Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Рик Риордан. Дом Аида 4 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Ее лицо было по-царски красивым: с высокими скулами, большими тёмными глазами и заплетёнными, цвета лакрицы, волосами, сложенными в красивую прическу в греческом стиле, закрепленными спиралью из изумрудов и бриллиантов. Она напомнила Лео новогоднюю ёлку. Выражение её лица излучало чистую ненависть. Она поджала губы. Ее нос сморщился.

— Отродье бога-кузнеца, — усмехнулась она. — Ты не представляешь для меня угрозы, но, полагаю, что пора начинать мстить. Сделай свой выбор.

Лео попытался вымолвить хоть слово, но от паники был готов лезть на стены. Он понятия не имел, что делать с этой королевой ненависти и гигантом, преследующим его.

— Скоро он найдет тебя, — предупредила женщина. — Мой темный друг не предоставит тебе такую роскошь, как право выбора. Либо пропасть, либо пещера, мальчик!

И вдруг до Лео дошло, что она имела в виду. Он был загнан в тупик. Он мог прыгнуть в пропасть, что было бы самоубийством. Даже если под этими облаками была земля, он все равно умер бы во время падения, ну или, возможно, его падение длилось бы целую вечность.

Но пещера... он посмотрел на темное отверстие между корнями деревьев. Оттуда пахло гнилью и смертью. Изнутри послышалось шарканье человеческих тел, в тени перешептывались голоса. Пещера была домом для мертвецов. Если он пойдет туда, то уже никогда не вернется.

— Да, — сказала женщина.

На шее у неё висел странный бронзово-изумрудный кулон, похожий на круглый лабиринт. В ее глазах отражалась неистовая злость, и Лео наконец-то понял, почему слово «поехавший» было синонимом слова «сумасшедший». Эта дамочка съехала с катушек из-за ненависти.

— Дом Аида ждет тебя. Ты станешь первым ничтожным грызуном, который подохнет в моем лабиринте. У тебя есть только один шанс на спасение, Лео Вальдес. Воспользуйся им.

Она указала на скалы.

— Чокнутая, — пробормотал он.

Тут он явно перегнул палку. Она схватила его за запястье.

— Возможно, мне стоит убить тебя прямо сейчас, перед прибытием моего темного друга?

Шаги сотрясли склон холма. Гигант приближался, укутанный в тени, огромный и тяжелый, жаждущий убийства.

— Слышал ли ты о смерти во сне, мальчик? — спросила женщина. — Это можно устроить руками волшебницы!

Руки Лео начали дымится. Прикосновения женщины были сродни кислоте. Он попытался вырваться, но у нее была стальная хватка.

Он открыл рот, чтобы закричать. Массивная фигура гиганта нависла над ним, укутанная слоем черного дыма. Гигант занес руку, чтобы нанести удар, когда чей-то голос ворвался в сон и вернул Лео в реальность.

— Лео! — тряс его за плечо Джейсон. — Эй, ты чего вцепился в Нику?

Лео открыл глаза. Его руки обнимали человеческих размеров статую в руке Афины. Похоже, он ворочался во сне. Он вцепился в богиню победы так, как цеплялся за свою подушку, когда его мучили кошмары в детстве (это было довольно неловко в приемных семьях). Он высвободил статую из своих объятий и сел, потирая лицо.

— Ничего, — пробормотал он. — Мы просто обнимались. Эм, что происходит?

Джейсон не стал его дразнить. Это одно из тех качеств, которые Лео ценил в своем друге. Ледяные, голубые глаза Джейсона, полные серьезности, поравнялись с ним. Маленький шрам у его рта дернулся, как и всегда, когда он собирался сообщить плохие новости.

— Мы миновали горы, — сказал он. — Мы почти в Болонье. Ты должен присоединиться к нам в столовой. У Нико есть новая информация.

 

 

Глава 10. Лео

 

Лео спроектировал стены столовой так, чтобы они показывали сцены из Лагеря полукровок в реальном времени. Сначала он думал, что это было довольно классной идеей. Теперь он не был так в этом уверен.

