Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ПРИРОДНАЯ ОЧАГОВОСТЬ БОЛЕЗНЕЙ ЧЕЛОВЕКА





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Суть явления природной очаговости инфекционных болезней заключается в том, что в определенных условиях того или иного геог­рафического ландшафта (тайга, степи, пустыни н т.п.), т.е. в опреде­ленных биотопах, независимо от человека могут существовать очаги заболевания среди животных, к которым восприимчив человек. Такая возможность существования очагов инфекционных болезней в приро­де обусловливается тем, что эволюционно сложились определенные биоценозы, в состав которых входят позвоночные животные, кровосо­сущие членистоногие и различные микроорганизмы, между которыми существует тесная алиментарная взаимосвязь. При благоприятных природных условиях такие взаимоотношения обеспечивают неопреде­ленно долгое существование циркуляции возбудителя от животного-донора к животному-реципиенту с помощью кровососущих членисто­ногих.

Природным очагом трансмиссивной болезни является участок территории определенного географического ландшафта, на котором эволюционно сложились определенные межвидовые взаимоотноше­ния между возбудителем инфекции, животными-донорами и реципиен­тами возбудителя и его переносчиками при наличии факторов внеш­ней среды, благоприятствующих циркуляции возбудителя. Болезни с природной очаговостью по своему происхождению являются болезня­ми или паразитоноситсльсгвом диких животных. Поэтому возникно­вение соответствующих заболеваний среди людей и домашних живот­ных может наблюдаться в безлюдных, впервые заселяемых или впер­вые посещаемых человеком местностях.

Существование природных очагов трансмиссивных болезней обусловливается рядом биотических и абиотических факторов. В со­став биоценоза территории природного очага трансмиссивной болез­ни входит большое количество животных и растительных видов. Меж­ду ними существует колоссальное количество связей, зависимостей, взаимодействий, которое часто не представляется возможным просле­дить и выявить. Но непосредственно в циркуляции возбудителя в очаге участвуют не все сочлены биоценоза очага, а только группа видов позвоночных и беспозвоночных (членистоногих) животных. Количество членов этой группы различно в разных очагах и нередко может быть многочисленным. Сочлены биоценоза территории приро­дного очага, поддерживающие существование возбудителей, состав­ляют сложную трехчленную паразитарную систему, куда входят попу­ляции возбудителя, позвоночных хозяев и членистоногих переносчи­ков. Возбудителями природноочаговых трансмиссивных болезней могут быть вирусы, риккетсин, спирохеты, бактерии, простейшие.

■57


Значительную роль играют кровососущие насекомые в передаче арбовирусов, патогенных для человека. К группе арбовирусов (от сокращенных слов arthropod-borue, т.е. переносимые членистоногими) относятся вирусы человека и животных, которые размножаются в организме кровососущих членистоногих и передаются позвоночным насекомым при кр о во сосании через слюну. Общее число арбовирусов, по данным обследования разных континентов, существенно уменьша­ется с продвижением от экваториального климатического пояса к умеренному. Эти тенденции отчетливо проявляются в случае арбови­русов, передаваемых комарами (в группе вирусов, передаваемых кле­щами, этих тенденций нет). Все арбовирусныс болезни являются при-родно-очаговыми. Распространение арбовирусов зависит от наличия специфических переносчиков, восприимчивых позвоночных животных, суммы тепла, осадков и других факторов. Природные циклы циркуля­ции этих вирусов нередко очень сложны и включают в себя множество видов позвоночных животных и членистоногих, состав которых меня­ется в зависимости от географического района, климатических усло­вий местности и других факторов.

Арбовирусы являются наиболее многочисленной экологической группой вирусов наземных животных. В этой группе насчитывается свыше 400 вирусов. Она является сборной, и ее значительный объем определяется широкой распространенностью гематофагии как формы паразитизма членистоногих на позвоночных и трансмиссивного пути передачи возбудителей болезней. Известно, что и во многих других группах возбудителей болезней трансмиссивный путь передачи явля­ется самым распространенным.

