Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Совершенствование репрессии



Государство же, как уже было выше отмечено, пока очень неэффективно в правовом пресечении противозаконной деятельности национал-радикалов. У этого устойчивого феномена есть три не менее устойчивые причины.

Первая – распространенность этно-ксенофобии в самих правоохранительных органах. Здесь могут в какой-то степени помочь просветительские программы и политическое давление сверху. Но качественный прорыв возможен, видимо, только в рамках принципиальной реформы систем прокуратуры и полиции, что выходит за рамки данной статьи.

Вторая – недостаток компетентности следователей, прокуроров и судей. Решение этой проблемы лежит тоже только через большие реформы, но вряд ли будет скорым.

Третья – огромная неопределенность в вопросе о том, какая именно деятельность национал-радикалов является незаконной. Закон "О противодействии экстремистской деятельности" 2002 года, увы, сделал ситуацию не только еще более неопределенной, но местами – просто абсурдной. Мы об этом не раз писали18, так что ограничимся самым кратким резюме.

Современное российское законодательство предполагает весьма суровые санкции для отдельных лиц, ассоциаций и СМИ даже за столь неопределенные действия, как "унижение национального достоинства" или пропаганду превосходства по религиозной и социальной принадлежности. Легко привести примеры, когда подобные действия заслуживают лишь не слишком строгого морального неодобрения, могут быть предметом гражданского иска, а могут быть и уголовными преступлениями. Но наше право очень плохо разграничивает или вовсе не разграничивает эти случаи. В обществе же не существует даже отдаленного подобия консенсуса в определении того, что и в какой степени недопустимо. Отсюда во многом – крайне противоречивые санкции, налагаемые, если налагаемые, на разного рода национал-радикальных активистов. При нынешнем состоянии правоохранительной системы и высокой степени неопределенности в отношении националистических идей, присущей нашему обществу, невозможно ожидать, что практика правоприменения сама постепенно придет к какому-то разумному разграничению между уголовными преступлениями, административными правонарушениями и просто морально предосудительными словами и поступками.

Имеет смысл отказаться от подхода, закрепленного законом 2002 года и исходящего из удобства правоохранителя: максимально широкие признаки правонарушения и максимально жесткие санкции. Все равно полиция и суды такой широкой репрессивной кампании, какая вытекала бы из буквального применения Закона 2002 года, не развернут - и слава Богу. И ранее высказывалось мнение, что гораздо эффективнее было бы сосредоточиться на наиболее опасных деяниях, связанных с насилием, дискриминацией и их прямой пропагандой, особенно – в виде массовых мероприятий, а остальное – декриминализовать.19 В УК следует оставить действия, которые подавляющее большинство общества, даже при наличном в нем уровне ксенофобии, считает действительно особо общественно опасными, а остальное, в соответствии с общим духом уголовного права, перенести в область гражданских исков, административных дел или вовсе вывести из компетенции государства. Тогда и правоохранительной системе сложнее будет уклоняться от выполнения своих обязанностей. При этом совершенно не обязательно приговаривать пропагандистов агрессивного национализма к лишению свободы – только "за слова" обычно вполне достаточно наказать действительно большим штрафом.

Надо отметить, что такого рода сдвиги уже наметились с реформой ст.282 УК в конце 2003 года: такой спорный состав, как пропаганда превосходства и неполноценности по ряду признаков, удален из статьи, зато в ней появилась "пропаганда ненависти"; нижний порог наказания, как и почти во всем УК, резко снижен, а штрафы повышены. Эти изменения, хотя и позитивны, но недостаточны. Осталась нетронутой испорченная Законом 2002 года ст.280 УК, по которой можно с тех пор посадить человека за призывы к "экстремистской деятельности", которая в свою очередь, отнюдь не всегда подпадает под УК. По-прежнему остается проблема доказывания умысла по ст.282 УК. На наш взгляд, оптимальным выходом было бы решение Верховного Суда, аналогичное приведенному выше нидерландскому, - слова или действия, возбуждающие вражду и ненависть или унижающие человеческое достоинство, являются таковыми объективно и вне зависимости от намерения совершившего эти действия.

На фоне определенного упадка ориентированных на пропаганду национал-радикальных группировок и бурного роста идеологически мотивированного насилия (будь то "джихадизм" или движения скинхедов), особенно важно сделать акцент на противодействии именно насилию и его пропаганде. Разъяснениями Верховного Суда, инструкциями Генеральной прокуратуры, может быть, какими-то еще средствами следует побудить правоохранительную систему не забывать о таком предусмотренном УК отягчающем обстоятельстве, как "совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды" (ст. 63 "е" УК), применять соответствующие квалифицирующие признаки в ряде других статей (список которых законодателю, кстати, стоило бы расширить).

Только сейчас идет первый процесс по введенной в 2002 году статье 2821 УК о создании "экстремистского сообщества". Хотя сообществ, прямо подпадающих под эту статью, – множество. Если индивидуальные акты этно-националистической агрессии – проблема скорее полицейская, то практически беспрепятственное существование таких сообществ – проблема уже политическая.

