Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

И АЛКОГОЛИЗМА



 

 

Это неправдоподобно! Давайте получим права и передадим их Брежневу.

Председатель правления «Оксидентал петролеум» Арманд Хаммер во время пребывания в Москве, когда он впервые услышал об открытии Ревича, позволяющем избавить от алкогольной интоксикации

 

Наркотическая зависимость и алкоголизм оставляют неизлечимые шрамы на судьбах бесчисленных семей во всем мире. Каждый раз, когда удается спасти наркомана или алкоголика, удается спасти и его семью. Каждый раз, когда это не удается, теряет общество в целом. Однако наркомания и алкоголизм плохо поддаются лечению, хотя многие пытаются лечить их. Как мы видели из свидетельства д-ра Касриеля, когда стероиды в человеке требуют своего, здравый рассудок покидает его.

Что касается профессиональной стороны проблемы, лекарства от алкоголизма и наркотической зависимости должны быть потенциально пригодными для продажи. Ревич обратился в одну из наиболее известных юридических фирм, специализирующихся на патентах, «Пенни и Эдмондз», и с ее помощью получил ряд патентов на медикаментозные средства, в том числе на препараты для лечения алкогольной зависимости и алкоголизма. Патентный поверенный фирмы Клайд Мецгер обратил на них внимание Беньямина Р. Пейна, доктора философии, удачливого бизнесмена, который интересовался новыми технологиями.

Пейн заинтересовался, заключил с Ревичем деловое соглашение и основал новую компанию — «Bionar Corporation». Ревич модифицировал свои препараты, исключил из их состава селен, чтобы получить разрешение Администрации по контролю за продуктами питания и лекарствами на их производство. Новые препараты получили названия «Bionar» и «Sobrcx». После проведения их испытаний Пейн начал работать над выполнением всех требований, предъявляемых Администрацией. Первый этап — «Investigational New Drugs» (IND), проверка медикаментозного средства по ряду параметров. После этого оно должно пройти еще несколько этапов, прежде чем быть допущенным к продаже в разных штатах.

Несмотря на дешевизну лабораторных исследований на животных в начале 70-х годов, компания Пейна потратила на это около 300 тыс. долларов, однако так и не сумела преодолеть первого препятствия, поставленного Администрацией. «Исследования на животных одного вида, которые сегодня обошлись бы в 1 млн. долларов, тогда стоили всего 300 тыс., в основном потому, что требования были менее строгими», — свидетельствует Пейн. Он рассказывает: «Если мы испытывали лекарство на обезьянах, они хотели, чтобы мы испытали его на крысах. Если мы проводили испытания на крысах, они требовали на собаках. Были проведены испытания и на мышах».

Администрация по контролю за продуктами питания и лекарствами находила множество причин не принять IND. В одном из писем относительно недостатков в работе над Sobrex Администрация предъявила претензии, изложенные в 10 пунктах, в другом, относящемся к Bionar, — в 20 пунктах.

Пока компания «Bionar» сражалась с многочисленными требованиями, предъявляемыми Администрацией, ей повезло лишь в одном: от Пейна о лекарстве, излечивающем алкоголизм и наркотическую зависимость, узнал д-р Леви, личный друг и доверенное лицо Арманда Хаммера. Леви прекрасно знал русский язык, поэтому часто сопровождал Хаммера в его поездках в Советский Союз.

Однажды Хаммер и Леви поехали в Москву для встречи с Генеральным секретарем Брежневым. По русскому обычаю было много тостов, причем пили русскую водку. Хаммер не пил, сославшись на врачебный запрет. Чтобы не проявлять невежливость по отношению к русскому лидеру, тосты поддерживал Леви. Хаммер увидел, что Леви проглотил капсулу, и спросил его, что это. Когда Леви объяснил, что это средство от воздействия алкоголя, Хаммер воскликнул: «Это замечательно! Давайте получим права и передадим Брежневу».

Леви ответил: «Это безумие. Если по какому-нибудь случайному совпадению у Брежнева случится сердечный приступ, скажут, что американец Арманд Хаммер отравил Генерального секретаря Брежнева».

Хаммер заинтересовался препаратом в деловом аспекте.

Вскоре после этого Пейну позвонил управляющий одной из дочерних компаний корпорации «Оксидентел петролеум» и сказал, что он получил указания от д-ра Хаммера получить информацию о Sobrexe. В июне 1975 г. компания «Хукер кемикл», входящая в корпорацию «Оксидентел петролеум», стала партнером «Bionar Corporation». Это было очень кстати, потому что требования Администрации по контролю за продуктами питания и лекарствами выходили далеко за рамки возможностей Bionar.

Возможности «Хукер кемикл» были гораздо большими. Однако 3 года работы принесли ей не больше результатов, Администрация посчитала, что требования не выполнены. В августе 1978 г. компания «Хукер» передала свою долю в «Bionar» «Континетал групп», многомиллиардному конгломерату, ранее известному как «Континетал кэн».

И снова было сделано все возможное, чтобы выполнить IND. После еще 3 лет работы и затрат в несколько миллионов долларов согласие Администрации на принятие IND по-прежнему не было получено. В 1981 г, «Континента.! групп» стала частной корпорацией. Пейн писал: «После того, как затраты составили много миллионов, может быть, десять, а никаких результатов так и не было достигнуто, новые владельцы отказались от проекта».