Патогенными для человоса являются около 100 вирусов с трансмис­сивной передачей. Такие из них, как денге, чикунгунья, О'Ньонг-Ньонг, вирусы японского энцефалита, желтой лихорадки, вызывают эпиде­мические вспышки, охватывающие контингенты населения в тысячи, десятки тысяч и миллионы человек (О'Ньонг-Ньонг в Восточной Аф­рике) (Львов и др., 1989; Чунихин и др., 1985).

Некоторые арбовирусныс инфекции приобрели черты антропо-нозов и возможность передачи от человека к человека (желтая лихо­радка, денге, неаполитанская и сицилийская москитные лихорадки). Это объясняется, по-видимому, тем, что возбудители большинства антропонозов антигенно близки или идентичны возбудителям зооно-зов. Одним из важных экологических факторов, определяющих цирку­ляцию арбовирусов в природе, является специфика связей переносчи­ков с позвоночными хозяевами арбовирусов. Трофические связи кома­ров с позвоночными хозяевами арбовирусов определяют основные циклы циркуляции. Очень многие виды Culex и Mansonia питаются в основном на птицах; Aedes, Anopheles и Culiseta — на млекопитающих. В группе а арбовирусов часть вирусов связаны с комарами и птицами, часть — с комарами Aedes, Anopheles и Haemagogus и млекопитающими. 58


В группе В арбовнрусов вирусы циркулируют в системах: птица — комары Culex или Mansonia — птица, млекопитающие — комары Aedes — млекопитающие. Почти все арбовирусы, вызывающие значи­тельные эпидемии, являются вирусами млекопитающих и циркулиру­ют с помощью комаров Aedes (желтая лихорадка, денге и др.).

Передача возбудителя осуществляется благодаря наличию про­чно установившихся пищевых связей. Переносчики, питаясь кровью животных-доноров, получают возбудителей и через тот или иной про­межуток времени становятся способными передавать их животным-реципиентам при питании и на последних. Промежуток между этими двумя кровососаниями может иметь разную продолжительность, что зависит от биологических особенностей переносчика (метаморфоза, частоты кровососания и др.) и от абиотических факторов внешней среды (температуры, влажности воздуха и т.д.). Чаще возбудитель не оказывает никакого паталогического действия на организм перенос­чика, и специфические переносчики сохраняют его длительно, иногда всю жизнь. Однако у ряда переносчиков наблюдается заметное вред­ное воздействие возбудителя на организм. Например, палочка чумы нередко приводит к гибели блохи, размножаясь в ее организме.

Пр ир о дно-очаговые трансмиссивные болезни можно сгруппи­ровать по общим для них специфическим переносчикам. Например, комары являются переносчиками возбудителей японского энцефали­та, энцефалита Сент-Луис, западно- и восточноамериканских энцефа-ломиелитов, желтой лихорадки, лихорадки паппатачи и лейшманио-зов. Блохи являются переносчиками возбудителей чумы, крысиного сыпного тифа и мелиоидоза; мухи цеце — возбудителей сонной болез­ни.

Возбудители некоторых трансмиссивных заболеваний переда­ются в природных очагах не одним, а несколькими переносчиками. Например, возбудителей туляремии передают иксодовые и гамазовые клещи, а также слепни и комары; возбудители энцефалита Сент-Луис передаются не только комарами, но и гамазовыми клещами. Источни­ками возбудителей трансмиссивных болезней в природных очагах яв­ляются дикие позвоночные животные, причем чаще всего это различ­ные виды грызунов — сурки, суслики, песчанки при чуме; различные виды полевок и мышей при туляремии; песчанки при кожном яейшма-ниозе. Реже источником являются представители других групп позво­ночных, например: дикие копытные — антилопы при сонной болезни; птицы при комарином энцефалите Сент-Луис и энцефаломиелита* лошадей; обезьяны при желтой лихорадке и т.п. По количеству видов позвоночных животных — резервуаров возбудителей в природном очаге различают м он о г остальные очаги (с одним видом резервуара) и полигостальные (когда в очаге есть несколько видов животных-резер­вуаров).