Список возможных рекомендаций правоохранительной системе, конечно, этим не исчерпывается. Например, следует выработать механизм, побуждающий следователей и судей не злоупотреблять проведением экспертиз в случаях, когда достаточно здравого смысла и знания Конституции. Было бы также полезно для дела, если бы правоохранительные органы больше пользовались информацией профильных НПО.

При этом не следует возвращаться к свойственным середине 1990-х годов идеям специального "антифашистского" законодательства. Законы и, шире, действия государства должны быть, как говорилось еще в докладе Фонда "ИНДЕМ", направлены не против конкретной идеологии (тем более, что в России на роль наиболее опасной идеологии исторически имеет больше оснований претендовать советский коммунизм, а не национал-социализм), - государство должно пресекать определенные действия и защищать своих граждан и основы конституционного строя.

Совершенно очевидно, что никакими карательными или иными мерами невозможно полностью исключить национал-радикальную деятельность. Просто потому, что невозможно полностью искоренить целый идеологический сектор. И потому, что всегда найдется некоторое количество людей, способных ради этих идей на преступления. Но всю эту деятельность можно и нужно держать под репрессивным прессом. В Германии, наверное, не меньше скинхедов, чем в России, но в Германии более эффективная полиция. В России меньшую эффективность полиции следует компенсировать сужением списка преследуемых деяний и специальным контролем сверху за расследованием именно этих деяний.

Резюме

В рамках статьи невозможно даже перечислить, не то что обсудить, все предложения, относящиеся к противодействию национал-радикалам. А чтобы не запутаться и в уже изложенном, приведем краткое резюме.

Основой стратегии противодействия национал-радикализму является общая этническая политика государства. Она должна быть признана одним из приоритетных направлений политической деятельности и направлена на постепенное исключение этнической дискриминации и ксенофобии из государственной практики и из официальных дискурсов. При этом предметом этнической политики должно быть не регулирование мифических "межнациональных отношений", а защита прав граждан и основ конституционного строя страны от покушений радикальных этно-националистов.

Либерально ориентированным интеллектуалам, вероятно, пора всерьез озаботиться идеологическим, правовым, образовательным обеспечением превращения России из нынешнего неопределенного состояния в поликультурное национальное государство. Иначе государственная машина по собственной инерции и при участии националистически ориентированной части общественности неотвратимо скатится к совсем другому образу России – к националистической империи. Либеральная общественность, в принципе, пока еще может повлиять на настроения и в обществе в целом (в академической среде, в журналистском сообществе, среди НПО, в бизнесе и т.д.), и в государственном аппарате.

Высокая терпимость к ксенофобии, распространенность последней в политически активном слое и в чиновничестве требуют противодействия со стороны государства и общественности, но скорее – нравственного, чем репрессивного. Терпимость гражданина, в отличие от уголовного закона, не должна быть столь широка. А пока настроения остаются такими, как сейчас, надо с большой осторожностью относиться к дальнейшей легитимизации национал-радикалов – лучше оставить какие-то группы на обочине общественной жизни, чем увеличивать шансы торжества этно-национализма в политической элите.

С другой стороны, следует отказаться от надежд репрессивными мерами искоренить в близком будущем наиболее распространенные формы ксенофобии и даже их пропаганду. Соответствующие сообщества (в первую очередь, педагогическое, академическое, журналистское) должны сами озаботиться установлением определенных корпоративных норм – не в качестве обязательных, но в качестве квалифицирующих. Здесь государство должно скорее контролировать критический уровень активности ксенофобной пропаганды, при превышении которого следуют административные меры (закрытие издания, организации, штраф для пропагандиста). Уголовная же репрессия должна быть сфокусирована на наиболее опасных формах национал-радикальной активности, в первую очередь – прямо или косвенно связанных с насилием. Сокращение поля репрессии в сочетании с политическим давлением власти позволит сделать репрессию более эффективной и, тем самым, создаст наконец ограничитель для распространения крайних форм национал-радикализма.

Для этого потребуются определенные изменения в законодательной базе, в первую очередь – отказ от заложенного в законе "О противодействии экстремистской деятельности" принципа максимально широкого охвата противодействия.

***

Наверное, описанная программа действия может показаться утопичной. Ведь она предполагает такие, например, условия, как способность и желание академического или журналистского сообществ, или хотя бы их достаточно значительных и влиятельных частей, на активную самоорганизацию в деле противодействия этническому мифотворчеству, или резкий поворот в этно-политике высшей власти. Между тем эти условия не наблюдаются сейчас, и нет особых оснований ожидать их выполнения в близком будущем. Означает ли это, что никакая позитивная программа противодействия агрессивному этно-национализму нереализуема? Может быть, и так. Но утверждать это однозначно тоже было бы преждевременным: есть немало примеров того, как общественная кампания, начатая явным меньшинством, с течение времени, пусть не такого короткого, приносила все-таки свои плоды.

ЛИТЕРАТУРА

1. До сих пор лучшим обзором на русском языке остается: Коливер Сандра. Законы, запрещающие hate speech: действенны ли они? // Проблемы ответственности за разжигание межнациональной розни. М., НИПЦ «Мемориал», 1993.

