Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Третий подход характеризует корпоративный контроль как совокупность обязательственных и имущественных прав участника хозяйственного общества. 1 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 января 2009 г. N 10967/08

 

"Право требовать выкупа обществом принадлежащих акционерам акций возникает у акционеров с момента принятия общим собранием решения об одобрении сделки, а не с момента совершения одобренной сделки.

Вывод судов о том, что сделки лизинга не направлены на приобретение имущества в собственность и не подпадают в силу этого под действие положений пункта 1 статьи 78 Закона, основан на неправильном толковании данных норм. Указанные сделки влекут отчуждение имущества общества в виде денежных средств, уплачиваемых по этим сделкам, а поэтому не исключены из сферы действия корпоративного контроля в порядке, установленном статьями 78 и 79 Закона.

Признание судами сделок лизинга воздушных судов сделками, которые совершаются в рамках обычной хозяйственной деятельности и не требуют одобрения общего собрания акционеров общества, основано исключительно на не подтвержденном доказательствами мнении о том, что для авиаперевозчика любые сделки лизинга воздушных судов являются обычными".

 

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 августа 2010 г. N ВАС-8366/10

 

"Граждане Е.В. Жидовецкий и С.С. Симоненко, являющиеся акционерами открытого акционерного общества "Таксомоторный парк "Стрелка" (далее - общество "Таксомоторный парк "Стрелка"), обратились в Арбитражный суд Республики Бурятия с иском к этому обществу о признании недействительным решения внеочередного общего собрания его акционеров от 17.07.2009 по второму вопросу повестки дня - об одобрении крупной сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, признании этой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности в виде двусторонней реституции.

<...>

В силу природы акционерного общества совершаемые им сделки могут приводить к конфликту интересов между акционерами, обладающими значительным числом акций, органами управления обществом и миноритарными акционерами. Поэтому одной из основных задач законодательства об акционерных обществах является обеспечение баланса законных интересов участников корпоративных отношений путем установления надлежащих юридических процедур принятия экономических решений.

<...>

Основные вопросы, касающиеся динамики отношений собственности в акционерном обществе, как правило, относятся к компетенции общего собрания акционеров (пункты 5, 6, 11, 15 - 18 статьи 48 Закона об акционерных обществах).

Решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием акционеров большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров - владельцев голосующих акций в случае, если предметом сделки или нескольких взаимосвязанных сделок является имущество, стоимость которого по данным бухгалтерского учета (цена предложения приобретаемого имущества) общества составляет 2 и более процента балансовой стоимости активов общества по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату (пункт 4 статьи 83 Закона об акционерных обществах).

Отсутствие такого решения свидетельствует о несоблюдении предусмотренной законом процедуры разрешения конфликта в ущерб признанным законом правам и интересам других участников корпоративных отношений.

Истцы, приобретая акции и осуществляя акт распоряжения своим имуществом, приобрели и определенные имущественные права требования к ответчику - на участие в распределении прибыли, на получение части имущества в случае ликвидации общества, на выбор экономической стратегии развития бизнеса, которые реализуются посредством принятия решений на общем собрании акционеров.

Данное обстоятельство свидетельствует не только о нарушении неимущественных прав истцов как акционеров ответчика, но и о нарушении их имущественных прав, поскольку в результате передачи имущества в уставный капитал общества "Таксомоторный парк" они утрачивают возможность в дальнейшем влиять на принятие управленческих решений в отношении этого имущества, т.е. осуществлять корпоративный контроль. В результате оспариваемой сделки фактически функции по распоряжению судьбой корпоративной собственности переходят к единоличному исполнительному органу дочернего общества, что нарушает баланс интересов участников корпоративных отношений.

Нарушение интересов истцов в результате совершенной сделки обнаруживает ее противоправность (порочность) и ведет к возможности устранения правовых последствий совершенной сделки через признание ее недействительной.