Для непрерывной циркуляции возбудителя в природных очагах, а следовательно, и для существования возбудителя инфекции как био­логического вида необходимо наличие соответствующих условий внеш­ней среды, т.е. ряда абиотических факторов. Это положение подтвер­ждается характером распространения природных очагов различных заболеваний во вполне определенных климатогеографических зонах. Так, развитие и размножение вируса комариного энцефалита в кома­рах-переносчиках возможно при температуре воздуха не ниже 21—29°, что ограничивает распространение природных очагов этого заболева­ния только районами с теплым и влажным климатом (Южное При­морье, Юго-Восточная Азия), хотя ареалы комаров-переносчиков и позвоночных хозяев вируса комариного энцефалита значительно шире.

Аналогичные закономерности характерны для распростране­ния природных очагов чумы. Известно, что природные очаги чумы не встречаются севернее 5!° с.ш., хотя и в более северных районах рас­пространены грызуны — возможные хозяева чумного микроба. Такая приуроченность природных очагов чумы к определенным районам обусловлена комплексом природных условий: климатом, почвой, со­обществом растений и животных, населения этих мест. Эти условия определяют численность основных хозяев микроба-возбудителя (сус­ликов, песчанок, сурков), количество и видовой состав блох-перенос­чиков, способность их передать возбудителя инфекции и др. Установ­лено, например, что острые эпизоотии чумы среди малых сусликов возникают только при высокой их численности (около 78 сусликов на гектар).

От природных условий зависит также интенсивность передачи возбудителей переносчиком. Например, комар Aedes aegypti после кро­вососа ния на больном приобретает способность передавать возбуди­телей желтой лихорадки при температуре воздуха 21° через 18 дней, при 36—37° — через 4—5 дней, а при температуре 18° размножение вируса в организме комара прекращается.

Таким образом, факторами, непосредственно влияющими на непрерывность и интенсивность процесса циркуляции возбудителей инфекции в природном очаге, являются: численность и плотность за­селения животных — источников инфекции, численность членистоно­гих переносчиков и их способность передавать возбудителей, способ ность возбудителей размножаться в организме животных-доноров и переносчиков.

Факторами внешней среды определяются время года и даже время суток, в течение которых возможно заражение природно -очаго­вой трансмиссивной болезнью. Например, комары — переносчики вируса японского энцефалита активны в летне-осенний период, поэто­му сезон заболеваний японским энцефалитом приходится на лето — осень. Слепни активны при солнечном освещении, хотя представители


рода Haematopota (дождевики) активны и в пасмгурную погоду при несильном дожде. Заражение чумой непосредственно от сурков воз­можно только в теплый период года, так как зимой сурки впадают в спячку и находятся в глубине норы.

При передаче возбудителей через нелетающих переносчиков человек соприкасается с ними только в местах их обитания. Например, у нор грызунов, около которых могут находиться выползшие из норы блохи или клещи. Летающие переносчики (комары, москиты и др.) могут перемещаться самостоятельно на значительные расстояния и активно разыскивать добычу, нападая и на людей (москиты летят из нор песчанок в населенный пункт на 1,5 км и более); комары могут летать в поисках добычи на несколько километров.

Заражение от животных источников может быть при непосред­ственном контакте с ними (снятие шкурок с трупов грызунов, больных чумой и туляремией) или через различные факторы передачи, напри­мер заражение туляремией через воду или пищевые продукты, загряз­ненные выделениями зараженных грызунов.

Заболевают на территории природного очага только люди, вос­приимчивые к данному возбудителю, особенно прибывающие в очаг извне (геологи, дорожные строители, личный состав войск). Заболева­ние возникает тогда, когда в организм человека попадает достаточное количество вирулентного возбудителя.т.е. заражающая доза. При вве­дении в организм малых количеств возбудителя возникает состояние невосприимчивости — иммунитет. Этим, очевидно, объясняется явле­ние, называемое «проэпидемичиванием» населения, когда у людей, часто посещающих природные очаги, никогда не болевших той или иной болезнью, в крови обнаруживаются соответствующие антитела к его возбудителю, и такие люди оказываются невосприимчивыми к этому заболеванию.

