Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Вторая ступень.



Эти дни тянулись как резина. Никки и не мог бы сказать, сколько он уже находится в этом доме, слишком уж плохо он себя чувствовал. Мальчишку лихорадило, поэтому практически все время он проводил на кровати, свернувшись клубочком и сунув руки между коленей в тщетной попытке согреться. Через какое-то время после того, как он в очередной раз очнулся... Сколько прошло с самого начала? Дни? Часы? Минуты? Паренек не знал. Так вот, через какое-то время в комнату заявился его хозяин, бросая на свою игрушку недовольный взгляд.

- И долго ты так валяться собираешься? - спросил брюнет.

Никки еле-еле перевел на него взгляд,переворачиваясь на живот и приподнимая голову.

- Я чувствую себя плохо, помоги, а... - он и сам с трудом узнал свой голос, осипший, хриплый, да и вообще паренек произнес это, с трудом ворочая пересохшим языком.

- Кажется, мы договаривались об обращениях, м? В тот раз я тебя пожалел, теперь ты осознанно нарушил приказ. - Дан прищурил глаза. Его совсем не волновало, что мальчишке плохо, и что подобная просьба с обращением на "ты" - лишь результат отвратительного самочувствия. Его волновали лишь собственные желания, и больше ничто. И "куколка" должен был бы к этому привыкать уже.

- Простите... - в глазах Никки мелькнул и пропал страх, сменившись полным безразличием ко всему происходящему и к своей судьбе в особенности. Не было никакой реакции и тогда, когда Дан его дернул за волосы, рывком поднимая на колени, а затем не особо щадящим толчком между лопаток заставил опуститься на четвереньки, удерживаясь за спинку кровати. Неприятный и резкий шлепок по левой ягодице заставил тихо всхлипнуть, рефлекторно прогнувшись в пояснице и, тем самым, открываясь ещё больше.

Никки трясло: руки, которыми он судорожно вцепился в спинку кровати, дрожали, и мальчишка еле-еле оставался в прежнем положении. Приходилось прикладывать все усилия для того, чтобы элементарно не свалиться ничком на кровать. Ребенку это удавалось, пожалуй, даже слишком плохо, и поэтому он, не выдержав, наконец, тихо попросил:

- Хозяин, пожалуйста, не мучайте... - когда стало совсем уже плохо и невыносимо, умоляюще попросил паренек, поворачивая голову так, чтобы увидеть Дана. Увиденное заставило его вздрогнуть и теперь уже, не выдержав, свалиться на кровать. Хозяин с совершенно равнодушным лицом стоял около противоположной стены, перебирая кнуты и выбрав, наконец, один с узлообразным утолщением на конце, почти что любовно провел пальцами по его рукоятке, а затем, почувствовав обращенный на себя взгляд дико перепуганного ребенка, усмехнулся и посмотрел на него.

- Нравится, малыш? - улыбка брюнета была поистине какой-то безумной, да и к кровати он подошел совсем медленно, наслаждаясь самим состоянием Никки. Тот дернулся, попытавшись хотя бы отползти подальше, но слабое тело и этого не смогло позволить своему хозяину, поэтому, не успев приподняться, мальчишка снова рухнул на кровать.

- Не надо... - это звучало почти безнадежно, паренек знал, что жалеть и щадить его не будут. И опасения его подтвердились, потому что брюнет снова вздернул его за волосы, ставя на колени и не давая пошевелиться, прицепляя за наручники к спинке кровати.

-Надо, куколка, и не отвертишься. - Очередная жестокая улыбка со стороны хозяина, и резкий свист кнута...

10.Ммм...?

Жесткий и резкий удар по нежной коже, повлекший за собой громкий вскрик со стороны неожидавшего такой боли мальчишки. Мгновенно появившаяся и начавшая кровоточить отметина. Спустя мгновение рядом легла другая, не менее сильная. Затем еще и еще, пока вся кожа не покрылась кровавыми отметинами. Никки уже не кричал, он мог только тихо и хрипло стонать, потому что сорванный голос не позволял даже просто что-то сказать. Мальчишке казалось, что этот ад никогда не закончится, поэтому, когда через какое-то время после последнего удара очередной вспышки боли не последовало, он даже как-то расслабился, пусть и мучась, что же будет дальше.

