Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Шарлотта





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Я делаю глубокий вдох, полностью просыпаюсь от потрясающего аромата кофе, который парит в воздухе. Вытягиваю свои руки вверх над головой и хорошо тянусь.

— Эй, соня, — открываю один глаз, не будучи уверена, что за голос я слышу. Ох, это Митч — ммм.

— Доброе утро, — я улыбаюсь и сажусь, и одеяло соскальзывает с меня. Митч подходит к кровати и наклоняется ко мне для поцелуя.

— Я заказал поздний завтрак. Ты не принесла сумку прошлой ночью, она осталась в твоем автомобиле?

— Эм, да, я не принесла.

— Тогда дай мне ключи, скажи марку машины, где ты припарковалась, так чтобы мой помощник мог найти. Ты идешь в душ, — он протягивает мне мой клатч.

— Я сама схожу, — предлагаю я, оглядываясь на мое платье.

— Детка, тебе нужен душ и еда, и нам нужно попасть в банк. У меня встреча через два часа, — он опять толкает мой клатч ко мне.

— Твоя встреча передвинулась раньше? Я думала, что она будет в два, — говорю я, вытаскивая ключи и передавая ему.

— Она так и есть в два. Уже полдень, Шарлотта. Давай, иди в душ, — он гладит мою ногу.

— Полдень? Нет. Нет, нет ... не может быть полдень! — я хватаю свой телефон и проверяю его. Пять смс-ок, десять пропущенных вызовов, и да, я совершенно безответственное чудило, уже полдень! — Дерьмо! — кричу я, вскакивая с кровати. — Черт! Черт! Черт! — я роюсь в своих вещах.

— Шарлотта! Что ты делаешь? — он хватает меня за руку.

— Мне нужно идти, Митч! Я должна была быть дома не позже десяти часов утра! Ава меня убьет! — я судорожно смотрю на телефон. — Черт! Она подумает, что я мертва! — я начинаю просматривать ее смс-ки. Последняя спрашивает: «Ты мертва???!!!!» — подтверждая самые худшие мои подозрения.

— Ты не можешь уйти, ты заключила договор. Позвони ей и скажи, что ты в порядке, и что ты встретишься с ней завтра! — он указывает на телефон. Я смотрю на него таким взглядом, словно у него выросло еще четыре головы. Как только я собираюсь спросить его, не дебил ли он, вспоминаю — он же не знает, что у меня есть дети.

— Митч, я не могу этого сделать. Мне нужно вернуться домой. Прости. Я хотела бы остаться. Я понимаю, что подписала контракт, но я понятия не имела, что мне придется провести еще одну ночь с тобой. Ты не сказал сколько будешь в городе, и, что ты ожидал от меня, что я прямо сразу начну воплощать наш договор «по звонку и по мановению», — объясняю я, набирая параллельно номер Авы.

— Чарли?! — кричит она в телефонную трубку.

— Да, это я. Прости меня, Ава. Я проспала, уже еду, — говорю я, судорожно натягивая свою одежду.

— С ними твои родители, Чарли. Я не могла остаться, — говорит она быстро.

— Что? О нет! Ава! — я откидываю свои волосы назад.

— Я пыталась дозвониться до тебя, черт побери!

— Я поставила свой телефон на вибрацию, — я поднимаю глаза вверх и понимаю, что Митч ушел.

— Ну, я сказала им, что ты на собеседовании в Бостоне. Я просто не знала, что еще сказать, — поясняет она со вздохом.

— Нет ... Спасибо, Ава. Прости, что напугала тебя. Я позвоню тебе позже, — я роюсь в клатче, пытаясь найти резинку для волос.

— Тебе лучше основательно подготовиться, потому что я хочу получить все в подробностях! — говорит она перед тем, как мы отключаемся. Быстро, я набираю свой домашний номер.

— Чарли-детка! Как прошло твое интервью? — спрашивает мой отец веселым голосом. Боже, я ненавижу лгать этому человеку.

— Пока все не плохо, папа! Они хотят, чтобы я осталась для собеседования с другим человеком и, возможно, попросят заполнить несколько анкет.

— Послушай, милая, мама и я сидим с детьми и у нас все отлично. Ты сконцентрируйся на том, что тебе необходимо сделать! Не беспокойся и не спеши домой, куколка. Ты же у меня просто супер-пупер! — я почти вижу своего отца, размахивающего кулаком в воздухе и скандирующего: «Порви их, чемпион».

