Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Что является материальной основой внимания?





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Одно из основных направлений исследова­ния внимания заключается в выявлении механиз­мов, с помощью которых мы направляем вни­мание на интересующие нас предметы. Таким простейшим механизмом является физическая переориентация наших сенсорных датчиков в сторону этих объектов. В случае зрения это означает перевести взгляд, чтобы интересую­щий предмет попал на наиболее чувствительный участок сетчатки. Однако, как показывают ис­следования зрительного внимания, построен­ные на наблюдении за глазами испытуемого, глаза не стоят на месте, а ведут сканирование.

Как и при чтении, это сканирование не явля­ется плавным непрерывным движением, а со­стоит из последовательных фиксаций. Об этом свидетельствуют сделанные с помощью каме­ры записи движения глаз испытуемых. Установ­лено, что движения глаз при сканировании кар­тинки обеспечивают попадание различных ее частей в зону самого высокого разрешения, что позволяет рассмотреть детали. Точки, на кото­рых фиксируется взгляд, не случайны. Это наи­более информативные места изображения, места, где находятся важнейшие признаки. На­пример, при сканировании лица на фотографии множество точек фиксации приходится на участки, где расположены глаза, нос и рот.

В слуховом восприятии ближайшим анало­гом движений глаз являются движения головой, при которых уши ориентируются по отношению к источнику звука. Во многих же ситуациях этот механизм внимания имеет ограниченное приме­нение. Возьмем, например, вечеринку, на ко­торой собралось много людей. Мы слышим множество голосов, и их источники недостаточ­но удалены, чтобы переориентация ушей позво­лила избирательно отслеживать какой-нибудь один разговор. Но можно избирательно вос­принимать сообщение, ориентируясь на направ­ление источника звука, движения губ говоряще­го и особенности его голоса (высота, темп и ин­тонация). Даже при отсутствии любого из этих признаков можно, хотя и с трудом, выбрать для отслеживания одно из двух сообщений, взяв за основу его смысл.

Исследования так называемого феномена «вечеринки с коктейлем» показывают, что че­ловек запоминает очень мало из слухового со­общения, если на него не было направлено его внимание. При обычной процедуре такого ис­следования на испытуемого надевают наушни­ки и предъявляют ему в одно ухо одно сообще­ние, а в другое ухо — другое. Испытуемого просят повторять (оттенять) одно из этих сооб­щений, когда оно звучит в наушнике. Это про­должается несколько минут, после чего сооб­щения прекращаются и испытуемого спрашива­ют о неоттененном сообщении. Испытуемый очень мало что может о нем сказать. Его заме­чания ограничиваются физическими характери­стиками звука, поступавшего по неоттененно­му каналу: высокий был голос или низкий, муж­ской или женский и т. д.; и он почти ничего не может сказать о содержании этого сообщения.

Из того факта, что человек столь немногое может рассказать о неоттененных слуховых со­общениях, вначале был сделан вывод, что не сопровождаемые вниманием стимулы полно­стью отфильтровываются. В результате даль­нейших исследований появились достаточные основания считать, что некоторую обработку оставленных без внимания стимулов перцептив­ная система все же ведет, хотя они редко дости­гают сознания. Одно из доказательств наличия частичной обработки неотслеживаемых стиму­лов — это то, что человек с большой вероятно­стью слышит свое имя, даже когда его произ­носят в неотслеживаемом разговоре негром­ким голосом. Этого не могло бы быть, если бы неотслеживаемое сообщение полностью терялось на нижних уровнях перцептивной системы. Значит, отсутствие внимания не блокирует сообщения полностью, а только ослабляет их подобно регулятору громкости, которым убавили звук.

Ответ на вопрос, с чем связано проявление подобных свойств внимания, пытаются дать ис­следователи, изучающие физиологические ме­ханизмы внимания. Следует отметить, что за по­следние несколько лет в понимании нервных ме­ханизмов внимания произошли важные дости­жения, особенно в сфере зрительного внимания. Ученых интересовали два основных вопроса: во-первых, посредством каких структур мозга осу­ществляется психологический акт выбора объек­та внимания и, во-вторых, чем различается по­следующая нервная обработка сопровождае­мых вниманием и игнорируемых стимулов?

Проводимые исследования позволили пред­положить, что мозг располагает двумя отдель­ными системами, которые производят отбор входных сигналов. Одна система связана с ло­кализацией объекта; она отвечает за выбор одного местоположения среди всех остальных, а также за переключение с одного местополо­жения на другое. Ее принято называть задней системой, потому что образующие ее струк­туры мозга — часть теменной коры и некото­рые подкорковые структуры — находятся в зад­ней части мозга. Другая система внимания свя­зана с другими свойствами объекта, например с его формой и цветом. Она называется перед­ней системой, потому что образующие ее структуры — передний поясок и некоторые под­корковые структуры — находятся в передней части мозга. Следовательно, объект внимания можно выбрать, сосредоточившись или на его местоположении, или на каком-либо другом свойстве, а реализовывать эти два варианта из­бирательности будут два совершенно разных участка мозга. Таким образом, результаты со­временных исследований с высокой достоверностью дают ответ на первый вопрос о струк­турах мозга, обеспечивающих функционирова­ние механизмов отбора информации.

Теперь рассмотрим второй вопрос. Что про­исходит после того, как выбран объект внима­ния, какие при этом наблюдаются изменения в течении нервных процессов? Частично ответ на этот вопрос могут дать результаты эксперимен­та, в котором испытуемому предъявляли ряд цветных геометрических фигур и говорили, что­бы он, обращая внимание только на красные фигуры, указал, когда ему будет предъявлен треугольник. В этом случае передняя система переключает внимание на цвет. Но что еще меняется в нервной обработке каждого стиму­ла? Ответ состоит в том, что те участки зритель­ной коры, которые обрабатывают цвет, стано­вятся более активными, чем они были бы, если бы испытуемый не направил внимание на цвет. В общем, участки мозга, имеющие отношение к свойствам, на которые направляется внима­ние, усиливают свою активность.

Доказательства такого усиления активности были получены в ряде экспериментов. В част­ности, в одном из экспериментов проводилось сканирование мозга испытуемых в то время, как они наблюдали движущиеся объекты меняюще­гося цвета и формы. При одних условиях экспе­римента испытуемых просили обнаружить из­менения в характере движения объектов, а при других условиях — изменения формы и цвета объектов; значит, в первом случае внимание обращалось на движение, а во втором — на цвет и форму. Хотя при всех условиях экспери­мента стимулы были физически идентичны, было обнаружено, что в первом случае более активны зоны мозга, участвующие в обработ­ке движения, а во втором — зоны мозга, участ­вующие в обработке цвета или формы. Следо­вательно, внимание усиливает то, что существен­но, не только в психологическом, но и в биоло­гическом смысле.

 

Внимание, как и любой психический процесс, связано с определенными физио­логическими явлениями. В целом физиологическую основу выделения отдельных раздражителей и течения процессов в определенном направлении составляет воз­буждение одних нервных центров и торможение других. Воздействующий на че­ловека раздражитель вызывает активизацию мозга. Активизация мозга осуществ­ляется прежде всего ретикулярной формацией. Раздражение восходящей части ретикулярной формации вызывает появление быстрых электрических колебаний в коре головного мозга, повышает подвижность нервных процессов, снижает по­роги чувствительности. Кроме этого в активизации мозга задействованы диффуз­ная таламическая система, гипоталамические структуры и др.