Паренек бы и голову повернул посмотреть, только ужасно мешали лезущие в глаза длинные пряди черных волос. Да и увиденное его бы не порадовало: Дан снимал с себя одежду медленно, неторопливо обнажая свое прекрасное тело. На него-то и уставился Никки, всё-таки извернувшись так, чтобы волосы не мешали смотреть. Брюнет стоял спиной, стягивая с себя футболку. Мальчишка, несмотря на ноющую спину, повернулся так, чтобы в полной мере насладиться бесплатным стриптизом, если это так можно было назвать. Только музыки и чуть приглушенного света и не хватало для полноты картины. Широкие плечи, рельефные, но не перекачанные мускулы, ровный загар, узкие бёдра и красивая задница... да и сам он был красивым, даже слишком.

"Он слишком красив, чтобы быть натуралом..." - почему-то мелькнуло в мыслях мальчишки, правда, потом он сам себе и отвесил мысленно пощечину, слишком уж странно было думать так о том, кто его мучил.
Тем временем, Дан уже полностью разделся и повернулся к пареньку, разумеется, заметив такой внимательный взгляд, усмехнулся и подошел к кровати.
- А вот теперь можно и поиграть, - с этими словами парень вновь взял в руки кнут.


11.Это только начало...

- Снова? - нет, Никки не сопротивлялся, потому что понимал: иначе будет хуже, больнее и унизительней. Но он был совершенно не готов к тому, что Дан, склонившись над распластанным телом, не снимая наручников, отцепит его руки, а потом наклонится и проведет губами по спине, будто отмечая каждый позвонок. Неожиданно, но приятно.

Правда, мальчишка все же не удержался и тихо зашипел, когда губы дошли до первого рубца от удара кнутом, поэтому постарался хоть как-то выгнуться так, чтобы не тревожить все эти следы на своей спине. Не помогло и это, его хозяин нянчиться с мальчишкой не собирался, поэтому парой грубых толчков заставил его принять именно ту позу, которая была Дану нужна: на коленях, прогнувшись как можно больше в пояснице, с вытянутыми вперед и сцепленными руками. Унизительно, но почему-то паренек ничего не мог поделать, и лишь продолжал все так же сильно бояться своего хозяина.

Брюнет не стал его подготавливать, сейчас ему хотелось видеть и слышать, как больно будет его жертве, поэтому ласковое касание к внутренней части бедра было, скорее, лишь иллюзией заботы, потому что после этого одним толчком, резко, парень вогнал рукоятку кнута в и без того почти что разорванную дырочку, до самого упора, разрывая мышцы, разрывая нежную кожу, калеча все... Он действительно словно бы наслаждался тем выражением муки, что застыло на лице Никки, пустыми глазами и громкими криками боли, которые рвались с губ мальчишки, и постепенно стихли, превратившись в полузадушенные хрипы.

Дан был самым настоящим садистом, которому это нравилось. И он надеялся, что новая игрушка будет сломана не так быстро, как все прочие, что были до этого паренька. Движения внутри, продолжавшие причинять мелкому такую боль, не прекращались, а лишь набирали темп, шероховатая поверхность скользнула и коснулась простаты, и парень со стоном выгнулся, но уже из-за острого, переплетающегося с болью удовольствия, которые, казалось, невозможно было разделить друг от друга. И когда Никки стал ощущать себя практически раздавленным морально, когда он, как последняя шлюха, начал стонать от наслаждения, и подаваться навстречу толчкам, практически кончая от такого обращения, тогда только Дан убрал и отшвырнул в сторону кнут, одним резким толчком входя в полностью растраханное тело.

Двигаться он начал сразу же, резко, грубо, не сбавляя темпа, буквально вколачиваясь в порванную подобной той, что была, растяжкой. Чтобы кончить, ему не потребовалось много времени, он бурно излился спермой внутри тела мальчишки. Эта горячая жидкость причинила новую порцию ужасающих мук, казалось, боль охватила все измученное тело. Поэтому, когда Дан, наконец, вышел из него и небрежно расстегнул наручники на запястьях, паренек без сил рухнул на кровать, уткнувшись лицом в подушку, и тупо начал реветь. Сил кричать уже не было, а малейшее движение отзывалось так, будто в тело одновременно вонзались тысячи иголок. Никки уже не чувствовал, как его взяли на руки и куда-то понесли, довольно аккуратно и бережно, нет. Он просто отключился, не выдержав того, что с ним делали. А ведь это только начало...

12.Измена? Предательство?