— Спасибо, папочка. Я люблю тебя, — я пытаюсь не дать возможность слезам выльется наружу.

— Я люблю тебя, Чарли. Я так горжусь тобой, — говорит он.

— Спасибо, папочка, — удерживать свои слезы становится все труднее. — Позвоню позже.

— Ладно, дорогая, удачи!

— Спасибо! Пока, — я кладу трубку и сажусь на кровать рыдая. Я не заслуживаю его гордости, делаю глубокий вдох и звоню СиСи.

— Эй, Чарли, я как раз думала о тебе. Моя подруга Рейган продает на вечеринках эту добавку витаминов в порошке и у нее с этим прекрасно идут дела, я сказала ей, что тебя это может заинтересовать, — еще не разу не было, чтобы я позвонила СиСи и получила простой гребаный «Привет, Чарли».

— СиСи, спасибо конечно, но ты занята сегодня вечером? – спрашиваю я.

— Зависит от обстоятельств.

— Я познакомилась с милым парнем, и хотела бы встретиться с ним снова. Ты не могла бы остаться у меня на ночь? — я скрещиваю пальцы.

— На всю ночь? Ты спишь с ним?

— Ну, я просто не уверена, во сколько я буду дома, поэтому лучше, если ты просто останешься, но, пожалуйста, никому не говори! — прошу я.

— Что я получу? — Вот черт!

— Я возьму партию витаминов от Рейган и рассмотрю преимущества проталкивания порошка не ожидающим от меня такого подвоха верным друзьям, которые будут чувствовать себя обязанными купить его у меня, чтобы он не лежал долго на моих полках и не собирал пыль! Так мы договорились? — мои пальцы по-прежнему скрещены.

— По рукам! — взволнованно кричит она. Господи ... мне стало намного легче.

— Спасибо, детка, позвоню тебе позже! — я улыбаюсь и вешаю трубку. Фух! Сделав несколько глубоких вдохов, я направляюсь в гостиную.

— Митч ... я думаю, что разобралась со всеми проблемами, — говорю я с улыбкой, подходя к столу. Он держит в руках чек. — Что это? — я беру его.

— Плата за прошлую ночь. Я заплатил тебе больше, в качестве подарка, чтобы не было красных флагов, — он маленькими глотками пьет свой кофе, мой взгляд скользит по поверхности стола, на котором лежит разорванный контракт. Я заглядываю в чек — $13,000.00.

— Что это? Ты прощаешься со мной? — в недоумении я сажусь. — Я соврала своей семье и друзьям, чтобы провести этот вечер с тобой! Мой папа думает, что я на собеседование по поводу работы и пошел на это, потому что так гордится мной!

Он поднимает глаза на меня.

— Ты останешься со мной на ночь?

— Нет ... уже нет, — я отрицательно качаю головой и встаю, чтобы уйти полностью разочарованной. Почему я подумала, что он будет отличаться от любого другого эгоиста, которые у меня были?

— Шарлотта, — он останавливает меня за руку и разворачивает к себе лицом перед дверью. — Не уходи. Если для тебя это возможно, останься со мной ... останься, детка. — Он поднимает вверх свою руку и проводит тыльной стороной ладони по моей щеке. Я встречаюсь с ним глазами. — Останься ... скажи мне, как я могу мелиорировать эту ситуацию.

Я закатываю глаза на мистера Большая Шишка.

— Для начала ты можешь мне объяснить, какого черта, означает мелиорировать или, по крайней мере, произнести по буквам, так я смогу найти в инете, — говорю я. Митч тихонько посмеивается.

— Прости, я люблю слова, которые не часто употребляются. Это во мне говорит изыскатель, — его улыбка достигает глаз, и я снова вижу, Митча маленьким мальчиком. — Я верю в тебя, ты умная женщина. Я просто отреагировал иррационально ...

— Как избалованный ребенок, — замечаю я.

— Ой ... ой-ой! — морщится он. — Подожди, когда я вытащу твои когти из себя. — Я широко улыбаюсь в ответ, как говоря: «Твое время на исходе, приятель». — Я хочу мелиорировать свой поступок ... — он ожидает поощрения от меня.

— Ты хочешь исправить, — говорю я.

— Да! – отвечает он с немного большим, чем нормальным, волнением. Это заставляет меня рассмеяться.

— Господи ... ты же изыскатель, не так ли?

— Тсс ... никому не говори, — его губы опускаются на мои и задерживаются на них слишком долго. — Сейчас, иди в душ. Я принесу твою сумку сюда, а потом скотчем склею наш контракт.