Среди «пусковых» механизмов ретикулярной формации следует отметить ори­ентировочный рефлекс. Он представляет собой врожденную реакцию организма на всякое изменение окружающей среды у людей и животных. В комнате раздался шорох, и котенок встрепенулся, насторожился и устремил глаза в сторону звука.

 

Имена

Ухтомский Алексей Алексеевич (1875-1942) — извест­ный отечественный физиолог. Развивая идеи И. М. Сече­нова о биологическом и системном характере нервно-пси­хических актов, выдвинул учение о доминанте как главном принципе работы нервных центров и организации поведе­ния. Это учение противопоставлялось воззрению на мозг как на комплекс рефлекторных дуг. По мнению Ухтомско­го, каждый наблюдаемый двигательный эффект опреде­ляется характером динамического взаимодействия корко­вых и подкорковых центров, актуальными потребностями организма, историей организма как биологической систе­мы. Мозг следует рассматривать как орган «предупреди­тельного восприятия, предвкушения и проектирования сре­ды». Для доминанты характерна инертность, т. е. склонность поддерживаться и повторяться, ко­гда внешняя среда изменилась и раздражители, некогда вызывавшие эту доминанту, более не действуют на центральную нервную систему. Инертность нарушает нормальную регуляцию по­ведения, но она же выступает в качестве организующего начала интеллектуальной активности.

Следы прежней деятельности могут сосуществовать одновременно в виде множества потен­циальных доминант. При недостаточной согласованности между собой они могут привести к кон­фликту реакций. В этом случае доминанта играет роль организатора и усилителя патологического процесса.

Механизмом доминанты Ухтомский объяснял широкий спектр психических явлений и их харак­теристик, например внимание (его направленность на определенные объекты, сосредоточенность на них и избирательность) и предметный характер мышления (вычленение из множества раздра­жителей среды отдельных комплексов, каждый из которых воспринимается организмом как опре­деленный реальный объект, отличный от других). Это «разделение среды на предметы» Ухтом­ский трактовал как процесс, состоящий из трех стадий: укрепление наличной доминанты; выделе­ние только тех раздражителей, которые являются для организма биологически значимыми; установление адекватной связи между доминантой (как внутренним состоянием) и комплексом внешних раздражителей.

Работы А. А. Ухтомского Послужили основой создания многих современных физиологиче­ских и психофизиологических теорий.

 

На уроке ученики сосредоточенно пишут сочинение. Но вот дверь в классе слегка приоткрылась, и, несмотря на поглощенность работой, все школьники посмотре­ли на дверь.

Однако внимание не может быть объяснено лишь одним ориентировочным рефлексом. Физиологические механизмы внимания более сложны. Например, необходимы определенные механизмы, способные выделить какой-либо новый раздражитель из других постоянно действующих в данный момент. В психологи­ческой литературе обычно рассматривают две основные группы механизмов, осу­ществляющих фильтрацию раздражителей: периферические и центральные.

К периферическим механизмам можно отнести настройку органов чувств. При­слушиваясь к слабому звуку, человек поворачивает голову в сторону звука, и од­новременно соответствующая мышца натягивает барабанную перепонку, повы­шая ее чувствительность. При очень сильном звуке натяжение барабанной пере­понки ослабевает, что ухудшает передачу колебаний во внутреннее ухо. Остановка или задержка дыхания в моменты наивысшего внимания также способствуют обо­стрению слуха.

По мнению Д. Е. Бродбента, внимание — это фильтр, отбирающий информа­цию именно на входах, т. е. на периферии. Он установил, что если человеку подавали разную информацию одновременно в оба уха, но, согласно инструкции, он должен был воспринимать ее лишь левым, то подававшаяся при этом в правое ухо информация полностью игнорировалась. В дальнейшем было установлено, что периферические механизмы отбирают информацию по физическим характери­стикам. У. Нейсер назвал эти механизмы предвниманием, связывая их с относи­тельно грубой обработкой информации (выделение фигуры из фона, слежение за внезапными изменениями во внешнем поле).

Центральные механизмы внимания связаны с возбуждением одних нервных центров и торможением других. Именно на этом уровне происходит выделение внешних воздействий, что связано с силой вызванного ими нервного возбужде­ния. В свою очередь, сила нервного возбуждения зависит от силы внешнего раз­дражения. Более сильное возбуждение подавляет возникающее одновременно с ним слабое возбуждение и определяет течение психической деятельности в со­ответствующем направлении. Однако возможно слияние двух или нескольких од­новременно воздействующих раздражителей, усиливающих друг друга. Этот вид взаимодействия раздражителей также является одной из основ выделения внеш­них воздействий и течения процессов в определенном направлении.

Говоря о физиологических основах внимания, нельзя не сказать еще о двух очень важных явлениях: об иррадиации нервных процессов и доминанте. Закон индукции нервных процессов, установленный Ч. Шеррингтоном и широко ис­пользованный И. П. Павловым, в определенной степени объясняет динамику фи­зиологических процессов, обеспечивающих внимание. Согласно этому закону, возбуждение, возникающее в одной области коры головного мозга, вызывает торможение в других ее областях (так называемая одновременная индукция) или сменяется торможением в данном участке мозга (последовательная индукция). Участок коры головного мозга, в котором возникает явление иррадиации, харак­теризуется оптимальными условиями для возбуждения, поэтому здесь легко вы­рабатываются дифференцировки, успешно образуются новые условные связи. Деятельность же других участков мозга связана в это время с тем, что обычно на­зывается неосознанной, автоматической деятельностью человека.

Согласно принципу доминанты, выдвинутому А. А. Ухтомским, в мозге всегда имеется временно господствующий очаг возбуждения, обусловливающий работу нервных центров в данный момент и придающий тем самым поведению человека определенную направленность. Благодаря особенностям доминанты происходит суммирование и накапливание импульсов, поступающих в нервную систему, с од­новременным подавлением активности других центров, за счет чего возбуждение еще больше усиливается. Благодаря этим свойствам доминанта является устой­чивым очагом возбуждения, что, в свою очередь, позволяет объяснить нервный механизм поддержания интенсивности внимания.

Имена

Узнадзе Дмитрий Николаевич (1886-1950) — грузинский психолог и философ. Создатель общепсихологической теории установки. Один из основателей Тбилисского университета, где сформировал отделение психологии, директор Института пси­хологии АН Грузии.

Установка описывалась им как целостное, недифференци­рованное и бессознательное состояние субъекта, которое предшествует деятельности и выступает опосредствующим зве­ном между психическим и физическим, позволяющим снять по­стулат непосредственности. Возникает при столкновении по­требности субъекта и объективной ситуации ее удовлетворе­ния.

Узнадзе экспериментально изучал закономерности смены установок, разрабатывал вопросы психотехники, педологии, возрастной и педагогической психологии, зоопсихологии. Осо­бое внимание уделял исследованиям языка, образованию понятий, постижению понятий.

Основные результаты теоретических поисков и экспериментальных исследований отражены в его работах «Основные положения теории установки» (1961) и «Экспериментальные основы психологии установки»(1966).

 

Следует отметить, что основой возникновения господствующего очага возбуж­дения является не только сила воздействующего на человека раздражения, но и внутреннее состояние нервной системы, обусловленное предшествующими воз­действиями и уже закрепленными нервными связями.

