Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Рик Риордан. Дом Аида 9 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

«Поторопись, — сказал голос Афины. — Сообщение должно быть отправлено».

Земля треснула под ногами Аннабет, и она упала во тьму. Ее глаза резко открылись. Он вскрикнула, хватая Перси за руку. Она все еще была в Тартаре, в храме Гермеса.

— Все хорошо, — успокоил ее Перси. — Кошмар приснился?

Ее тело покалывало от ужаса.

— Уже... пришла моя очередь дежурить?

— Нет-нет. Мы справляемся. Можешь поспать.

— Перси!

— Эй, все в порядке. К тому же я слишком взволнован, чтобы спать. Смотри.

Титан Боб сидел у алтаря, скрестив ноги, и счастливо жевал кусочек пиццы. Аннабет протерла глаза, задаваясь вопросом, не снится ли ей это.

— Это... пепперони?

— Сожженные приношения, — сказал Перси. — Наверное, жертвы Гермесу из мира смертных. Они появляются в облаке дыма. У нас тут половина хот-дога, немного винограда, тарелка с жареным мясом и пачка арахисовых M&M's.

— M&M’s для Боба! — счастливо сказал Боб. — Эм, вы не против?

Аннабет не возражала. Перси дал ей тарелку с жареным мясом, и она с жадностью ее опустошила. Она никогда не ела чего-то настолько вкусного. Грудинка все еще была горячая, с точно таким же пряным сладким привкусом, как барбекю в Лагере Полукровок.

— Знаю, — сказал Перси, следя за выражением ее лица. — Я думаю, это из Лагеря Полукровок.

Эта мысль заставила Аннабет почувствовать головокружение от нахлынувшей тоски по дому. На каждом приеме пищи жители лагеря сжигали часть своей еды, чтобы почтить своих божественных родителей. Предположительно, богов радовал дым, но Аннабет никогда не думала о том, куда еда отправлялась после сожжения. Возможно, приношения появлялись на алтарях богов на Олимпе... или даже здесь, посреди Тартара.

— Арахисовые M&M’s, — сказала Аннабет. — Коннор Стоул всегда сжигал пачку для своего отца на ужине.

Она думала о том, как сидит в обеденном павильоне, наблюдая за закатом над проливом Лонг-Айленда. В этом месте они с Перси впервые по-настоящему поцеловались. Ее глаза жгло от подступающих слёз. Перси положил ей руку на плечо.

— Эй, это же хорошо. Настоящая еда из дома, верно?

Она кивнула. Они закончили есть в тишине. Боб проглотил последний M&M's.

— Теперь надо идти. Они будут тут через несколько минут.

— Несколько минут? — Аннабет потянулась за кинжалом, но потом вспомнила, что его у нее больше не было.

— Да... ну, я думаю, что минут... — Боб почесал свои серебряные волосы. — О времени в Тартаре сложно судить. Оно здесь искажено.

Перси подошел к краю кратера, посмотрев в ту сторону, откуда они пришли.

— Я ничего не вижу, но это ничего не значит. Боб, о каких гигантах идет речь? Каких титанах?

Боб заворчал.

— Не уверен насчет имен. Шестеро, может, семеро. Я чую их.

— Шестеро или семеро? — Аннабет сомневалась, что после такого ее барбекю останется в желудке. — И они могут чуять тебя?

— Не знаю, — улыбнулся Боб. — Боб другой! Но они могут чуять полубогов. Вы двое пахнете очень сильно. По-хорошему сильно. Как ... хм. Как бутерброд с маслом!

— Бутерброд с маслом, — повторила Аннабет. — Вот здорово.

Перси забрался назад к алтарю.

— А возможно ли убить гиганта в Тартаре? Ведь у нас нет бога, который мог бы нам помочь.

Он посмотрел на Аннабет, как будто у нее был ответ на это.

— Перси, я не знаю. Путешествия по Тартару, здешнее убийство монстров... такого раньше никогда не происходило. Возможно, Боб сможет помочь нам убить гиганта? И можно ли титана посчитать за бога? Я просто не знаю.

