Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Правовое поле журналистики





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Более зримым и впечатляющим это «поле» предстанет, если сравнить российское законодательство о СМИ с подобными нормами, принятыми другими странами, например, такими как Австралия, Австрия, Великобритания, Германия, Испания, Канада, Нидерланды. Норвегия, США, Фран­ция, Швеция. Рассмотрим некоторые «номинации».

1. Конституция страны. Как и везде, Россия гарантирует свободу выражения мнений (подобной явной гарантии, однако, нет лишь в Вели­кобритании).

2. Общенациональный закон о СМИ кроме россии принят только в Австрии и Швеции. В Германии — подобные нормы принимаются на уровне Земель, во Франции о СМИ говорится только в разных кодексах, семь стран (Австралия, Канада, Нидерланды, Норвегия, Испания, Великобрита­ния, США) отдельного закона о печати не имеют и мало (или вообще не имеют) законов, которые применяются к прессе.

3. Регистрационный принцип утверждения средств массовой инфор­мации принят всеми странами. Некоторые особенности: во Франции дек­ларация регистрируется в канцелярии прокурора, а в Австралии и Австрии редакция обязана в каждом номере публиковать имена и адреса издателей и работников типографии.

4. Право собственности. Во Франции и Германии приняты жесткие законы, запрещающие сделки, ведущие к концентрации печати; в Австра­лии, Канаде, Норвегии, Великобритании и США существуют ограничения на одновременное владение разными видами СМИ. Во Франции запреще­но иностранцам приобретать более 20 процентов акций предприятия СМИ. В России подобных запретов и ограничений нет.

5. Право на ответ и (или) опровержение. В Австралии, Канаде, Анг­лии — нет права на опровержение или исправление, а Верховный суд США признал неконституционными законы, которые требуют права на ответ. В России право на ответ гарантировано статьей 46 Закона «О средствах мас­совой информации», реализация ее экономит время конфликтующих сто­рон, сокращает срок от публикации до опровержения, избавляет от судеб­ных расходов, снижает нагрузку на судебные органы; но, если ответ опуб­ликован, в суд нельзя обращаться за материальной компенсацией, кроме того, суд учитывает и то, что человек уклоняется от внесудебного удовлет­ворения притязаний и обращается сразу в суд.

6. Наказание за клевету. Во Франции, Германии и Швеции дела о кле­вете рассматриваются как гражданское и уголовное правонарушения одно­временно, одним составом судей — в уголовном процессе штраф идет в пользу государства, в гражданском — в пользу потерпевшего. В Германии, Англии, Франции и Австрии истец обязан доказать ложность утверждений, а в Норвегии — ответчик. В Швеции к ответственности привлекается только редактор, а в Англии преследуются даже распространители газеты.

7. Доступ к парламентским заседаниям гарантирован в Австрии, Гер­мании, Швеции. В России при Государственной думе в 1998 году было акк­редитовано 535 парламентских корреспондентов, 157 спецкоров, 435 чело­век технического персонала электронных СМИ, 22 информационных аген­тства, 12 телерадиовещательных компаний, 94 газеты, 48 журналов. Кроме того, аккредитация иностранных журналистов шла по линии МИДа. 8. Ограничение политической рекламы: политическая реклама, кроме предвыборной, ограничена в Германии и Испании, а во Франции и Анг­лии, наоборот, ограничена предвыборная (более того, во Франции за 3 ме­сяца до выборов запрещена любая платная политическая реклама, а бес­платная ограничена). Российский закон «О рекламе» не распространяется на политическую рекламу [1].

Базой в системе права в России, как и в других странах, является Конституция (Основной закон) страны, гарантирующая свободу мысли и слова, запрет на цензуру (ст. 29), идеологический плюрализм (ст. 13), бес­препятственное движение информации. Любая свобода абсолютной быть не может, должна иметь свои границы, и Конституция Российской Федера­ции вводит ее пределы: охраняемое государством достоинство личности, которое нельзя умалить ни по каким основаниям (п. 1 ст. 21); право на неприкосновенность частной жизни, личные и семейные тайны, защита чести и доброго имени (ст. 23); запрет на сбор, хранение и распростране­ние информации о частной жизни лица без его согласия (ст. 24); запрет на пропаганду ненависти, вражды, любого вида превосходства (п. 2 ст. 29). Согласно статьи 15 подчеркивается приоритет норм международного пра­ва и международных договоров России.

