Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ПОСПЕШНЫЙ ОТЪЕЗД 6 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Друидка поспешно спускалась с горы. Сейчас ни к чему было шествовать, внушая глубокое почтение, с посохом в руке, являющимся символом ее власти. Нельзя было терять время. Волки все время бежали немного впереди в поисках лучшей тропинки и потом возвращались, поджидая ее.

 

— Уже иду! Знаю, если бы я не задерживала вас, вы уже давно были бы на берегу.

 

Тара тихо выругалась, когда подол ее платья снова зацепился за колючий куст.

 

— Глупая, — отчитала она себя. — Ты уже не так молода, как раньше, и не вампир, который может превратиться в летучую мышь или орла. К сожалению!

 

Она немного снизила темп, потому что уже начала задыхаться. Впервые за много-много лет у друидки появилось ощущение, что она больше не может влиять на происходящие события. Они ускользали из ее рук, а ей оставалось лишь беспомощно наблюдать за этим, как тогда, когда она потеряла своих детей, которых у нее забрали хитростью!

 

Тара остановилась и прижала руку к заболевшему боку. Нет, теперь все иначе. Вместе с прожитыми годами у нее прибавилось опыта и знаний, и она больше не допустит, чтобы что-то подобное произошло еще раз!

 

— Я не могу сделать так, чтобы у меня выросли крылья или быстрые ноги, — сказала друидка волкам, которые вопросительно смотрели на нее. — Но я могу воспользоваться теми ногами, которыми меня наделила матушка природа. Пойдемте! Будем надеяться, что он сейчас не ловит рыбу в море.

 

Тара продолжила путь и через некоторое время добралась до бедной хижины на берегу Лох-Корриб. На грубой скамейке, греясь в лучах утреннего солнца, сидел мужчина и ел из миски пюре. На столе лежали кусочек хлеба, сыр и копченая рыбка. В глиняной кружке было пиво. Мужчина молча кивнул гостье в знак приветствия.

 

— Ты уже вернулся? — спросила Тара, стараясь не слишком сильно опираться на посох.

 

— Как видите, тирана, — ответил рыбак и засунул в рот кусок хлеба.

 

Ему было трудно жевать теми немногими зубами, которые у него еще остались.

 

— Как улов?

 

— Достаточно хороший, учитывая мой возраст. Вы хотите разделить со мной завтрак или вам нужно на остров?

 

Однако, по всей видимости, он уже знал ответ, потому что взял в одну руку кружку, а в другую миску и отнес их в хижину.

 

— Вы спешите.

 

Это было скорее утверждение, чем вопрос, и Тара только кивнула в ответ.

 

Старик прошел несколько шагов по мостику, возле которого мягко покачивалась на воде его лодка. Тара ловко запрыгнула в нее, не опираясь на предложенную руку. Волки последовали за ней.

 

Едва Тара присела на узкую скамейку, как старик отвязал канат и поднял парус. Лодка медленно поплыла.

 

— Для того чтобы плыть быстрее, нужно больше ветра, — безучастно сказал он, вглядываясь вдаль.

 

Старик не удивился, когда сильный порыв ветра натянул парус и лодка начала быстро набирать ход. Скоро впереди показался остров.

 

Остров Инхагойл находился на полпути между Утерардом и Конгом и на заре христианства давал приют монахам, которых в то время было много в Ирландии. Они бродили в поисках уединенных мест для своих монастырей и жилищ.

 

Скоро старик и Тара добрались до пристани.

 

— Мне подождать?

 

Друидка кивнула.

 

— Да, я недолго.

 

— А куда мы поплывем потом?

 

— К городку Конг. Мне нужно на север.

 

Больше рыбак ни о чем не спрашивал. Он привязал лодку и стал ждать возвращения Тары.

 

Друидка зашагала к руинам монастыря, рядом с которым возвышалась церковь в романском стиле. Кусты фуксии пышно цвели между остатками стен и кладбищем, могилы которого все еще были ухоженными. Согласно легендам, здесь был похоронен племянник святого Патрика. Но это не интересовало Тару. Хотя вера кельтов все больше переплеталась с христианством, она принадлежала к числу друидов, которые тайно несли свои традиции сквозь тысячелетия.

