Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Такое право не предоставляется кредитору, имеющему достаточное обеспечение, в частности залог. 1 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Предъявленные в указанный срок требования должны быть исполнены до завершения процедуры реорганизации, в том числе внесением долга в депозит в случаях, предусмотренных статьей 327 настоящего Кодекса.

Кредитор не вправе требовать досрочного исполнения обязательства или прекращения обязательства и возмещения убытков, если в течение тридцати дней с даты предъявления кредитором таких требований ему будет предоставлено обеспечение, признаваемое достаточным в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи.

Предъявление кредиторами требований на основании настоящего пункта не является основанием для приостановления процедуры реорганизации юридического лица.

3. Если кредитору, потребовавшему в соответствии с правилами настоящей статьи досрочного исполнения обязательства или прекращения обязательства и возмещения убытков, такое исполнение не предоставлено, убытки не возмещены и не предложено достаточное обеспечение исполнения обязательства:

1) при реорганизации в форме разделения или выделения юридические лица, образовавшиеся в результате такой реорганизации, несут перед кредитором солидарную ответственность;

2) при реорганизации в форме слияния или присоединения солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица - должника наряду с ним несут лица, имеющие фактическую возможность определять действия юридического лица (пункт 3 статьи 53.1), члены его коллегиальных исполнительных органов, а также лицо, уполномоченное выступать от имени реорганизованного юридического лица (пункт 3 статьи 53), если они своими действиями (бездействием) способствовали наступлению указанных последствий для кредитора.

4. Предложенное кредитору обеспечение исполнить обязательство реорганизуемого юридического лица или возместить причиненные его прекращением убытки считается достаточным:

если кредитор согласился принять такое обеспечение, либо

кредитору выдана независимая безотзывная гарантия кредитной организацией, кредитоспособность которой не вызывает обоснованных сомнений, со сроком действия, не менее чем на три месяца превышающим срок исполнения обеспечиваемого обязательства, и с условием платежа по предъявлении кредитором требований к гаранту с приложением доказательств неисполнения обязательства реорганизуемого (реорганизованного) юридического лица.

5. Если передаточный акт не позволяет определить правопреемника по обязательству юридического лица, а также в случае, когда из передаточного акта или иных доказательств следует, что при реорганизации недобросовестно распределены активы и обязательства реорганизуемых юридических лиц, что привело к существенному нарушению интересов кредиторов, вновь созданные юридические лица несут солидарную ответственность по такому обязательству".

Мы твердо убеждены в том, что и ст. 60.1, и ст. 60.2 ГК РФ в редакции 2012 г. внесут свой институциональный вклад в превращение реорганизации в более привлекательный алгоритм формирования новых юридических лиц с сохранением контроля соответствующего бенефициара.

"Статья 60.1. Последствия признания недействительным решения о реорганизации

1. Решение о реорганизации может быть признано недействительным по требованию участников реорганизуемого юридического лица, а также иных лиц, не являющихся участниками юридического лица, когда такое право им предоставлено законом.

Указанное требование может быть предъявлено в суд не позднее трех месяцев после окончания реорганизации, если иной срок не установлен законом.

2. Признание судом недействительным решения о реорганизации не влечет ликвидации образовавшегося в результате реорганизации юридического лица, а также не является основанием для признания недействительными сделок, совершенных таким юридическим лицом.

3. В случае признания решения о реорганизации недействительным до окончания реорганизации, когда произведена государственная регистрация части юридических лиц, подлежащих созданию по итогам проведения реорганизации, правопреемство наступает только в части таких зарегистрированных юридических лиц, в остальной части права и обязанности сохраняются за прежними юридическими лицами.

4. Лица, которые в соответствии с законом несут субсидиарную ответственность по обязательствам юридического лица, образованного в результате реорганизации, обязаны солидарно возместить убытки участнику реорганизованного юридического лица, голосовавшему против решения о реорганизации, признанного судом недействительным, или не принимавшему участия в голосовании, а также кредиторам реорганизованного юридического лица. Солидарно с названными лицами отвечают юридические лица, образованные в результате реорганизации на основании указанного решения.