— Лучше склей его изолентой в случае, если твоя иррациональная импульсивность вырвется наружу вдруг снова! — я касаюсь его щеки, инсценируя как бы пощечину, прежде чем отправиться в ванную.

— Я собираюсь использовать скотч, чтобы заклеить твой рот! — кричит он мне вслед. Я продолжаю двигаться в сторону ванной, не оглядываясь назад, просто демонстративно поднимаю вверх средний палец. — У тебя же есть чертова копия для себя, не так ли?! Ты имеешь такую же пару, под стать себе, не так ли?!

— И запасной комплект копий, просто на всякий случай! — ору я в ответ, хлопнув дверью, и убеждаюсь, что она закрылась. Конечно, дверь не закрывается ни на какие замки. Если он захочет войти, я уверена, что его ничего не удержит. Ну да ладно ...

Я кладу свой клатч на пол и снова снимаю платье, залезаю в душ. Сильные струи горячей воды похожи на маленький кусочек Рая. Мне столько нужно проанализировать о Митче Колтоне, но я не могу найти в себе силы, чтобы сделать это. Я так устала, мышцы — уставшие, мозг и сердце устали. Поэтому думаю просто постоять под этими струями ни о чем не думая и превратиться в одну большую красноватую сливу. После нескольких минут, не знаю скольких, трех, может, десяти, убираю лицо из потока воды и тянусь за шампунем. Чувствую, как прохладный ветерок проходится по моему мокрому телу, и руки скользят по моим бедрам.

Может ли кто-то умереть от того огромного количества секса, которого в состоянии выдержать человек? Вероятно, у меня будет первый случай. Я представляю, как мое тело покоится на холодной каменной плите в каком-нибудь университете, и студенты-медики ставят на мне опыты, пытаясь выяснить тайну женщины, которая умерла от слишком большого количества секса!

Я наклоняю голову на плечо Митча и обхватываю его за шею. Его губы находят мои. Поцелуй собственнический, даже еще более настойчивый. Господи, каждый раз, когда этот мужчина целует меня, мои ноги подкашиваются. Митч разворачивает меня к нему лицом и медленно прислоняет спиной к стене. Его руки нежно берут мое лицо, пальцы ласкают мои скулы, глаза внимательно изучают меня. Вчера вечером он держал меня в более шаткой позиции, даже ничего не делая, сейчас он заставляет меня чувствовать себя более обнаженной. Просто, когда я чувствую, что уже готова уступить под давлением его пристального взгляда, Митч опускается на мои губы. Его язык заставляет их раскрыться и принять его, поэтому он углубляет поцелуй. Звуки виолончели играют в моей голове, пока его язык тщательно ласкает мой, но более мощно, и в то же время мягко. Я растекаюсь, как масло, от его прикосновений я плавлюсь. Он посасывает мою нижнюю губу, и нехотя отстраняется.

— Господи, Шарлотта, почему я не могу насытиться тобой? — он прислоняется своим лбом к моему.

— Митч, — говорю я, выдыхая его имя, прежде чем атаковать его губы. Он обхватывает руками мою попку и приподнимает меня, я оборачиваю ноги вокруг его бедер. Он не теряет времени и входит в меня на всю глубину.

— Смотри на меня, — командует он, его голос звучит низко и сексуально. Я открываю глаза и не отрываясь смотрю на него. Митч двигает бедрами, самодовольно улыбаясь от звуков, которые я издаю, потом двигает ими снова. Это становится похоже на замедленную съемку — повторяющиеся действия ... двигает бедрами ... слушает … двигает бедрами, пока, наконец, он не усиливает такой темп, от которого я готова стонать и кричать одновременно. За несколько минут мы кончаем вместе.

— Ты собираешься убить меня, — говорю я, когда он опускает меня на пол ванной. — Смерть от переизбытка секса — это будет в шестичасовых новостях.

Митч смеется.

— Я сказал тебе, что у меня непристойный аппетит. Ты пообещала, что сможешь угнаться за мной, — он приподнимает мой подбородок.

— Да, я точно знаю, что смогу. Я просто не думаю, что мое влагалище согласно со мной.

— Влагалище? — еле заметная улыбка появляется в уголках его губ.

— Ну, так они называют это.

— Они? Кто они? — он убирает прядь мокрых волос с моего лица.

