводят то, что отразила статистика и законы, не задумываясь о том, что стоит за этими цифрами. И что гораздо важнее, не пытаются проанализировать хождение сборников в социо-культурном пространстве (напр.: история о смене команды редакторов в ежегоднике Госкомстата и появления статистики негосударственного сектора высшего образования – об этом подробнее смотрите ниже). Именно по этой причине возникает ситуация, при которой вдруг выясняется, что количество университетов в России, подсчитанное Росстатом и опубликованное на их сайте является неполным (см. глава 1 данной курсовой работы).

Таким образом, актуальность исследования определяется несколькими факторами. Во-первых, я предлагаю новый подход в работе с источником. Он позволяет провести ревизию исследовательских выводов. Во-вторых, сделанные наблюдения я проверяю на материалах воспоминаний преподавателей об университетах 1990—годов, собранные Центром университетских исследований ВШЭ. Это позволило увидеть противоречия в свидетельствах источников. В-третьих, всегда полезно провести некоторую рефлексию прежних методик работы с источником, дабы определить, не упустили ли чего ученые предыдущих лет. Наконец, еще с прошлого года я продолжаю стоять на той позиции, что я не заинтересован в корректировке выводов под то или иное мнение. Моё намерение не найти виноватых или защищать какую-то позицию, а выяснить на основе синтеза разных источников, как развивалось высшее образование в России в последние десятилетие прошлого века.

 

Цель и задачи

Объектом изучения в данной работе являются статистические сборники, в которых собраны цифровые показатели состояния высшего образования и науки РФ в 1990-е годы, а предметом – основные тенденции развития высшей школы, о которых можно судить на основе имеющихся статистических данных.

Хронологические рамки исследования ограничивают период с 1991 по 1999 года. Нижняя и верхняя границы указывают на реформы в области высшего образования, тесно связанные с политическими и экономическими преобразованиями в стране. В некоторых случаях рамки были расширены до 2001-02 учебного года, что позволило более наглядно показать некоторые зарождающиеся тенденции конца 1990-х годов.

Целью моего исследования является ревизия статистических данных о российских университетах 1990-х годов. Она осуществляется посредством изучения университетской жизни, политических событий и технологий сбора отчетности с университетов в то время. В связи с этим я поставил следующие задачи:

1. изучить исследовательский опыт работы со статистикой университетов 1990-х годов;

2. выяснить, какие статистические данные существуют по интересующей меня теме, как их собирали и публиковали;

3. выявить противоречия в свидетельствах разного рода исторических источников;

4. определить сферы университетской жизни, для изучения которых имеющаяся статистика является релевантным источником.

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.