Однако ни закон индукции нервных процессов, ни учение о доминанте не рас­крывают до конца механизмы внимания, особенно произвольного. В отличие от животных люди целенаправленно управляют своим вниманием. Именно поста­новка и уточнение целей деятельности вызывает, поддерживает и переключает внимание. Поэтому развитие современной науки привело к появлению целого ряда концепций, пытающихся объяснить физиологические механизмы внимания. Современные исследователи большое внимание уделяют поиску механизмов вни­мания, исследуя нейрофизиологические процессы. Например, установлено, что у здоровых людей в условиях напряженного внимания возникают изменения био­электрической активности в лобных долях мозга. Эту активность связывают с ра­ботой особого типа нейронов, располагающихся в лобных долях. Первый тип ней­ронов — «детекторы новизны» активизируются при действии новых стимулов и снижают активность по мере привыкания к ним. В отличие от них нейроны «ожи­дания» возбуждаются только при встрече организма с объектом, способным удов­летворить актуальную потребность. По сути дела, в этих клетках закодирована информация о различных свойствах предметов и, в зависимости от возникающих потребностей, внимание сосредоточивается на той или иной их стороне. Так, сытая кошка не воспринимает мышь как пищу, но с удовольствием будет играть с ней.

Таким образом, внимание обусловлено активностью целой системы иерархи­чески связанных между собой мозговых структур. Весьма сложная структура фи­зиологических механизмов внимания и противоречивые взгляды на его природу привели к появлению целого ряда психологических теорий внимания.

Н. Н. Ланге, анализируя наиболее известные подходы к пониманию природы внимания, объединил существующие теории и концепции внимания в несколько групп.

1. Внимание как результат двигательного приспособления. Приверженцы этого подхода исходят из того, что поскольку человек может произвольно переносить внимание с одного предмета на другой, то внимание невозможно без мышечных движений. Именно мышечные движения обеспечивают приспособление органов чувств к условиям наилучшего восприятия.

2. Внимание как результат ограниченности объема сознания. Не объясняя, что понимается под объемом сознания, И. Герберт и У. Гамильтон считают, что более интенсивные представления в состоянии вытеснить или подавить менее интен­сивные.

3. Внимание как результат эмоции. Эта теория получила наибольшее призна­ние в английской ассоциационной психологии. Она основывается на утвержде­нии о зависимости внимания от эмоциональной окраски представления. Напри­мер, достаточно хорошо известно следующее высказывание представителя дан­ной точки зрения Дж. Миля: «Иметь приятное или тягостное ощущение или идею и быть к ним внимательным — это одно и то же».

4. Внимание как результат апперцепции, т. е. как результат жизненного опыта индивида.

5. Внимание как особая активная способность духа. Сторонники данной пози­ции принимают внимание за первичную и активную способность, происхождение которой необъяснимо.

6. Внимание как усиление нервной раздражительности. Согласно данной гипо­тезе, внимание обусловлено увеличением местной раздражительности централь­ной нервной системы.

7. Теория нервного подавления пытается объяснить основной факт внимания — преобладание одного представления над другими — тем, что один физиологиче­ский нервный процесс задерживает или подавляет другие физиологические про­цессы, результатом чего является факт особой концентрации сознания.

Среди теорий внимания широкую известность также приобрела теория Т. Рибо, который считал, что внимание всегда связано с эмоциями и вызывается ими. Особенно тесную связь он усматривал между эмоциями и произвольным внима­нием. Рибо полагал, что интенсивность и продолжительность такого внимания обусловлена интенсивностью и продолжительностью ассоциированных с объек­том внимания эмоциональных состояний.

Кроме того, Рибо считал, что внимание всегда сопровождается изменениями физического и физиологического состояния организма. Это связано с тем, что с точки зрения физиологии внимание как своеобразное состояние включает ком­плекс сосудистых, дыхательных, двигательных и других произвольных или непро­извольных реакций. При этом особую роль в объяснении природы внимания Рибо отводил движениям. Он считал, что состояние сосредоточенности внимания со­провождается движениями всех частей тела — лица, туловища, конечностей, ко­торые вместе с органическими реакциями выступают как необходимое условие поддержания внимания на данном уровне. Движение физиологически поддержи­вает и усиливает данное состояние сознания. Так, для органов зрения и слуха вни­мание означает сосредоточение и задержку движений. Усилие, которое прилага­ется для сосредоточения и удержания внимания на чем-то, всегда имеет физио­логическую основу. Этому состоянию соответствует, по мнению Рибо, мышечное напряжение. В то же время отвлечение внимания Рибо связывал с мышечной уста­лостью. Следовательно, секрет произвольного внимания, как считал автор данно­го подхода, заключается в способности управлять движениями. Поэтому не слу­чайно данная теория получила название моторной теории внимания.

Кроме теории Т. Рибо существуют и другие не менее известные подходы к ис­следованию природы внимания. Например, Д. Н. Узнадзе полагал, что внимание напрямую связано с установкой. По его мнению, установка внутренне выражает состояние внимания. Под влиянием установки происходит выделение определен­ного образа или впечатления, полученного при восприятии окружающей действи­тельности. Этот образ, или впечатление, и становится объектом внимания, а сам процесс был назван объективацией.

Не менее интересную концепцию внимания предложил П. Я. Гальперин. Его концепция состоит из следующих основных положений:

1. Внимание является одним из моментов ориентировочно-исследовательской деятельности и представляет собой психологическое действие, направлен­ное на содержание образа, мысли, другого феномена, имеющегося в данный момент в психике человека.

2. Главная функция внимания — контроль над содержанием действия, психи­ческого образа и др. В каждом действии человека есть ориентировочная, ис­полнительная и контрольная части. Эта последняя и представлена внима­нием.

3. В отличие от действий, направленных на производство определенного про­дукта, деятельность контроля, или внимание, не имеет отдельного резуль­тата.

4. Внимание как самостоятельный акт выделяется лишь тогда, когда действие становится не только умственным, но и сокращенным. При этом не всякий контроль следует рассматривать как внимание. Контроль вообще лишь оце­нивает действие, в то время как внимание способствует его улучшению.

5. Если рассматривать внимание как деятельность психического контроля, то все конкретные акты внимания — и произвольного и непроизвольного — яв­ляются результатом формирования новых умственных действий.

6. Произвольное внимание есть планомерно осуществляемое внимание, т. е. форма контроля, выполняемого по заранее составленному плану, или об­разцу.

В заключение следует отметить, что, несмотря на значительное количество имеющихся теорий, проблема внимания не стала менее значимой. По-прежнему продолжаются споры о природе внимания.

14.2. Основные виды внимания

В современной психологической науке принято выделять несколько основных видов внимания (рис. 14.2). Направленность и сосредоточенность психической деятельности могут носить непроизвольный или произвольный характер. Когда дея­тельность захватывает нас и мы занимаемся ею без каких-либо волевых усилий, то направленность и сосредоточенность психических процессов носит непроиз­вольный характер. Когда же мы знаем, что нам надо выполнить определенную ра­боту, и беремся за нее в силу поставленной цели и принятого решения, то направ­ленность и сосредоточенность психических процессов уже носит произвольный характер. Поэтому по своему происхождению и способам осуществления обычно выделяют два основных вида внимания: непроизвольное и произвольное.