 

Из простой хижины вышла женщина в длинном белом одеянии. Она приложила руку к груди и низко поклонилась.

 

— Тамара Клина, какая радость и честь для меня приветствовать вас.

 

Старая друидка почувствовала укол в сердце при виде молодой женщины, которой она передала большую часть своих знаний. Ее ученица была умной и нежной, обладала способностью быстро схватывать информацию и своим разумом и сердцем чувствовала связь со старой верой. Тара была очень довольна ею. И все же ее вид нагонял на нее печаль. Такой могла бы стать и ее дочь, с которой она поделилась бы своими знаниями. Прошлое смешалось с настоящим, и Тара снова видела, как ее собственный ребенок выходит и приветствует ее, с радостным волнением ожидая, чему еще ее сегодня научат. Прошло и потеряно. Тара не увидела приближающегося несчастья, несмотря на свой дар.

 

— Вам нехорошо? Может, зайдете, я напою вас травяным отваром? — обеспокоенно спросила молодая женщина.

 

Тара прогнала болезненные воспоминания. Ее дочь за это время уже превратилась бы в старуху. А так она оставалась вечно юной!

 

— Нет, Ислин, благодарю тебя, — ответила друидка и улыбнулась, чтобы развеять ее беспокойство, но Ислин слишком долго была ее ученицей, чтобы не почувствовать напряжение Тары. — Я еду на север, в замок Данлюс, и мне нужно спешить.

 

Ислин больше не задавала вопросов.

 

— Тогда я приведу Алэн.

 

— Да, и принеси орлана. Мне нужно послать Доннаху сообщение.

 

Прошло немного времени, и Ислин вывела белую кобылу. Та тихонько фыркнула, когда увидела старую друидку. Ислин отпустила лошадь, и животное направилось к Таре, остановилось возле нее и потерлось лбом о плечо старой женщины.

 

— Алэн, красавица, божественная, ярко сверкающая, как солнце в полдень. Мы должны поскакать с тобой на север быстро, как ветер.

 

Кобыла заржала и подняла голову. Ее взгляд устремился через озеро на север.

 

— Ты хорошо ухаживала за ней, — сказала Тара и подставила руку орлану-белохвосту.

 

Птица с величественным видом пристально смотрела на друидку.

 

— Прилетел один из соколов? — спросила она.

 

Ислин покачала головой.

 

— Нет, мы не получали из Данлюса никаких известий.

 

Тара взяла лошадь под уздцы.

 

— Когда мне ждать вас назад? — спросила Ислин, следуя за ней с маленьким узлом в руках.

 

— Перед следующим новолунием, если боги будут милостивы к нам!

 

— Тогда вам действительно нужно скакать быстро, как ветер, но я не волнуюсь. Я подготовила Алэн. Она выносливая и сильная и не разочарует вас.

 

— Я знаю. И возможно, мне не придется скакать весь путь к замку. Я вышлю вперед Тапэя, чтобы вампиры выехали мне навстречу.

 

Тара приподняла птицу и приблизила губы к спрятанному за перьями уху. Орлан дважды моргнул, но слушал внимательно. Потом Тара подняла руку. Орлан расправил крылья и с мощным толчком оторвался от руки, так что на рукаве ее одежды остался отпечаток его когтей. Птица быстро поднялась в яркое утреннее небо и потом как стрела полетела в направлении Конга. Тара смотрела вслед орлану, пока он не исчез из поля ее зрения, а потом направилась вниз к пристани. Кобыла пошла за ней.

 

Старый рыбак сидел в той же позе, в какой его оставила Тара. Он поднялся и неловко поклонился Ислин.

 

— Мы готовы, — сказала друидка и повела лошадь в лодку.

 

Ислин подала Таре узелок.

 

— Думаю, вам будет не лишним поддерживать свои силы во время трудного пути.

 

Тара поблагодарила ее. Кобыла прядала ушами, но в остальном выглядела спокойной.

 

Рыбак отмотал канат и взялся за руль. Свежий южный ветер погнал лодку вперед, прямо на маленький городок Конг, который лежал в перешейке между Лох-Корриб и Лох-Маск.

 

Прошло немного времени, и лодка причалила к Конгу. Тара вывела лошадь на сушу и удивительно ловко оседлала ее.