В случае, когда решение о реорганизации юридического лица принималось коллегиальным исполнительным органом, солидарная обязанность возлагается на членов этого органа, голосовавших за принятие соответствующего решения".

"Статья 60.2. Признание реорганизации корпорации несостоявшейся

1. Суд по требованию участника корпорации, голосовавшего против решения о реорганизации этой корпорации или не принимавшего участия в голосовании по этому вопросу, может признать реорганизацию несостоявшейся, если решение о реорганизации не принималось участниками реорганизованной корпорации, а также в случае представления для государственной регистрации юридических лиц, создаваемых путем реорганизации, документов, содержащих заведомо недостоверные данные о реорганизации.

2. Решение суда о признании реорганизации несостоявшейся влечет следующие правовые последствия:

восстанавливаются юридические лица, существовавшие до реорганизации, с одновременным прекращением вновь созданных юридических лиц, о чем делается соответствующая запись в едином государственном реестре юридических лиц;

сделки вновь созданных юридических лиц с лицами, добросовестно полагавшимися на правопреемство, сохраняют силу для восстановленных юридических лиц;

переход прав и обязанностей признается несостоявшимся, при этом предоставление (платежи, услуги и т.п.), осуществленное в пользу вновь созданного юридического лица должниками, добросовестно полагавшимися на правопреемство на стороне кредитора, признается совершенным в пользу управомоченного лица. Если за счет имущества (активов) одного из юридических лиц, участвовавших в реорганизации, исполнены обязанности другого из них, перешедшие к юридическому лицу, созданному в результате реорганизации, к отношениям указанных лиц применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60 настоящего Кодекса). Произведенные выплаты могут быть оспорены по заявлению лица, за счет средств которого они были произведены, если получатель исполнения знал или должен был знать о незаконности реорганизации;

участники ранее существовавшего юридического лица признаются обладателями долей участия в нем в том размере, в котором доли принадлежали им до реорганизации, а при смене участников в юридическом лице в ходе такой реорганизации или по ее окончании доли участия участников ранее существовавшего юридического лица возвращаются им по правилам, предусмотренным пунктом 2 статьи 65.2 настоящего Кодекса".

 

2.1.1.3. Статус и разновидности

дочернего хозяйственного общества

 

Отношения в институте корпоративного контроля весьма близки к взаимодействию материнской и дочерней компаний. Правовой статус дочернего хозяйственного общества установлен в общем плане ст. 105 ГК РФ, которая новой версией ГК РФ 2012 г. корректуре, как уже отмечалось выше, не подверглась. Что касается ст. 106 ГК РФ, также сохранившей в 2012 г. свою прежнюю редакцию, то она вводит близкое интересующему нас институту дочерней компании понятие "зависимое хозяйственное общество". В п. 1 данной статьи Кодекса указано, что хозяйственное общество признается зависимым, если другое (преобладающее, участвующее) общество имеет более 20% голосующих акций акционерного общества или 20% уставного капитала общества с ограниченной ответственностью.

Говоря о связи данных понятий, стоит обратить особое внимание на то, что гарантированное "преобладание участия" основного общества "в уставном капитале хозяйственного общества", на которое недвусмысленно намекает норма п. 1 ст. 105 ГК РФ, по сугубо математическим резонам представляет собой частный случай ситуации, когда "преобладающее (участвующее) общество имеет более двадцати процентов голосующих акций акционерного общества или двадцати процентов уставного капитала общества с ограниченной ответственностью", другими словами, взаимосвязь "основное (материнское) - дочернее" поглощается взаимосвязью "преобладающее - зависимое". По этой причине, как нам кажется, компаниям стоит внимательнее и критичнее относиться к получившему широкое распространение в корпоративных нормативных актах российских акционерных обществ (увы, вслед за некоторыми фрагментами наших законов), построенных по типу холдинга, понятию "дочерние и зависимые общества (ДЗО)".

