Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

История журналистского образования



Каким должен быть журналист? Этот вопрос волновал многих пред­ставителей журналистики прошлого. «Посвятим жизнь истине» — такой эпиграф поставил Ж. П. Марат в своей газете «Друг народа». М. В. Ломо­носов в статье «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии», считая журналиста первым распространителем знаний, науки, просвеще­ния, отмечал такие его качества, как эрудиция и честное, добросовестное отношение к делу; выступал за то, чтобы «большинство пишущих не пре­вращало своих сочинений в ремесло и орудие для заработка средств к жизни, вместо того, чтобы поставить себе целью строгое и правильное разыскание истины»[47]. А. С. Пушкин рассматривал журналиста как че­ловека государственного, а издатель «Московского телеграфа» Н. А. По­левой называл журналиста разносчиком новостей: «чтобы быть достойным имени журналиста, ему следует обладать трудолюбием и терпением», что- бы журнал, в котором он работает, отражал «мир нравственный, полити­ческий, физический и т.д., отличался от научных изданий доходчивой фор­мой, разнообразием статей, был журналом для всех, возбуждал деятель­ность в своих читателях» [48].

Само творчество ярких публицистов, общение с сотрудниками редак­ций были школой для тех, кто желал бы приобщиться к журналистскому тру­ду. В 1896 г. в помощь журналистам была издана «Справочная записная книж­ка-календарь работника печати на 1897 г.». Проблема специального журна­листского образования обсуждалась в 1898 г. на V Международном конгрессе журналистов, на котором присутствовали и представители русской прессы. После этого в газете «Восточное обозрение» М. С. Ольминский высказался за необходимость литературного (журналистского) образования. Чтобы разъяснить читателям «Что такое корреспондент?» и тем самым опроверг­нуть распространенное в обыденном сознании критическое отношение к нему, М. С. Ольминский особо выделяет ценность его публицистического творчества. «Часто бывает так, — писал он, — что совершенно недостаточ­но сообщить голый факт: нужно еще осветить его или поставить в связь с собственными условиями местной жизни, показать его возможные послед­ствия и т.д.». В корреспонденции журналиста, подчеркивал он, «должно от­ражаться мировоззрение их автора. И кому дорого его миросозерцание, тот должен смело писать, не боясь, следовательно, ни обывательских пересудов, ни цензурных гонений, ни административного произвола» [49].

Хотя журналистика и нуждалась в профессиональных кадрах, одна­ко их организованная подготовка началась только через два века после возникновения газет. В 1900 г. была открыта первая школа в Германии, чуть позже — создается факультет журналистики в парижской Высшей школе социальных наук. В 1902— 1903 г. журналистские школы начали со­здаваться на юридических факультетах США — в Вашингтоне, Филадель­фии, Чикаго. В 1904 г. на организацию высшей школы газетного дела в Колумбийском университете жертвует два миллиона долларов нью-йоркс­кий издатель Джозеф Пулитцер, имя которого носит сегодня самая пре­стижная журналистская премия США. В 1953 году в 42 странах кадры жур­налистики готовили 645 факультетов, отделений, секций, школ, причем 555 из них приходилось на долю США [50].

А вначале необходимость систематического образования не прини­малась всерьез — сами редакции газет растили смену по принципу «делай как я». Такая же картина наблюдалась и в России. Стало сенсацией, когда в девяностых годах XIX века в русской журналистике появилась первая женщина-репортер. Это была Варвара Меньшикова, выступающая в «Ки­евском слове». Известный фельетонист Влас Дорошевич в московском из­дании «Новости дня» откликнулся на это событие так: «Сударыни! Суда­рыни! Сударыни, блондинка, живущая в Киеве, открыла для вас целую Америку. Новая область женского труда, женщина будет здесь незамени­ма, вне конкуренции! Слушайте! Слушайте! Слушайте... Киевская блон­динка решила заняться убийствами, грабежами, кражами, утоплениями молодых девушек и упадками с крыш рабочих. Она репортер! И репортер прекрасный! Она достает пропасть известий. Еще бы! Женщина создана быть репортером! Узнавать чужие секреты и рассказывать их всем. Кто сумеет сделать это лучше женщины? Какое другое занятие женщине боль­ше по душе? Репортер обязан «все узнавать». Кто лучше женщины сумеет вызвать на откровение? Бедного репортерчика затирают, с ним нелюбез­ны. Хорошенькую дамочку всюду и везде посадят на первое место, ей все расскажут и все покажут. Сударыня, да человек нарочно какое-нибудь происшествие сделает, чтобы вас лишний раз увидеть! И как облагородит репортерское звание репортер, от которого пахнет духами; репортер бе­зусловно трезвый, за которым ухаживают, репортер, которому целуют ручки. Пресса! О моя мать! Мечтала ли ты, чтоб твоим представителям целовали руки? Куда не проникнет репортер, туда проникнет репортерша. Репортер больше не нужен. Да здравствует репортерша!»