 

— Благодарю тебя, Квинтин. Пусть боги благоволят к тебе. Я не могу предложить тебе больше, чем свое благословение, ведь ты, как всегда, откажешься от иного вознаграждения.

 

Старик грустно улыбнулся.

 

— Вы уже достаточно для меня сделали. Я горжусь тем, что моя внучка растет настоящей хозяйкой Инхагойла, и встречать ее время от времени является для меня достаточным вознаграждением, даже если она видит во мне лишь старого рыбака.

 

— Почему ты не хочешь сказать ей, что ты ее дедушка?

 

Старик пожал плечами.

 

— Теперь она друидка и больше не относится к обычным людям. Ислин — посредница между иным миром, природой и людьми. Она не должна отвлекаться на такие пустяки, как разговоры с дедушкой, который чувствует ломоту в спине, и холодным утром ему больно двигать пальцами. Нет, мне достаточно смотреть на нее издалека. В моей груди поднимается гордость за то, что она моя плоть и кровь.

 

Тара еще раз кивнула и пустила лошадь легким галопом.

 

Она пересекла владения барона Ардилауна, который несколько лет назад построил на берегу озера замок Эшфорд. Пивоваренные заводы сделали семью Гиннессов невероятно богатой.

 

Когда Тара добралась до моста, она остановила лошадь, и они спокойно прошли по деревянным доскам.

 

Маленький домик на скале посреди реки был отличным местом для рыбалки — в нем монахи могли ловить рыбу через дырку в полу и даже в плохую погоду не рисковали намокнуть.

 

Друидка проехала мимо руин аббатства и монастыря, которые уже давно были заброшены. После высохшего канала Алэн снова перешла на галоп. Пересохшее русло служило предостережением, при помощи которого природа показывала людям, что у всего есть свой предел и они не могут делать с ней все, что им заблагорассудится. Но Тара была уверена, что люди, к сожалению, не готовы прочесть эти знаки.

 

Широкий канал со шлюзами выглядел так, словно вода могла заполнить его в любое мгновение и понести на своей спине пароходы из Лох-Маск на юг и назад. Но этот канал будет зарастать сорняками, пока окончательно не придет в упадок и природа не сровняет его с землей. Во время великого голода в 1848 году люди начали прокапывать русло. Англичане разработали программу опеки над бедными, которым давали хлеб только за работу. Было чудом, что истощенные, голодающие крестьяне вообще смогли вырыть это русло. Тара не знала, сколько ирландцев, несмотря на полученную еду, умерли от истощения. В любом случае через шесть лет канал был готов и плотину на озере Лох-Маск открыли. Но устремившаяся в канал вода так и не дошла до Лох-Корриба. Пористый известняк всосал ее в грунт, где она исчезла в подземных речках. Извлекли ли люди урок из случившегося? Друидка сомневалась в этом. Времена, когда люди слышали голос природы, давно прошли.

ЛЕТУЧИЕ МЫШИ В ТЕМНОТЕ

 

Это место должно было стать их новым убежищем. Алиса прошла немного вперед и оглядела просторную пещеру. Ее свод был похож на купол базилики. Пол был довольно ровный, вода гладко отшлифовала камни. Глину тоже вымыло. Каменные глыбы, которые были выстроены вокруг углубления посередине пещеры, явно не стояли так с самого начала. Скорее всего, Лицана принесли их сюда. Камни были правильной формы, и Алиса догадалась: их обработали инструментами.

 

В углублении на блюде горел маленький торфяной огонь, который давал столько света, что было хорошо видно даже у задних стенок пещеры, где потолок опускался до нескольких метров. Там на ровном полу в ряд стояли гробы. Дерево потемнело от времени и влажности, но им не придется спать на камнях, как предполагала Алиса. Тем не менее она не удивилась, когда услышала, какими эпитетами Анна Кристина называла свое новое пристанище. Другие юные вампиры, казалось, тоже были не в восторге. Ирен жаловалась, что не привыкла находиться так глубоко под землей, зная, что между ней и небом сотни метров каменистых пород.

 

— И мы будем несколько месяцев сидеть здесь, пока не вернемся домой? — в ужасе спросила она.

 

Раймонд угрюмо осмотрелся по сторонам.

 

— А я еще думал, что ирландцы застряли в средневековье, — пробормотал Малколм. — Мне даже в голову не приходило, что это может быть каменный век!