Сцены, отражавшиеся там — хоровое пение у костра, ужин в павильоне, игра в волейбол за пределами Большого Дома — казалось, заставляли его друзей грустить. Чем больше они отдалялись от Лонг-Айленда, тем хуже все становилось. Часовые пояса менялись, что заставляло Лео ощущать расстояние между ними каждый раз, когда он смотрел на стены. Здесь, в Италии, всего несколько минут назад взошло солнце. В то время как в Лагере полукровок была середина ночи. У дверных проёмов домиков горели факелы. На волнах лонг-айлендского пролива отражалась луна. На пляже виднелись следы, будто недавно там побывала огромная толпа людей.

Лео понял, что вчера — прошлой ночью, неважно — было четвертое июля. Они пропустили ежегодный пляжный праздник фейерверков, создателями которых являлись родные братья Лео из девятого домика. Он решил не упоминать об этом при остальных, но все же надеялся, что его друзья из лагеря повеселились на славу. Им тоже нужно было как-то поддерживать свой настрой.

Лео вспомнил образы, которые видел во сне: лагерь, усыпанный руинами и людскими телами; Октавиан, стоящий на волейбольной площадке, говорящий голосом Геи. Он уставился на яичницу с беконом. Ему так хотелось отключить настенные изображения.

— Итак, — начал Джейсон. — Теперь, когда все мы собрались...

Он сидел во главе стола, словно так и должно было быть. С тех пор, как они потеряли Аннабет, Джейсон делал все возможное, чтобы быть хорошим лидером. Будучи претором в римском лагере, он, вероятно, к этому привык, но Лео-то видел, как плохо себя чувствовал его друг. Его глаза были более заплывшими, чем обычно. Светлые волосы были непривычно растрепанными, словно он забыл их расчесать.

Лео осмотрел всех сидевших за столом. Хейзел также выглядела сонной, но это понятно, она ведь не спала всю ночь, руководя кораблем по пути через горы. Ее вьющиеся каштановые волосы были собраны в бандану, что придавало ей более воинственный вид, и Лео счел ее отчасти горячей девушкой — за что сразу же почувствовал себя виноватым.

Возле нее сидел ее парень — Фрэнк Чжан, одетый в черные рабочие штаны и римскую туристскую футболку, которая гласила «ЧАО!» (Что это за слово вообще такое?). К футболке Фрэнка был прикреплен старый значок центуриона, несмотря на тот факт, что все семь полубогов на Арго II стали официальными врагами лагеря Юпитера. Его мрачное выражение лица делало его еще более похожим на неуклюжего борца сумо.

Далее сидел брат Хейзел — Нико ди Анджело. Черт побери, этот парень заставлял его кожу покрыться мурашками. Он сидел в своей черной кожаной авиаторской куртке, черной футболке и джинсах. На пальцах у него красовались серебряные кольца со злобными черепами, а сбоку висел меч из стигийской стали. Пучки волнистых чёрных волос, похожие на крыло детёныша летучей мыши, стояли торчком. Глаза его были грустными и пустыми, будто он побывал в глубинах Тартара — а так оно и было.

Единственным отсутствующим за столом полубогом была Пайпер. Сейчас была ее очередь стоять у штурвала вместе с тренером Хеджем, их сопровождающим сатиром. Лео был бы рад, будь Пайпер рядом с ними. Она дарила покой, благодаря своим способностям ребенка Афродиты. После всех тех ночных кошмаров, ему было крайне необходимо немного успокоиться. С другой стороны, было хорошо, что она находилась на верхней палубе, приглядывая за их сопровождающим. Теперь, находясь у древних земель, они должны были постоянно быть начеку. Лео был взволнован тем, что разрешил тренеру руководить кораблем самостоятельно. Сатир был настроен воинственно, а у руля было так много различных опасных кнопок, которые могли превратить живописные итальянские поселки в развалины всего за несколько секунд.