Данный раздел написан на основании доклада, подготовленного в 2002 г. для Центра по изучению ксенофобии и экстремизма Института социологии РАН.

2. По обзорам: Мак-Гонагл Тарла. Как, сохраняя свободу слова, ограничить возможность расистских высказываний? // Российский бюллетень по правам человека. 2002, №15; Левинсон Лев. Баланс или несоразмерность?//Язык мой… Проблема этнической и религиозной нетерпимости в российских СМИ. М.,Центр «Панорама», 2002.

3. Данные Научно-исследовательского института проблем укрепления законности и правопорядка Генпрокуратуры РФ, суммированные по отчетам МВД и прокуратуры. Цифры судебной статистики почему-то значительно ниже, что, видимо, означает, что многие дела куда-то пропадают.

Подробнее о современной практике правоприменения в отношении национал-радикалов – см.: Верховский Александр. Основные тенденции в развитии национал-радикального движения и противодействия ему со стороны государства // Мониторинг дискриминации и национал-экстремизма в Российской Федерации. М., "За гражданское общество", 2004.

4. Подробнее см.: О соблюдении Российской Федерацией Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Альтернативный доклад НПО. Сайт "Мемориал", 2003, 10 января (http://www.memo.ru/hr/discrim/ethnic/docl_ind.htm).

5. Соколовский Сергей. Концептуализация этнического в российском конституционном праве // Расизм в языке социальных наук. СПб, Алетейя, 2002.

6. Это хорошо видно на примере прессы. См.проект "Язык вражды в российских СМИ" на сайте Центра "СОВА": http://sova-center.ru

7. Паин Эмиль. Между империей и нацией. Модернистский проект и его традиционалистская альтернатива в национальной политике России. М., Фонд "Либеральная миссия", 2003.

8. Осипов Александр. Конструирование этнического конфликта и расистский дискурс // Расизм в языке социальных наук.

9. Этот вопрос подробнее обсуждался в полемике между В. Лихачевым и автором в книге: Верховский Александр. Государство против радикального национализма. Что делать и чего не делать? М., Центр "Панорама", 2002

10. См. например: Лихачев Вячеслав. Нацизм в России. М., Центра "Панорама", 2002.

11.О формах и методах противодействия политическому экстремизму в России. М., Региональный общественный фонд “Информатика для демократии”, 1998.

Эта идея развита в: Краснов Михаил. Пути совершенствования противодействия политическому экстремизму. Рукопись, представленная в 2003 г. в Центр по изучению ксенофобии и экстремизма Института социологии РАН.

12.Гудков Лев. Русский неотрадиционализм и сопротивление переменам // Отечественные записки, 2002, №3.

13.Тема так называемого языка вражды в СМИ исследовалась в последние годы не раз. Назовем лишь некоторые публикации: Язык мой… Проблема этнической и религиозной нетерпимости в российских СМИ. М., Центр «Панорама», 2002; Малькова Вера, Тишков Валерий. Этничность и толерантность в СМИ. М., ИЭА РАН, 2002; Кожевникова Галина. Язык вражды в предвыборной агитации и вне ее. М., Центр "СОВА", 2004.

14. См. например: Дзялошинский Иосиф. Научно-методическое обеспечение акций и кампаний по пропаганде толерантного поведения в средствах массовой информации. М., Независимый институт коммуникативистики, 2003; Казаков Юрий. Саморегулирование журналистского сообщества. М., Фонд защиты гласности, 2004.

15.Наприме: Тишков Валерий. Стратегии противодействия экстремизму // Независимая газета, 1999, 18 марта.

16. См. например: Шнирельман Виктор. Цивилизационный подход, учебники истории и "новый расизм" // Расизм в языке социальных наук.

17.Подробно этот вопрос рассматривается в работе: Айламазьян В.Б., Осипов А.Г., Сапожников Р.В. Правовые механизмы противодействия этнической дискриминации и разжиганию этнической вражды в России, возможности их использования и степень эффективности. М., НИПЦ «Мемориал», 2002.

18.Наиболее подробно в: Государство против радикального национализма.

19.Сапожников Роман. Указ. соч.

 

ГЛАВА 6. Ксенофобия и этнополитический экстремизм в России: о причинах неэффективности противодействия

В данной главе предпринимается попытка оценить динамику ксенофобии и этнополитического экстремизма в постсоветской России, факторы их роста, а также некоторые причины неэффективности применяемых в стране мер противодействия различным формам этнического негативизма.