 

Джоанн и Фернанд, напротив, чувствовали себя как дома.

 

— Здесь почти так же красиво, как в лабиринтах под Парижем, — мечтательно заявила Джоанн.

 

Фернанд сразу же начал обследовать просторную пещеру. Крыса у него на плече взволнованно пищала.

 

— А это кости медведя здесь в углу? — крикнул Пирас. — Я нашел клык. Можно я оставлю его себе?

 

— Ну конечно, если хочешь, — сказал Ниав, который отправился в путешествие вместе с сестрой Бриджит. Он подошел к Фернанду и опустился рядом с ним на корточки. — А если ты хочешь найти здесь еще больше, то поройся немного в сухой глине.

 

— Правда?! — воскликнул Таммо и сразу же отправился на поиски. — Я хотел бы повесить себе на шею такой же зуб. И еще, может быть, пару волчьих клыков.

 

Сеймоур зарычал.

 

— Ну, или, может, только медвежьих, — поспешно проговорил Таммо.

 

Иви хмыкнула.

 

— А медведи еще заходят в пещеры? — поинтересовалась Джоанн, которую эта мысль явно не пугала.

 

Мария Луиза закрыла рот рукой, подавляя крик. Однако, к ее облегчению и разочарованию Пирас, Ниав покачал головой.

 

— Нет, они жили здесь очень давно. Тогда был вход для них, который сейчас засыпан камнями. В любом случае кости очень старые и оказались тут до того, как сюда пришли Лицана, то есть раньше, чем начинаются воспоминания клана.

 

Доннах дал наследникам еще немного времени, чтобы осмотреться в пещере, а потом подозвал их к камням посредине. Слуги принесли несколько гробов и поставили их вокруг каменных глыб.

 

Иви села на один из гробов, и Лучиано тут же устроился рядом с ней. Алиса увидела, как в глазах Франца Леопольда вспыхнул гнев. Он нерешительно остановился и посмотрел на пустое место рядом с Алисой, но тут к ней подошел Малколм и вежливо спросил, не будет ли она против, если он сядет рядом с ней. Юная вампирша замотала головой и сразу же лихорадочно начала обдумывать тактику поведения, чтобы их разговор не закончился катастрофой, как в прошлый раз. Краем глаза Алиса увидела, как Франц Леопольд отвернулся и направился к своей семье. Он сел рядом с Анной Кристиной, и, похоже, ее общество делало его очень несчастным.

 

Алиса оглядела присутствующих вампиров. Естественно, здесь были все наследники кланов и их тени, которых те взяли с собой. Если гамбургских Фамалия на этот раз сопровождал один Хиндрик, то у каждого Дракас был личный слуга. Бывший извозчик Матиас вместе с тремя слугами из Вены стояли несколько позади. У лондонских Вирад после смерти Гвенды из слуг остался Винсент и еще двое, с которыми Алиса ни разу не разговаривала. У Лучиано, естественно, был Франческо, а у Кьяры — служанка Леонарда, которая всегда будет выглядеть как тринадцатилетняя девушка. У Маурицио тоже была тень. И только Пирас снова приехали без спутников, хотя, судя по их виду, это совсем не смущало их.

 

В кругу посредине сели Лицана. На некотором возвышении разместились предводитель клана Доннах и Катриона, чистокровный вампир Анмири, который преподавал им у Тропы Великана, и нечистокровные брат и сестра Ниав и Бриджит, которые были так похожи друг на друга. Алиса наклонилась к Иви.

 

— А кто эти Лицана на той стороне?

 

Иви показала сначала на высокую женщину величественного вида с седыми волосами и строгими светлыми глазами.

 

— Это Морригана. Ее имя означает «серая королева» и прекрасно ей подходит. Собственно, она уже относится к старцам, но еще не готова к ним присоединиться. Она по-прежнему быстрая и сильная.

 

Алиса посмотрела внимательно на вампиршу и кивнула. Да, это легко можно было представить.

 

— Бригитту ты уже знаешь. Она дочь Морриганы.

 

У Бригитты были светло-русые волосы, а глаза такие же, как у матери.