 

Рис. 14.2. Общая характеристика внимания

 

Непроизвольное внимание является наиболее простым видом внимания. Его часто называют пассивным, или вынужденным, так как оно возникает и поддер­живается независимо от сознания человека. Деятельность захватывает человека сама по себе, в силу своей увлекательности, занимательности или неожиданности. Однако такое понимание причин возникновения непроизвольного внимания весь­ма упрощенно. Обычно при возникновении непроизвольного внимания мы имеем дело с целым комплексом причин. В этот комплекс входят различные физические, психофизиологические и психические причины. Они взаимосвязаны друг с дру­гом, но условно их можно разделить на следующие четыре категории.

Первая группа причин связана с характером внешнего раздражителя. Сюда надо включить прежде всего силу, или интенсивность, раздражителя. Представь­те себе, что вы увлечены каким-то делом. В этом случае вы можете и не замечать легкого шума на улице или в соседней комнате. Но вот внезапно рядом раздается громкий стук от упавшей со стола тяжелой вещи. Это невольно привлечет ваше внимание. Таким образом, всякое достаточно сильное раздражение — громкие зву­ки, яркий свет, сильный толчок, резкий запах — невольно привлекает внимание. При этом наиболее значимую роль играет не столько абсолютная, сколько отно­сительная сила раздражителя. Например, если мы чем-то увлечены, то не замечаем слабых раздражителей. Это объясняется тем, что их интенсивность недостаточно велика по сравнению с интенсивностью раздражителей, составляющих предмет или условия нашей деятельности. В то же время в других условиях, например но­чью, когда мы отдыхам, мы можем очень чутко реагировать на всевозможные шо­рохи, скрипы и др.

Немаловажное значение имеет контраст между раздражителями, а также дли­тельность раздражителя и его величина и форма. К этой же группе причин следу­ет отнести и такое качество раздражителя, как его новизна, необычность. При этом под новизной понимают не только появление ранее отсутствовавшего раздражи­теля, но и изменение физических свойств действующих раздражителей, ослабле­ние или прекращение их действия, отсутствие знакомых раздражителей, переме­щение раздражителей в пространстве. Таким образом, к первой группе причин относятся характеристики воздействующего на человека раздражителя.

Вторая группа причин, вызывающих непроизвольное внимание, связана с со­ответствием внешних раздражителей внутреннему состоянию человека, и прежде всего имеющимся у него потребностям. Так, сытый и голодный человек будут со­вершенно по-разному реагировать на разговор о пище. Человек, испытывающий чувство голода, невольно обратит внимание на разговор, в котором идет речь о еде. Со стороны физиологии действие этих причин находит свое объяснение в предло­женном А. А. Ухтомским принципе доминанты.

Третья группа причин связана с общей направленностью личности. То, что нас интересует больше всего и что составляет сферу наших интересов, в том числе и профессиональных, как правило, обращает на себя внимание, даже если мы столк­нулись с этим случайно. Именно поэтому, идя по улице, милиционер обращает внимание на неправильно припаркованную машину, а архитектор или худож­ник — на красоту старинного здания. Редактор легко находит погрешности в текс­те книги, которую он просто взял почитать для развлечения, потому что выявле­ние стилистических и прочих ошибок составляет сферу его профессиональных интересов и подкреплено длительной практикой. Следовательно, общая направлен­ность личности и наличие предшествующего опыта непосредственно сказывают­ся на возникновении непроизвольного внимания.

В качестве четвертой самостоятельной группы причин, вызывающих непроиз­вольное внимание, следует назвать те чувства, которые вызывает у нас воздействую­щий раздражитель. То, что интересно нам, что вызывает у нас определенную эмо­циональную реакцию, является важнейшей причиной непроизвольного внимания. Например, читая интересную книгу, мы полностью сосредоточены на восприятии ее содержания и не обращаем внимания на то, что происходит вокруг нас. Такое внимание по праву может быть названо преимущественно эмоциональным.

В отличие от непроизвольного внимания главной особенностью произвольного внимания является то, что оно управляется сознательной целью. Этот вид внима­ния тесно связан с волей человека и был выработан в результате трудовых уси­лий, поэтому его называют еще волевым, активным, преднамеренным. Приняв ре­шение заняться какой-нибудь деятельностью, мы выполняем это решение, созна­тельно направляя наше внимание даже на то, что нам не интересно, но чем мы считаем нужным заняться. Основной функцией произвольного внимания являет­ся активное регулирование протекания психических процессов. Таким образом, произвольное внимание качественно отличается от непроизвольного. Однако оба вида внимания тесно связаны друг с другом, поскольку произвольное внимание возникло из непроизвольного. Можно предположить, что произвольное внима­ние возникло у человека в процессе сознательной деятельности.

Причины произвольного внимания по своему происхождению не биологиче­ские, а социальные: произвольное внимание не созревает в организме, а формирует­ся у ребенка при его общении со взрослыми. Как было показано Л. С. Выготским, на ранних фазах развития функция произвольного внимания разделена между двумя людьми — взрослым и ребенком. Взрослый выделяет объект из среды, указы­вая на него и называя словом, а ребенок отвечает на этот сигнал, прослеживая жест, схватывая предмет или повторяя слово. Таким образом, данный предмет выделя­ется для ребенка из внешнего поля. Впоследствии дети начинают ставить цели самостоятельно. Следует также отметить тесную связь произвольного внимания с речью. Развитие произвольного внимания у ребенка проявляется вначале в под­чинении своего поведения речевой инструкции взрослых, а затем, по мере овладе­ния речью, — в подчинении своего поведения собственной речевой инструкции.

Несмотря на свое качественное отличие от непроизвольного внимания, произ­вольное внимание также связано с чувствами, интересами, прежним опытом чело­века. Однако влияние этих моментов при произвольном внимании не непосред­ственное, а косвенное. Оно опосредуется сознательно поставленными целями, поэтому в данном случае интересы выступают как интересы цели, интересы ре­зультата деятельности.

Существует еще один вид внимания, о котором мы не говорили. Этот вид внима­ния, подобно произвольному, носит целенаправленный характер и первоначально требует волевых усилий, но затем человек «входит» в работу: интересными и зна­чимыми становятся содержание и процесс деятельности, а не только ее результат. Такое внимание было названо Н. Ф. Добрыниным послепроизвольным. Например, школьник, решая трудную арифметическую задачу, первоначально прилагает к этому определенные усилия. Он берется за эту задачу только потому, что ее нуж­но сделать. Задача трудная и сначала никак не решается, школьник все время отвлекается. Ему приходится возвращать себя к решению задачи постоянными усилиями воли. Но вот решение начато, правильный ход намечается все более и более отчетливо. Задача становится все более и более понятной. Она оказывается хотя и трудной, но возможной для решения. Школьник все больше и больше увле­кается ею, она все больше и больше захватывает его. Он перестает отвлекаться: задача стала для него интересной. Внимание из произвольного стало как бы не­произвольным.

В отличие от подлинно непроизвольного внимания послепроизвольное внима­ние остается связанным с сознательными целями и поддерживается сознательны­ми интересами. В то же время в отличие от произвольного внимания здесь нет или почти нет волевых усилий.

Очевидно и то громадное значение, которое имеет послепроизвольное внима­ние для педагогического процесса. Конечно, педагог может и должен способство­вать приложению учащимися волевых усилий, но этот процесс утомителен. По­этому хороший педагог должен увлечь ребенка, заинтересовать его так, чтобы он работал, не тратя попусту свои силы, т. е. чтобы интерес цели, интерес результата работы переходил в непосредственный интерес.