В ст. 106 ГК РФ имеются, как мы помним, еще две актуальные для корпоративной практики нормы. "Хозяйственное общество, которое приобрело более двадцати процентов голосующих акций акционерного общества или двадцати процентов уставного капитала общества с ограниченной ответственностью, обязано незамедлительно публиковать сведения об этом в порядке, предусмотренном законами о хозяйственных обществах". И "пределы взаимного участия хозяйственных обществ в уставных капиталах друг друга и число голосов, которыми одно из таких обществ может пользоваться на общем собрании участников или акционеров другого общества, определяются законом".

Если первая из них давно уже нашла отражение в наших "отраслевых" законах и специалистам компаний более или менее понятно, как ее исполнять, то вторая, увы, оказалась реализованной лишь в 2012 г. в рамках реформы ГК РФ, причем лишь частично. Согласно п. 3 ст. 67 "юридическое лицо, подконтрольное контролирующему хозяйственному обществу по признакам, указанным в статье 53.3 настоящего Кодекса, не вправе участвовать в управлении делами контролирующего общества, в том числе голосовать при принятии решений его органами. Нарушение этого правила не является основанием для признания недействительными действий контролирующего хозяйственного общества в отношении третьих лиц". И применение этой нормы в корпоративной практике, как представляется, беспроблемным не окажется.

Обратим внимание на то, что ст. 106 ГК РФ акцентирует внимание на необходимости законодательной фиксации пределов взаимного участия "закольцованных" компаний в капитале, а не только на ограничении числа голосов на собрании акционеров (участников). Между тем упомянутая новелла п. 3 ст. 67 вводит запрет на участие в управлении дочерней компанией компании материнской, из чего следует, что авторы реформы ГК РФ вроде бы и не возражали против сохранения статуса-кво в отношениях собственности между ними. Почему же тогда не были внесены изменения в ст. 106?

Статья 106 прямо указывает на то, что пределы участия и управления должны быть определены законом. В терминологии ГК РФ это фактически подразумевает любой федеральный закон, кроме самого ГК (он, как мы помним, традиционно обозначается в тексте Кодекса как "настоящий кодекс"). Спрашивается: как же тогда объяснить факт новеллы ст. 67? Получается, заявленное ст. 106 осуществлено именно Кодексом, а не "отраслевым" законом?

Еще один вопрос, для ответа на который пока не хватает судебного и корпоративного опыта. Какие еще форматы участия в управлении, кроме голосования на собрании, подразумевали авторы реформы? Идет ли речь только о ст. ст. 53, 55 и 85 ФЗ "Об акционерных обществах"? Должны ли "блокироваться" информационные права (ст. ст. 52, 89 и 91 ФЗ "Об акционерных обществах"), которые многие специалисты относят к разновидности управленческих прав?

Весьма тревожно и то, что остались пока за кадром проблемы инфорсмента указанного проекта п. 3 ст. 67. Какой орган или лица будут осуществлять данное ограничение? Не хотелось бы повторения истории с известными практикам трудностями применения нормы п. 6 ст. 84.2 ФЗ "Об акционерных обществах" <1>, когда вопреки здравому правовому смыслу за ее "неисполнение" регулятор наказывает в административном порядке членов счетной комиссии, которые, вроде бы, обязаны руководствоваться теми цифрами о количестве голосов, принадлежащих крупным акционерам - участникам собрания, которыми их снабдил специализированный регистратор, передав список лиц, имеющих право на участие в собрании.

--------------------------------

<1> "С момента приобретения более 30 процентов общего количества акций открытого общества, указанных в пункте 1 настоящей статьи, и до даты направления в открытое общество обязательного предложения, соответствующего требованиям настоящей статьи, лицо, указанное в пункте 1 настоящей статьи, и его аффилированные лица имеют право голоса только по акциям, составляющим 30 процентов таких акций. При этом остальные акции, принадлежащие этому лицу и его аффилированным лицам, голосующими акциями не считаются и при определении кворума не учитываются".