Пейн, доктор наук в области политологии, говорил: «Нельзя отделить политику от науки. Научная оценка — не единственная проблема. Насколько мне известно, часть ученых являются горячими приверженцами программы «Анонимные алкоголики». Сама идея лекарственного лечения алкоголизма представляется им кощунственной. Кроме того, широкую популярность приобрел метадсн. Он был единственным распространенным средством от героиновой зависимости.

Пейн рассказал об одной встрече в штаб-квартире Администрации по контролю за продуктами питания и лекарствами, на которой присутствовали десять административных чиновников. Во время дискуссии один из представителей Администрации все более распалялся: «Если ваше средство работает, то принявший несколько таблеток Sobrex решит, что он может пить неограниченно много, а потом сядет за руль и убьет кого-нибудь!» Пейн пытался объяснить ему, что лекарство предназначено для снятия тяги к алкоголю, а не для того, чтобы позволить себе больше пить. Представитель Администрации в ответ закричал: «Что вы мне говорите — вы назвали его Sorbex!» Пейн также отметил, что некоторые чиновники из Администрации были неспособны проявлять какую-либо объективность при обсуждении любого препарата, если он был связан с именем Ревича.

При таком противодействии Пейн и его партнеры так и не смогли выполнить предъявляемые Администрацией требования. Пейн любил напоминать, что дополнительную лепту в противостояние производству Sorbex и Bionar внесла история с талидомидом. Администрация не стала торопиться с разрешением применения этого широко используемого в Европе препарата, который, как обнаружилось позднее, вызывал врожденные уродства у детей. Администрация гордо напоминала о случае с талидомидом всякий раз, говоря об осторожности при допущении применения нового лекарства. Однако не во всех случаях чиновники из Администрации проявляли равную строгость при принятии решений.

Не проходит и месяца, чтобы та или иная фармацевтическая компания не жаловалась на длительность срока, требуемого для проведения нового лекарства на рынок. Необходимо пройти стадию проверки характеристик (стадию IND — см. выше), еще три стадии, затем — заключительное испытание, после чего необходимо еще получить разрешение на продажу лекарства. Обычно на выполнение всех требований уходит около 10 лет. Многие из разрешенных к применению препаратов токсичны, некоторые даже очень. Противоопухолевое средство, которое, судя по всему, нанесло непоправимый вред здоровью Исси, получило разрешение на применение и было одобрено теми же людьми, которые отвергли Bionar и Sobrex.

Что касается препарата Bionar, то он был успешно апробирован более чем на 1 тыс. людей, страдающих наркотической зависимостью, без каких-либо побочных эффектов. И Bionar и Sorbex не содержат токсических ингредиентов. Однако объединенных усилий Bionar Corporation, Hooker Chemical и Continental Group в течение более чем 10 лет, нескольких серий испытаний на животных и нескольких миллионов долларов оказалось недостаточно, чтобы удовлетворить требования Администрации.

Пока Администрация все не могла удостовериться в безопасности препаратов Bionar и Sorbex, «Нью-Йорк дейли ньюс» обвинила Ревича в использовании кунжутного масла. Они были правы. Препараты Perse и Bionar содержат кунжутное масло, входящее в перечень продуктов, «считающихся безопасными», утвержденный той же Администрацией. Bionar и Sorbex содержат фракцию кунжутного масла, являющуюся ненасыщенной жирной кислотой, столь же безопасную, как маргарин.

Если Администрация и ссылалась на историю с талидомидом как на причину отказа в разрешении Bionar и Sorbex, то доверие к этой версии было утрачено 29 августа 1995 г., когда газета «Уолл-стрит джорнал» опубликовала заметку о том, что Администрация по контролю за пищевыми продуктами и лекарствами дала разрешение на использование того же талидомида для лечения одного из состояний, вызываемых СПИДом. Хотя талидомид не разрешено назначать беременным женщинам, тот факт, что он является мутагеном, не помешал чиновникам из Администрации допустить его к применению, тогда как Bionar и Sorbex не вызывают мутаций и других вредных воздействий.

Вследствие того, что Администрация отказалась допустить на рынок Bionar и Sorbex, страна осталась с единственным препаратом от героиновой зависимости — метадоном. Метадон неэффективен при кокаиновой зависимости и алкоголизме. Небольшое облегчение, даваемое метадоном, немногого стоит, поскольку зависимость от героина у многих сменяется зависимостью от метадона. Многие из тех, кто мог бы приобрести зависимость от метадона, стали зависимыми от кокаина, как и предсказывал д-р Кас-риел. Тем временем с ростом эпидемии наркомании прогрессивно увеличивается количество уличных нападений, грабежей, краж и убийств.

У метадона очень много недостатков. Он повышает уровень стероидов, вместо того чтобы нормализовывать его. У больного сохраняется гормональный дисбаланс. Метадон все еще находит применение в наше время, но далеко не в таком объеме, как кокаин и героин, распространению которых деятельность Администрации, судя по всему, не очень-то препятствует.

Итак, Администрация приложила немало сил, чтобы лишить людей лекарственных препаратов Ре-вича. Другие высокопоставленные лица начали прямую атаку на доктора, стремясь насильственно отторгнуть его от пациентов путем лишения лицензии на медицинскую практику. Ревич не моги предположить, что несправедливые статьи прошлых лет вскоре будут вновь использованы как оружие для его уничтожения. История с препаратом Bionar показала, что порой даже две крупные компании не могут противостоять Администрации по контролю пищевых продуктов и лекарств. В следующем раунде против Ревича выступили штат Нью-Йорк, Американское онкологическое общество и все та же Администрация.

 

 

ГЛАВА 30




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.