— Хорошо, — ответил Перси. — Я понял.

Она видела волнение у него в глазах. Он опирался на ее ответы годами. А теперь, когда он нуждался в ней больше всего, она не могла помочь. Аннабет ненавидела быть такой беспомощной, но ничего из того, чему она когда-либо училась в лагере, не могло подготовить ее для пребывания в Тартаре. Она была уверена лишь в одном: они должны были продолжать двигаться. Они не должны были быть пойманными шестью или семью враждебными бессмертными.

Аннабет встала, все еще дезориентированная от кошмаров. Боб начал убираться, собирая мусор в маленькую кучку, используя распылитель, чтобы вытереть алтарь.

— Куда теперь? — спросила Аннабет.

Перси указал на штормовую стену тьмы.

— Боб говорит, что туда. По всей видимости, Врата Смерти...

— Ты сказал ему? — Аннабет не хотела, чтобы это прозвучало так жестко, но Перси поморщился.

— Пока ты спала, — признался он. — Аннабет, Боб может помочь. Нам нужен проводник.

— Боб помогает! — согласился Боб. — В Темных Землях. Врата Смерти ... хм, идти прямо к ним плохо. Слишком много монстров там собралось. Даже Боб не сможет вымести так много. Они убьют Перси и Аннабет за считанные секунды, — титан нахмурился. — Наверное, секунды. О времени в Тартаре сложно судить.

— Точно, — пробормотала Аннабет. — Так что нам делать?

— Спрятаться, — сказал Боб. — Туман Смерти может спрятать вас.

— Ох... — Аннабет внезапно почувствовала себя крохотной в тени титана. — Эм, а что за Туман Смерти?

— Он опасен, — сказал Боб. — Но если госпожа подарит вам Туман Смерти, он сможет спрятать вас. Если мы избежим Ночи. Госпожа очень близка к Ночи. Это плохо.

— Госпожа, — повторил Перси.

— Да, — Боб указал в чернильную темноту. — Мы должны идти.

Перси посмотрел на Аннабет, очевидно надеясь посоветоваться, но ей нечего было сказать. Она думала о своем кошмаре — о дереве Талии, расколотом молнией; о Гее, поднимающейся на холм и спускающей своих монстров на Лагерь полукровок.

— Ладно, в таком случае, — сказал Перси, — полагаю, нам нужно найти госпожу, чтобы она подарила нам некий Туман Смерти.

— Погоди, — сказала Аннабет.

Ее сознание гудело. Она думала о сне с Лукой и Талией. Она вспоминала истории, которые Лука рассказывал ей о своем отце, Гермесе — боге путешественников, проводнике духов умерших, боге связи и общения.

Она уставилась на алтарь.

— Аннабет? — в голосе Перси проскользнуло беспокойство.

Аннабет подошла к кучке мусора и вынула оттуда более-менее чистую бумажную салфетку. Она вспомнила свое видение о Рейне, стоявшей в дымящейся расщелине среди останков дерева Талии, и говорившим голосом Афины: «Я должна стоять здесь. Римляне должны принести меня. Поторопись. Сообщение должно быть отправлено».

— Боб, — позвала Аннабет. — Приношения, сожженные в смертном мире, появляются на этом алтаре, так?

Боб нахмурился в недоумении, словно готовился к викторине, но так ничего и не запомнил.

— Да?

— Тогда что произойдет, если я сожгу что-нибудь на этом алтаре?

— Эм...

— Я понимаю, — ответила она. — Ты не знаешь. Никто не знает, потому что раньше такого не случалось.

«Есть шанс, — думала она, — крохотный шанс, что приношение, сожженное на этом алтаре, появится в Лагере полукровок». Однако Аннабет сомневалась, что это сработает.

— Аннабет? — вновь повторил Перси. — Ты что-то планируешь. У тебя это на лице написано.

— Ничего там не написано.

— Еще как написано. У тебя брови сходятся, ты сжимаешь губы и ...

— У тебя есть ручка? — прервала она его.