Лео настолько углубился в свои мысли, что не осознавал, что Джейсон все еще говорил.

— …Дом Аида? — спросил он. — Нико?

Парень подался вперед.

— Вчера вечером я общался с мертвыми.

Он сказал это с такой легкостью, будто не с умершими говорил, а получил sms-ку от приятеля.

— Я побольше разузнал о том, с чем нам предстоит столкнуться, — продолжил Нико. — В древние времена Дом Аида был главной обителью греческих паломников. Они приходили, чтобы поговорить с мертвыми и почтить своих предков.

Лео нахмурился.

— Звучит, словно Día de los Muertos, праздник «День Мёртвых». Моя тетя Роза серьезно к этому относилась.

Он вспомнил, как она потащила его на местное кладбище в Хьюстоне, где они убирали могилы своих родственников; приносили лимонад, печенье и свежие цветы в качестве подношения. Тетя Роза всегда настаивала на том, чтобы Лео остался на пикник, как будто пребывание с мертвыми способствовало хорошему аппетиту.

Фрэнк хмыкнул.

— У китайцев тоже есть нечто подобное — культ предков. Они прибирают могилы весной.

Он взглянул на Лео.

— Твоя тетя Роза поладила бы с моей бабушкой.

У Лео в голове возникла ужасная картина: его тетя Роза и некая китайская женщина в борцовских нарядах избивают друг друга шиповыми дубинками.

— Да, — согласился Лео. — Они бы были лучшими друзьями.

Нико прочистил горло.

— Во многих культурах присутствуют сезонные традиции почитания мертвых, но Дом Аида был открыт круглый год. Паломники действительно могли говорить с призраками. По-гречески это место называлось Некромантейоном, Оракулом Смерти. Нужно было пробираться через различные уровни туннелей, оставляя подношения и выпивая особые зелья...

— Особые зелья, — пробормотал Лео. — Вкуснятина.

Джейсон бросил на него свой фирменный взгляд «чувак, достаточно».

— Нико, продолжай.

— Паломники верили, что самые нижние уровни храма вели в Подземное царство, где мертвые и представали перед ними. Если ты им понравишься, они могут ответить на твои вопросы, и, возможно, предскажут будущее.

Фрэнк постучал пальцами по кружке горячего шоколада.

— А если ты им не понравишься?

— Некоторые паломники вообще ничего не нашли, — продолжил Нико. — Некоторые сошли с ума или погибли, покинув храм. Другие заблудились в туннелях, и больше их никто не видел.

— Дело в том, — вмешался Джейсон, — что Нико нашел информацию, которая может нам помочь.

— Да, — в голосе Нико не было энтузиазма. — Призрак, с которым я говорил прошлой ночью... бывший жрец Гекаты. Он подтвердил то, что богиня сказала Хейзел вчера на перекрестке. Во время первой войны против титанов, Геката боролась за богов. Она убила одного из гигантов — того, которого создали для ее уничтожения. Его звали Клитий.

— Тот темный парень, — догадался Лео. — Окутанный тенями.

Хейзел повернулась к нему, сузив свои золотые глаза.

— Лео, а ты-то откуда это знаешь?

— Вроде как сон приснился.

Никто не выглядел удивленным. Большинство полубогов видят кошмары о том, что творится в мире. Его друзья уделили особое внимание объяснениям Лео. Он старался не смотреть на настенные картинки, изображающие Лагерь полукровок, когда описывал это место в руинах. Он рассказал им о темном гиганте и о странной женщине, которая предложила ему несколько вариантов смерти.

Джейсон отодвинул от себя тарелку с оладьями.

— Итак, гигант Клитий. Я предполагаю, он будет ждать нас у Врат Смерти.

Фрэнк скрутил блинчик и начал громко жевать — он явно был не из тех, кто позволил бы смерти помешать ему хорошенько набить желудок.

— А женщина во сне Лео?

— Она — моя проблема, — Хейзел ловко вертела алмаз между пальцами. — Геката упоминала об опасном враге в Доме Аида — ведьму, которую я должна буду одолеть с помощью магии.