Динамика этнополитического негативизма

Этническая интолерантность стала возрастать уже в последние годы существования СССР. В 1989 г., судя по данным ВЦИОМ (рук. Ю. Левада), признаки открытой ксенофобии обнаруживали примерно 20% населения СССР, а ее агрессивных форм - и того меньше – около 6-12 %, в зависимости от региона. Однако уже в 1990 году социологические показатели острой этнической антипатии выросли до 35-40%, а в зонах этнических конфликтах охватывали почти все население.1 В постсоветской России, в условиях революционного слома всей системы советских отношений, отмеченные тенденции усилились, хотя кратковременные волны подъема ксенофобии (1992-1993 гг.) и (1994-1996 гг.) сменялись сравнительно длительными периодами относительной стабилизации. Лишь после экономического кризиса 1998 г. и, особенно, после серии террористических актов в городах России, начала «второй чеченской войны», рост ксенофобии стал стремительным и неудержимым. Вначале устойчивый рост проявлялся только в динамике античеченских настроений, а после 2000 г. распространился на многие другие разновидности этнических фобий. С этого времени примерно 2/3 респондентов, опрошенных социологами ВЦИОМ, демонстрировали различные формы неприязни к представителям других национальностей.2

Важно отметить, что в разные периоды постсоветской истории ксенофобия не в одинаковой мере была присуща представителям различных этнических общностей. В 1991-1995 гг. наибольший уровень неудовлетворенности межэтническими отношениями и наибольший же уровень подозрительности к другим этническим группам демонстрировали этнические меньшинства (в данном случае под ним понимаются все нерусские). Эта подозрительность, переходящая порой и в эмоционально более насыщенные формы ксенофобии, вплоть до ненависти, проявилась, в частности, в многочисленных этнических конфликтах, сторонами которых в начале 1990-х выступали в основном этнические меньшинства (осетины и ингуши, кабардинцы и балкарцы, многочисленные народы Дагестана и др.). Однако уже к середине 1990-хнегативная этническая мобилизация меньшинств стала спадать.

Этническое же большинство России, напротив, было пассивно в начале 1990-х и активизировалось к концу указанного десятилетия. Как показывают исследования коллектива под руководством Л.М. Дробижевой, и уровень сформированности русского этнического самосознания в это время был ниже, чем этнических меньшинств. Так, на подсказку в социологической анкете: «Я никогда не забываю, что я …(далее указывается соответствующая национальность - «русский», «осетин», «якут», «татарин» и т.д.), утвердительно ответили в 1999 г. 82% осетин, 70% якутов, 60% татар и только 40 % русских. Однако за период 1994 -1999 гг. у всех перечисленных представителей этнических меньшинств прирост доли лиц с ярко выраженым этническим самосознание составил 10-15%, тогда как у русских он удвоился. При этом быстрее всего выросли наиболее эмоционально выраженные формы этнического самосознания. Если в 1994 г. не более 8% русских в республиках отвечали, что "любые средства хороши для отстаивания благополучия моего народа", то в 1999 г. и в республиках, и в русских областях, такую установку проявили в опросах более четверти русских респондентов.3 К сожалению, быстро стала расти и радикально националистическая установка: «Россия для русских». Это подтверждается и материалами других исследовательских групп. Так, по данным ВЦИОМ (рук. Ю.Левада), идею «Россия для русских» поддерживало полностью («поддерживаю, ее давно пора осуществить») в различные месяцы 1998 г. 13-15%, а в 2002 г. - 17% опрошенных; поддерживало частично («ее было бы неплохо осуществить, но в разумных пределах») в 1998 г. – 30-31 %, в 2002 г. – 38% опрошенных. Таким образом, доля людей, полностью или частично поддерживающих эту определенно экстремистскую идею возросла за четыре года с 45% до 55 % опрошенных. При этом симпатии к лозунгу в основном проявили русские, тогда как представители других национальностей эту идею оценили крайне отрицательно: «это настоящий фашизм» - 22 % русских и 59 % - представителей других национальностей.4

Я еще остановлюсь на анализе природы ксенофобии, пока замечу лишь, что это феномен массового сознания, он подвержен колебаниям в связи с переменами общественных настроений, а главное, не всегда проявляется в каких-либо формах социальной и политической активности. Иное дело этнополитический экстремизм, который всегда проявляется в действиях идеологического и политического характера. Такой экстремизм присущ, прежде всего, организациям, формирующимся под лозунгами этнической враждебности и направляющих, в той или иной мере, свою активность на разжигании этнической розни в политических и идеологических целях.

В начале 1990-х годов подобные организации складывались преимущественно на базе так называемых «национальных движений» титульных народов республик Российской Федерации.5

Одним из первых возник «Объединенный конгресс чеченского народа» (ОКЧН), созданный еще в 1990 г. в Чечено-Ингушской АССР. В начале 1990-х бурно развивались национальные движения и партии в Татарстане. Это и «Всетатарский общественный центр» (ВТОЦ), комитет "Суверенитет", партия "Иттифак", объединение "Азатлык", «Исламская демократическая партия», общество им. Марджани и др. В 1992-1993 гг. в Дагестане создаются национальные движения - кумыкское «Тенглик», аварское «Фронт им. имама Шамиля», лакское «Казикумух», даргинское «Цадеш», лезгинское «Садвал» и др. Эти организации поначалу были чрезвычайно влиятельными, могущественными и вполне могли оспаривать власть официальных администраций в своих автономиях. Однако к середине 1990-х влияние большинства из них стало спадать в республиках России. Исключение составила лишь Чеченская Республика, в которой ОКЧН захватило власть.