 

— Рядом с ней сидит Иан, слуга, который скрывает за внешностью молодого человека большой опыт. Говорят, он собственными глазами видел королеву Елизавету Первую, но я не могу сказать, правда ли это. По крайней мере, он сам рассказывал мне о временах, когда Кромвель бушевал в Ирландии. Это он уж точно видел лично! — Иви улыбнулась. — Последнего в кругу, Киарана, ты тоже уже знаешь. Он член клана Лицана. Киаран выглядит довольно юным, но не дай обмануть себя. Никто из нашей семьи не умеет лучше превращаться в абсолютно любое животное. И, естественно, он может растворяться в тумане и призывать ветра, чтобы они дули туда, куда ему захочется.

 

Алиса внимательно посмотрела на вампира. Во время обращения ему было двадцать с лишним лет. Из-за светло-русых волос и бледной кожи он казался бесцветным, его лицо было наивным и простодушным. Он был почти незаметен рядом с мужественным Ианом.

 

Алиса продолжала рассматривать Киарана, когда Доннах, который до сих пор тихо переговаривался с Катрионой, наконец встал.

 

— Ночь близится к завершению, но у нас осталась еще пара часов, пока усталость не загонит нас в гробы. Здесь внизу солнечные лучи хоть и не могут навредить вам, но в вашем режиме ничего не изменится. Нужно приложить очень много сил для того, чтобы побороть свою природу. Но в данный момент в этом нет необходимости. Мы ограничим время обучения ночью.

 

— Как предусмотрительно, — пробормотал Лучиано и скривился.

 

— Вы будете учиться призывать летучих мышей. Как только вам удастся добиться того, чтобы животное оставалось с вами, вы сможете научиться пользоваться их органами чувств в темноте. Не сдавайтесь, даже если ваши усилия не сразу увенчаются успехом, ведь тот, кто сможет это освоить, будет обладать неоценимым преимуществом перед другими.

 

— О да, в ярко освещенных бальных залах Вены мне может срочно понадобиться парочка летучих мышей, которые будут кружиться над моей головой, — съязвила Анна Кристина.

 

Доннах проигнорировал ее слова, хотя наверняка услышал их.

 

— Катриона, Анмири и Киаран будут направлять и поддерживать вас во время ваших занятий. Разделитесь на три группы.

 

Он подождал, пока юные вампиры соберутся вокруг Лицана, потом погасил огонь в центре, и пещера сразу погрузилась во мрак.

 

 

Орлан прорезал воздух, изредка взмахивая сильными крыльями. Он летел, невзирая на яркое солнце, сильный ветер и ливень, постоянно помня о цели. Он не отвлекался на охоту и не вступал в бой со стаей ворон, которая явно хотела спровоцировать его на это. Орлан был быстрым и выносливым и позволил себе отдохнуть только тогда, когда приземлился во дворе замка Данлюс.

 

Тапэй сидел на выступе скалы и желтыми глазами осматривал замок, который выглядел заброшенным. Солнце еще стояло над горизонтом, так что орлана не удивило, что в старой крепости было тихо, как на кладбище. Тапэй решил, что у него еще достаточно времени, пока вампиры выберутся из гробов, и он успеет утолить голод.

 

Он решил пролететь мимо колонии буревестников. Возможно, ему удастся поймать одну или пару неопытных молодых птиц. В море тоже достаточно еды. Больше всего Тапэй любил старую и раненую рыбу, которая медленно плавала на боку очень близко к поверхности. Птица расправила крылья и полетела в сторону моря.

 

Когда орлан насытился и вернулся, землю уже накрыла тьма и на территории Данлюса и в его предместье двигались призрачные силуэты. Немного опустившись, птица стала кружить на небольшой высоте в поисках вампира, для которого предназначалось его сообщение. Но его нигде не было видно, и орлан не смог обнаружить никого, кто был бы ему знаком. Его охватило странное беспокойство. А не слишком ли мало их там, внизу? Где остальные? В нерешительности Тапэй опустился на верхушку башни. Что теперь делать? Полететь к другим вампирам? Или ждать? Но друидка сказала, что у нее очень мало времени.

 

В этот момент к входу в грот приблизился корабль и, ловко маневрируя между подводными скалами, заплыл в грот. Орлан услышал команды капитана. Этот голос был ему знаком. Это был Мурха, которому Тара тоже доверяла. Не медля более ни секунды, орлан снизился на бреющем полете и влетел в грот.