— Ты шутишь, верно? — он достал Анаклузмос.

— Да, но можешь ли ты хоть что-нибудь ею написать?

— Я ... я не знаю, — признался он. — Никогда не пробовал.

Перси снял колпачок с ручки. Как и ожидалось, она превратилась в полноразмерный меч. Аннабет наблюдала за этим сотни раз. Обычно, во время, схватки Перси просто снимал колпачок. Позже, ручка всегда появлялась в его кармане. Когда же он коснулся колпачком острия меча, оружие обратно превратилось в шариковую ручку.

— Что, если ты коснешься колпачком другого конца меча? — предложила Аннабет. — Словно надеваешь колпачок, в самом деле собираясь писать.

— Эм... — Перси сомневался, но коснулся колпачком эфеса меча.

Анаклузмос уменьшился и превратился в ручку, однако теперь пишущая часть была видна.

— Можно? — Аннабет выхватила ручку у него из рук. Она распрямила салфетку на алтаре и начала писать. Чернила Анаклузмоса отсвечивали небесной бронзой.

— Что ты делаешь? — спросил Перси.

— Отправляю сообщение, — ответила Аннабет. — И надеюсь, что Рейчел его получит.

— Рейчел? — спросил Перси. — Наша Рейчел? Дельфийский оракул Рейчел?

— Она самая, — Аннабет подавила улыбку.

Всякий раз, когда она упоминала Рейчел, Перси начинал нервничать. Несколько лет назад Рейчел проявляла к нему любовный интерес. Это старая история. Теперь Рейчел и Аннабет были хорошими друзьями. Однако Аннабет не имела ничего против того, чтобы поставить Перси в немного неловкое положение. Парня нужно держать в узде.

Аннабет дописала свою записку и сложила салфетку пополам. На внешней стороне она написала: «Коннор, Передай это Рейчел. Я не шучу. Не будь идиотом. С любовью, Аннабет».

Аннабет сделала глубокой вдох. Она просила Рейчел Дэр сделать нечто нелепое и опасное, но это был единственный способ поговорить с римлянами — единственный способ, который может помочь им избежать кровопролития.

— Теперь осталось ее сжечь, — сказала она. — У кого-нибудь есть спички?

Из рукоятки метлы Боба показался наконечник копья. Проскрежетав им по алтарю, он создал искру, из которой появилось серебряное пламя.

— Эм, спасибо, — Аннабет подожгла салфетку и положила ее на алтарь. Она наблюдала за тем, как бумага рассыпается в пепел, думая, не сошла ли она с ума. Мог ли дым действительно выбраться из Тартара?

— Нам надо идти, — посоветовал Боб. — Правда, правда надо идти. Иначе нас всех убьют.

Аннабет посмотрела на стену тьмы впереди них. Где-то там находилась госпожа с Туманом Смерти, который мог скрыть их от монстров — согласно плану титана, одного из злейших врагов полубогов. Еще одна доза странностей для взрыва мозга.

— Точно, — сказала она. — Я готова.

 

 

Глава 23. Аннабет

 

Аннабет буквально споткнулась о второго титана. После входа в грозовой фронт они брели, как им казалось, часами, полагаясь на свет, исходящий от небесной бронзы клинка Перси; а так же на Боба, слабо светящегося в темноте, словно какой-то безумный ангел-уборщик.

Аннабет ничего не видела дальше пяти футов перед собой. Странным образом, Темные Земли напомнили ей Сан-Франциско, где жил её отец — а именно те летние дни, когда пелена тумана словно сворачивалась в холодный, влажный упаковочный материал и покрывала Пасифик-Хайтс. Только вот здесь, в Тартаре, туман состоял из чернил.

Скалы возникли из ниоткуда. Ямы появились у их ног, и Аннабет едва избежала падения. Чудовищный рёв эхом отдавался во мраке, но Аннабет не могла точно сказать, откуда он исходит. Она была уверена лишь в том, что местность и дальше продолжала опускаться вниз.