— Ты можешь колдовать? — спросил Лео.

— Пока нет.

— А, — он хотел сказать что-то, что обнадежило бы ее, но вспомнил разгневанные глаза женщины и ее стальной захват, раскаляющий его руку. — Кто-нибудь знает, кто она такая?

Хейзел покачала головой.

— Только то... — она взглянула на Нико, между ними происходила немая беседа. Лео почувствовал, что они тайно разговаривают о Доме Аида и не делятся всеми деталями с остальными. — Только что ее будет не так просто победить.

— Но есть и хорошие новости, — сказал Нико. — Призрак, с которым я общался, рассказал мне, как Геката победила Клития в первой войне: она использовала свои факелы, чтобы подпалить его волосы. Он сгорел. Другими словами, огонь — его слабость.

Все посмотрели на Лео.

— О, — произнес он. — Хорошо.

Джейсон одобрительно кивнул, как будто это было отличной новостью — неужто он ожидал, что Лео подойдёт к возвышающейся массе темноты, бросит несколько огненных шаров и этим решит все свои проблемы. Лео не хотел говорить этого, но он все еще слышал голос Геи у себя в голове: «Он является пустотой, поглощающей всю магию, холодом, поглощающим весь огонь, тишиной, поглощающей все звуки». Лео был вполне уверен, что пары спичек будет недостаточно, чтобы поджечь этого гиганта.

— Это хорошая зацепка, — настаивал Джейсон. — По крайней мере, мы знаем, как убить гиганта. А насчет ведьмы... ну, если Геката уверена, что Хейзел сможет ее победить, тогда и я уверен.

Хейзел потупилась.

— Теперь у нас не остается выбора, кроме как попасть в Дом Аида, пробив себе путь через силы Геи...

— И кучку призраков, — угрюмо добавил Нико. — Духи в том храме тоже могут быть недружелюбными.

— ...и найти Врата Смерти, — продолжила Хейзел. — К тому же, мы можем прийти одновременно с Перси и Аннабет и спасти их.

Фрэнк проглотил кусок блина.

— Мы можем сделать это. Мы должны.

Лео восхищался его оптимизмом. Хотелось бы ему мыслить так же позитивно.

— Итак, по поводу обходного пути, — сказал Лео. — Я оцениваю путь до Эпира длительностью в дня четыре или пять; это, конечно, без всяких задержек — типа с монстрами побаловаться и всякое такое.

Джейсон кисло улыбнулся.

— Конечно, с чего вообще монстрам нападать на нас?

Лео посмотрел на Хейзел.

— Геката сказала, что Гея планирует устроить свою «вечеринку» первого августа, верно? В праздник кого-то там?

— Спес, — сказала Хейзел. — Богини надежды.

Джейсон перевернул вилку.

— Теоретически, это дает нам предостаточно времени. Сегодня только пятое июля. Мы должны суметь закрыть Врата Смерти, затем найти штаб-квартиру гигантов и помешать им пробудить Гею до первого августа.

— Теоретически, — согласилась Хейзел. — Но мне все еще интересно, как мы собираемся путешествовать по Дому Аида, не сойдя с ума и не погибнув.

Гениальных идей не поступало. Фрэнк отложил свой блин, будто внезапно потерял аппетит.

— Пятое июля. Вот черт, я даже не думал об этом...

— Хей, чувак, да это круто, — сказал Лео. — Ты канадец, верно? Я не настаивал на подарке или на чем-либо еще для меня в честь Дня Независимости... но если ты приготовил что-то...

— Да я не об этом. Моя бабушка... она всегда говорила мне, что семь — это несчастливое число. Это призрачное число. И когда я сказал ей, что в нашем поиске будет семь полубогов, она не очень-то была этому рада. А июль как раз седьмой месяц.

— Да, но... — Лео начал нервно стучать пальцами по столу. Он понял, что выбивает азбукой Морзе «я тебя люблю», так же, как они это делали с мамой, что могло поставить его в неловкое положение, если бы его друзья понимали азбуку Морзе. — Но это просто случайность, так ведь?