Они ослабли потому, что национальные движения реализовали многие свои политические цели. Сказалась политическая усталость основной массы рядовых представителей национальных движений, а также их разочарование результатами деятельности некоторых радикальных националистических лидеров, оказавшихся по большей части неумелыми политическим менеджерами. Процессы приватизация и развития новых политических институтов, новых органов власти, оттянули в них немалую часть этнических активистов. И все же, главная причина этого ослабления, на мой взгляд, состояла в том, что коммунистическая номенклатура реально направлявшая «национальные движения», реализовала основную свою задачу - самосохранения. Секретарь Татарского обкома М. Шаймиев, Башкирского – М. Рахимов, Председатель ВС Дагестана М. Магомадов, многие другие партийные и советские лидеры в республиках сохранили свою власть.

Однако общего спада этнополитической активности в стране, на мой взгляд, не произошло, сменились лишь основные субъекты этой активности. С конца 1990-х годов ими стали русские националистические организации. Сегодня такие организации являются наиболее массовыми и быстро растущими отрядами национальных движений России. Так, на насколько порядков выросла численность такой разновидности молодежных организаций, сплачивающихся под лозунгом: «Россия для русских», которую аналитики чаще всего обозначают под общим названием «скинхеды». В 1991 году в стране их насчитывалось буквально несколько десятков человек, в 2001г., по данным правоохранительных органов, их было уже свыше 10 тысяч, а в 2004 –33 тыс. 6 Эксперты же указывают на значительно более высокие показатели участия молодежи в ультрарадикальных националистических организациях. 7

Если в 1990-х годах скинхеды были представлены мелкими группировками (от 3 до 10 человек), то после 2000 г. стали складываться крупные (до 500 человек). В Москве первыми возникли "Скинлегион" и "Blood&Honor' (это русский филиал международной организации наци-скинов), а также "Национал-Социалистическая Группировка 88". Каждая из них насчитывает по 200-250 бойцов. Всего же в Москве около 6 тысяч молодых нацистов. В Петербурге их свыше 3 тысяч, при этом только в одну организацию "Русский кулак" входит около 500 человек и не меньше 100 - в организацию "Коловрат", в Нижнем Новгороде – свыше 2,5 тысяч скинхедов, из них 300 человек входят в самую крупную группировку "Север".8

При сохранении нынешних темпов роста молодежных национал-фашистских организаций и их концентрации в нескольких крупнейших российских агломерациях, их численность в этих зонах уже в ближайшее время может быть сопоставимой с численностью контингента правоохранительных органов. Кроме того, представители подобных организаций из разных городов хорошо координируют свои действия и быстро перебрасывать активистов из одних городов в другие, при этом уровень их организации выше, чем у противостоящей им милиции. Это признает заместитель министра МВД С. Шадрин: «В Санкт-Петербурге мы недавно задержали 26 человек, из них 11 – москвичи. Когда задерживаем в Москве, всегда есть 6-7 представителей других регионов. Очевидно, что они объединились, а наши службы - пока нет. И мы не имеем информации об их выездах». 9

К сожалению, резервы роста национал-фашистких организаций чрезвычайно велики. Ведущий научный сотрудник Центра Ю.Левады Леонид Седов оценивает резерв активной поддержки нацистского лозунга "Россия для русских" примерно в 17 млн. человек.10 Однако общее число людей, солидарных с этой идей, намного больше. Судя по опросам различных социологических огранизаций (Центра Ю. Левады, «РОМИР», Института Социологии РАН (ИС РАН), Института конкретных социальных исследований РАН (ИКСИ РАН) и др.), доля населения, поддерживающего в той или иной мере и форме лозунг «Россия для русских», с 2002 г. не опускалась ниже 53%, а в некоторые годы поднималась и до 60%. Сегодня эту идею разделяют не только советские консерваторы - "сторонники особого русского пути", но и защитники радикальных рыночных реформ. В первой из названных групп доля сторонников лозунга составляет 28% опрошенных, а во второй еще выше - 30%.11 Идеология русского национализма сегодня присуща примерно в равной степени представителям разных партий и поэтому его разделение на «левый» и «правый» в сложившихся условиях лишено смысла. Особенностью последней генерации отечественного национализма состоит в том, что большинство тех, кто сегодня идентифицирует себя как сторонников "русского пути", 15 лет назад поддерживали реформаторов "первой волны". Таких в опросе ИКСИ РАН оказалось 49%.12

Отечественныегруппировки скинхедов быстро политизируются под влиянием радикальных политических организаций. Среди них «Национальный фронт», «Народная национальная партия», «Национально-державная партии России» (НДПР), «Партия Свободы», «Русское национальное единство» (РНЕ), «Русский общенациональный союз» (РОС), «Русская гвардия» и др. Все эти партии не легальны, однако действуют открыто. Например, только декабре 2004 г. и январе 2005 г. в центре Москве, в зале Союза писателей России прошли презентации книг двух сопредседателей НДПР. Александр Севостьянов представил книгу «Время быть русским», а формально находящийся в федеральном розыске Борис Миронов - свой труд «Иудейское иго». Как раз на этой презентации и было объявлено о сборе подписей под так называемым «обращением 500», в котором выдвигалась требование о запрете еврейский организаций.13 Что касается другого лидера названной партии Александр Севастьянова, то его власти не только не разыскивают, но и назначили официальным экспертом Государственной Думы по национальным проблемам. В мае 2004 г., он провел всероссийского конкурс сочинений школьников на тему «Что значит быть русским сегодня». Министерство образования России, хотя и не помогало организаторам этого конкурса, однако и не препятствовало его проведению. Зато среди учредителей мероприятия был Комитет Государственной Думы по культуре и туризму.14