 

Вампир нисколько не удивился, когда огромная птица неожиданно уселась ему на плечо.

 

— Тапэй, чем обязан такой честью?

 

Вампир открыл свой разум и принял сообщение Тары. Орлан почувствовал беспокойство и сожаление.

 

— Ты не найдешь здесь ни Доннаха, ни Катриону, ни одного из наследников, — сказал Мурха. — Они переехали в Эайлуии.

 

И он сообщил о том, что произошло в замке Данлюс, из-за чего они уехали оттуда. Орлан склонил голову набок, прислушиваясь к мыслям вампира. Это были запутанные картинки, которые ему еще предстояло упорядочить у себя в уме. Но одно ему было ясно: неудержимое время стало их мощным врагом. Как только Мурха замолчал, орлан слетел с его плеча и полетел в ночь искать Тару, которая с каждым шагом все больше отдалялась в неверном направлении.

 

 

Вечером трое Лицана вывели наследников на свежий воздух. В отличие от кузины Мари Луизы или Раймонда, мысли которых прочитал Франц Леопольд, он не считал пещеры угнетающими или даже пугающими. Он стыдился своей слабости. Это было недостойно вампира, особенно из клана Дракас! Тем не менее венец почувствовал радость, увидев высокое небо над головой и услышав пряный запах ночного ветра.

 

После того как прошлой ночью не всем удалось призвать летучую мышь и удержать ее рядом с собой, наследники снова разделились на три группы и продолжили занятия под руководством опытных вампиров. Франц Леопольд оставался рядом с Иви, а она изо всех сил старалась помочь Лучиано, в котором по каким-то необъяснимым причинам души не чаяла. И даже бросила на венца укоризненный взгляд, когда он через некоторое время прокомментировал:

 

— И как только можно так притворяться?

 

Франц Леопольд отвернулся с безразличным видом. Пусть она знает, что он никому не позволит одергивать себя, тем более какой-то Лицана, которая жила в каменном веке! Франц Леопольд решил наказать Иви презрением. Он осмотрел свою группу из шести юных вампиров, с которой занималась Катриона. Естественно, ему не очень нравилось выполнять указания нечистокровной. И как только Доннах мог требовать от них подобное?

 

«Это не определяется чистотой крови. Только ментальные и магические силы делают из вампира настоящего вампира, а она — мастер, который заслуживает уважения!»

 

Франц Леопольд резко обернулся. Собственно, такую мысль могла послать ему только Иви, но когда он взглянул на нее, то увидел лишь ее спину, по которой плавно спускались волны серебряных локонов. Казалось, она была полностью сосредоточена на Лучиано и маленькой летучей мыши, которая сидела на его раскрытой ладони. Франц Леопольд быстро отвернулся. В состав их группы входили еще Анна Кристина и Фернанд, на которых он вообще не обращал внимания. Ему даже сложно было определить, кто из них раздражал его больше: грязный необразованный Пирас или постоянно недовольная кузина. Взгляд венца переместился на Алису, которая с улыбкой протянула руку. И действительно, почти сразу же в темноте захлопали крылья, и к ней подлетела летучая мышь. Но только животное хотело сесть на ладонь, как Франц Леопольд послал Алисе свои мысли и нарушил концентрацию. Летучая мышь крутнулась и исчезла. Алиса повернулась к Дракас, готовая выплеснуть на него свое негодование, но тут к ней обратилась Катриона. Очевидно, она наблюдала за юной вампиршей и заметила ее неудавшуюся попытку.

 

— Очень хорошо для начала, Алиса, но ты не должна позволять мешать себе, — ее голос прозвучал приветливо, но упрек рассердил Алису.

 

Жалоба на вторжение Франца Леопольда уже готова была сорваться с ее языка, но вампирша сдержалась. Она должна сама во всем разобраться!

 

Прекрасная служанка Лицана внимательно наблюдала за Алисой.

 

— Ты должна научиться закрываться от помех. На этот раз это был Дракас, в другой раз что-нибудь еще отвлечет твое внимание. Настоящий мастер не позволит оборвать установленную связь даже посреди бушующего шторма. Позже мы проведем занятия, во время которых вы должны будете следить сразу за несколькими вещами. Попробуй еще раз.