Выражение лица Фрэнка его не успокоило.

— В Китае, — начал Фрэнк, — в древние времена люди именовали седьмой месяц призрачным. В это время миры духов и людей соприкасались. А теперь скажи мне, случайность ли то, что мы ищем Врата Смерти в призрачном месяце?

Ответа ни у кого не нашлось. Лео хотелось думать, что древняя китайская вера не могла иметь ничего общего с римлянами и греками. Совершенно разные религии, верно? Но существование Фрэнка было доказательством того, что все эти культуры были связаны. Корни семьи Чжан были древнегреческими. Они прошли через Рим, Грецию и, в конце концов, очутились в Канаде.

Также Лео продолжал думать о его встрече с богиней мести Немезидой у Большого Соленого озера. Немезида назвала его седьмым колесом, лишним человеком в поиске. Она не имела в виду седьмой в значении «призрак», так ведь?

Джейсон сжал руками подлокотник своего кресла.

— Давайте сосредоточимся на том, что нам под силу. Мы приближаемся к Болонье. Возможно, там мы найдет ответы на свои вопросы, как только отыщем карликов, которых Геката...

Корабль дернулся так, словно столкнулся с айсбергом. Тарелка с завтраком Лео заскользила по столу. Нико упал со стула и ударился головой о сервант. Он рухнул на пол, десятки магических кружек и тарелок свалились на него.

— Нико! — Хейзел побежала к нему на помощь.

— Что за...? — Фрэнк попытался встать, но корабль наклонился в другую сторону. Он упал на стол и прошелся лицом по тарелке с яичницей Лео.

— Смотрите! — Джейсон указал рукой на стены. Изображения лагеря-полукровок замерцали и исчезли.

— Невозможно, — прошептал Лео.

Изображения были устроены так, что могли показывать только сцены из лагеря, но вдруг огромное, искаженное лицо заняло всю боковую стену: кривые желтые зубы, редкая рыжая бородка, бородавчатый нос и два неодинаковых глаза — один из них был выше другого. Лицо, казалось, пыталось прогрызть свой путь в комнату.

Остальные стены замерцали, показывая сцены с верхней палубы. Пайпер стояла за штурвалом, но что-то было не так. Вниз от плеч она была связана клейкой лентой, во рту был кляп, а ноги были привязаны к консоли управления.

На грот-матче тренера Хеджа также связали и заткнули ему рот, в то время как странное существо — помесь гнома и шимпанзе — с ужасным чувством стиля, пританцовывая, заплетало волосы тренера в маленькие косички с розовыми резинками.

Когда огромное уродливое лицо отодвинулось, Лео смог разглядеть на боковой стене все существо полностью — второй гном-шимпанзе, одетый еще безумнее. Он начал прыгать по палубе, наполняя сумку различными вещицами. Он сгреб кинжал Пайпер и регулятор, который Лео сделал из игровой приставки. Затем вытащил сферу Архимеда из командного пульта.

— Нет! — заорал Лео.

— Черт, — застонал на полу Нико.

— Пайпер! — закричал Джейсон.

— Обезьяны! — завопил Фрэнк.

— Да не обезьяны, — проворчала Хейзел. — Я думаю, что это гномы.

— Они стащили мои вещи! — воскликнул Лео и бросился к лестнице.

 

 

Глава 11. Лео

 

Лео смутно услышал крик Хейзел:

— Идите! Я позабочусь о Нико!

Как будто Лео собирался возвращаться. Разумеется, он надеялся, что ди Анджело в порядке, но у него были и свои проблемы.