Антитела к тем или иным возбудителям обнаруживаются и у животных на различных территориях, что также указывает на пребы­вание в их организме возбудителей. Обнаружение у людей или живот­ных на какой-либо территории антител — широко распространенный метод выявления природных очагов заболеваний, имеющий большое практическое значение, так как обследование даже больших масс на­селения или многочисленных животных на наличие антител техничес­ки намного проще исследований по выявлению возбудителей. Иссле­дования по выявлению антител у животных широко практикуются в очагах клещевого и комариного энцефалитов, туляремии и др.

Определенным контингентам (лесорубы, геологи, воинские час­ти и др.) по роду их деятельности часто приходится находиться на территории то одного, то другого природного очага трансмиссивной болезни. И большое практическое значение в этих условиях приобре­тает значение приуроченности природных очагов к определенным


ландшафтам, что позволит дать предварительную оценку эпидемичес­кого состояния территории, степени опасности ее для заражения лю­дей и предварительно провести необходимые профилактические ме­роприятия для зашиты людей от заражения и заболевания (предохра­нительные прививки, применение репеллентов, дезинсекции в местах непосредственного расположения людей и т.п.).

Известно, что для каждого ландшафта той или другой хлимато-географической зоны характерен определенный видовой состав позво­ночных и беспозвоночных животных, которые могут быть биотичес­кими компонентами природных очагов инфекционных болезней. Каж­дый природно-очаговой болезни свойственно вполне определенное сообщество животных, среди которых осуществляется циркуляция воз­будителей инфекции.

Изучение природно-очаговых болезней представляет важную задачу практического здравоохранения. Снижение заболеваемости этими болезнями в немалой степени зависит от объективной оценки современного состояния популяций важнейших представителей насе­комых и клещей, а также их прокормителей особенно на территории, где планируются преобразования и возможные изменения в результа­те антропогенного воздействия. Природные очаги болезней служат естественными моделями для познания общебиологических законо­мерностей, определяющих существование возбудителей болезней в различных экологических системах. И сам природный очаг болезни следует рассматривать как экосистему, или биогеоценоз, в котором длительное время без заноса извне циркулирует возбудитель инфек­ции. Резкие изменения биосферы под влиянием деятельности человека обусловливают необходимость экологического подхода к изучению природно-очаговых болезней, стратегии и тактики их ликвидации.

Природные очаги болезней могут иметь различную степень на­пряженности, зависимую от комплекса конкретных экологический фак­торов, знание которых играет большую роль в организации противо­эпидемических мероприятий. В структуре природных очагов могут происходить существенные изменения в зависимости от диапазона адаптивных взаимоотношений между переносчиками, возбудителями, донорами и реципиентами возбудителей болезней, хозяйственной дея­тельности человека. В природном очаге болезней можно увидс1ь еди­ную, сложившуюся в ходе длительной эволюции систему — биоценоз, сложное сообщество определенных видов животных и микроорганиз­мов, в том числе и болезнетворных. Эхо сообщество строго подчиняет­ся всем законам существования биоценозов. Очаг привязан к опреде­ленному ландшафту, он может сужаться, затем восстанавливаться до какого-то максимума, но никогда не может выйти за пределы опреде­ленной территории. Для существования очага, как и любого биоцено­за, необходимо, чтобы каждый вид составляющих его существ был


достаточно многочисленным и его численность резко не изменялась. Возбудители болезней в процессе эволюции утратили способность к свободному образу жизни. Необходимым условием их существования стала циркуляция между животными, играющими роль естественных резервуаров, промежуточных и окончательных хозяев или переносчи­ков. Таким образом, возбудители многих болезней оказались вклю­ченными в состав биоценозов, характерных для определенных участ­ков земной поверхности.

Каждый тип ландшафтов и их подразделений имеет не только характерные группировки животных и растений, но и не менее харак­терные группировки вирусов, бактерий и животных-паразитов. Пос­ледние определяют четкую ландшафтную приуроченность многих бо­лезней диких животных. Изучение свойств природных территориаль­ных комплексов может служить основой для выявления свойственных данному ландшафту сочетаний возбудителей болезней, условий их существования на общих очаговых территориях, отражение их сочета­ний в патологии человека, а также природных предпосылок болезней человека. Разная напряженность природных очагов инфекций в ряде случаев объясняется неодинаковой восприимчивостью сочленов естес­твенной популяции переносчиков.