Учредители американских школ журналистики поначалу не придава­ли значения общеобразовательной подготовке, развитию у студентов ин­теллектуального кругозора, широкой общей культуры, а основное внима­ние обращали на технику репортажа, методику поиска новостей, психоло­гию рекламы, построение текста. Школа была превращена в своего рода редакцию в миниатюре. Студентов ставили в условия, близкие к работе штатных сотрудников газет. Преподаватель выступал в качестве редактора или заведующего отделом, изъяснялся на их лексиконе, придерживался их тона в общении. Он выдавал студентам «наряды» на репортаж, принимал готовый материал, тут же кромсал, бесцеремонно бросая в корзину то, что, на его взгляд, не одобрил бы издатель. Преподаватель заставлял студентов работать в «бешеном» темпе, учил, пользуясь любыми средствами, добы­вать редакции нужные сведения. Во многих школах выпускались газеты, которые шли в розничную продажу [51]. В все же такая подготовка, когда студентов учили писать, но не учили думать, привела к кризису: легко «штам­пуя» текущие новости, журналисты давали фактам и событиям тривиаль­ные оценки. И эксперты пришли к выводу, что наряду со специальными знаниями студенту важно овладевать и другими науками — историей, со­циологией, политологией.

В России в начале XX века еще не было журналистов, получивших систематизированное образование. В редакциях работали недавние адвока­ты, учителя, чиновники, семинаристы. Учитывая такую ситуацию, предпри­имчивые литераторы выпускают «руководства», «пособия» для желающих освоить азы журналистского ремесла. Одно из них («Как надо корреспонди­ровать и что необходимо знать корреспонденту газет и журналов») было издано в 1902 г. в Санкт-Петербурге «отставным репортером» П. Е. Эспе-ровым. Чуть позже «Руководство для подготовки газетных деятелей в духе времени» выпустил другой петербургский литератор — А. Попов.

Первые в России «Научные и практические курсы по журналистике» были открыты в Москве 1 февраля 1905 г. и просуществовали всего десять месяцев — до декабрьского вооруженного восстания. Новые курсы больше не создавались, тем не менее попытки приобщить желающих к тайнам жур­налистского ремесла делались но уже в ином направлении. На страницах петербургского журнала «Сотрудник печати» в 1912 г. была введена рубри­ка «Переписка друзей» , цель которой была в консультировании начинаю­щих журналистов, в публикации рецензий на написанные ими отчеты, кор­респонденции, статьи и фельетоны, а признанные лучшими материалы пе­чатались в специальной газете «Столичные отзвуки».

Между тем, большевики, В. И. Ленин и его соратники, придавая прес­се большое значение, организовали обучение журналистов на Капри (1909 г.), в Болонье (1910 г.), в Лонжюмо под Парижем (1911 г.).

Интенсивная подготовка кадров началась лишь после Октября 1917 г.: 15 сентября 1919 г. открылась школа журнализма при Московском отделе­нии Российского телеграфного агентства, а 20 декабря 1920 г. — Институт журнализма при Петроградском отделении РОСТа. 15 октября 1921 г. созда­ется Институт красных журналистов с годичным сроком обучения, преобра­зованный в 1924 г. в Государственный институт журналистики, (трехгодич­ный, он просуществовал до 1938 г.). По учебному плану 1925 года здесь пре­подавались: на первом курсе — газетная информация и математика, естествознание и основы сельского хозяйства, политическая география и основы газетного дела; на втором — политэкономия и история России, кор­респонденция как жанр и организация работы редакции: на третьем — фе­льетон, памфлет, очерк, периодическая печать, психология творчества, га­зетное хозяйство и т.д. Включение в учебный план многих общеобразова­тельных дисциплин было связано с невысокой школьной подготовкой абитуриентов: более 40 процентов молодых людей, ставших студентами ГИЖа в 1924 г., имели образование семь классов и ниже [52] Журналистские сек­ции и отделения создаются и в Коммунистических университетах страны, а на факультете языка и материальной культуры Ленинградского государствен­ного университета в 1926 г. начала работать кафедра газетного дела.