Лео взбежал вверх по лестнице, с Джейсоном и Фрэнком позади. Ситуация на палубе была хуже, чем он ожидал. Тренер Хедж и Пайпер боролись с окутавшим их скотчем, в то время как один из обезьяноподобных карликовых демонов скакал по палубе, сгребая все, что не было привязано, в свою сумку. Ростом он был около четырех футов, даже ниже тренера Хеджа, с искривленными ногами и стопами, как у шимпанзе; одежда у него была настолько вызывающе яркой, что у Лео закружилась голова. Его зеленые клетчатые брюки были подогнуты и прицеплены к ярко красным подтяжкам поверх женской блузки в розовую и черную полоску. Он носил по полдюжины золотых часов на каждой руке и ковбойскую шляпу с узором под зебру, у которой сбоку свисал ценник. Его кожа местами была покрыта скудным красным мехом, хотя, казалось, девяносто процентов волосяного покрова было сосредоточено на его великолепных бровях.

Только Лео задался вопросом, где мог находиться другой карлик, как услышал щелчок позади себя и понял, что привел своих друзей в ловушку.

— Пригнись! — он свалился с ног, потому что взрыв повредил его барабанные перепонки. «Заметка на будущее», — подумал Лео, ослабев. — «Не оставляй коробки с волшебными гранатами там, где карлики могут до них добраться».

По крайней мере, он был жив. Лео экспериментировал со всеми видами оружия, основанными на сфере Архимеда, которую он восстановил в Риме. Он сконструировал гранаты, которые могли распылять кислоту, огонь, осколки и свежий поджаренный попкорн (эй, никогда не знаешь, когда проголодаешься). Судя по звону в ушах, гном взорвал гранату «вспышка-взрыв», которую Лео заполнил редким флаконом, содержащим музыку Аполлона — чистейший экстракт в жидком виде. Она не убивала, но Лео не покидало ощущение, что его желудок провалился куда-то вниз.

Он попытался встать. Его конечности были бесполезны. Кто-то тащил его за талию, быть может, друг, пытающийся помочь ему встать? Нет. Его друзья не пахли, как ароматно-вонючие клетки для обезьян. Он сумел перевернуться. Его взгляд расфокусировался, и все вокруг предстало перед ним в розовом цвете, как будто мир погрузили в клубничное варенье. Нелепое лицо, улыбаясь, нависло над ним. Гном, покрытый коричневой шерстью, был одет еще хуже своего друга: зеленый котелок, как у лепрекона, с болтающимися бриллиантовыми серьгами и черно-белая рубашка, которые обычно носят арбитры. Он похвастался призом, который только что украл — поясом с инструментами Лео — и ускакал прочь.

Лео попытался схватить его, но его пальцы онемели. Гном резвился у близ стоящей баллисты, где его покрытый красным мехом друг, готовил ее к запуску. Коричневошерстый гном вскочил на снаряд, как будто это был скейтборд, и друг запустил его в небо.

Красношерстный покрасовался перед тренером Хеджем, смачно врезал ему по челюсти, а затем подпрыгнул к перилам. Он поклонился Лео, отсалютовав своей ковбойской шляпой, и сделал сальто за борт.

Лео наконец-то смог подняться. Джейсон уже был на ногах, он спотыкался и пытался вникнуть в суть происходящего. Фрэнк превратился в гориллу (Лео не был уверен почему; может для того, чтобы общаться с обезьяноподобными гномами?), но взрывная волна от гранаты сильно навредила ему. Он растянулся на полу с высунутым языком и его обезьяньи глаза закатились.

— Пайпер! — Джейсон подался к рулю и аккуратно вытащил кляп из ее рта.

— Не трать свое время на меня! — сказала она. — Иди за ними!

В этот момент тренер Хедж злобно замычал. Лео растолковал это как: «УБЕЙ ИХ!». Довольно легко переводить, когда большинство предложений тренера включает в себе слово «убить».

Лео кинул взгляд на консоль управления. Сфера Архимеда исчезла. Он положил руки на талию, где должен был находиться его пояс с инструментами. Голова начала проясняться, и Лео начал закипать от злости. Эти гномы напали на его корабль. Они украли его самые драгоценные вещи.