Регулярными становятся пикеты, митинги и другие массовые акции протеста, проводимые в российских городах активистами националистических движений. Все чаще национал-экстремисты демонстрируют свою силу. Основными очагами насилия являются две столицы России. Лишь за один 2004 г. в Москве скинхедами совершено 12 убийств и 40 избиений, в Санкт-Петербурге - 7 убийств, 24 избитых. Далее идет Краснодарский край где, без учета массовых драк, в 2004 г. было зафиксировано не менее 2 убийств и 27 избиений как российских граждан, так и иностранцев. В январе 2005г. газета «Известия» опубликовала официальные данные о росте числа убийств, совершенных скинхедами. Если в 2003 г. на них было заведено 20 дел по поводу убийств, то в 2004. уже 44 дела. 15 При этом речь идет только о бесспорных случаях национал-экстремизма. Из числа самых громких дел такого рода можно назвать убийство двух судей в Долгопрудном - Жанны Радченко (25 мая) и Наталии Урлин (9 августа) 2004 г. Обе убитые были заняты в процессах по делу активистов одной самых радикальных националистических партий (РНЕ). Наиболее известной акцией российских национал-экстремистов, безусловно, является убийство в Петербурге ученого Николая Гиренко, автора целого ряда экспертиз по делам активистов таких организаций. Он был убит 19 июня 2004 г. в собственной квартире выстрелом через дверь. Буквально через день после этого ответственность за убийство взяла на себя некая «Русская республика». С открытой поддержкой этого убийства выступил и сопредседатель НДПР Александр Севастьянов.16

Об убийствах такого рода говорили почти все российские средствах массовой информации, и уже поэтому их нельзя было замять. В большинстве же случаев правоохранительные органы России крайне неохотно квалифицируют убийства как совершенные на националистической почве - определяя их как хулиганство или бытовые ссоры. Иногда при этом получается полный конфуз. Так, всего лишь через два дня после убийства (19 декабря 2004 г.) в Москве выходца с Кавказа Дмитрия Таркеладзе, т.е. еще на стадии предварительного расследования, МУР поспешил заявить, что "В МУРе полностью отвергают версию об убийстве на почве межнациональных отношений".Однако уже на следующий день после этого заявления (22 декабря), в Интернете появилась информация, что ответственность за убийство взяла на себя организация под названием "Национал-Социалистическая Группировка 88", которая засняла это убийство на пленку, поскольку убивала кавказского студента сознательно, с политическим умыслом и желанием получить доступ к СМИ для устрашения и проповедей национальной ненависти.17

Сам факт, что русские националистические группировки начали публично брать на себя ответственность за националистические преступления и открыто угрожать активистам антифашистского движения, характеризует заметную активизацию и политизацию их поведения.

Рост числа национал-экстремистских группировок и их активизация стали столь заметными, что новый глава МВД России Рашид Нургалиев не мог не признать существование в России фашистских организаций.18 Позднее, в косвенной форме это признал и президент В. Путин. Он заявил на конференции памяти жертв Освенцима, что «даже в России, которая больше всего сделала для победы над фашизмом… мы сегодня часто видим проявление этой болезни… Нам стыдно за это».19

 

О сущности ксенофобии и этнополитического экстремизма

Оба феномена связаны между собой, но имеют и существенные различия. Под ксенофобией (иногда говорят ксенофобиями) обычно понимаются различные проявления интолерантности по отношению к группам, которые воспринимаются массовым сознанием как «чужие». Сам термин ксенофобия как раз и означает страхи, настороженность и недоброжелательство (т.е. фобии) к чужим. Частным случаем ксенофобии является этнофобия (или этнофобии) – страхи, направленные как против конкретных этнических общностей, так и против некоего, слабо дифференцированного в массовом сознания конгломерата «чужих» народов («кавказцев», «южан», «инородцев»).

Ксенофобия – это одна из черт массового сознания, которая носит преимущественно стихийный характер, даже и в тех случаях, когда развивается под воздействием целенаправленных информационно-пропагандистских усилий, тогда как экстремизм – это более или менее оформленная идеология и целенаправленная деятельность организованных групп, реже отдельных лиц.