В противном случае положения главы XI Закона об акционерных обществах, регламентирующей сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, и закрепляющей комплекс мер, направленных на защиту имущественных интересов акционеров и акционерного общества в целом в связи с совершением таких сделок, утрачивают свое правовое значение".

Подведем некоторые итоги.

В судебных актах высших инстанций нашей страны понятие "корпоративный контроль" встречается значительно чаще, нежели в программных документах кабинета министров, президентских и правительственных документах. И это, если учитывать наши институциональные поиски, несомненно, отрадный факт. Однако "плюрализм мнений", выявленный, как нам кажется, приведенным выше обзором судебных постановлений ВАС РФ и КС РФ, несколько озадачивает, а с другой стороны, одновременно дает повод для утверждения относительно высокой степени свободы для заявленных регулятивных поисков.

 

1.1.2. Стартовое определение корпоративного контроля:

опорная гипотеза и сравнение

с феноменом "владельческого контроля"

 

Сформулируем, пока в сугубо предварительном порядке - в качестве некоего "априорного", определение явления корпоративного контроля.

Корпоративный контроль - совокупность формализованных или неформальных привилегий (прав) и осуществляющих их механизмов и алгоритмов, конституирующих регулятивные и исполнительные гарантии принятия выработанных головным звеном холдинга решений (всех решений, образующих компетенцию) одного или нескольких органов управления дочерней и иной управляемой (контролируемой) компании (компаний) и необходимых указанному звену холдинга действий (бездействия) совета директоров, исполнительных органов дочерней и иной управляемой (контролируемой) компании (компаний), их членов и других лиц, представляющих дочернюю или иную управляемую (контролируемую) компанию, а также система соответствующих инвестиционно-управленческих, мониторинговых и контрольно-ревизионных отношений, формируемых и воспроизводимых головным звеном холдинга, которые направлены на поддержание означенных гарантий.

Уточним. Понятие дочерней компании на первый взгляд (на данном этапе нашего анализа) может обрести трактовку в соответствии с п. 1 ст. 105 ГК РФ ("хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом").

О понятии холдинга. По мнению автора, холдинг представляет собой группу лиц, в основе единства которой - связи, основанные на субординационной зависимости в сфере корпоративного управления. При этом в качестве головного звена выступает легальный носитель корпоративного контроля в рамках соответствующей группы лиц, в частности физическое лицо <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее см.: Осипенко О.В. Российские холдинги: экспертные проблемы формирования и обеспечения развития. М.: Статут, 2008.

 

Для того чтобы отчетливее продемонстрировать особенности понимаемого таким образом корпоративного контроля, сравним его с близким понятием "владельческий контроль".

Владельческий контроль - совокупность формализованных и внелегальных привилегий реального бенефициара частного бизнеса (бизнесов) - физического лица, реализующих их механизмов и алгоритмов, а также соответствующая им система инвестиционно-управленческих, мониторинговых и контрольно-ревизионных отношений (в том числе технологий, действий, процедур и т.д.), инициируемых, формируемых и отчасти осуществляемых указанным бенефициаром и направленных при этом на реализацию совокупности специфических предпринимательских целей, персонально формируемых им.

По нашему мнению, с известной долей условности можно считать, что владельческий контроль представляет собой "субъектно-психологизированный" парафраз корпоративного контроля.

Полтора десятилетия назад Г.Б. Клейнер удачно квалифицировал российскую экономику как "экономику физических лиц" <1>. Он отмечал, в частности, следующее: "Анализ статистических данных, публикаций в прессе и результатов выборочных обследований предприятий, интервьюирования их руководителей в совокупности с высказанными выше соображениями показывает, что многие аспекты функционирования экономики на микроуровне в настоящее время в России могут быть объяснены в рамках концепции "экономики физических лиц". Согласно этой концепции основными агентами рыночных и внерыночных экономических взаимодействий являются в настоящее время в России не предприятия, организации или учреждения (в том числе органы власти и управления), а в первую очередь физические лица, имеющие возможность принимать решения от имени соответствующих объектов. Свободная конкуренция предприятий в сфере предложения и спроса товаров и услуг как одно из условий эффективной рыночной экономики уступает место сговору или противоборству физических лиц, быстро приобретающим криминальную окраску" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Клейнер Г.Б. Современная экономика России как "экономика физических лиц" // Вопросы экономики. 1996. N 4.