Популяции насекомых и клещей в силу своей гетерогенности состоят из мелких популяций, формирующихся под влиянием условий внешней среды отдельных биотопов со многими определяющими их компонентами и в основном благодаря разным источникам питания. Так, например, природные очаги клещевого энцефалита в Приморс­ком крае заметно отличаются по степени активности в зависимости от экологических условий. На западных склонах Сихотэ-Алиня ежегодно отмечаются более высокие показатели вирусофорности иксодовых клещей, чем на восточных, так как экологические условия (суммы эффективных температур, влажность, количество осадков, преоблада­ние восточно азиатской мыши и красно-серой полевки среди основных прокормителей имаго иксодовых клещей — основных переносчиков вируса) способствуют более активной циркуляции вируса клещевого энцефалита на данной территории. Это влияет на повышение лоймо-потенциала природных очагов клещевого энцефалита, что в свою

0"ереД£. ПрН5СД*ГГ К «СЛСС пЫССКОп ЗаиОЛСваСмйСТИ уКаЗагаши *щцгс&~ НИИ.

Роль позвоночных животных — прокормителей клещей в под­держании природных очагов болезней человека зависит не только от высокой пораженности их вирусом, но и от их плотности, что имеет значение для выкармливания большого количества личинок и нимф массовых видов иксодовых клещей. Поэтому весьма ценными, на наш взгляд, являются исследования по плотности млекопитающих и птиц, которые принимают участие в поддержании популяций членистоно-


гих переносчиков возбудителей болезней животных и человека в раз­личных биотопах. Результаты подобных исследований могут служить основой для прогнозирования состояния природных очагов трансмис­сивных болезней, поскольку последние связаны с ландшафтно-биото-пическим распределением и динамикой численности переносчиков и их хозяев. Видовой состав зколого-фаунистических комплексов млеко­питающих и паразитирующих на них членистоногих переносчиков зависит от ландшафтных особенностей территории и степени ее хозяй­ственного освоения.

Нередко одному и тому же ландшафту бывают свойственны природные очаги нескольких различных заболеваний. Так, в пустынях и полупустынях Средней Азии возможно существование природных очагов кожного яейшманиоза, клещевого возвратного тифа, Ку-лихо-радки.

Особое эпидемиологическое значение имеет территория на сты­ках различных ландшафтов, где могут встречаться природные очаги заболеваний, свойственные как одному, так и другому ландшафту. Такому распространению очагов здесь способствуют более интенсив­ный обмен эктопаразитами между позвоночными животными и устой­чивая численность последних в комплексных местах обитания. Так в южных районах Дальнего Востока стык тайги с влажньши лугами является местом распространения очагов клещевого и комариного энцефалитов; на стыках тайги со степным ландшафтом возможно существование природных очагов клещевого энцефалита и клещевого сыпного тифа. Поэтому территория на стыках ландшафтов является в эпидемиологическом отношении наиболее опасной. При размещении людей на такой территории требуются проведение более широкого круга профилактических мероприятий и более тщательное ее обследо­вание и изучение.

Природный очаг болезни существует все то время, пока осущес­твляется циркуляция возбудителя между животными-донорами и ре­ципиентами. Это время может исчисляться даже геологическими мас­штабами, и эволюционное возникновение в природе очагов ряда бо­лезней, весьма вероятно, приходилось на время, когда человек еще не появился на земле.

Природные очаги оояезней могут бы** о1р«нйчс«яЪ1™« (пспр:: мер, норы грызуна или другого животного) и диффузными, не имею­щими сколько-нибудь резко очерченных границ (например,подстилка широколиственных лесов, где обитают иксодовые клещи). Однако, следует отметить, что в лесной подстилке клещи распространены не равномерно, а мозаично, чаще вокруг троп, протоптанных животны­ми.