Понятие «политический экстремизм» относится к числу таких сложных общественных феноменов, определение которых неизбежно вызывает противоречивые мнения.Даже среди юристов, способных находить, по крайней мере, инструментальные определения подобных явлений, пока нет единства взглядов в отношения дефиниции «политический экстремизм», поэтому специалисты насчитывают, по крайней мере, пятьнаиболее известных альтернативных подходов по этому вопросу.20

Тем не менее, при всех различиях в подходах к определению политического экстремизма, существенное сходство заметно в оценке одной из его разновидностей, а именно - этнополитического экстремизма. И принятый федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» и многочисленные альтернативные законопроекты, которые выносились на общественное обсуждение, сходятся в том, что относят к понятию экстремизма деятельность организаций, …либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:
возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды...21Пожалуй, этот аспект политического экстремизма был единственным, по отношению к которому не было споров в ходе разработки законодательных актов о противодействии экстремизма.22 Такое единодушие понятно, поскольку именно эта разновидность экстремизма сегодня, безусловно, преобладает в российском обществе. И скинхеды, нападающие на африканских дипломатов или российских граждан - выходцев из Кавказа, и террористы, захватившие школу в Беслане, пусть в разной мере и форме, но выражают именно эту этнополитическую разновидность экстремизма, основанную на этнических страхах и ненависти, т. е. ксенофобиях (этнофобиях).

Ксенофобия выступает важнейшим источником экстремизма в нескольких отношениях: во-первых, из носителей ксенофобии формируются экстремистские организации; во-вторых, стереотипы ксенофобии служат сырьем для экстремистских идей. Особенно важно учитывать, что ксенофобия является одним из «конечных продуктов», результатов экстремизма, поскольку она и есть выражением той самой розни, на разжигание которой направлена деятельность экстремистских сил. И, наконец, именно ксенофобия больше всего ограничивает возможности всех форм противодействия экстремизму, поскольку массовые стереотипы ксенофобии обладают внутренней инерцией и могут существовать какое-то время даже и без пропагандистского воздействия экстремистских сил. Нельзя не признать и того, что ксенофобией заражена немалая часть представителей правоохранительных органов, которые призваны бороться с этнополитическим экстремизмом.

Проявления ксенофобий, в том числе и этнофобий, имеют различную интенсивность, поскольку как настороженность, так и недоброжелательство могут варьировать от подозрительности – до страхов, и от неприязни – до ненависти. С одной стороны, этнофобия и ксенофобия, как и все фобии, являются производными от страха утраты "ресурсов", с другой – следствием страха "утраты собственной идентичности. Вокруг этих осей вертятся едва ли не все устойчивые страхи, которые фиксируются в исследованиях".23

Л. Гудков отмечает, что в современной России «комплекс социальных обид растет очень сильно, но, что характерно: он не становится социально окрашенным, а принимает форму национальных обид, чувства притеснения со стороны других, этнически чужих, национальных противников и врагов. И тогда возникают мифы: о «засилии» черных, азербайджанцев, цыган и др.»24

Всплеск социальной, этнической и религиозной нетерпимости, лежащий в основе экстремизма, почти всегда сопровождает крутые исторические перемены, подобные тем, которые пережили народы бывшего Советского Союза, вынужденные в короткие сроки изменять одновременно и свой политический режим, и экономическую систему, и национально-государственное устройство. Такие периоды Петр Штомпка назвал «травматической трансформацией».

На личностном уровне предпосылки этнического и религиозного экстремизма могут быть вызваны практически любыми изменениями социального статуса. Многими социологическими исследованиями фиксировалось нарастание ксенофобий и агрессивности в сознании людей, понизивших свое социальное положение.25 Но и «благополучные» люди не избавлены от опасностей ксенофобии и агрессии. При увеличении разрыва между притязаниями личности и возможностями их удовлетворения, возрастают агрессивные установки; неудовлетворенность обычно приводит к поиску «козла отпущения». Им становится кто-то другой – власть, конкурентные группы, представители других народов и религий.

На уровне социума, этнических и религиозных общностей проявления экстремизма нарастают в периоды начавшихся, но не завершенных исторических перемен. В таких условиях почти неизбежен так называемый «кризис идентичности», связанный с трудностями социального и культурного самоопределения личности. Стремление к преодолению этого кризиса порождает ряд следствий, которые могут выступать предпосылками политического экстремизма, а именно: возрождается интерес людей к консолидации в первичных, естественных, или, как их еще называют, «примордиальных» общностях (этнических и конфессиональных); усиливаются традиционализм, растут проявления ксенофобии.

Эти тенденции тесно связаны между собой. Так, уже сам процесс консолидации в «примордиальных» общностях способен порождать рост ксенофобии, поскольку в ее основе лежат те же социально-психологические механизмы противопоставления первичных общностей по принципу: «мы» - «они». К такому противопоставлению в переломные периоды обычно добавляется еще и негативная оценка чужаков («они» хуже «нас», «мы» - жертвы «их» происков), поскольку поиск внешнего врага, виновника «наших» бед, почти неизбежен в условиях дискомфорта, сопровождающего исторические перемены.

Ксенофобия, как предтеча этнического и религиозного экстремизма, возникает также вследствие самоутверждения примордиальных общностей на основе негативизма. При этом социологи фиксируют две противоположные формы такого самоутверждения - с одной стороны, негативизм по отношению к группам, оцениваемым как стоящие ниже «нас» на цивилизационной лестнице;26 с другой - негативизм по отношению к группам, к которым «мы» испытываем соперничество, ущемлённость или обиду.

