Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Блок четвертый. Контрольный участник как инициатор построения эффективной системы защиты группы компаний от рейдерских захватов и корпоративного шантажа.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Антирейдерская защита компании - проблема владельца бизнеса. Почему? Это очевидно. Рейдерский захват - это захват бизнеса, выражающийся в незаконном и при этом, само собой, недружественном отъеме прав собственности на компании, формирующие опорную бизнес-структуру, либо производственных ресурсов, формирующих ее (здания, сооружения, оборудование, транспортные средства, особые права, контрактная база и т.д.). Весьма печально, что многие бенефициары этого не понимают, перекладывая работу по формированию антирейдерских формирований на топ-менеджеров.

Автор и его коллеги по группе "Ринкон" имеют честь два десятилетия оказывать российским хозяйственным обществам экспертную поддержку в профилактике и противодействии рейдерским захватам и гринмейлу. Обобщая этот опыт, свидетельствуем: по нашим эмпирическим оценкам, примерно в половине таких проектов, к великому сожалению, команда ключевых менеджеров обороняющихся структур демонстрировала явный или скрытый нейтралитет по отношению к происходящему во время активизированного рейдерского захвата, а примерно в каждом третьем случае, сопряженном с поражением, умудрялась быть благополучно и весьма выгодно нанятой захватчиками. Пусть эта "статистика", отнюдь не шокирующая, а демонстрирующая банальную и в общем грустную истину, согласно которой приоритетными в сфере морального выбора российского специалиста - наемного работника все более становятся сугубо материальные резоны, будет уроком для владельцев бизнеса, не считающих достойным для себя прикладывать активные усилия по построению системы крепких антирейдерских редутов.

По нашему твердому убеждению, основу этих "фортификационных сооружений" должен заложить и в дальнейшем укреплять цикл работ по профилактике рейдерских захватов и корпоративного шантажа, иначе называемый нами "антирейдерским аудитом". Приведем его основное содержание.

Основные подсистемы экспертной оценки уязвимости бизнеса.

1. Наличие и основные форматы системы ранней профилактики корпоративных конфликтов:

- дополнительная защищенность зон государственной регистрации прав собственности на акции и основные активы предприятия-цели;

- наличие или отсутствие профессионального антикризисного штаба предприятия;

- наличие реального опыта участия предприятия-цели и его главных акционеров в корпоративных конфликтах;

- существование корпоративных "минных полей";

- связи дирекции и главных акционеров компании-цели с ключевыми для данного бизнеса ассоциациями предпринимателей;

- создан ли в данном субъекте Федерации антикризисный центр по корпоративным конфликтам.

2. Существующие отношения собственности на бизнес компании и его ключевые фрагменты:

- количественный и качественный анализ структуры уставного капитала компании-цели;

- защищенность прав собственности на акции предприятия-цели;

- оценка уязвимости приобретения прав собственности на данный бизнес в перспективном с точки зрения исковой давности отрезке времени;

- оценка компактности ("диссоциированности") бизнеса;

- выявление меры и форматов обременения основных производственных активов (залог, арест, в хозяйственном споре и т.п.);

- анализ проблемности финансового положения и "общественно-политического статуса" мажоритарного акционера или главных совладельцев бизнеса.

3. Состоявшиеся корпоративные и иные внутренние конфликты:

- состояние реальных конфликтов среди акционеров (не исключая микроминоритариев), топ-менеджеров, а также между представителями указанных групп корпоративных отношений;

- наличие "тлеющих" конфликтов на предприятии-цели;

- "забытые" масштабные конфликты прошлого;

- внешние корпоративные конфликты, в которые вовлечено предприятие-цель;

- уязвимость (или, напротив, безупречность) участия в общественной и личной жизни значимых акционеров-физлиц и топ-менеджеров компании;

- имеются ли корпоративные альянсы среди главных акционеров.

4. Отношения с третьими лицами:

- анализ состояния, динамики и перспективы движения кредиторской задолженности;

- формальные и неформальные отношения с федеральными и местными властями, надзорно-контрольными и правоохранительными органами;

- характер опеки предприятия со стороны организованных преступных групп. Значимые судебные процессы компании-цели с участием третьих лиц;

- постоянные PR-контакты дирекции и главных акционеров компании-цели.

5. Управленческие и юридико-управленческие аспекты:

- оценка криминализированности и общей "затененности" ведения бизнеса;

- качество и применяемые форматы корпоративного управления;

- углубленная оценка профессионализма топ-менеджеров, их личной преданности главному акционеру и генеральному директору;

- общая оценка профессионализма, "связей" и морально-этических качеств домашних юристов, судебных "сталкеров", опекающего компанию частного охранного предприятия и обслуживающих его внешних консультантов по корпоративному праву и корпоративному управлению.

6. Стандартные юридические вопросы:

- уязвимость организационно-правовой формы бизнеса и удерживающих компаний;

- оценка качества корпоративных нормативных актов;

- корректное оформление прав собственности и иных прав на основные активы;

- состояние разрешительной документации (лицензии, сертификаты, согласования и т.п.);

- оценка уязвимости ("околоконфликтного качества") ключевых договорных документов компании и трудовых контрактов с топ-менеджерами.

Собственно, инициировать привлечение специалистов, работающих по такой или аналогичной методике, должен именно владелец бизнеса. Во-первых, потому, что, как уже отмечалось выше, он и только он в этом кровно заинтересован, во-вторых, потому, что, как видно из существа объекта исследования, кроме него наиболее деликатную информацию корпоративным аудиторам предоставить не сможет никто.