 

Далее. Принято считать, что опорные отраслевые законы - ФЗ "Об акционерных обществах" и ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" содержат некие "кальки" ст. 105 ГК РФ. Это не вполне верно. Да, там имеются и пресловутые повторы норм указанного режима, но есть и нюансы (в приведенном ниже для примера фрагменте акционерного Закона они выделены полужирным шрифтом).

Статья 6 ФЗ "Об акционерных обществах" ("Дочерние и зависимые общества").

"1. Общество может иметь дочерние и зависимые общества с правами юридического лица на территории Российской Федерации, созданные в соответствии с настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами, а за пределами территории Российской Федерации - в соответствии с законодательством иностранного государства по месту нахождения дочернего или зависимого обществ, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

2. Общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество (товарищество) в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

3. Дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Основное общество (товарищество) считается имеющим право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания только в случае, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или уставе дочернего общества.

В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам. Несостоятельность (банкротство) дочернего общества считается происшедшей по вине основного общества (товарищества) только в случае, когда основное общество (товарищество) использовало указанные право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого наступит несостоятельность (банкротство) дочернего общества.

Акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу. Убытки считаются причиненными по вине основного общества (товарищества) только в случае, когда основное общество (товарищество) использовало имеющиеся у него право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки.

4. Общество признается зависимым, если другое (преобладающее) общество имеет более 20 процентов голосующих акций первого общества.

Общество, которое приобрело более 20 процентов голосующих акций общества, обязано незамедлительно опубликовать сведения об этом в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг и федеральным антимонопольным органом".

Конструкция правового статуса дочернего общества дополнительно укрепляется и такими нормативными источниками, как постановления пленумов высших судебных инстанций страны.

Так, в п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" отмечается следующее.

"При разрешении споров, связанных с привлечением акционерных обществ к ответственности по обязательствам (долгам) дочерних обществ, необходимо руководствоваться пунктом 2 статьи 105 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 3 статьи 6 Закона.

Согласно этим нормам основное общество, имеющее право давать дочернему обществу обязательные для него указания, в том числе по договору с ним, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Основное общество может быть привлечено к субсидиарной ответственности по долгам дочернего общества, если по его вине наступит несостоятельность (банкротство) дочернего общества.

Согласно статье 6 Закона ответственность основного общества по долгам дочернего общества в случаях несостоятельности (банкротства) последнего, а также причинения убытков дочернему обществу может наступать лишь при наличии вины основного общества (статья 401 Гражданского кодекса Российской Федерации)".

В п. 31 совместного Постановления Пленума ВС РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указано следующее.

"Учитывая, что основное общество (товарищество) отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение обязательных для него указаний основного общества (товарищества) (часть вторая пункта 2 статьи 105), оба юридических лица привлекаются по таким делам в качестве соответчиков в порядке, установленном процессуальным законодательством. <...> При этом необходимо иметь в виду, что взаимоотношения двух хозяйственных обществ могут рассматриваться как взаимоотношения основного и дочернего общества, в том числе и применительно к отдельной конкретной сделке, в случаях, когда основное общество (товарищество) имеет возможность определять решения, принимаемые дочерним обществом, либо давать обязательные для него указания".

Вполне закономерно, что в судебной правоприменительной практике приведенные выше нормы активно применяются.

Ниже - один из примеров попытки заинтересованного истца применить нормы ст. 105 ГК РФ <1>.

--------------------------------

<1> См. также: Постановления ФАС МО от 6 мая 2004 г. (дело N КГ-А41/2438-04), от 27 сентября 2006 г. (дело N КГ-А40/9227-06), от 16 августа 2004 г. (дело N КГ-А40/7014-04).

 

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 августа 2005 г.