Казалось, что все дороги в Тартаре вели вниз. Если Аннабет отступала хотя бы на шаг назад, она чувствовала усталость и тяжесть, как будто сила притяжения усиливалась, чтобы препятствовать ей. У Аннабет возникло неприятное чувство: если предположить, что вся эта яма была телом Тартара, то они двигались прямо к его глотке.

Аннабет так увлеклась этой мыслью, что не заметила выступ, пока не стало слишком поздно. Перси вскрикнул, схватив её за руку, однако она уже упала. К счастью, это оказалась лишь небольшая впадина. Значительная её часть была заполнена пузырями с монстрами. Аннабет приземлилась на мягкую, упругую поверхность и почувствовала себя счастливицей, пока не открыла глаза и не обнаружила, что смотрит через светящуюся золотом мембрану на другое, гораздо большее лицо.

Она закричала и отскочила, обрушив насыпь вокруг. Её сердцебиение ускорилось до ста ударов в минуту. Перси помог ей подняться на ноги.

— Ты в порядке?

Аннабет не могла позволить себе ответить. Если она откроет рот, то может закричать снова, а это было бы недостойно. Она была дочерью Афины, а не какой-нибудь визжащей жертвой из фильма ужасов. Но боги Олимпа... Свернувшись в пузыре, перед ней находился полностью сформированный титан в золотых доспехах и кожей цвета полированных монет. Его глаза были закрыты, а лицо было столь яростным, что казалось, будто он издаёт душераздирающий боевой клич. Даже через пузырь Аннабет чувствовала тепло, исходящее от его тела.

— Гиперион, — молвил Перси. — Ненавижу этого парня.

Плечо Аннабет вдруг заболело от старой раны. Во время битвы за Манхэттен, Перси сражался с этим титаном в водохранилище — вода против огня. Тогда Перси впервые в жизни вызвал ураган, который Аннабет вряд ли когда-нибудь забудет.

— Я думала, Гроувер превратил его в клён.

— Так и было, — ответил Перси. — Возможно, дерево погибло, и он попал сюда?

Аннабет вспомнила, как Гиперион вызывал огненные взрывы, и сколько сатиров и нимф он уничтожил до того, как Перси с Гроувером его остановили. Она хотела предложить лопнуть пузырь Гипериона прежде, чем он проснётся. Казалось, что он был готов выскочить в любой момент, и начать крушить всё на своём пути.

Затем она взглянула на Боба. Серебряный титан изучал Гипериона, сосредоточенно нахмурившись, возможно даже припоминая его. Их лица выглядели такими похожими...

Аннабет едва не чертыхнулась. Конечно, они были похожи друг на друга. Гиперион был его братом. Титан Гиперион был владыкой Востока, Япет-Боб — владыкой Запада. Заберите метлу Боба и его одежду дворника, наденьте на него броню и подстригите волосы, измените цвет его кожи из серебряного в золотой, и Япет станет почти неотличимым от Гипериона.

— Боб, — сказала она, — мы должны идти.

— Золотой, не серебряный, — пробормотал Боб. — Но он похож на меня.

— Боб, — позвал его Перси, — эй, приятель, иди сюда.

Титан неохотно обернулся.

— Я тебе друг? — спросил Перси.

— Да, — голос Боба звучал опасно неуверенным. — Мы друзья.

— Ты ведь знаешь, что некоторые монстры бывают хорошими, — сказал Перси. — А некоторые — плохими.

— Хм, — произнес Боб. — Как... симпатичные леди-призраки, служащие Персефоне, хорошие. Взрывающиеся зомби — плохие.

— Верно, — ответил Перси. — И некоторые смертные являются хорошими, а некоторые — плохими. Ну, так же и с титанами.

— Титаны... — Боб сердито навис над ними. Аннабет была уверена в том, что ее парень только что совершил роковую ошибку.

— Вот кем ты являешься, — спокойно произнес Перси. — Титан Боб. Ты хороший. Даже потрясающий, на самом деле. Но некоторые титаны не такие. Этот парень, Гиперион, плохой. Он пытался убить меня... пытался убить многих людей.

