Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Горячо и...нежно.




-Тебя так развезло от одного бокала простого вина? - Промурлыкал Дан, склоняясь над мальчишкой и шепча ему это на ухо. - А теперь ты стал таким раскованным... возьму на заметку, тебе надо чаще напиваться, куколка.
-У меня всегда была такая реакция на алкоголь... слишком легко пьянею, а теперь будет... весело. Ох, да-а... - Никки чуть не застонал, когда теплые руки хозяина скользнули по его бедрам вверх, до конца, несильно сжимая ягодицы.
-Развратная шлюшка, моя, только моя, - Нетерпеливо, дрожащими пальцами, Дан пытался расстегнуть заедавшую молнию на платье, но бросил это занятие, вытаскивая нож и просто разрезая синюю ткань, попутно задев бледную кожу острым лезвием. Нечаянно, конечно же. - Тупые китайцы, как можно сделать такую молнию...
-Не трогай китайцев, у них музыка неплохая... хотя мне больше нравится...а-ахх, да, вот так, - Мальчишка весь выгнулся, когда ранку от пореза начали зализывать. Горячий язык и влажные, нежные прикосновения к коже, дразня, заставляя подниматься из самой глубины души чувства и желания. Хотя желание было сейчас лишь одно, и Никки красноречиво подался назад, опираясь на локти и колени, шире раздвинув ноги:
-Возьми меня, сейчас... - Еще немного. и мелкий уже сам себя трахнет, пусть даже и пальцами.
-Да ты течешь как последняя блядь, малы-ыш... - Немного удивленно шепнул ему Дан, обхватив ладонью член своего раба и делая несколько движений рукой вверх-вниз.
-Да-а-а... - Мальчишка вновь выгнулся, хотя, казалось бы, куда еще сильнее. Алкоголь действовал на него похлеще наркотиков. Афродизиак отдыхает.
-Не-ет, куколка, это будет слишком просто, - Руки Никки были зафиксированы над головой, прикрепленные к спинке кровати тут же вытащенным из шлевок джинс ремнем. Никки на пару секунд застыл как статуя, в глазах, которых его хозяин все равно не видел, мелькнуло осознанное чувство ужаса, но тут же пропало, словно растворившись в желании, когда Дан мягко провел губами по его щеке, до виска, до уха, прикусив мочку, но тут же коснувшись места укуса самым кончиком языка.
-Пожалуйста... – Парнишка уже откровенно умолял.
-Мне нравятся твои чулки с подвязками... Соби с Тошино – большие оригиналы, раз смогли запихнуть тебя в эти штуки, - Задумчиво шептал брюнет на ухо рабу, скользя слегка влажными от смазки пальцами по его телу, задевая чувствительные соски и выкручивая их, сжимая пальцами и мягко поглаживая.
-Х-хозяин... – Никки уносило. Ничего не соображая, он старался потереться пахом о простыню, чтобы хоть немного облегчить свои «страдания».
-А у меня идея... – И снова тихий, интимный шепот, от которого по телу пробегают мурашки, и словно сжимается сердце. От петель ремня руки мальчишки были освобождены тут же, и он как-то непонимающе повернул голову, посмотрев на Дана.
Тот лег на кровать, поманив своего раба к себе.
-Что мне сделать? – Никки понял все даже слишком быстро, подползая к хозяину на четвереньках и склоняясь над ним, почти касаясь его губ своими.
-Садись на мой член. Сам, так глубоко, как сможешь принять, - Все это звучало так... невыносимо грязно, пошло и соблазнительно, что мальчишке просто не получилось найти причин для оправдания. Тело хотело секса, значит, оно его получит. А Никки был только за.
-Растягиваешь себя сам... – Хрипло прошептал брюнет, глядя на мелкого и сжимая свой член у основания, дабы не кончить раньше времени от вида этого милого, смущающегося личика.
-Смазка... – Сухими пальцами будет больно, а там и все желание может пропасть.
-Тумбочка... – Качнул головой в сторону от себя Дан.
Совершенно ничего не смущаясь сейчас, Никки, как был сейчас на четвереньках потянулся через хозяина к этой самой тумбочке.
Вот только он не учел, что его пах оказался совсем рядом с головой брюнета, чем тот и воспользовался, слегка приподнявшись и обхватывая губами головку члена своего раба. Мальчишка вздрогнул всем телом, бросив взгляд на Дана и замерев с протянутой к тюбику со смазкой рукой.
А брюнет ему сейчас отсасывал так, как не всякая шлюха смогла бы.. Губы мягко обхватывали член, кончик языка порхал от самого его основания до чувствительной головки, парень то практически полностью заглатывал член мальчишки, то полностью выпускал его изо рта, с непередаваемым чмокающим звуком отпуская и вновь насаживаясь на него.
Никки уже просто откровенно стонал, громко вскрикивая, когда становилось совсем невыносимо, ногтями впиваясь в ладони, пытаясь не кончить раньше времени. Ощущение чужих губ на своем собственном члене капитально сносило крышу, так, что, наконец, мальчишка все же не смог сдержаться и с протяжным:
-Да-а-а-ан... – Кончив тому прямо в рот. Вот только брюнет проглотил все так, словно всю жизнь только и занимался, что отсасывал другим. А впрочем, кто знает, кто знает...