<2> Цит. по интернет-ресурсу: http://www.kleiner.ru/arpab/fizekon.html.

 

Правда, такого рода специфику Г.Б. Клейнер соглашался признать актуальной для "данного этапа развития экономики", по-видимому, рассчитывая на то, что в дальнейшем ситуация как-то изменится <1>. Теперь, как мы полагаем, можно констатировать, что "персонализация" нашей экономики лишь усилилась, и что таковая представляет собой не просто экзотическую особенность определенной стадии ее развития, а некую родовую черту.

--------------------------------

<1> Вот некоторые положения автора данной идеи.

"По нашему мнению, "экономика физических лиц" является не случайным промежуточным звеном на пути рыночных реформ последних лет, а закономерным, хотя и, возможно, недолговременным, результатом сравнительно длительного процесса институциональных изменений".

"Неизбежен вскоре следующий этап - группировка экономических агентов, возникновение в качестве основных экономических субъектов новых коллективов, объединенных общими экономическими интересами. Возможны два основных варианта дальнейшего хода событий. В первом варианте при сохранении и углублении разрыва между руководством и коллективами предприятий результатом группировки станет создание чисто горизонтальных структур, легально или негласно объединяющих руководителей предприятий, федеральных и муниципальных чиновников соответствующего уровня. Второй вариант связан с преодолением раскола в коллективах предприятий, сближением интересов общества и его товаропроизводственной части, созданием вертикально интегрированных легальных и экономически эффективных объединений типа торгово-промышленных или финансово-промышленных групп".

 

Представляется, что феномен "экономики физических лиц" - значительно более широкий пласт отношений, нежели явление "владельческого контроля". Если первый, как мы понимаем, акцентирует внимание прежде всего на отношениях "директоров предприятий" и иных "руководителей", т.е., по-видимому, и собственников, с "коллективами" и иными субъектами микроэкономики, а также регуляторами как субъектами макроэкономики, то "владельческий контроль" водружает в центр аналитического внимания реальных "хозяев компаний", связи которых с ведущими и рядовыми менеджерами также исследуются, но сугубо в рамках выявления специфики "экономико-управленческой ментальности" бенефициаров, их методологии и алгоритмов целеполагания, системы предпочтения и признания рисков.

"Владельческий контроль" - категория корпоративно-управленческая. Ее исследование, в отличие от изучения "экономики физических лиц", не претендует на овладение высотами макроэкономики (при одновременном штурме традиционных задач микроэкономического анализа). В основе первой не столько отношения менеджирования в их традиционном понимании, сколько отношения права собственности на бизнес, причем, подчеркнем особо, бизнес в широком смысле - как классический, ориентированный на извлечение дохода, так и "планово убыточный" <1>, как корпорированный, так и функционирующий вне образования зарегистрированных в установленном законом порядке юридических лиц, чаще всего в сегменте современной "теневой экономики" <2>.

--------------------------------

<1> Редкая "олигархическая" или просто крупная финансово-промышленная империя обходится без бутиков, бизнес-галерей или спортфирм для супруг, иных членов семей и персонально значимых для бенефициаров людей, основной бизнес-задачей которых, как можно понять, является отнюдь не извлечение предпринимательского дохода, а реализация поговорки "чем бы дитя ни тешилось...".

<2> Именно в этом аспекте в дальнейшем будет исследован феномен новейшей "корпоративной коррупции".

 

Что касается сравнения понятий "корпоративный контроль" и "владельческий контроль", итоги его на данном этапе нашего исследования лучше интерпретировать приведенной ниже таблицей.