Под ним простиралась Болонья — мозаика из зданий, покрытых красной черепицей, в долине, окруженной зелеными холмами. Если Лео не сможет найти гномов в этом лабиринте улиц... Нет. Провал — не вариант. Нельзя ждать пока друзья придут в себя.

Он повернулся к Джейсону.

— Ты чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы управлять ветрами? Мне нужно спуститься вниз.

Джейсон нахмурился.

— Конечно, но...

— Хорошо, — сказал Лео. — Нам предстоит поймать несколько обезьян.

Джейсон и Лео приземлились на большой площади, застроенной правительственными зданиями из белого мрамора и уличными кафе. Соседние улицы были забиты велосипедами и мотороллерами, но сама площадь была пуста, за исключением голубей и нескольких стариков, пьющих эспрессо.

Никто из местных жителей не обращал внимания ни на огромный греческий военный корабль, ни на то, что Джейсон и Лео только что прилетели — Джейсон, держа в руках золотой меч, а Лео... ну а Лео, в общем, безоружный.

— Куда дальше? — спросил Джейсон.

Лео уставился на него.

— Ну, даже не знаю. Давай я вытащу отслеживающий карликов GPS из моего пояса... Ой, подожди-ка! У меня же нет отслеживающего карликов GPS — как и моего пояса!

— Ладно, — проворчал Джейсон. Он посмотрел на корабль, будто пытаясь сориентироваться, а потом указал на другую сторону площади. — Думаю, баллиста выстрелила первым карликом в том направлении. Идем.

Они пробрались через море голубей, затем свернули вниз по переулку с магазинами одежды и мороженого. Тротуары были заставлены колоннами, покрытыми граффити. Несколько попрошаек просили мелочь (Лео не знал итальянского, но это было очевидно). Он продолжал держаться за талию, надеясь, что его пояс с инструментами появится волшебным образом. Этого не произошло. Он попытался не взбеситься, понимая, что зависит от этого пояса; в нем было почти всё. Лео чувствовал себя так, будто кто-то украл одну из его рук.

— Мы найдем его, — пообещал Джейсон.

В другое время Лео поверил бы. У Джейсона был талант оставаться хладнокровным в чрезвычайных ситуациях, он вытащил Лео из многих передряг. Сегодня же все, о чем Лео мог думать, это дурацкое печенье удачи, которое он открыл в Риме. Богиня Немезида обещала ему помощь, и он получил его — код активации сферы Архимеда. Тогда у Лео не было выбора, кроме как использовать его, чтобы спасти своих друзей; однако Немезида предупредила, что еще потребует определенную плату за свою помощь.

Лео гадал, будет ли эта цена когда-нибудь заплачена. Перси и Аннабет пропали. Корабль был сбит с курса на сотню-другую миль в направлении поиска решения невозможной проблемы. Друзья Лео рассчитывали на то, что он сможет одолеть ужасного гиганта. И теперь у него не было даже его пояса с инструментами или сферы Архимеда. Он был так поглощен чувством жалости к себе, что не заметил, куда они пришли, пока Джейсон не схватил его за руку.

— Погляди-ка.

Лео посмотрел вверх. Они пришли на небольшую площадь. Над ними нависла огромная бронзовая статуя абсолютно голого Нептуна.

— Ах, черт, — Лео отвел глаза. Ему действительно не хотелось пялиться на божественный пах этим утром.

Бог морей стоял на большой мраморной колонне в центре неработающего фонтана — что было несколько иронично. По обе стороны от Нептуна сидели маленькие крылатые купидоны и смотрели так, словно говорили: «Как делишки?». Сам Нептун (за исключением паховой области) выставил свое бедро в сторону в стиле Элвиса Пресли. В правой руке он держал трезубец, а левую вытянул, будто благословляя Лео или, возможно, пытаясь заставить его левитировать.

— Какая-то зацепка? — удивился Лео.

Джейсон нахмурился.

— Может да, а может нет. Статуи богов разбросаны по всей Италии. Я почувствовал бы себя лучше, если бы мы наткнулись на Юпитера. Или на Минерву. Кто угодно, только не Нептун.