«Кризис идентичности» порождает негативную этническую консолидацию (объединения этнических и религиозных групп по принципу «против»). Социологические исследования коллектива под руководством Л. Дробижевой свидетельствуют о росте этнического самосознания практически всех этнических общностей России. В самом росте этнического самосознания нет ничего негативного, но, к сожалению, быстрее всего растут наиболее эмоционально выраженные формы этнической саморефлексии, типа: «Я готов жизнь отдать за свой народ», и даже еще более радикальные, такие как: «Татарстан для татар» или «Россия для русских».27

Основными причинами ее роста на наш взгляд, является восприятие (взращенное, разумеется, не без помощи пропаганды) значительной частью российского общества своей недавней истории как национального поражения или как исторической травмы.

К числу основных травмогенных факторов следует отнести, во-первых, распад СССР, который преимущественно воспринимается не как некий исторический процесс, а как следствие заговора: «Союз не распался - его развалили сознательно»; во-вторых, федерализацию, которая чаще всего воспринимается как дезинтеграция государства; в-третьих, обе чеченские кампании; и, наконец, в-четвертых - экономические реформы 1990-х годов, воспринимаемые большинством населения как несправедливые и подчас просто воровские.

Для раскрытия нашей темы нет необходимости анализировать, что в этих рассуждениях истинно, а что является мифом. Важно другое – сегодня эти представления утвердились в качестве стереотипов массового сознания и формируют «комплекс обид».

Переломные периоды закладывают предпосылки для экстремизма еще и тем, что значительно повышают интерес людей, испытывающих депрессии, к историческим традициям. Так люди, уставшие от неудач и поражений (реальных или мнимых) в своей повседневности принимают в качестве успокоительного средства воспоминания о прошлом и непременно героическом. Ю. Левада отмечает, что в постсоветский период позитивное самоутверждение русских осуществлялось, главным образом, за счет мифологизации и героизации прошлого своего народа.28 Еще более заметны подобные тенденции у других этнических общностей, как в бывших союзных республиках СССР, так и в регионах России. Так, в Татарстане отмечают день памяти погибших почти 500 лет назад - при взятии русскими Казани в XVI веке.

Традиционализм, доведенный до своего логического конца, выступает основной предпосылкой различных проявлений такого радикального идеологического течения, как фундаментализм (возвращения к истокам), который, в свою очередь, усиливает стремление людей к культурной изоляции, препятствует процессам модернизации и обостряет этническую и религиозную нетерпимость.

Сегодня Россия дрейфует в потоке стереотипов, захлестывающих общество. При этом огромное количество политических деятелей пытается играть на негативных этнических стереотипах. Именно поэтому наибольшую угрозу обществу сегодня представляет не столько фанатичный экстремизм масс, сколько прагматичный экстремизм элит.Особенно опасен скрытый экстремизм националистического толка, маскирующийся под оболочкой некой политической респектабельности и парламентаризма. Так, если с лозунгом изгнать из России всех «черных» выступит, скажем, лидер скинхедов, то на это сегодня вряд ли обратят внимание, по крайне мере, это не станет информационным поводом для СМИ. Другое дело, если примерно то же самое скажет депутат Думы, особенно из числа ее руководства.

Такого же рода опасность представляет собой национализм или культурный расизм, скрытый под оболочкой неких якобы научных теорий, вроде популярной ныне теории неизбежного «столкновения цивилизаций». Эта идея, в конце концов, сводится к тому, что существуют наши «хорошие» и чуждые «нам» цивилизации. Они де опасны, подобны вирусу, и всякое соприкосновение с ними угрожает «нашей» здоровой культуре.

Пока подобные идеи функционируют как научные теории, с ними можно и нужно спорить в рамках научных дискуссий. Однако когда эти теории реализуются в практической политике, они должны стать предметом правого регулирования. Например, в Краснодарском крае сегодня существует мощное не только философское, но и политическое обоснование того, что турок-месхетинцев, армян и прочих представителей чуждых культур надо из края удалять, поскольку они представляют опасность для русской культуры и несовместимы с русским менталитетом. Специалисты квалифицируют подобные рассуждение как культурный расизм или «новый расизм», который в качестве эвфемизмов использует такие понятия, как «культура» и «цивилизация», и делает акцент на их якобы незыблемых свойствах.29 Этот вид расизма представляет чрезвычайную опасность для России, учитывая пестроту этнического состава ее населения и мозаичность расселения большинства ее этнических общностей.

Механизм запуска идеологем экстремистского толка подобен многоступенчатой ракете. Первая ступень – это выступление малочисленной экстремистской группы, например, скинхедов, с лозунгами погромного характера в листовке, малотиражной газете или в Интернете. Это как бы пробный шар, и он может быть обличен в самую брутальную форму. Затем та же идея, но уже как ответ на «требование народа» и в более респектабельной упаковке высказывается известным политиком. Это становится информационным поводом для СМИ, которые вольно или невольно тиражируют экстремистские высказывания в массы. Именно так получили массовое распространение антисемитские высказываниями депутата Госдумы Альберта Мокашева.

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.