 

"Корпоративный контроль" - "владельческий контроль":

сравнение по ключевым позициям

 

N Сравниваемая позиция Корпоративный контроль (КК) Владельческий контроль (ВК)
1. Содержание явления С позиции характера (существа) феномены КК и ВК тождественны, а именно включают: 1) инвестиционно- управленческие отношения, в том числе отношения собственности; 2) мониторинговые и контрольно-ревизионные отношения объема контроля. Однако с позиции (а) объема отношений и (б) существа отношений налицо специфика. Так, (1) цели контроля, (2) объемы контрольной практики, (3) субъекты контроля иные, в части КК - более широкие. С методологической точки зрения ядро данного понятия формирует феномен холдинга как сложной интегрированной корпоративной структуры, основанной на юридико- управленческой субординации соответствующих физических и юридических лиц. Акцент на "персоналиях" при этом, вообще говоря, не актуален В части ВК (1) цели контроля, (2) объемы контрольной практики, (3) субъекты контроля иные в "объемном" плане, как правило, более скромные. С методологической точки зрения ядро данного понятия формирует система целеполагания и средств достижения таковых целей конкретного владельца "предпринимательской практики", которая может быть как строго формально корпорирована, так и находиться за пределами "экономики юридических лиц"
2. Конечная цель (цели) Обеспечение условий принятия и фактическое обеспечение принятия и исполнения [всех] <*> решений одного или нескольких органов управления дочерней компании в соответствии с уровнем корпоративного контроля (простой контрольный пакет (доля), квалифицированный контрольный пакет (доля), абсолютный контрольный пакет (доля)) Обеспечение условий принятия и всемерная поддержка фактической реализации [специфических] <*> целей бизнеса, которые ставит его владелец на данном этапе развития соответствующего бизнеса, формализуемых как легальные решения опорных органов управления ключевой компании бизнеса, так и иным образом
3. Мера объективизации В значительной мере - объективная Комбинация объективных ("объективированных") и субъективных ("волевых") инструментов целеполагания и реализации при явном смещении центра тяжести в сторону субъективных факторов
4. Особенности субъекта контроля Любые (все возможные) носители ("обладатели") легализованного (формально закрепленного) корпоративного контроля - юрлица, физлица, органы управления, органы контрольно-ревизионной практики и т.д. Опорный субъект контроля - сам "владелец бизнеса" - [только] <*> (строго) физическое лицо. Иные (по сути, вспомогательные) субъекты - также преимущественно физические лица (члены органов управления, члены формализованных и неформализованных контрольных структур и др.)
5. Связь явления с государством Госсектор, в том числе госкорпорации и компании с прямым участием государства (ОАО), - одна из областей применения институтов КК. Таким образом, КК [активно] <*> осуществляется, в частности, в компаниях, контролируемых государством Как таковой осуществляется главным образом в частном (фактически частном) сегменте экономики. В компаниях "смешанной" структуры (частно-государственных) разворачивается лишь в той мере, на которую могут распространяться управленческие ("обязательственные") права соответствующего частного инвестора. В госкомпаниях наблюдается также в виде исключения, в частности как феномен "корпоративной коррупции"
6. Меры присутствия элементов и подсистем неформального ("теневого") управления "Теневое" управление присутствует в незначительной мере "Теневое" управление присутствует в более серьезном масштабе
7. Специфика объекта контроля В широком смысле объектами контрольно-управленческого воздействия являются: 1) в полном объеме соответствующие дочерние, внучатые и т.д. компании холдинга, в лице их органов управления и контроля; 2) частично - компании с доконтрольным участием данного холдинга; 3) в значительной мере - опорные бизнес-процессы интегрированной корпоративной структуры холдинга Объектом контрольно- управленческого воздействия являются опорные бизнес-процессы соответствующего имущественного комплекса ("бизнеса"), находящегося в сфере фактического управленческого воздействия ("опеки") данного бенефициара ("владельца бизнеса")
8. Особенности средств (инструментария) достижения целей Сравнительно меньше: 1) психологических факторов, 2) институтов личного доверия, 3) коллегиальности, 4) "теневых" форматов и алгоритмов. Соответственно - больше.