Вскоре в ряде городов стали открываться техникумы по подготовке работников «средней квалификации»: корректоров, обработчиков инфор­мации, инструкторов по связям с рабкорами. Триста таких специалистов выпустил первый такой техникум, организованный в Ленинграде в 1925 г., а в мае 1931 передавший инвентарь и оборудование на баланс другому учебному заведению — институту по подготовке кадров для газет. Это был уже второй журналистский вуз после ГИЖа., созданный по инициативе «Ленинградской правды» и областного совета профсоюзов.

Тем временем на смену социально-классовому принципу дифферен­циации печати (закрепленному в названиях газет «Рабочий и пахарь», «Серп и молот», «Беднота» и т.д.) приходит территориально-отраслевой, как стрем­ление общества к социальной однородности, создается широкая сеть район­ных газет, заводских, совхозных многотиражек. Спрос на журналистов рез­ко возрос, обстановка требовала перестройки образования. Московский ГИЖ с 1930 г. .существенно увеличивает прием студентов и начинает готовить кадры преимущественно для районных газет, для поднятия престижа он получает новое название — Коммунистический институт журналистики (КИЖ), ему присваивается имя газеты «Правда». После Москвы и Ленинг­рада КИЖи 1931 г. начали действовать в Минске, Алма-Ата и других круп­ных городах. Потребовались журналистские курсы и при редакциях газет. Так, редакция «Ленинградской правды» стала готовить специалистов для мно­готиражек, число которых в городе намечалось довести к концу первой пя­тилетки до 260 (фактически же в Ленинграде всегда функционировало не более 70 фабрично-заводских и 20 вузовских многотиражных газет).

Итак, начав с трехмесячной профессиональной школы при РОСТа, сис­тема журналистского образования стала разветвленной, дифференцирован­ной. А в сороковых годах произошла качественная эволюция: в июле 1941 г. Свердловский и Алма-атинский КИЖи вошли на правах факультетов в состав Уральского и Казахского университетов, в 1944 г. создан факультет журнали­стики в Белорусском университете, а в марте 1946 г. на филологической фа­культете Ленинградского университета организуется отделение журналисти­ки, преобразованное в 1964 г. в самостоятельный факультет университета; факультет журналистики Московского университета также вырос из анало­гичного отделения при филфаке, организованного в 1948 г.

В 80-е годы журналистскую специальность можно было приобрести в 34 учебных заведениях страны: двадцати с лишним университетах, партий­ных и комсомольских школах, Московском институте международных от­ношений и т.п. В конце 90-х кроме государственной системы подготовки журналистских кадров появилась и негосударственная, коммерческая, воз­никли учебные центры по обучению общественным связям — ПР и рекла­ме (так, в Санкт-Петербурге журналистов, рекламистов и пиарменов гото­вят негосударственные Гуманитарный университет профсоюзов, Менед­жер-центр при Академии культуры, Европейский институт экспертов, Институт экономики и управления, а государственный Электротехничес­кий университет в феврале 1999 г. вручил дипломы первым 35 специалис­там по связям с общественностью).

В последние годы определенный опыт подготовки журналистских кад­ров накоплен и в зарубежных (в частности, европейских) странах. В Вели­кобритании она ведется в Центре исследований массовых коммуникаций (университет в Лейчестере), Европейском институте средств информации (университет в Манчестере), Национальной школе кино и телевидения (Би-консфильд), Международном институте радиовещания (Лондон) и других учебных заведениях. В Германии работают двухгодичные школы журнали­стики при газетах, факультеты журналистики университетов в Мюнхене, Берлине, Кельне, Штутгарте. Во французскую систему журналистского об­разования входят парижский Центр подготовки и усовершенствования жур­налистов и кадров прессы, Высшая школа журналистики (г. Лилль) и Универ­ситетский центр обучения журналистов в Страсбурге. В Швейцарии редак­ционные работники, имеющие, как правило, основательное академическое образование, могут повысить квалификацию прежде всего на двухгодич­ных курсах, организованных Швейцарским газетно-издательским союзом и Объединением швейцарской прессы. Лекции и семинарские занятия ве­дутся в университетах Цюриха, Берна и других крупных городов. До недав­него времени в Нидерландах не было журналистских вузов, но в 1990 г. состоялся первый выпуск курсов повышения квалификации журналистов при Роттердамском университете; творческих работников СМИ нача\и го­товить на литературном факультете Гронингенского университета [53].