Нет смысла скрывать очевидный факт: многие бенефициары компаний рассматривают взаимодействие со специалистами в этой области как весьма нервное, трудоемкое (аудит следует проводить периодически) и при этом информационно небезопасное занятие (кто в нашем бизнесе не опасается "засланных казачков"?). Головные звенья холдингов также находят для себя более приятные направления руководства дочерними структурами, например контроль движения финансовых потоков, кадровые вопросы и т.п. Всех их - и физических лиц, и юридических лиц - можно понять. Однако ведь и альтернатива - "цена вопроса" (неподготовленность компании к профессионально выверенным агрессивным действиям) слишком серьезна.

Как видно, и в этом случае мы сталкиваемся с очередным обременением системы корпоративного контроля.

 

1.4. Институт корпоративного контроля: опорные аксиомы

 

Подведем некоторые итоги рассмотренному в настоящей главе, рискнув сформулировать отдельные аксиомы относительно существа и трендов развития феномена корпоративного контроля в нашей стране <1>. Подчеркнем - предельно общие аксиомы. При этом некоторые из них, как нам представляется, вполне органично проистекают из сделанного выше обзора. Другие же ориентируются пока лишь на фрагментарно приведенные в первой главе положения, т.е. пока выдвигаются здесь в статусе гипотезы, для автора как эксперта практики корпоративного управления, впрочем, не нуждающиеся в доказательстве (поэтому, собственно, парадоксальным образом и оказавшиеся в рубрике "аксиомы"), тем не менее иллюстрациям достоверности которых по результатам нашего исследования в целом будет отведено достойное место.

--------------------------------

<1> Здесь и далее термин "унитарный" и производные от него понятия используются в широком смысле, как равнозначные словосочетанию "персональное доминирование" (не исключающее той или иной партнерской формулы руководства компанией). Таким образом, данный термин отнюдь не является равнозначным тому, что предложено новеллой системных поправок ГК РФ - ст. 65.1 ("юридические лица, учредители (участники, члены) которых обладают правом на участие в управлении их деятельностью (право членства), являются корпоративными организациями (корпорациями). К ним относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы, общественные организации, ассоциации и союзы. Юридические лица, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства, являются унитарными организациями. К ним относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, фонды, учреждения, а также религиозные организации").

 

Аксиома первая. Корпоративный контроль - целостный управленческий механизм, востребованность которого собственником бизнеса и менеджментом холдингов объясняется объективными преимуществами перед локально-партнерскими и профессионально-миноритарными моделями руководства компаниями.

Нередко приходится слышать о том, что высокая концентрация капитала в российской экономике, популярность института корпоративного контроля и, соответственно, скепсис в отношении так называемых равноправных партнерских формул и миноритарного предпринимательства являются следствием неразвитости рынка капитала или, шире, переходным состоянием нашего хозяйства. Соответствующие доказательства обычно добываются некими, чаще всего довольно поверхностными экскурсами в новую и новейшую мировую экономику, положим, сравнением американской и бразильской моделей роста и доминирующих механизмов руководства компаниями. Понятно, что отечественная экономика ассоциируются у данных аналитиков с бразильской. Любопытно, что при этом даже для признания некой национальной специфики России в указанной области места не находится.

По мнению автора, феномен типичного для нашей страны прямого корпоративного контроля компании (группы компаний), преимущественно персонализированного, - явление значительно более глубокое, нежели представляют себе упомянутые сторонники доктрины "развивающихся рынков" (дескать, вот разовьется отечественный рынок, и ничего подобного мы уже не увидим). Как мы могли заметить выше, наши формальные институты - законодательство и правоприменительная практика делают такой контроль все более обременительным. Между тем отказываться от него никто почему-то не собирается, что само по себе показательно. Да и сравнительный анализ экономик стран БРИК, с одной стороны, и состоявшихся североамериканских экономик - с другой, по критерию "развитые - неразвитые" отнюдь не убедителен. В конце концов лишь будущее покажет, кто есть кто в этом соревновании, а также насколько значимы национальные традиции корпоративного управления.

Нельзя отрицать то, что прямой корпоративный контроль имеет явные достоинства перед паритетными и "демократическими" конфигурациями руководства компанией. Так, вполне очевидно, что конечная цель любого руководства хозяйственным обществом - принятие определенных решений органов управления достигается проще и быстрее. Является ли это гарантией эффективности? Далеко не всегда. Однако это уже совсем другая история, и мы к ней непременно вернемся.

Прямой корпоративный контроль, основанный на обладании определенным бенефициаром мажоритарным титулом собственности на компанию, значительно более устойчив, чем упомянутые партнерские и "демократические" механизмы, типичные для стран с низкой концентрацией бизнес-собственности, и в отношении рисков внутренних корпоративных конфликтов. Что также, как нам кажется, вполне очевидно: равносильных оппонентов в этом случае у контрольного участника просто нет.

Модель прямого персонифицированного контроля руководства компанией, естественно, в том случае, когда бенефициар не скрывается за офшорами и доверительным управлением, облегчает социально организованный контроль за таким бизнесом в сущности всем его субъектам: правоохранительным, надзорным и судебным органам, общественным объединениям, в том числе объединениям лиц наемного труда, профессиональным ассоциациям и т.д. Налицо, как видно, очередное неудобство для бенефициара, однако для общества это как раз благо. А вот взыскательный спрос с участников тех же локальных инвестиционных альянсов весьма затруднителен: мягко говоря, не понятно, "кто крайний".

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.