14.3. Основные характеристики свойств внимания

Внимание обладает рядом свойств, которые характеризуют его как самостоя­тельный психический процесс. К основным свойствам внимания относятся устой­чивость, концентрация, распределение, переключение, отвлекаемость и объем внимания.

Устойчивость заключается в способности определенное время сосредоточи­ваться на одном и том же объекте. Это свойство внимания может определяться периферическими и центральными факторами. Экспериментальные исследова­ния показали, что внимание подвержено периодическим непроизвольным колеба­ниям. Периоды таких колебаний, по Н. Н. Ланге, равны обычно двум-трем секун­дам, доходя максимум до 12 секунд. Если прислушиваться к тиканью часов и пы­таться сосредоточиться на нем, то оно будет то слышно, то не слышно. Иной характер носят колебания нашего внимания при наблюдении более сложных фи­гур, — в них попеременно то одна, то другая часть будет выступать как фигура. Такой эффект, например, дает изображение усеченной пирамиды: если присмат­риваться к ней в течение некоторого времени, то она будет поочередно казаться то выпуклой, то вогнутой (рис. 14.3).

Рис. 14.3. Двойственное изображение (усеченная пирамида)

 

Исследователи внимания считают, что традиционная трактовка устойчивости внимания требует некоторых разъяснений, ибо в действительности такие малые периоды колебания внимания ни в коем случае не являются всеобщей закономер­ностью.

В настоящее время доказано, что наиболее суще­ственным условием устойчивости внимания является возможность раскрыть в предмете, на котором оно сосре­доточено, новые стороны и связи. Когда поставленная задача требует от нас сосредоточенности на каком-либо предмете и мы раскрываем в нем новые аспекты в их вза­имосвязях и взаимопереходах, внимание может очень длительное время оставаться устойчивым. В тех случа­ях, когда содержание предмета не дает возможности для дальнейшего его изучения, мы легко отвлекаемся, наше внимание колеблется. Другими словами, для поддержания внимания к какому-либо предмету необходимо, чтобы восприятие предмета развивалось и обнаруживало перед нами новое содержание.

Если бы внимание при всех условиях было неустойчивым, более или менее эффективная умственная работа была бы невозможна. Оказывается, что само включение умственной деятельности, раскрывающей в предмете новые стороны и связи, изменяет закономерности этого процесса и создает условия для устойчиво­сти внимания. Кроме того, устойчивость внимания зависит от целого ряда других условий. К их числу относятся степень трудности материала и знакомства с ним, его понятность, отношение к нему со стороны субъекта, а также индивидуальные особенности личности.

Большой интерес представляют методы изучения устойчивости внимания, ставшие уже классическими. Исследование устойчивости внимания имеет целью установить, насколько прочно и устойчиво внимание сохраняется в течение дли­тельного времени, отмечаются ли при этом колебания его устойчивости и когда возникают явления утомления, при которых внимание субъекта начинает отвле­каться побочными раздражителями. Для измерения устойчивости внимания обычно используются таблицы Бурдона, состоящие из беспорядочного чередова­ния отдельных букв, причем каждая буква повторяется в каждой строке одно и то же количество раз. Испытуемому предлагается в течение длительного времени (3, 5,10 мин) вычеркивать заданные буквы (в простых случаях одну или две бук­вы, в сложных — заданную букву лишь в том случае, если она стоит перед другой, например гласной). Экспериментатор отмечает число букв, вычеркнутых в тече­ние каждой минуты, и число пропусков. Аналогично измеряется устойчивость внимания с помощью таблиц Крепелина, состоящих из столбиков цифр, которые испытуемый должен складывать в течение длительного времени. Продуктивность работы и число допускаемых ошибок могут служить показателем колебаний внимания.

Следующее свойство внимания — концентрация внимания. Под концентраци­ей внимания подразумевается степень или интенсивность сосредоточенности вни­мания. А. А. Ухтомский полагал, что концентрация внимания связана с особенно­стями функционирования доминантного очага возбуждения в коре. В частности, он считал, что концентрация является следствием возбуждения в доминантном очаге при одновременном торможении остальных зон коры головного мозга.

Под распределением внимания понимают способность человека выполнять несколько видов деятельности одновременно. Хрестоматийным примером служат феноменальные способности Юлия Цезаря, который, согласно преданию, мог одновременно делать семь не связанных между собой дел. Известно также, что Наполеон мог одновременно диктовать своим секретарям семь важных диплома­тических документов. Но, как показывает жизненная практика, человек способен выполнять только один вид сознательной психической деятельности, а субъектив­ное ощущение одновременности выполнения нескольких возникает вследствие быстрого последовательного переключения с одного вида деятельности на дру­гой. Еще В. Вундт доказал, что человек не может сосредоточиваться на двух одно­временно предъявляемых раздражителях. Однако иногда человек действительно способен выполнять одновременно два вида деятельности. На самом деле в таких случаях один из видов выполняемой деятельности должен быть полностью авто­матизирован и не требовать внимания. Если же это условие не соблюдается, со­вмещение деятельности невозможно.

Исследование распределения внимания имеет большое практическое значение. Для этой цели используются так называемые таблицы Шульте (красно-черные таблицы). На этих таблицах изображены два ряда беспорядочно разбросанных красных и черных цифр. Испытуемый должен называть по порядку ряды цифр, чередуя каждый раз красную и черную цифру. Иногда эксперимент усложняют: красные цифры надо назвать в прямом порядке, а черные — в обратном.

Многие авторы считают, что распределение внимания является обратной сто­роной его другого свойства — переключаемости. Переключение означает созна­тельное и осмысленное перемещение внимания с одного объекта на другой. В це­лом переключаемость внимания означает способность быстро ориентироваться в сложной изменяющейся ситуации. Легкость переключения внимания неодина­кова у разных людей и зависит от целого ряда условий (прежде всего от соотноше­ния между предшествующей и последующей деятельностью и отношения субъек­та к каждой из них). Чем интереснее деятельность, тем легче на нее переключиться. При этом следует отметить, что переключаемость внимания принадлежит к числу хорошо тренируемых качеств.

Следующее свойство внимания — его объем. Под объемом внимания понимает­ся количество объектов, которые мы можем охватить с достаточной ясностью од­новременно. Известно, что человек не может одновременно думать о разных ве­щах и выполнять разнообразные работы. Это ограничение вынуждает дробить поступающую извне информацию на части, не превышающие возможности обра­батывающей системы. Важной и определяющей особенностью объема внимания является то, что он практически не меняется при обучении и тренировке.

Исследование объема внимания обычно производится путем анализа числа од­новременно предъявляемых элементов (чисел, букв и т. п.), которые могут быть с ясностью восприняты субъектом. Для этих целей используется тахистоскоп — прибор, позволяющий предъявить определенное число раздражителей так быст­ро, чтобы испытуемый не мог перевести глаза с одного объекта на другой. Это по­зволяет измерить число объектов, доступных для одновременного опознания. Обычно тахистоскоп состоит из окошечка, отделенного от рассматриваемого объекта падающим экраном, прорезь которого может произвольно изменяться так, что рассматриваемый объект появляется в ней на очень короткий промежуток вре­мени (от 10 до 50-100 мс). Показателем объема внимания является количество ясно воспринимаемых предметов. Объем внимания — величина индивидуально изменяющаяся, но обычно его показатель у людей равен 5±2.