Природный очаг болезни нередко может иррадиировать за его обычные пределы. Так, например, известно, что природные очаги


среднеазиатского сыпного тифа могут переходить в антропургические при заносе в населенные пункты клещей рода Ornithodoros, переносчи­ков спирохет. Сходное явление имеет место и при клещевом энцефали­те, когда в круг rip окор миттелей иксодовых клещей включаются до­машние животные.

Классификация природных очагов может строиться на основе многих принципов: по возбудителям болезни, переносчикам, по харак­теру ландшафта или административным признакам. Выше уже гово­рилось о вирусных, рнккетсиозных и других трансмиссивных приро-дно-очаговых болезнях, передаваемых комарами, клещами, блохами и другими переносчиками.

По характеру ландшафта классифицированы природные очаги туляремии (лесной, луго-полевой, предгорно-ручьевой и т.д.). По ад­министративному признаку разделены природные очаги чумы (очаги Северо-Западного Прикаспия, Закавказья, Забайкалья и т.д.). Однако ни одна из классификаций природно-очаговых болезней не является исчерпывающей, и поэтому типизация очагов еще требует разработ­ки. Природный очаг той или иной болезни следует рассматривать как закономерное явление, возникшее в результате алиментарных связей между сочленами патобиоценоза. Природные очаги болезней сложи­лись в процессе длительной эволюции, которая для каждой, отдельно взятой, болезни имеет свои специфические закономерности, связанные с типом возбудителей, видовым составом переносчиков и их хозяев-прокормителей.

Природно-очаговые болезни, являясь зоонозами, в своем сущес­твовании и распространении обусловлены более сложными комплек­сом факторов, чем антропонозы. Природно-очаговая болезнь сущес­твует в двух фазах, взаимоотношения которых широко варьируются во времени и пространстве: первой является циркуляция возбудителя в составе биотических компонентов природного очага, второй — пере­ход из природы к человеку и возможное распространение болезни в восприимчивом человеческом коллективе. При этом механизм переда­чи возбудителя, лежащий во основе первой фазы, может в корне отли­чаться от механизма, определяющего пути заражения человека. Нап­ример, в основе природной очаговости лихорадки Ку лежит прежде всего трансмиссивный механизм передачи возбудителя, тогда как за­ражение человека этим риккетсиозом происходит обычно без участия кровососущих членистоногих. В значительной степени это присуще и другим болезням с природной очаговостью — чуме, геморрагической лихорадке с почечным синдромом и др.

Разные типы механизма передачи свойственны отдельным при-родно-очаговым болезням даже в пределах одной и той же фазы. Когда, например, циркуляция в природный условиях осуществляется как при участии кровососов, так и через посредство других факторов

5-1270 65


внешней среды (туляремия, омская геморрагическая лихорадка). Слож­ность этих отношений углубляется еще и тем, что на механизм переда­чи возбудителя влияют хозяйственные и алиментарные связи человека с природной средой. Человек изменяет природные комплексы, что ведет к уменьшению или увеличению их эпидемиологической значи­тельности.

Основными задачами исследований в области географии тран­смиссивных болезней являются дальнейшая разработка теоретических основ и методов этих исследований, изучение общих закономерностей географии трансмиссивных болезней человека, в частности возникно­вения и динамики их ноэоареалов; определение и оценка значения отдельных элементов природных и социально-экономических факто­ров.

Как уже говорилось выше, по источнику инфекций, поражаю­щих человека, трансмиссивные болезни делятся на 3 категории: 1) антропонозы, источниками возбудителей которых служит человек; 2) зоонозы, получаемые человеком от домашних и синантрогашх живот­ных и 3) зоонозы, получаемые человеком от диких животных. Лишь последняя категория трансмиссивных болезней зависит в своем рас­пространении от факторов географической среды. Имея в качестве источника инфекции определенных представителей дикой фауны поз­воночных животных, эти трансмиссивные болезни имеют ограниче­ния в распространения из-за существования определенных ареалов диких позвоночных и членистоногих переносчиков. Фауна позвоноч­ных и членистоногих, обеспечивающая источник и механизм передачи возбудителей данной инфекционной болезни, и является одним из элементов медико-географической характеристики местности.