Боб моргнул своими серебряными глазами.

— Но он выглядит... его лицо такое...

— Он выглядит, как ты, — согласился Перси. — Он титан, как и ты. Однако не такой хороший.

— Боб хороший, — пальцы титана сжались на рукоятке метлы. — Да. Всегда есть хотя бы один хороший — будь то монстр, титан или гигант.

— Э-э ... — Перси поморщился. — Ну, я не уверен насчёт гигантов.

— О, да, — Боб искренне кивнул.

Аннабет чувствовала, что их пребывание в этом месте сильно затянулось. Их преследователи, должно быть, было уже совсем близко.

— Мы должны идти, — настояла она. — Что нам делать с ...?

— Боб, — сказал Перси. — Это твой выбор. Вы с Гиперионом одного вида. Мы можем оставить его в покое, но если он проснется...

Метла-копье Боба пришла в движение. Если бы он направил ее на Аннабет или Перси, их бы разрезало пополам. Вместо этого Боб рассек чудовищный пузырь, который взорвался гейзером горячей золотой слизи. Аннабет вытерла останки титана со своих глаз. На том месте, где только что был Гиперион, не осталось ничего, кроме дымящегося кратера.

— Гиперион — плохой титан, — заявил Боб с мрачным выражением лица. — Теперь он не сможет навредить моим друзьям. Он должен будет заново переродиться. Надеюсь, на это у него уйдет много времени.

Глаза титана казались ярче, чем обычно, будто он вот-вот заплачет ртутью.

— Спасибо, Боб, — сказал Перси.

Как он смог оставаться таким холоднокровным? То, как он разговаривал с Бобом, заставило Аннабет испытать некое благоговение... и, возможно, также ощутить себя не в своей тарелке. Если Перси был серьезен насчет предоставления Бобу выбора, то ей не нравилось, насколько сильно он ему доверял. Если же он заставил Боба сделать выбор путем манипулирования... ну, тогда Аннабет была ошеломлена тем, каким расчетливым мог быть Перси. Они встретились глазами, но Аннабет не смогла понять, о чем он думает. Это также беспокоило ее.

— Нам лучше продолжить путь, — сказал он.

Они с Перси последовали за Бобом, одежда которого была испачкана золотыми пятнами грязи от взорвавшегося пузыря Гипериона.

 

 

Глава 24. Аннабет

 

Спустя некоторое время, Аннабет стало сложно передвигать ногами, словно она тащила на спине титана. Она следовала за Бобом, слушая монотонный плеск жидкости в его бутылке для уборки. «Будь внимательна» — сказала Аннабет самой себе, но это было не так-то просто. Ее мысли оцепенели, как и ноги. Время от времени, Перси брал её за руку или говорил что-то ободряющее, однако она знала, что мрачный пейзаж влиял и на него тоже. В его глазах виднелся унылый блеск, будто его душа медленно угасала. «Он попал в Тартар из-за тебя, — сказал голос в её голове. — Если он умрёт, это будет на твоей совести».

— Прекрати, — сказала она вслух.

Перси нахмурился:

— Что?

— Нет, не ты, — Аннабет попыталась ободряюще улыбнуться, но не смогла. — Разговариваю сама с собой. Это место... играет с моим разумом. Внушает мне мрачные мысли.

В зелёных глазах Перси появилось беспокойство.

— Эй, Боб, куда точно мы направляемся?

— К леди, — сказал Боб. — За Туманом Смерти.

Аннабет подавила раздражение:

— Но что это значит? Кто эта леди? Назови ее имя.

Боб оглянулся:

— Не очень хорошая идея.

Аннабет вздохнула. Титан был прав. Имена обладали властью, и называть их здесь, в Тартаре, было, вероятно, очень опасно.

— Можешь хотя бы сказать нам, насколько она далеко от нас? — спросила она.

— Я не знаю, — признался Боб. — Я просто чувствую ее. Мы подождём, когда полностью стемнеет. Затем мы свернем в сторону.