Следует отметить, что понятие объема внимания очень близко к понятию объе­ма восприятия, а широко применяемые в литературе понятия поля ясного внима­ния и поля неясного внимания очень близки к понятиям центра и периферии зри­тельного восприятия. Количество находящихся в поле нашего внимания связан­ных между собой элементов может быть намного больше, если эти элементы объединены в осмысленное целое. Объем внимания является изменчивой величи­ной, зависящей от того, насколько связано между собой содержание, на котором сосредоточивается внимание, и от умения осмысленно связывать и структуриро­вать материал. Последнее обстоятельство необходимо учитывать в педагогической практике, систематизируя предъявляемый материал таким образом, чтобы не пе­регружать объем внимания учащихся.

Отвлекаемость внимания — это непроизвольное перемещение внимания с од­ного объекта на другой. Оно возникает при действии посторонних раздражителей на человека, занятого в этот момент какой-либо деятельностью. Отвлекаемость может быть внешней и внутренней. Внешняя отвлекаемость возникает под влия­нием внешних раздражителей. Наиболее отвлекают предметы или явления, кото­рые появляются внезапно и действуют с меняющейся силой и частотой. В ответ на эти раздражители у человека появляется трудноугасаемый ориентировочный реф­лекс. Во время учебных занятий школьников, как в классе, так и дома, должны быть устранены предметы и воздействия, отвлекающие детей от их основного дела.

Внутренняя отвлекаемость внимания возникает под влиянием сильных пере­живаний, посторонних эмоций, из-за отсутствия интереса и чувства ответственно­сти за дело, которым в данный момент занят человек. Чтобы ученик мог вниматель­но и успешно учиться, следует устранять из его жизни отвлекающие от занятий отрицательные переживания: страх, гнев, обиду и др. Воспитание у школьников стойкого и глубокого интереса к знаниям также является важным условием борь­бы с отвлекаемостью внимания.

Физиологической основой внешней отвлекаемости внимания является отри­цательная индукция процессов возбуждения и торможения, вызванная действием внешних раздражителей, не имеющих отношения к выполняемой деятельности. При внутренней отвлекаемости внимания, обусловленной сильными чувствами или желаниями, в коре мозга появляется мощный очаг возбуждения; с ним не мо­жет конкурировать соответствующий объекту внимания более слабый очаг, в ко­тором по закону отрицательной индукции возникает торможение. Внутренняя отвлекаемость, обусловленная отсутствием интереса, объясняется запредельным торможением, развивающимся под влиянием утомления нервных клеток. Большое значение для изучения характеристик внимания имеет вопрос о рас­сеянности. Рассеянностью обычно называют два разных явления. Во-первых, ча­сто рассеянностью называют результат чрезмерного углубления в работу, когда человек ничего не замечает вокруг себя — ни окружающих людей и предметов, ни разнообразных явлений и событий. Этот вид рассеянности принято называть мнимой рассеянностью, поскольку это явление возникает в результате большой сосре­доточенности на какой-либо деятельности. Физиологической основой рассеянности является мощный очаг возбуждения в коре головного мозга, вызывающий тормо­жение в окружающих его участках коры по закону отрицательной индукции.

Совсем другой вид рассеянности наблюдается в тех случаях, когда человек не в состоянии ни на чем долго сосредоточиться, когда он постоянно переходит от одного объекта или явления к другому, ни на чем не задерживаясь. Этот вид рас­сеянности называется подлиннойрассеянностью. Произвольное внимание челове­ка, страдающего подлинной рассеянностью, отличается крайней неустойчивостью и отвлекаемостью. Физиологически подлинная рассеянность объясняется недо­статочной силой внутреннего торможения. Возбуждение, возникающее под дей­ствием внешних сигналов, легко распространяется, но с трудом концентрируется. В результате в коре мозга рассеянного человека создаются неустойчивые очаги возбуждения.

Причины подлинной рассеянности разнообразны. Ими могут быть общее рас­стройство нервной системы, заболевания крови, недостаток кислорода, физиче­ское или умственное утомление, тяжелые эмоциональные переживания. Кроме того, одной из причин подлинной рассеянности может быть значительное количе­ство полученных впечатлений, а также неупорядоченность увлечений и интере­сов.

14.4. Развитие внимания

Внимание, как и большинство психических процессов, имеет свои этапы раз­вития. В первые месяцы жизни у ребенка отмечается наличие только непроизволь­ного внимания. Ребенок вначале реагирует только на внешние раздражители. Причем это происходит только в случае их резкой смены, например при переходе из темноты к яркому свету, при внезапных громких звуках, при смене температу­ры и т. п.

Начиная с третьего месяца ребенок все больше интересуется объектами, тесно связанными с его жизнью, т. е. наиболее близкими к нему. В пять-семь месяцев ребенок уже в состоянии достаточно долго рассматривать какой-нибудь предмет, ощупывать его, брать в рот. Особенно заметно проявление его интереса к ярким и блестящим предметам. Это позволяет говорить о том, что его непроизвольное вни­мание уже достаточно развито.

Зачатки произвольного внимания обычно начинают проявляться к концу пер­вого — началу второго года жизни. Можно предположить, что возникновение и формирование произвольного внимания связано с процессом воспитания ребен­ка. Окружающие ребенка люди постепенно приучают его выполнять не то, что ему хочется, а то, что ему нужно делать. По мнению Н. Ф. Добрынина, в результате воспитания дети вынуждены обращать внимание на требуемое от них действие, и постепенно у них, пока еще в примитивной форме, начинает проявляться созна­тельность.

Большое значение для развития произвольного внимания имеет игра. В про­цессе игры ребенок учится координировать свои движения сообразно задачам игры и направлять свои действия в соответствии с ее правилами. Параллельно с произвольным вниманием на основе чувственного опыта развивается и непро­извольное внимание. Знакомство со все большим и большим количеством пред­метов и явлений, постепенное формирование умения разбираться в простейших отношениях, постоянные беседы с родителями, прогулки с ними, игры, в которых дети подражают взрослым, манипулирование игрушками и другими предмета­ми — все это обогащает опыт ребенка, а вместе с тем развивает его интересы и вни­мание.

Основной особенностью дошкольника является то, что его произвольное вни­мание достаточно неустойчиво. Ребенок легко отвлекается на посторонние раз­дражители. Его внимание чрезмерно эмоционально, — он еще плохо владеет свои­ми чувствами. При этом непроизвольное внимание достаточно устойчиво, длитель­но и сосредоточено. Постепенно путем упражнений и волевых усилий у ребенка формируется способность управлять своим вниманием.

Особое значение для развития произвольного внимания имеет школа. В про­цессе школьных занятий ребенок приучается к дисциплине. У него формируется усидчивость, способность контролировать свое поведение. Следует отметить, что в школьном возрасте развитие произвольного внимания также проходит опреде­ленные стадии. В первых классах ребенок не может еще полностью контролиро­вать свое поведение на уроках. У него по-прежнему преобладает непроизвольное внимание. Поэтому опытные учителя стремятся сделать свои занятия яркими, за­хватывающими внимание ребенка, что достигается периодической сменой формы подачи учебного материала. При этом следует помнить, что у ребенка в этом воз­расте мышление в основном наглядно-образное. Поэтому, для того чтобы при­влечь внимание ребенка, изложение учебного материала должно быть предельно наглядным.