 

--------------------------------

<*> В таблице вместо курсива использовано выделение квадратными скобками.

 

Опорные субъекты владельческого контроля.

Основные "типажи": итоги экспертно-эмпирических обобщений

 

1. "Старинные директора" <1>.

--------------------------------

<1> Часто мелькающее в СМИ и экспертной литературе понятие "красный директор", по нашему мнению, не только без достаточных на то оснований обидно для ряда представителей данной генерации (хотя, возможно, для других и почетно), но и не вполне верно расставляет содержательные акценты.

 

Дешифровка: господа (товарищи) - "владельцы компаний", прошедших через массовую приватизацию 90-х годов XX века, обеспечившие себе контрольное участие в капитале посредством применения различных версий технологии "директорской скупки" акций, долей, паев и т.д.

2. "Экс-функционеры".

Дешифровка: бывшие значимые работники областных и городских администраций, соответствующих правительств, муниципалитетов (ранее исполкомов обл-, гор- и райсоветов), местных законодательных собраний (ранее депутатов и работников аппаратов означенных советов), партийных (не исключая "демократические партии" первой волны), комсомольских, профсоюзных и тому подобных организаций, а также иных федеральных или представляющих регионы органов власти, которые публичной карьере предпочли скромные регалии "капитанов индустрии".

3. "Действующие функционеры".

Дешифровка: действующие значимые государственные и муниципальные служащие, не исключая представителей соответствующих силовых ведомств, вполне успешно (для себя) сочетающие исполнение чиновничьих, генеральских (офицерских) функций с предпринимательской деятельностью путем инвестирования коррупционных доходов (в явной денежной форме или путем конвертации коррупционных услуг в титулы права собственности на бизнес) в контрольное участие в секторах среднего и малого предпринимательства.

4. "Господа офицеры".

Дешифровка: весьма представительная группа бывших работников силовых ведомств, а также не представляющих чиновничество членов региональных или федеральных ОПГ, "удалившихся на покой".

5. "Наследники".

Дешифровка: дети, иные родственники и свойственники почтенных бенефициаров частного инвестирования "первой волны", покинувших этот мир, либо здравствующих, но отошедших от дел наиболее возрастных владельцев, либо перешедших на другие, как принято считать, более высокие ступени социальной практики (госслужба, творчество, квалифицированная релаксация в сочетании с рантьерством, отказ от мирской жизни и т.п.).

6. "Представители уважаемой диаспоры".

Комментарии, по сути, избыточны, но, подчеркнем, речь идет обо всех значимых в Российской Федерации диаспорах.

7. "Олигархи и суболигархи".

Дешифровка: подразумеваются все иные владельцы бизнеса, лишенные специфической "генетики", которой располагают их коллеги из других, указанных выше типажных групп, т.е., в частности, успешные банкиры, инвестиционные спекулянты, "фондовые консультанты", специалисты и менеджеры высокого ранга, в том числе бизнес-консультанты, покинувшие нерентабельные (малорентабельные) сектора экономики либо форматы профессиональных занятий в пользу различных секторов реальной экономики, ставших более рентабельными, а также получатели рентных по своей природе доходов - представители творческой интеллигенции.

Подчеркнем, с социально-психологической точки зрения даже владелец среднего бизнеса суть упомянутый "суболигарх", т.е. вполне самостоятельный предприниматель, обладающий при этом объективными основаниями и ментальностью выраженного лидера соответствующей бизнес-практики.

Краткое резюме. Понятия "корпоративный контроль" и "владельческий контроль", располагающие особым содержанием и структурой, тем не менее пересекаются, их определенные сегменты (подсистемы) являются общими.

 

1.2. Методологические основания и цели

корпоративно-управленческого контроля

 

Стратегической целью корпоративного контроля является обретение гарантий законного и эффективного решения инвестором - субъектом этого контроля сформированных им на средне- и долгосрочную перспективу бизнес-задач. Вполне очевидно, что главной из таких задач является извлечение предпринимательского дохода - расширенное воспроизводство тех инвестиций, которые субъектом корпоративного контроля сделаны в данной форме. В свою очередь, частным случаем указанного дохода, значимым, но отнюдь, особо заметим, не единственным является получение прибыли.