Лео забрался в пустой фонтан. Он положил руку на опору статуи, и сквозь его пальцы прошелся поток впечатлений. Он чувствовал небесную бронзу, шестеренки, магические рычаги, пружины и шлифующие поршни.

— Он механический, — сказал он. — Возможно, это дверь к секретному хранилищу гномов?

— О! — воскликнул голос поблизости. — Секретное хранилище?

— Я хочу секретное хранилище! — завопил другой голос сверху.

Джейсон отступил назад, его меч был наготове. Лео едва не получил хлыстом по лицу, пока пытался смотреть на два места одновременно. Карлик с красным мехом и в ковбойской шляпе сидел в тридцати футах от них в ближайшем кафе, попивая кофе-эспрессо за столом, под которым держал свои обезьяноподобные ноги. Карлик с коричневым мехом и в зеленом котелке сидел на мраморном постаменте у ноги Нептуна, чуть выше головы Лео.

— Если бы у нас было тайное логово, — сказал красношерстый, — я хотел бы себе пожарный столб.

— И водную горку! — отозвался коричневошерстый. Он перебирал инструменты из пояса Лео, отбрасывая гаечные ключи, молотки и основное оружие.

— Прекратите! — Лео попытался схватить гнома за ноги, но не смог достать до вершины пьедестала.

— Слишком маленький? — посочувствовал коричневошерстый.

— Ты обозвал меня малявкой? — Лео осмотрелся вокруг, чтобы чем-то в него запустить, но вокруг него не было ничего, кроме голубей, и он сомневался, что сможет поймать хотя бы одного. — Отдай мне мой пояс, тупица.

— Сейчас, сейчас!— сказал коричневошерстый. — Мы даже не успели представиться. Я Акмон. А мой брат...

— Красавчик! — красношерстый карлик поднял свой эспрессо. Судя по его широко раскрытым глазам и маниакальной улыбке, кофе ему уже было достаточно. — Пассал! Исполнитель песен! Любитель кофе! Похититель блестящих вещей!

— Я тебя умоляю! — вскрикнул его брат Акмон. — Я краду гораздо лучше тебя.

Пассал фыркнул.

— Салфетки, возможно! — он вынул клинок Пайпер и стал ковырять им в зубах.

— Эй! — завопил Джейсон. — Этот нож принадлежит моей девушке!

Он бросился на Пассала, но красношерстый карлик был слишком быстр. Он вскочил со стула, отскочил от головы Джейсона, сделал сальто и приземлился рядом с Лео, обвивая его своими волосатыми руками за талию.

— Спаси меня?! — попросил карлик.

— Отвали! — Лео попытался его оттолкнуть, но Пассал сделал сальто назад и приземлился вне досягаемости парней. Брюки Лео спали до колен.

Он уставился на Пассала, который теперь улыбался и проводил небольшой зигзаг по полоске металла. Каким-то образом гном сорвал молнию со штанов Лео.

— Отдай... молнию... тупица! — Лео споткнулся, пытаясь одновременно пригрозить карлику кулаком и поднять свои брюки.

— Эх, недостаточно блестящая, — Пассал бросил молнию в сторону.

Джейсон сделал выпад мечом. Пассал бросился наверх и очутился на постаменте статуи рядом с братом.

— Скажи мне, чтобы я не двигался, — гордо сказал Пассал.

— Хорошо, — сказал Акмон. — Не двигайся.

— Б-а-а! — воскликнул Пассал. — Дай мне пояс с инструментами. Я хочу посмотреть на него.

— Нет! — Акмон оттолкнул его от себя. — У тебя и так уже есть нож и блестящий шар.

— Да, блестящий шар замечательный, — Пассал снял ковбойскую шляпу. Словно фокусник, достающий кролика, он вытащил сферу Архимеда и начал возиться с древними бронзовыми циферблатами.

— Прекрати! — завопил Лео. — Это тонкий механизм.

Джейсон подошел к нему и посмотрел на карликов.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.