На основе статей Конституции строятся положения специального, отраслевого законодательства. Так, пункт 5 ее 29-ой статьи «Гарантиру­ется свобода массовой информации. Цензура запрещается» стал основой статьи 3 «Недопустимость цензуры» Закона «О средствах массовой ин­формации».

Редакции, журналисты в своей работе сталкиваются с самыми раз­личными нормативными актами, относящимися не только к журналистско­му праву: встречаются с гражданским правом — при сборе и распростра­нении информации, с уголовным — при преступлениях журналистов про­тив чести и достоинства личности, с трудовым и административным — при служебных отношениях в коллективе, финансовым — в ходе хозяйст­венной практики редакции.

Зная, уважая и соблюдая нормы права, журналист не только демон­стрирует высокую правовую культуру, но и способствует повышению ре­зультативности СМИ, оберегая редакцию от возможных юридических оши­бок при сборе и распространении информации.

Конечно, важно знать систему журналистского права в России, взаи­модействие ее различных законов, место ее в законодательстве в целом. Следует учитывать, что правовое поле журналистики достаточно сложное. Попытаемся раскрыть его, рассмотрев такие аспекты, как право на инфор­мацию, информационная безопасность общества и личности, правовая за­щита журналистов и их юридическая ответственность.

Итак, сначала о системе журналистского права.

В декабре 1991 г. был принят Закон РФ «О средствах массовой ин­формации». Отныне как главный нормативный документ в российской журналистике он формулирует права и обязанности журналистов, регулирует взаимоотношения редакций с учредителями, издателями, массовой аудиторией, гражданами, источниками информации и т.д. Закон был тогда единственным нормативным актом для работников СМИ страны. Но ста­тья пятая этого документа предусматривала возможность укрепления зако­нодательной базы. И она стала пополняться. В 1993 г. начали действовать Конституция РФ, Законы «Об авторском праве и смежных правах», «О государственной тайне»; в 1994-м — «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» и «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации». 1995 год был особо урожайным: принято семь Законов («Об информации, информатизации и защите информации», «Об экономической поддержке районных (городских) газет», «О государствен­ной поддержке средств массовой информации и книгоиздания Российской Федерации», «О связи» и т.д.), а в действующий Закон «О средствах массо­вой информации» внесены четыре изменения и дополнения. Позднее всту­пили в силу новые Гражданский и Уголовный кодексы, ряд статей которых ' связаны с деятельностью СМИ. В нормативную базу СМИ входят также подзаконные акты органов исполнительной власти на общероссийском уровне: указы, правительственные постановления, приказы министерств и др.; на региональном уровне: законодательство субъектов Федерации (ре­гиональное законодательство) и подзаконные акты органов власти; на уров­не городов и поселков: акты органов местного самоуправления и админис­тративные приказы и распоряжения в организациях (например, правила внутреннего трудового распорядка в редакции).

А тем временем первенец системы журналистского права явно уста­рел, часть его статей уже не стыкуется с новыми Законами. Так, по Закону редакция вправе отказать в опровержении недостоверной и порочащей честь и достоинство гражданина публикации, если заявление от него поступило в редакцию через год после публикации (ст. 45), но по Гражданскому кодексу (по состоянию на 1 января 1998 г.) общий срок исковой давности устанав­ливается в три года (ст. 196 Кодекса), а, согласно статьи 208, и вовсе не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав (это принадлежащие гражданину от рождения нематериальные блага — достоинство личности, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосно­венность личной жизни, личная и семейная тайна, право на имя, право ав­торства и т.д.). Статьи 41 и 49 Закона обязывает редакцию и журналиста сохранять в тайне полученную информацию и ее источник, но несут при этом уголовную ответственность по статье 308 Уголовного кодекса (отказ свидетеля от дачи показаний). Поэтому на стадии предварительного, мили­цейского, расследования редакция еще может ссылаться на журналистский Закон, но он умолкает и в действие вступает Уголовно-процессуальный ко­декс, как только прокуратура заводит уголовное дело и ей нужны имена и адреса тех источников информации, тайну которых соблюдает редакция.

В Государственной Думе, журналистских коллективах ведутся ожив­ленные дискуссии о необходимости замены или существенного обновле- ния закона «О средствах массовой информации». Их участники предлага­ют целый ряд положений, которых нет в действующем Законе. Многие из них связаны с экономическими проблемами: нужны правовые гарантии экономической самостоятельности изданий, независимости от местных властей, влияющих на редакционную политику через механизм дотаций; положения о финансовой базе СМИ, об экономических основах права при приватизации зданий, земельного участка, о дифференцированных нало­говых льготах. Что же касается организационных принципов работы СМИ, то необходимо четко установить, какое издание освобождается от регист­рации, каков механизм закрытия СМИ. Многие предлагают ввести ответ­ственность СМИ за ложную информацию, особенно если она чревата не­гативными последствиями; санкции к лицам, безосновательно затевающих по отношению к СМИ судебные тяжбы; установить статус неприкосновен­ности журналиста (подобно депутатской) и т.п.