-Теперь твоя очередь доставлять мне удовольствие, - Хрипло сказал Дан, ожидая, когда парень придет в себя и сможет, наконец, взять смазку и вернуться к нему.
Правда, произошло это лишь минуты через две, когда Никки почувствовал себя лучше и почти отошел от той головокружительной слабости после оргазма. А ведь все еще только начиналось...
Сесть, широко раздвинув ноги и слегка согнув их в коленях. Отвинтить крышечку и выдавить на пальцы немного прохладной, прозрачной жидкости. Неуверенно коснуться пальцами колечка мышц, щедро смазывая их и вокруг смазкой. Один палец внутрь зашел совсем без каких-то препятствий, добавить второй оказалось чуть сложнее, третий и вовсе зашел с трудом. А потом мальчишка задел какую-то точку внутри себя, отчего по всему телу вновь побежала сладкая дрожь. Пальцы у него были действительно длинные и тонкие, поэтому мелкий вновь безошибочно нашел простату, осторожно потерев по ней подушечками пальцев и вновь выгибаясь от резкого удовольствия, пытаясь хоть как-то приглушить кистью собственной руки рвущийся с губ тихий стон.
И плевать ему было даже на лежащего рядом хозяина, на весь мир плевать, сейчас существовало лишь это удовольствие и он сам.
Уже привыкнув, Ник сам начал трахать себя пальцами, пытаясь еще и бедрами навстречу своим собственным движениям податься.
Только ему не дали так просто кончить во второй раз, когда Дан, не выдержав этого зрелища, резко потянул на себя парнишку, так, что тот оказался стоящим на четвереньках над своим хозяином, который своего раба слегка приподнял за бедра, опуская на собственный член.
Правда, мальчишка слегка дернулся, когда все же опустился на него полностью, но потом, быстро привыкнув, уже сам начал приподниматься и опускаться, то сжимая, то разжимая мышцы. Быстрые и томительно медленные движения, резкие толчки... Приглушенный чмокающий звук сопровождал буквально каждое движение, заглушаемый лишь стонами обоих любовников.
Первым вновь не выдержал Никки, цепляясь за плечи хозяина и практически падая ему на грудь, по инерции еще продолжая двигаться и сильно сжимая в себе член Дана. Парень не выдержал через буквально пару резких, сильных толчков во все еще сжимающееся тело мальчишки, излившись внутрь него с хриплым стоном, который был бы довольно громким, не заглуши его брюнет поцелуем.
Целовал... он целовал мелкого, пожалуй, в первый раз за все время, что спал со своим рабом. Вначале мягкий и нежный, почти трепетный, этот поцелуй перерос в куда большее, чем простой французский. Дан практически насиловал своим языком рот Никки, но тому, несмотря ни на что, это нравилось, и мальчишка просто подключился «к игре». Языки сплетались, лаская друг друга, скользили по зубам, небу, сплетались так тесно, что обоим казалось, что они сейчас задохнутся, но ни один даже и не собирался останавливаться на этом.
Руки жадно скользили по телу партнера, невольно возбуждая и распаляя еще больше. Это было похоже даже не сколько на ласки, столько на какое-то сражение, тот, кто проиграет, станет одновременно победителем, и наоборот.
И Ник не отставал в этом от Дана, словно с цепи сорвался, словно, наконец, показал свою истинную бунтарскую натуру, которая прежде тщательно скрывалась за всей скромностью мальчишки. А теперь? Теперь он вел себя ничуть не лучше своего хозяина, прижимаясь к нему с хриплым и довольным стоном.
-Никки... – Тихо шепнул мальчишке брюнет, когда они оба уже практически успокоились, пусть и лежали, по-прежнему обнявшись.
-Да? – Мальчишка, до того устроивший свою голову на плече Дана, чуть приподнялся, острыми локтями упираясь в грудь хозяина.
-Жаль, что утром мы этого не вспомним... – Парень еле слышно вздохнул, проводя подушечкой большого пальца по полуоткрытым, пухлым от поцелуев губам своего раба.
Мелкий пожал плечами, сначала обхватывая губами палец хозяина и облизывая его, а затем, на пару секунд отстранившись, касаясь губ Дана:
-А может и хорошо...что не вспомним, - Тихо прошептал прямо в них Никки. – Пусть это останется где-то здесь, в памяти... – Он коснулся виска хозяина теплыми пальцами и улыбнулся. Улыбнулся так, как улыбаются любимым людям.
-Я скажу сейчас пошлость, которая разрушит всю романтику, но... вот таким, мокрым. Растрепанным и выебанным по собственному желанию ты нравишься мне гораздо больше, чем в обычном смирном состоянии. Моя личная шлюшка.
-Мой личный фаллоимитатор? – Отшутился мальчишка, укладывая голову обратно на плечо хозяина. А через пару секунд он уже спал. Дан даже не успел возмутиться такому сравнению, когда и сам провалился в сон.

Жаль лишь, что утром они не вспомнят ничего...




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.