 

Дело N КГ-А40/6010-05

 

(извлечение)

 

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе: председательствующего - судьи В., судей Б., С., при участии в заседании от истца: Фирма "Tento Import & Export" (представитель не явился, извещен); от ответчиков: Закрытое акционерное общество Торговый центр "Лисма-Универсал" (представитель не явился, извещен), Открытое акционерное общество "Лисма" (К. - доверенность от 08.07.2005 N 46-2005/юр), рассмотрев 10 августа 2005 года в судебном заседании кассационные жалобы Фирмы "Tento Import & Export" и Открытого акционерного общества "Лисма" на решение от 5 марта 2005 года Арбитражного суда г. Москвы, принятое судьей П., по иску (заявлению) Фирмы "Tento Import & Export" о взыскании 943497,14 долл. США к Закрытому акционерному обществу Торговый центр "Лисма-Универсал", Открытому акционерному обществу "Лисма",

 

УСТАНОВИЛ:

 

Фирма "Tento Import & Export" обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Закрытому акционерному обществу Торговый центр "Лисма-Универсал" (далее - ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал"), Открытому акционерному обществу "Лисма" (далее - ОАО "Лисма") о взыскании солидарно 943497,14 долл. США, в том числе 618344,46 долл. США основного долга по контракту от 30.10.2002 N 643/25995588/02110 и 325152,68 долл. США неустойки, начисленной в связи с просрочкой исполнения обязательств по оплате продукции (с учетом уточнения исковых требований).

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 5 марта 2005 г. исковые требования удовлетворены частично: с ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал" и ОАО "Лисма" взыскано солидарно 129895,16 долл. США основного долга и 100000 долл. США неустойки.

При этом суд первой инстанции исходил из наличия между Фирмой "Tento Import & Export" и ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал" отношений по поставке вольфрамовой и молибденовой проволоки, доказанности факта поставки истцом обусловленной контрактом от 30.10.2002 N 643/25995588/02110 продукции и частичной неоплаты ее стоимости ответчиком. Суд, применив статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, уменьшил размер подлежащей уплате неустойки, посчитав ее явно несоразмерной последствиям нарушения обязательства.

Отказывая в удовлетворении части исковых требований, суд исходил из того, что заявленная истцом задолженность в размере 488449,30 долл. США не подлежит взысканию, поскольку представляет собой сумму предоплаты за партии товара, предварительно заказанные ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал" с поставкой в ноябре и декабре 2003 года, однако в связи с неполучением предоплаты так и не поставленные в адрес ответчика. Суд первой инстанции посчитал, что действующее законодательство не предусматривает возможности обязывать покупателя исполнить обязательство по предварительной оплате товара.

Кроме того, суд первой инстанции применил к спорным правоотношениям положения о солидарной ответственности, придя к выводу о том, что ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал" является дочерним по отношению к ОАО "Лисма", владеющему 91,77% его акций, вследствие чего основное Общество имеет возможность определять решения, принимаемые дочерним Обществом. Установив, что ОАО "Лисма" имеет право давать ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал" как своему дочернему Обществу обязательные для него указания, суд пришел к выводу о том, что основное Общество должно отвечать солидарно с дочерним по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

На принятое по делу решение ОАО "Лисма" подана кассационная жалоба, в которой заявитель просит судебный акт отменить в части взыскания с него денежных средств в пользу Фирмы "Tento Import & Export", в связи с неправильным применением судом норм материального права, а именно пункта 2 статьи 6 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", а также в связи с несоответствием выводов, содержащихся в обжалуемом решении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

По мнению заявителя, в материалы дела не представлено доказательств, подтверждающих наличие предусмотренных законом оснований для привлечения ОАО "Лисма" к солидарной ответственности по долгам ЗАО ТЦ "Лима-Универсал", вытекающим из контракта с Фирмой "Tento Import & Export" от 30.10.2002 N 643/25995588/02110.