Европейский суд по правам человека, Государственный комитет по защите свободы печати и массовой информации, Судебная палата по ин­формационным спорам при Президенте России, Фонд защиты гласности, Комиссия Союза журналистов по этике — все эти инстанции защищают профессиональные, гражданские и служебные права журналиста. Наруше­ние последних, а также введение цензуры, вмешательство в работу редак­ции, необоснованное приостановление выпуска СМИ, изъятие или унич­тожение тиража (без судебного решения) и т.д. влекут уголовную, админи­стративную, дисциплинарную или иную ответственность (ст. 58 Закона «О средствах массовой информации»).

Журналисту статьей 47 Закона «О средствах массовой информации» предоставлены права искать, запрашивать, получать и распространять информацию, получать доступ к документам и материалам, за исключени­ем их фрагментов, содержащих сведения, составляющих государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну; копировать, публи­ковать, оглашать или иным образом воспроизводить документы и матери­алы (с соблюдением авторских прав); вести записи, в том числе с использо­ванием средств аудио-видеотехники, кино-фотосъемки, за исключением случаев, предусмотренных законом; проверять достоверность сообщаемой ему информации; излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью. Журналист имеет право отказаться от подготовки за своей подписью сооб­щения или материала, противоречащего его убеждениям; снять свою под­пись под сообщением или материалом, содержание которого, по его мне­нию, было искажено в процессе редакционной подготовки, либо запретить или иным образом оговорить условия и характер использования данного сообщения; распространять материалы за своей подписью, под псевдони­мом или без подписи и т.д.

Но наряду с правами у журналиста есть и обязанности, они перечис­лены в статье 49 Закона «О средствах массовой информации»:

1) соблюдать устав редакции; Во-первых, установлены сведения, которые следует отнести к госу­дарственной тайне (причем они могут быть трех степеней — «особой важ­ности», «совершенно секретно» и просто «секретно»), определены принци­пы засекречивания. К не подлежащей засекречиванию относится инфор­мация о катастрофах и чрезвычайных происшествиях, состоянии экологии и преступности, золотом запасе.о здоровье Президента России и других высших должностных лиц, о фактах нарушения законности в стране и т.д. (ст. 5, 6, 7 Закона «О государственной тайне»).

Во-вторых, и в информационных ресурсах есть информация, относи­мая к государственной тайне, но там есть и конфиденциальная, к которой относятся персональные данные, и по Закону «Об информации, инфор­матизации и защите информации» (ст. 11) не допускается сбор, хранение, использование и распространение этой конфиденциальной информации, которая раскрывает частную жизнь, личную, семейную тайну, тайну пере­писки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений физи­ческого лица без его согласия.

В-третьих, целый ряд статей Уголовного кодекса самими названиями раскрывает нацеленность на информационную безопасность личности: нарушение неприкосновенности частной жизни; нарушение тайны пере­писки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сооб­щений; нарушение изобретательских и патентных прав, разглашение тай­ны усыновления (удочерения) [статьи 137, 138, 147, 155]. Туже цель пресле­дует и восьмая глава Гражданского кодекса, связанная с нематериальными благами и их защитой. Нарушение подобных юридических норм порой происходит от незнания их или недооценки, особенно это относится к на­чинающим журналистам. Автор пишет очерк об интересной женщине. От соседей узнает, что сын, которого она воспитывает, не рожден ею, а взят из Дома малютки. Из благих побуждений журналист рассказывает об этом благородном шаге в газете и после публикации очерка может испытать силу сразу двух кодексов — Уголовного и Гражданского.

К сожалению, право на тайну частной жизни часто нарушается, осо­бенно тогда," когда нужно скомпрометировать то или иное должностное лицо. Прежде всего, достается руководителям правоохранительных орга­нов. В 1997 г. министр юстиции вынужден уйти в отставку после публика­ции в газете «Совершенно секретно» компрометирующих снимков, в мар­те 1999 г. с подобным сюжетом уже по поводу Генерального прокурора России выступило сначала грузинское, а на другой вечер и российское телевидение.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.