 

Гнев Алисы позабавил Франца Леопольда. Но прежде чем венец успел насладиться своим триумфом, он почувствовал, как Катриона без труда проникла в его сознание. Он содрогнулся. Нужно было следить за этой нечистокровной! Она не только была умна и обладала мощными способностями. Еще она была личностью, силы которой нельзя недооценивать. Франц Леопольд попытался выдержать ее натиск, но через несколько мгновений ему пришлось скрипя зубами признать поражение. Он пронзил Катриону взглядом, который, казалось, лишь раззадорил ее. Это еще больше рассердило Франца Леопольда, но он словно зачарованный смотрел, как Алиса во второй раз призвала летучую мышь, дала ей покружиться и приказала сесть на руку.

 

— А теперь объедини свои чувства с ее чувствами, — потребовала Катриона. — Я помогу тебе.

 

Лоб Алисы наморщился, так сильно она сосредоточилась Тем не менее Франц Леопольд почувствовал, что попытка не увенчается успехом. Лицана повернулась к нему и приказала призвать летучую мышь.

 

— Отпусти ее и немного расслабься, прежде чем попробуешь еще раз, — сказала Катриона Алисе.

 

Франц Леопольд обрадовался, когда ему удалось призвать летучую мышь. Но воспользоваться ее чувствами было гораздо сложнее. Он испробовал разные возможности, но только когда Катриона поддержала его, ему показалось, что он на несколько мгновений смог слышать и обонять так, как это делала летучая мышь. Однако ему не удалось получить изображение. Он даже тихо зарычал, но тут же взял себя в руки.

 

— Это было очень хорошо, — похвалила Катриона. — Теперь вам нужно потренироваться вместе. Поскольку ты мастер в передаче мыслей, ты укрепишь силы Алисы своими, как только она призовет к себе летучую мышь и захочет разделить свои чувства с животным.

 

Катриона отвернулась, чтобы посмотреть, каковы успехи у Иви и Лучиано.

 

Алиса и Франц Леопольд уставились друг на друга. Он почувствовал ее неприязнь. Тем не менее через какое-то время она сказала явно деланно спокойным тоном:

 

— В Риме мы доказали, что можем действовать сообща. Давай начнем. Это будет нам же на пользу, если мы сможем быстро научиться!

 

Франц Леопольд кивнул.

 

— Да, определенная независимость во мраке пещерных ходов кажется мне достойной целью.

 

Скоро они настолько погрузились в выполнение задания, что забыли обо всем. Вначале Алиса сопротивлялась, и только после того как Франц Леопольд отругал ее, позволила ему соединиться с ее сознанием.

 

— Это неприятно, — защищалась она. — Я делаю это ненамеренно. Мой разум защищается без моего участия.

 

— Но с немалым успехом! — сказал Франц Леопольд и сразу же отбросил все ее возражения. — Потом мы можем всласть наругаться, если тебе так хочется. Давай продолжим. Я хочу наконец справиться с заданием. Это не может быть так уж тяжело, раз все Лицана с такой легкостью проделывают все эти трюки.

 

Незадолго до полуночи оба одновременно воскликнули от удивления. Впервые за свое существование они на несколько мгновений восприняли мир таким, каким его видела летучая мышь.

 

— Разве это не фантастика? — восторженно прошептала Алиса.

 

— Сконцентрируйся! — накричал на нее Франц Леопольд, но связь была уже прервана.

 

Несмотря на гнев, он все же не смог удержаться от улыбки. Венец посмотрел на Иви, которая стояла рядом с огорченным Лучиано и продолжала помогать ему. Она подняла глаза, и улыбнулась в ответ.

 

— Давай попробуем еще раз!

 

— Что? — рассеянно переспросил Франц Леопольд.

 

— Давай продолжим занятия! — наседала на него Алиса. — Нам нужно добиться более продолжительного успеха, а потом попробовать поодиночке, раз это должно пригодиться нам в пещерах. Эй! Что это с тобой?

 

Франц Леопольд затряс головой, словно очнулся от транса. Хотя к концу ночи немногие из наследников смогли воспользоваться чужеродными чувствами летучей мыши, тем не менее Катриона, Анмири и Киаран были довольны своими учениками — они отметили прогресс.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.