На принятое по делу решение Фирмой "Tento Import & Export" также подана кассационная жалоба, в которой заявитель просит судебный акт отменить в части отказа во взыскании задолженности по контракту от 30.10.2002 N 643/25995588/02110 в размере 488449,30 долл. США, а также неустойки в размере 225449,68 долл. США и принять новый судебный акт, удовлетворив исковые требования в полном объеме.

По мнению заявителя, судом неправомерно не применена норма права, подлежащая применению к спорным правоотношениям, а именно пункт 4 статьи 486 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым, если покупатель в нарушение договора купли-продажи отказывается принять и оплатить товар, продавец вправе по своему выбору потребовать оплаты товара либо отказаться от исполнения договора.

Кроме того, заявитель полагает, что у суда отсутствовали основания для применения положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и снижения размера подлежащей уплате неустойки в связи с ее явной несоразмерностью последствиям нарушения обязательства.

В судебном заседании представитель ОАО "Лисма" доводы своей кассационной жалобы поддержал, возражая против удовлетворения кассационной жалобы Фирмы "Tento Import & Export".

Извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства Фирма "Tento Import & Export" и ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал" своих представителей в суд не направили; Фирма "Tento Import & Export" представила отзыв на кассационную жалобу ОАО "Лисма", в котором возражала против ее удовлетворения, полагая, что суд первой инстанции полностью выяснил и оценил фактические обстоятельства и пришел к правомерному выводу о наличии предусмотренных законом оснований для привлечения ОАО "Лисма" к солидарной ответственности по долгам ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал", вытекающим из контракта с Фирмой "Tento Import & Export" от 30.10.2002 N 643/25995588/02110.

С учетом надлежащего извещения лиц, участвующих в деле, суд кассационной инстанции, совещаясь на месте, вынес определение о рассмотрении кассационной жалобы в отсутствие неявившихся сторон.

Арбитражный суд кассационной инстанции, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность принятого по делу решения, изучив материалы дела, выслушав явившихся представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, полагает принятое по делу решение подлежащим изменению в части удовлетворения требований, заявленных к ОАО "Лисма".

Как установлено судом первой инстанции, между Фирмой "Tento Import & Export" (продавец) и ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал" (покупатель) заключен контракт от 30.10.2002 N 643/25995588/02110, согласно которому продавец продает, а покупатель покупает вольфрамовую и молибденовую проволоку (товар) в ассортименте и количестве согласно приложениям к данному контракту.

Во исполнение договорных обязательств в октябре 2003 года Фирма "Tento Import & Export" поставила ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал" товар общей стоимостью 215547,66 долл. США, при этом часть продукции на сумму 129895,16 долл. США осталась неоплаченной.

Удовлетворяя исковые требования в части взыскания указанной суммы, суд правомерно исходил из наличия между Фирмой "Tento Import & Export" и ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал" отношений по поставке вольфрамовой и молибденовой проволоки, доказанности факта поставки истцом обусловленной контрактом от 30.10.2002 N 643/25995588/02110 продукции и частичной неоплаты ее стоимости ответчиком.

При этом суд обоснованно сослался на положения статей 307, 309 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым обязательства, возникающие из договора и других предусмотренных Кодексом оснований, должны исполняться надлежащим образом в соответствии с их условиями и требованиями закона.

Суд первой инстанции, разрешая вопрос об ответственности за просрочку исполнения обязательств по оплате продукции, пришел к выводу о несоразмерности подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства и на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации снизил ее размер. У суда кассационной инстанции основания для иного вывода отсутствуют.

Отказывая в удовлетворении части исковых требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что заявленная истцом задолженность в размере 488449,30 долл. США не подлежит взысканию, поскольку представляет собой сумму предоплаты за партии товара, предварительно заказанные ЗАО ТЦ "Лисма-Универсал" с поставкой в ноябре и декабре 2003 года, однако в связи с неполучением предоплаты так и не поставленные в адрес ответчика.

Согласно части 2 статьи 487 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила, предусмотренные статьей 328 настоящего Кодекса.

В соответствии с частью 2 статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.