— В сторону, — пробормотала Аннабет. — Естественно.

Ей нужно было отдохнуть, но она не хотела останавливаться. Не здесь, в этом холодном, темном месте. Чёрная мгла просочилась в ее тело, превращая ее кости в сырой пенопласт.

Аннабет задавалась вопросом, получила ли Рейчел Дэр её послание. Если бы Рейчел смогла донести сообщение до Рейны, не погибнув в процессе... «Глупая надежда, — произнёс голос в её голове. — Ты подвергла Рейчел опасности. Даже если она и найдёт римлян, почему Рейна обязана поверить тебе после всего того, что произошло?» Аннабет захотелось закричать в ответ во весь голос, но она сдержалась. Даже если она сходила с ума, она не желала выглядеть таковой.

Она отчаянно нуждалась в чем-то, что могло бы поднять её дух. Глоток настоящей воды. Проблеск солнечного света. Теплая постель. Доброе слово от ее матери. Внезапно Боб остановился и поднял руку:

— Подождите.

— Что случилось? — прошептал Перси.

— Тсс, — предупреждающе прошептал Боб. — Впереди. Что-то двигается.

Аннабет прислушалась. Откуда-то из тумана доносился глубокий дрожащий звук, похожий на двигатель на холостом ходу большого транспорта. Она могла чувствовать вибрации через обувь.

— Мы окружим его, — прошептал Боб. — Вы двое заходите с флангов.

В сотый раз Аннабет пожалела, что у нее не было кинжала. Она подняла кусок зубчатого чёрного обсидиана и, крадучись, направилась влево. Перси свернул вправо, приготовив меч. Боб шел по центру; его копьё светилось в тумане.

Гул усилился, сотрясая гравий у ног Аннабет. Казалось, что источник шума находился прямо перед ними.

— Готовы? — пробормотал Боб.

Аннабет присела, готовясь к прыжку:

— На три?

— Один, — прошептал Перси. — Два...

В тумане появилась фигура. Боб поднял свое копье.

— Стой! — завопила Аннабет.

Боб замер как раз вовремя, острие его копья находилось в дюйме от головы крошечного пушистого котенка.

— Мяу? — произнес котенок, явно не впечатленный их планом нападения. Он потёрся головой о ногу Боба и громко замурлыкал.

Это казалось невозможным, но глубокий грохочущий звук исходил именно от этого котенка. Когда он мурлыкал, земля вибрировала, а мелкие камешки танцевали. Котенок остановил взгляд своих ярко-желтых глаз на Аннабет и прыгнул на нее. Котёнок мог быть демоном или замаскированным ужасным монстром Преисподней. Но Аннабет ничего не могла с собой поделать. Она подняла его и обняла. Под мехом скрывалась его худоба, но это казалось совершенно нормальным.

— Но как …? — она не могла сформулировать вопрос. — Что котёнок делает ...?

Котенок потерял терпение и начал извиваться в её руках. Он приземлился на лапы с глухим звуком, прошлёпал к Бобу и начал опять мурлыкать, и тереться о его ноги.

Перси рассмеялся:

— Ты кое-кому нравишься, Боб.

— Он, должно быть, хороший монстр, — занервничал Боб. — Да?

Аннабет почувствовала комок в горле. Видя этого огромного титана и крошечного котенка вместе, она вдруг почувствовала себя незначительной по сравнению с просторами Тартара. Этому месту было всё равно: хороший ты или плохой, маленький или большой, мудрый или неразумный. Тартар поглощал и титанов, и полубогов, и даже котят без разбора.

Боб опустился на колени и подхватил котёнка на руки. Он прекрасно помещался в его ладони, но все же решил исследовать новое место: поднявшись по руке титана, котенок умастился на его плече и закрыл глаза, при этом мурлыча, словно землеройная машина. Внезапно его мех начал мерцать. В мгновенье ока котёнок превратился в призрачного скелета, как если бы он стоял за рентгеновским аппаратом. После он вновь стал обычным котёнком.

Аннабет моргнула:

— Вы это видели?