Географическое распространение и особенности эпидемическо­го процесса трансмиссивных природно-очаговых болезней в первую очередь определяются наличием и численностью переносчиков. Все остальные факторы имеют значение только в пределах их ареала (за­раженность кровососов, численность позвоночных резервуаров возбу­дителей, их зараженность и пр.). Наибольшее значение имеют клещи надсемейства Ixodoidea, москиты рода PMebotomus и Sergentomya; бо­лее скромна роль комвпов (CuIpx Aedesi.

Материалы многолетнего изучения этой группы болезней пока­зывают, что для возбудителей, передаваемых кровососущими членис­тоногими, организм человека в большинстве случаев является своеоб­разным тупиком, так как заражения переносчиков от больного не происходит. Сюда относятся клещевой энцефалит, крымская геморра­гическая лихорадка, клещевой сыпной тиф Азии, клещевые спирохето-зы, кожный лейшманиоз сельского типа, висцеральный лейшманиоз, лихорадка паппатачи, японский энцефалит. 66


Членистоногие переносчики играют более или менее значитель­ную роль в передаче возбудителей факультативно-трансмиссивных. прнродно-очаговых болезней, но не они определяют полностью лан­дшафтную приуроченность и особенности эпизоотического и эпиде­мического процессов.

Результатом самостоятельного эволюционного развития возбу­дителей прнродно-очаговых болезней, обусловленного экологической адаптацией к различным природа о -географическим и социальным условиям, является их географическая вариабельность. Так, хорошо известно, что существуют несколько географических подвидов возбу­дителя туляремии, различающихся ферментативной активностью и степенью вирулентности. В разных географических регионах цирку­лируют различные серологические варианты вирусов венесуэльского и других американских энцефаломиелитов лошадей. Возникновение антигенных вариантов арбовирусов обусловлено их длительной цир­куляцией в неодинаковых биотопах в различных эволюционно сло­жившихся биоценозах. Некоторые сероварианты отличаются не толь­ко по антигенной структуре, но и по патогиенности для людей и животных. Так, выделенные во Флориде (США) от комаров штаммы вируса венесуэльского энцефаломиелита лошадей типа II, а также в Мексике от комаров, лошадей, ослов и от человека штаммы подтипа IE отличаются от вирусов венесуэльского энцефалита, выделенных в Южной Америке, меньшей патогенностью и не вызывают эпизоотии лошадей и эпидемических вспышек. В странах Центральной и Южной Америки (Гватемала, Гондурас, Никарагуа, Сальвадор и др.) цирку­лируют преимущественно штаммы вируса венесуэльского энцефало­миелита, относящиеся к подтипу IB, способные вызывать большие эпизотии и эпидемии. Разными антигенными вариантами являются штаммы вируса лихорадки Западного Нила, циркулирующие в Индии и Северно-Восточной Африке. Различны серологические типы вируса лихорадки денге: В Юго-Восточной Азии (от Индии до Японии), на Гавайских островах, В Южной Африке, Австралии и Европе (Греция) встречается серовар I, в Центральной Америке — тип II, на Филиппи­нах и в Таиланде — типы Ш и IV вируса лихорадки денге.

Важнейшей частью научной основы противоэпидемических ме-

"О^НЯТЙЙ ЧВЛЯСТСЯ "б^СНОЗЙННЫЙ ПРОГНОЗ ",Э^ЛЧ?В9'*ЧГ"^ГМ ^лтппйв

как правило, является отражением колебаний лоймопотенциала, пред­ставляющего результат сложных внутрипопуляционных и биоценоти-ческих процессов, происходящих в природном очаге. Поэтому анализ многолетней динамики заболеваемости в ряде случаев позволяет пред­видеть тенденции ее колебаний в предстоящие годы. При составлении прогнозов необходимо учесть возможно большее число влияющих факторов и иметь количественные характеристики очаговой террито­рии, проводить длительные и целенаправленные наблюдения, органи-

5* 67


зовать мониторинг ключевых участков, расположенных в различных природно-территориальныхкомплексахподлежащих освоению земель. Разработка вопросов эпидемиологического надзора за природно-оча-говыми инфекциями в условиях антропогенного воздействия на лан­дшафты становится не только организационной, но и методологичес­кой задачей.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.