В старших классах произвольное внимание ребенка достигает более высокого уровня развития. Школьник уже в состоянии достаточно длительное время зани­маться определенным видом деятельности, контролировать свое поведение. Од­нако следует иметь в виду, что на качество внимания оказывают влияние не только условия воспитания, но и особенности возраста. Так, физиологические измене­ния, наблюдаемые в возрасте 13-15 лет, сопровождаются повышенной утомляе­мостью и раздражительностью и в некоторых случаях приводят к снижению характеристик внимания. Это явление обусловлено не только физиологическими изменениями организма ребенка, но и значительным возрастанием потока воспри­нимаемой информации и впечатлений школьника.

Л. С. Выготский пытался в рамках своей культурно-исторической концепции проследить закономерности возрастного развития внимания. Он писал, что с пер­вых дней жизни ребенка развитие его внимания происходит в среде, включающей так называемый двойной ряд стимулов, вызывающих внимание. Первый ряд — это окружающие ребенка предметы, которые своими яркими, необычными свойства­ми приковывают его внимание. С другой стороны — это речь взрослого человека, произносимые им слова, которые первоначально выступают в виде стимулов-ука­заний, направляющих непроизвольное внимание ребенка. Произвольное внима­ние возникает из того, что окружающие ребенка люди начинают при помощи ряда стимулов и средств направлять внимание ребенка, руководить его вниманием, подчинять его своей воле и тем самым дают в руки ребенка те средства, с помощью которых он впоследствии и сам овладевает своим вниманием. А это начинает про­исходить в процессе овладения ребенком речью.

В процессе активного овладения речью ребенок начинает управлять и первич­ными процессами собственного внимания. Причем первоначально в отношении других людей, ориентируя их внимание обращенным к ним словом в нужную сто­рону, а затем и в отношении себя.

Таким образом, в развитии внимания можно выделить два основных этапа. Первый — этап дошкольного развития, главной особенностью которого является преобладание внешне опосредованного внимания, т. е. внимания, вызванного фак­торами внешней среды. Второй — этап школьного развития, который характери­зуется бурным развитием внутреннего внимания, т. е. внимания, опосредованно­го внутренними установками ребенка.

Контрольные вопросы

1. Дайте характеристику внимания как психического явления.

2. Расскажите о физиологических механизмах внимания.

3. Какие вы знаете теории и концепции, рассматривающие феномен внимания?

4. Какие вы знаете виды внимания?

5. Дайте характеристику непроизвольного и произвольного внимания.

6. Что вы знаете о послепроизвольном внимании?

7. Назовите основные свойства внимания и раскройте их суть.

8. Какие методы изучения внимания вы знаете?

9. Что вы знаете об объеме внимания?

10. Что такое мнимая и подлинная рассеянность?

11. Расскажите о развитии внимания у ребенка.

Рекомендуемая литература

1. Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6-ти т. Т. 2: Вопросы общей психологии / Гл. ред. А. В. Запорожец. — М.: Педагогика, 1982.

2. Гальперин П. Я., Кабыльницкая С. Л. Экспериментальное формирование внимания. — М.,1974.

3. Лурия А. Р. Внимание и память. — М., 1975.

4. Павлов И. П. Полное собрание сочинений. Т. 3. Кн. 2. - М.: Изд. АН СССР, 1952.

5. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — СПб.: Питер, 1999.

6. Сеченов И. М. Физиология нервных центров: из лекций, чит. в собрании врачей в Москве в 1889-1890 гг. - М.: Изд. АМН СССР, 1952.

Глава 15. Воля

Краткое содержание

Общая характеристика волевых действий. Воля как процесс сознательного регулирования поведения. Произвольные и непроизвольные движения. Особенности произвольных движений и действий. Характеристики волевых действий. Связь воли и чувств.

Основные психологические теории воли. Проблема воли в работах античных философов. Проблема воли во времена средневековья. Концепции «свободы воли» в эпоху Возрождения. Экзистенциализм — «философия существования». Подход И. П. Павлова к рассмотрению про­блемы воли. Трактовка воли с позиции бихевиоризма. Концепция воли в работах Н. А. Бернштейна. Психоаналитические концепции воли.

Физиологические и мотивационные аспекты волевых действий. Физиологические основы воли. Апраксия и абулия. Роль второй сигнальной системы в формировании волевых действий. Основные и побочные мотивы волевых действий. Роль потребностей, эмоций, интересов и миро­воззрения в формировании волевых действий.

Структура волевых действий. Компоненты волевых действий. Роль влечений и желаний в формировании мотивов и целей деятельности. Содержание, цели и характер волевого действия. Решительность и процесс принятия решения. Типы решительности по Джемсу. Борьба мотивов и исполнение принятого решения.

Волевые качества человека и их развитие. Основные качества воли. Самоконтроль и само­оценка. Основные этапы и закономерности формирования волевых действий у ребенка. Роль сознательной дисциплины в формировании воли.

15.1. Общая характеристика волевых действий

Любая деятельность человека всегда сопровождается конкретными действия­ми, которые могут быть разделены на две большие группы: произвольные и не­произвольные. Главное отличие произвольных действий состоит в том, что они осуществляются под контролем сознания и требуют со стороны человека опреде­ленных усилий, направленных на достижение сознательно поставленной цели. Например, представим себе больного человека, который с трудом берет в руку ста­кан с водой, подносит его ко рту, наклоняет его, делает движение ртом, т. е. выпол­няет целый ряд действий, объединенных одной целью — утолить жажду. Все от­дельные действия, благодаря усилиям сознания, направленным на регуляцию по­ведения, сливаются в одно целое, и человек пьет воду. Эти усилия часто называют волевой регуляцией, или волей.

Воля — это сознательное регулирование человеком своего поведения и деятель­ности, выраженное в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совершении целенаправленных действий и поступков. Главная функция воли за­ключается в сознательной регуляции активности в затрудненных условиях жиз­недеятельности. В основе этой регуляции лежит взаимодействие процессов воз­буждения и торможения нервной системы. В соответствии с этим принято выде­лять в качестве конкретизации указанной выше общей функции две другие — активизирующую и тормозящую.

Произвольные или волевые действия развиваются на основе непроизвольных движений и действий. Простейшими из непроизвольных движений являются реф­лекторные: сужение и расширение зрачка, мигание, глотание, чихание и т. п. К это­му же классу движений относится отдергивание руки при прикосновении к горя­чему предмету, невольный поворот головы в сторону раздавшегося звука и т. д. Непроизвольный характер носят обычно и наши выразительные движения: при гневе мы непроизвольно стискиваем зубы; при удивлении поднимаем брови или приоткрываем рот; когда чему-то радуемся, то начинаем улыбаться и т. д.

Поведение, как и действия, может быть непроизвольным или произвольным. К непроизвольному типу поведения в основном относятся импульсивные дей­ствия и неосознанные, не подчиненные общей цели реакции, например на шум за окном, на предмет, способный удовлетворить потребность и т. д. К непроизволь­ному поведению относятся и поведенческие реакции человека, наблюдаемые в си­туациях аффекта, когда человек находится под воздействием неконтролируемого сознанием эмоционального состояния.

В противоположность непроизвольным действиям сознательные действия, ко­торые более характерны для поведения человека, направлены на достижение по­ставленной цели. Именно сознательность действий характеризует волевое пове­дение. Однако волевые действия могут включать в себя в качестве отдельных звень­ев и такие движения, которые в ходе образования навыка автоматизировались и потеряли свой первоначально сознательный характер.