В основе предложенного положения, если рассуждать в общем, лежит следующая регулятивная логика.

Субъект корпоративного контроля всегда монистичен. Даже если, как будет показано ниже, в его (контроля) основе лежит партнерско-договорная форма управления. Иначе быть не может: примем во внимание тот факт, что основным "видоформирующим" геном современной корпорации является банальное частно-семейное (ремесленное) предпринимательство.

Юридико-управленческим выражением такого монизма выступает институт единоначалия.

Субъект корпоративного контроля осуществляет экономические властные полномочия (об их содержании - ниже), применяя институт юридического лица. Юридическим лицом в ГК РФ (ст. 48) признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде и имеет при этом самостоятельный баланс и (или) смету.

Юридические лица приобретают гражданские права и принимают на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (ст. 53 ГК РФ).

Наиболее популярным в российском бизнесе организационным форматом юридического лица выступают хозяйственные общества. ГК РФ (ст. 66) их трактует как коммерческие организации с разделенным на доли (вклады) учредителей (участников) уставным (складочным) капиталом. Имущество, созданное за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенное и приобретенное хозяйственным товариществом или обществом в процессе его деятельности, принадлежит ему на праве собственности.

В свою очередь, наиболее популярной для крупного, в том числе государственного, бизнеса организационно-правовой площадкой выступают акционерные общества - хозобщества, уставный капитал которых разделен на определенное число акций, при этом участники акционерного общества (акционеры) не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им акций (ст. 96 ГК РФ).

Органами, формирующими стратегию развития акционерной компании, т.е. в сущности системного описания совокупности задач, о которых говорилось в стартовом тезисе настоящих рассуждений, являются, учитывая нормативно-правовое описание их компетенции законом (ст. ст. 48, 65 ФЗ "Об акционерных обществах"), общее собрание акционеров и совет директоров.

Общее собрание акционеров и совет директоров - органы коллегиального управления компанией. Коллегиальности как управленческому институту органично присущи противоречия целей, задач и сопутствующих ценностей членов соответствующего профессионального коллектива. Фундаментальным риском одной из версий разрешения указанных противоречий является недостижение желаемого единодушия владельцами опорных пакетов акций и их представителями и вслед за тем неизбежное разрушение корпорации. Однако длительная эволюция управленческой практики предложила, а законодатель закрепил эффективный регуляторный противовес упомянутому риску - институт кворума, работающий через две свои имманентные формы - кворум заседания (собрания) и кворум принятия решения по вопросу (ст. ст. 48, 58, 68 ФЗ "Об акционерных обществах").

Между тем институт кворума не отменяет, а диалектически снимает, т.е., в частности, воспроизводит на новом уровне указанный выше фундаментальный риск, поскольку, скажем, партнеры могут быть заинтересованы в фиксации начала официального обсуждения соответствующих бизнес-задач высшими органами компании, что достигается признанием кворума коллегии (собрания, заседания), но в дальнейшем отказываются от поисков компромисса, настаивая на собственных позициях, и институт "кворума по вопросу" вынужденно работает в направлении разрушительной для корпорации траектории движения - решения органом ввиду разногласий его членов не принимаются.

Для обретения неразрушительной траектории функционирования компании ее наиболее активные, состоятельные и при этом готовые идти на персональные риски партнеры рефлекторно работают на консолидацию контроля в указанных коллегиальных органах. Если им это удается, легальным или иным образом, формируется корпоративный контроль, т.е. институт, обеспечивающий хотя бы относительную гармонию коллегиальности, объективно присущей акционерной форме управления бизнесом, с одной стороны, и единоначалия, лежащего, как уже выше отмечалось, в основе частно-инвестиционной практики - с другой.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.