— Да, — Перси нахмурил брови, — О, боги ... Я знаю, что это за котёнок. Он один из тех, что были в Смитсоновском музее.

Аннабет пыталась понять, о чем идёт речь. Она никогда не была в Смитсоновском музее вместе с Перси... Но все же вспомнила события, произошедшие пару лет назад, когда её похитил титан Атлас. Перси и Талия отправились в поиск, чтобы спасти её. Во время путешествия они видели, как Атлас вырастил в Смитсоновском музее нескольких воинов-скелетов из драконьих зубов.

По словам Перси, первая попытка титана не увенчалась успехом. По ошибке он посадил зубы саблезубого тигра, и создал партию котят-скелетов.

— Он один из них? — спросила Аннабет. — Как он сюда попал?

Перси беспомощно развёл руками.

— Атлас приказал своим слугам избавиться от котят. Быть может, их уничтожили, и они переродились в Тартаре? Понятия не имею.

— Он милый, — сказал Боб, когда котёнок понюхал его ухо.

— Но безвредный ли? — спросила Аннабет.

Титан почесал котенка под подбородком. Аннабет не знала, была ли это хорошая мысль — нести с собой кота, выращенного из доисторических зубов, но, очевидно, теперь это не имело никакого значения. Титан и кот привязались друг к другу.

— Я назову его Бобом Младшим, — сказал Боб. — Он хороший монстр.

Конец дискуссии. Титан поднял своё копьё, и они продолжили свой путь во мрак.

Аннабет шла в оцепенении, стараясь не думать о пицце. Чтобы отвлечь себя, она смотрела на Боба Младшего. Котёнок расположился на плечах титана и мурлыкал, иногда превращаясь в сияющий скелет, а затем обратно в пушистый комочек.

— Здесь, — объявил Боб.

Он остановился так неожиданно, что Аннабет едва не врезалась в него. Боб уставился влево, словно пребывая в глубокой задумчивости.

— Это то место? — спросила Аннабет. — К которому мы шли тем боковым путем?

— Да, — согласился Боб. — Темнее, чем боковой путь.

Аннабет не могла сказать, было ли здесь на самом деле темнее, но воздух действительно казался холоднее и плотнее, словно они попали в другой микроклимат. Ей снова вспомнился Сан-Франциско, где, пройдя из одного района в другой, температура могла упасть на десять градусов. Она гадала, действительно ли титаны построили свой дворец на горе Тамалпаис потому, что прибережная зона напоминала им о Тартаре. Какая удручающая мысль. Только титаны могли рассматривать такое прекрасное место в качестве потенциального аванпоста бездны — адский дом вдали от дома.

Боб направился налево. Они пошли следом. Воздух определенно стал холоднее. Аннабет прижалась к Перси, чтобы согреться. Он обнял ее за талию. Она чувствовала себя хорошо, будучи так близко к нему, однако все равно не могла расслабиться.

Они вошли во что-то наподобие леса. Во мраке возвышались высокие черные деревья с идеально круглыми и голыми ветвями, похожими на чудовищные волосяные фолликулы. Почва была гладкой и бледной. «С нашей-то удачей, — подумала Аннабет, — похоже, что мы идем по подмышке Тартара».

Внезапно ее чувства перешли в состояние повышенной боевой готовности, как будто кто-то щелкнул резиновой лентой по основанию ее шеи. Она положила руку на ствол ближайшего дерева.

— В чем дело? — Перси поднял меч.

Боб повернулся и посмотрел назад в замешательстве.

— Привал?

Аннабет подняла руку, прося тишины. Она не была уверена, что именно ее насторожило. Все выглядело как обычно. Тогда она поняла — ствол дрожал. На мгновение она задумалась, было ли это мурлыканье котенка, но Маленький Боб сладко спал на плече Большого Боба. В нескольких ярдах от нее содрогнулось другое дерево...

— Что-то движется над нами, — прошептала Аннабет. — Станьте ближе.