Волевые действия отличаются друг от друга прежде всего уровнем своей слож­ности. Существуют весьма сложные волевые действия, которые включают в себя целый ряд более простых. Так, приведенный выше пример, когда человек хочет утолить жажду, встает, наливает воду в стакан и т. д., является примером сложно­го волевого поведения, включающего в себя отдельные менее сложные волевые действия. Но существуют еще более сложные волевые действия. Например, аль­пинисты, решившие покорить горную вершину, начинают свою подготовку задол­го до восхождения. Сюда включаются тренировки, осмотр снаряжения, подгонка креплений, выбор маршрута и т. д. Но главные трудности ждут их впереди, когда они начнут свое восхождение.

Основой усложнения действий является тот факт, что не всякая цель, которая ставится нами, может быть достигнута сразу. Чаще всего достижение поставлен­ной цели требует выполнения ряда промежуточных действий, приближающих нас к поставленной цели.

Еще одним важнейшим признаком волевого поведения является его связь с преодолением препятствий, причем независимо от того, какого типа эти препят­ствия — внутренние или внешние. Внутренними, или субъективными, препят­ствиями являются побуждения человека, направленные на невыполнение данно­го действия или на выполнение противоположных ему действий. Например, школьнику хочется играть с игрушками, но в это же время ему необходимо делать домашнее задание. В качестве внутренних препятствий могут выступать уста­лость, желание развлечься, инертность, леность и т. д. Примером внешних пре­пятствий может служить, например, отсутствие необходимого инструмента для работы или противодействие других людей, не желающих того, чтобы поставлен­ная цель была достигнута.

Следует заметить, что не всякое действие, направленное на преодоление пре­пятствия, является волевым. Например, человек, убегающий от собаки, может преодолеть очень сложные препятствия и даже залезть на высокое дерево, но эти действия не являются волевыми, поскольку они вызваны прежде всего внешними причинами, а не внутренними установками человека. Таким образом, важнейшей особенностью волевых действий, направленных на преодоление препятствий, яв­ляется сознание значения поставленной цели, за которую надо бороться, сознание необходимости достичь ее. Чем более значима цель для человека, тем больше пре­пятствий он преодолевает. Поэтому волевые действия могут различаться не толь­ко по степени их сложности, но и по степени осознанности.

Обычно мы более или менее ясно осознаем то, ради чего совершаем те или иные действия, знаем цель, достичь которой мы стремимся. Бывают же случаи, когда человек осознает то, что он делает, но не может объяснить, ради чего он это делает. Чаще всего это бывает тогда, когда человек охвачен какими-то сильными чувства­ми, испытывает эмоциональное возбуждение. Подобные действия принято назы­вать импульсивными. Степень осознания таких действий сильно снижена. Совер­шив необдуманные действия, человек часто раскаивается в том, что сделал. Но воля как раз в том и заключается, что человек в состоянии удержать себя от совер­шения необдуманных поступков при аффективных вспышках. Следовательно, воля связана с мыслительной деятельностью и чувствами. Воля подразумевает наличие целеустремленности человека, что требует опре­деленных мыслительных процессов. Проявление мышления выражается в созна­тельном выборе цели и подборе средств для ее достижения. Мышление необходи­мо и в ходе выполнения задуманного действия. Осуществляя задуманное дей­ствие, мы сталкиваемся со многими трудностями. Например, могут измениться условия выполнения действия или может возникнуть необходимость изменить средства достижения поставленной цели. Поэтому для того, чтобы достичь постав­ленной цели, человек должен постоянно сличать цели действия, условия и сред­ства его выполнения и своевременно вносить необходимые коррективы. Без учас­тия мышления волевые действия были бы лишены сознательности, т. е. перестали бы быть волевыми действиями.

Связь воли и чувств выражается в том, что, как правило, мы обращаем внима­ние на предметы и явления, вызывающие у нас определенные чувства. Желание добиться или достичь чего-либо, точно так же как избежать чего-либо неприятно­го, связано с нашими чувствами. То, что для нас является безразличным, не вызы­вающим никаких эмоций, как правило, не выступает в качестве цели действий. Однако ошибочно полагать, что только чувства являются источниками волевых действий. Часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда чувства, наоборот, выступа­ют препятствием к достижению поставленной цели. Поэтому нам приходится при­лагать волевые усилия к тому, чтобы противостоять негативному воздействию эмоций. Убедительным подтверждением того, что чувства не являются единствен­ным источником наших действий, служат патологические случаи потери способ­ности переживать чувства при сохранении способности осознанно действовать. Таким образом, источники волевых действий весьма разноплановы. Прежде чем приступить к их рассмотрению, нам необходимо познакомиться с основными и наиболее известными теориями воли и с тем, как они раскрывают причины воз­никновения волевых действий у человека.

15.2. Основные психологические теории воли

Понимание воли как реального фактора поведения имеет свою историю. При этом во взглядах на природу этого психического явления можно выделить два ас­пекта: философско-этический и естественнонаучный. Они тесно переплетаются и могут рассматриваться только во взаимодействии друг с другом.

Во времена античности и средневековья проблема воли не рассматривалась с позиций, характерных для современного ее понимания. Древние философы рас­сматривали целенаправленное или осознанное поведение человека только с пози­ции его соответствия общепринятым нормам. В античном мире прежде всего при­знавался идеал мудреца, поэтому античные философы полагали, что правила по­ведения человека должны соответствовать разумным началам природы и жизни, правилам логики. Так, по Аристотелю, природа воли выражается в формирова­нии логического заключения. Например, в его «Никомаховой этике» посылка «все сладкое надо есть» и условие «это яблоко сладкое» влекут за собой не предписа­ние «это яблоко надо съесть», а именно умозаключение о необходимости конкрет­ного действия — съедения яблока. Следовательно, источник наших сознательных действий кроется в разуме человека.

Надо отметить, что подобные воззрения на природу воли вполне обоснованны и поэтому продолжают существовать и сейчас. Например, Ш. Н. Чхартишвили вы­ступает против особого характера воли, считая, что понятия цель и осознание яв­ляются категориями интеллектуального поведения, и никакой необходимости вводить новые термины, по его мнению, здесь нет. Подобная точка зрения обосно­вана тем, что мыслительные процессы являются неотъемлемым компонентом во­левых действий.

Фактически проблема воли не существовала в качестве самостоятельной про­блемы и во времена средневековья. Человек рассматривался средневековыми фи­лософами как исключительно пассивное начало, как «поле», на котором встреча­ются внешние силы. Более того, очень часто в средневековье воля наделялась са­мостоятельным существованием и даже персонифицировалась в конкретных силах, превращаясь в добрых или злых существ. Однако и в этой трактовке воля выступала как проявление некоего разума, ставящего себе определенные цели. Познание этих сил — добрых или злых, по мнению средневековых философов, открывает путь к познанию «истинных» причин поступков конкретного человека.

Следовательно, понятие воли во времена средневековья в большей степени связывалось с некими высшими силами. Такое понимание воли в средние века было обусловлено тем, что общество отрицало возможность самостоятельного, т. е. независимого от традиций и установленного порядка, поведения конкретного члена общества. Человек рассматривался как простейший элемент общества, а на­бор характеристик, которые современные ученые вкладывают в понятие «лич­ность», выступал в качестве программы, по которой жили предки и по которой должен жить человек. Право на отклонение от этих норм признавалось лишь за некоторыми членами общины, например, за кузнецом — человеком, которому под­властна сила огня и металла, или за разбойником — человеком-преступником, про­тивопоставившим себя данному обществу, и т. д.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.