Никки даже не поверил своим ушам, глазам и ощущениям, когда очнулся в теплой кровати, заботливо укутанный и даже перевязанный. Парнишка попытался приподняться и тихо застонал от боли, когда почувствовал, как заныла от боли спина. На этот звук в дверном проеме показался тот самый блондин, который его Дану и продал. Масляно улыбаясь, парень приблизился к кровати, на которой мальчишка тщетно пытался отползти в сторону, так, чтобы его было сложнее достать. Это было похоже на игру в кошки-мышки: Никки пытался свалить от парня подальше, а блондинчик медленно и с усмешкой на лице гонял его по всей кровати, пока мелкий, наконец, не рухнул на пол, тихо вскрикнув от сразу же охватившей все тело боли.

- Попался! - тихо сказал блондин, подхватив его на руки, растрепал ладонью волосы на голове и усадили на кровать. Паренек смог только обалдело на него вытаращиться, только сейчас заметив, что лежит не просто на чужой кровати, а в чужой комнате, и, похоже, чужом доме – потолки были куда выше, чем в доме Дана. "Дан... а где он, кстати?" - этот вопрос мальчишка и прохрипел вслух, посмотрев на блондина.

- Ну-у-у... он в соседней комнате, а сюда тебя притащил потому, что не знал, что следует делать с твоей задницей дальше, – улыбка мужчины слегка поувяла, и теперь блондин уже спокойно поднялся на ноги и вышел в коридор, и уже оттуда донесся его голос: "Дан, твоя куколка пришла в себя, проведай его, что ли".

От этих слов мальчишка съежился, уже не обращая внимания на почти что разрывающую боль в спине, сжался, чтобы не видеть своего мучителя, не видеть его холодных глаз, не видеть рук, которые его мучили. Он больше не мог смотреть на хозяина. Никогда. Забыть все, что произошло, как страшный сон – вот, чего хотелось пареньку в данный момент. Он и отвернулся, и отполз к самому краю – все, чтоб не встречаться с ним взглядом. Поэтому, наверное, мальчик и не услышал тихих, но уверенных шагов Дана, и встрепенулся, почувствовав мягкое и осторожное прикосновение ладони к своим волосам. Вздрогнул и сжался еще сильнее, не зная, какого шага ожидать дальше от того, чьих извращенных наклонностей мальчишка так боялся. Брюнет уселся на кровать рядом со своим рабом, подтягивая его к себе на колени, и растрепал пряди волос, после чего просто приподнял голову Никки за подбородок, заглядывая ему в глаза. Большие и очень испуганные глаза, даже не так, наполненные диким страхом.

-Не трону я тебя, не здесь же, - усмехнулся парень.

Эти слова, впрочем, парнишку нисколько не успокоили. Получалось, его будут снова трахать, как только Ник вернется домой, неужели так и будет? Мелкий терзался в мыслях этим вопросом, продолжая смотреть на хозяина как кролик на удава, который его сейчас возьмет и сожрет, не оставив ни косточки. А потом отражения мыслей промелькнули и в голове голубоглазого, и он невольно рассмеялся, снова проведя рукой по волосам Никки и представив себе подобную картину. Мальчик недоуменно глянул на хозяина, не понимая, почему ему так весело.

А уж ответом на этот молчаливый вопрос он посчитал то, что Дан внезапно поднялся, легко поднимая худенькое тело на руки, и вышел из комнаты, ногой захлопнув за собой дверь. Когда он уже спустился вниз, из боковой двери как чертик из табакерки выскочил тот самый блондин, снова натягивая дежурную улыбку, которую Никки видел ранее, еще когда застал его у себя в комнате.

- Уходишь уже? – спокойно поинтересовался блондин, подходя к другу, – Я бы посоветовал остаться еще ненадолго, у меня там такого мальчишку привезли, ммм... – он демонстративно медленно облизнул губы, взглядом чуть ли не коварного соблазнителя смотря на брюнета. Тот на какое-то время задумался, а потом покачал головой, после чего кивнул на свернувшегося клубочком у него на руках Никки.

- Мне его нужно домой отвезти, а вот после вернусь к тебе, интересно посмотреть, а может и опробовать приобретение... – и оба мужчины обменялись понимающими и даже почти что заговорщицкими взглядами.

Никки было обидно практически до слез. Он искренне ненавидел своего хозяина за сломанную жизнь, но вот подобное парнишка посчитал просто предательством со стороны Дана. Мелкий и не задумывался, что по сути дела является простой игрушкой, и потому слишком сильно обиделся. В его голове все мелькала одна мысль: “Почему хозяин на это согласился? Почему?” Но ответа на это он сам себе дать так и не смог.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.