Боб и Перси стали рядом с ней спиной к спине. Она напрягла зрение, пытаясь разглядеть что-нибудь в темноте над ними, но там ничего не было. Аннабет уже было подумала, что она параноик, когда первый монстр внезапно рухнул на землю всего в пяти футах от них.

Первое, что пришло ей в голову: фурии. Существо выглядело почти так же, как они: сморщенная карга с морщинистыми, как у летучей мыши, крыльями, латунными когтями и светящимися красными глазами. Она была одета в поношенный костюм из черного шелка, а ее лицо было скукоженным и хищным, словно у демонической бабушки, желающей убить.

Боб хмыкнул, и еще один монстр упал перед ним, а затем и еще один перед Перси. Вскоре их было с полдюжины, окруживших их. Еще больше тварей шипело сверху в деревьях. Они не могли быть фуриями. Тех было только трое, и у этих крылатых ведьм не было кнутов. Это отнюдь не утешало Аннабет. Когти монстров выглядели достаточно опасными.

— Кто вы такие? — спросила Аннабет.

— Араи, — прошипел голос. — Проклятые!

Аннабет попыталась определить говорящего, но ни у одного из демонов не двигались губы. Их глаза казались мёртвыми; выражения лиц — застывшими, как у кукол. Голос просто плавал над головой, словно голос диктора во время фильма, будто один разум контролировал всех существ.

— Что... что вам нужно? — спросила Аннабет, пытаясь сохранять уверенный тон.

Голос злобно захихикал:

— Проклясть вас, конечно же! Уничтожить тысячу раз во имя Матери Ночи!

— Всего лишь? — пробормотал Перси. — Ох, отлично... А то я уже подумал, что мы в беде.

Круг демониц сомкнулся.

 

 

Глава 25. Хейзел

 

Повсюду чувствовался яд. Вот уже два дня после того, как они покинули Венецию, Хейзел не могла избавиться от запаха катоблепасов в своем носу. Морская болезнь только ухудшала ситуацию. Агро II проплывал по Адриатике — сверкающим просторам синевы, красоту которых Хейзел так и не смогла оценить, благодаря постоянной качке судна. Находясь на палубе, она пыталась не сводить глаз с горизонта, а именно с белых скал, которые, казалось, располагались всего в миле (или около того) от них на восток. Что это была за страна? Хорватия? Хейзел точно не знала. Она просто хотела снова оказаться на твёрдой почве.

Дело в том, что больше всего ее тошнило от хорька. Прошлой ночью питомец Гекаты, Гейл, появилась в её каюте. Хейзел проснулась от кошмарного сна, подумав: «Чем это так воняет?». Она обнаружила пушистого грызуна у себя на груди, смотрящего на неё своими черными глазами-бусинками. Нет ничего прекраснее, чем проснуться с криком, сбросить с себя одеяла и прыгать по всей каюте, в то время как хорек носится у тебя под ногами, при этом пища и пукая.

Её друзья бросились к ней в комнату, чтобы убедиться, все ли в порядке. Присутствие хорька было трудно объяснить. Хейзел с твёрдостью могла сказать, что Лео очень старался не выкинуть какую-нибудь шутку на этот счет.

Утром, как только волнение утихло, Хейзел решила зайти к тренеру Хеджу, так как он умел разговаривать с животными. Она обнаружила, что дверь, ведущая в его каюту, была приоткрытой, и услышала голос тренера, разговаривающего внутри с кем-то по телефону — только вот на борту телефонов не было. Может быть, он отправлял магическое сообщение Ириды? Хейзел слышала, что греки часто пользовались этим.

— Конечно, дорогая, — говорил Хедж. — Да, я знаю, крошка. Нет, это замечательные новости, но...

Его голос сорвался от волнения. Хейзел внезапно почувствовала себя ужасно из-за того, что подслушивала. Она бы попятилась обратно, но Гейл запищала у её пяток. Хейзел постучала в дверь тренера. Хедж высунул голову, хмурясь, как обычно, но его глаза были красными.

— Что? — прорычал он.

— Эм... простите, — ответила Хейзел. — Вы в порядке?

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.