— Студенты-медики, которые будут изучать меня, выясняя, как я умерла от секса! — Митч запрокидывает голову и громко смеется, сжимая меня в крепких объятьях. — Ты придешь на мои похороны ... сказать несколько слов? — добавляю я.

— Скорее всего нет, поскольку буду содержаться под арестом за убийство тебя своим членом. И студенты-медики будут изучать его суперсилу.

— Ох, у него однозначно имеется суперсила, — я улыбаюсь и обхватываю его за шею.

— Ты так думаешь? — он целует меня.

— Я знаю это точно, — я смотрю на него широко открытыми удивленными глазами.

— Да? Похоже на что?

Я улыбаюсь, задумчиво глядя на него, потом наклоняюсь к его уху.

— Он обладает силой, способной заставить меня кончать со скоростью света.

— Ты права, Шарлотта. Ты, наверняка, умрешь сегодня от переизбытка секса, — говорит он, наматывая мои волосы на руку и притягивая мое лицо к себе, чтобы захватить мои губы опять.

— Митч, Митч, у тебя назначена встреча на два, — я пытаюсь отпихнуть его.

— Черт! — стонет он. — Мы все-таки должны добраться до банка.

— Давай, я вымою тебя, Супермен, — я улыбаюсь и шлепаю его по заду. Митч в ответ улыбается широкой улыбкой, от которой у меня перехватывает дыхание.

 

 

— Живее, детка! — Митч стучит в дверь ванной комнаты.

— Иду ... парень, — я открываю дверь, собирая мои влажные волосы и схватывая их резинкой. — Мне еще надо сделать макияж.

— Тебе не нужен макияж, детка, ты великолепна, — он целует меня в щеку. — Как насчет датского сыра? — он вручает его мне на салфетке. — Мы должны идти.

— Хорошо. А кофе? — я смотрю на стол.

— Пожалуйста. Сливки?

— Да, спасибо, — я делаю глоток и надеваю шлепанцы.

— Готова?

— Угу. Зачем мы идем в банк? — беру кусочек датского сыра, следуя за ним к двери.

— Я решил не определять тебя на фонд заработной платы компании. Мы сделаем это немного по-другому, — он открывает дверь.

— Не на плановой статье 401(K)? — ухмыляюсь я.

— Нет ... умник, — он шлепает меня по заднице, закрывая за нами дверь. — У тебя есть что-нибудь в сумочке или в машине, подтверждающее твое настоящее местожительства?

— Да, — отвечаю я, чувствуя неуверенность. Что он делает?

— Хорошо, — он нажимает кнопку лифта.

— Интересно, как все прошло у Фрэнка прошлой ночью, — меня разбирает смех. Бедняга!

— Я уверен, что не так хорошо, как у меня.

Когда двери лифта открываются, он показывает рукой, предлагая мне войти первой.

— Ты думаешь сколько по времени займет эта встреча? — я делаю маленький глоток кофе.

— Надеюсь, не дольше часа, — говорит он, поглядывая на часы.

— Ох, хорошо. Мы можем успеть заказать поздний ланч, а потом я направлюсь в четыре ...

— Подожди! Что?! — его голос поднимается.

— Я должна отправиться домой на пару часов, но еще вернусь, — я стараюсь сохранять спокойствие, это трудно сделать, потому что Митч ходит взад-вперед по небольшой кабине лифта, ругаясь себе под нос.

— Почему ты не сказала мне этого раньше?

— Когда, Митч?

— Я не знаю! — он взмахивает рукой в воздухе. — В душе!

— До или после того, как ты использовал на мне свои сверх способности? — улыбаюсь я. Митч вопреки своим высказываниям невольно начинает улыбаться в ответ, но быстро берет себя в руки.

— Ты солгала мне! — он тычет в меня пальцем, начиная еще больше злиться.

— Я не лгала тебе, Митч!

— Ты сказала, что можешь остаться.

На ночь! — подчеркиваю я. — Господи, сколько еще этот лифт будет ехать? — кричу я, следя за высвечивающимися цифрами. — Это всего лишь пара часов. — Я прислоняюсь к стене, пытаясь прийти в себя.

— Я хочу, эти часы провести с тобой, Шарлотта, — его голос смягчается. — Я не увижу тебя три месяца, — добавляет он. Ох.

— Три месяца?

Митч откашливается.

— Да.

— Ну, дай мне знать, и я прилечу к тебе на выходные, — предлагаю я.

— Ты не можешь прилететь ко мне на выходные, — качает он головой.

— Почему? — я касаюсь его щеки.

— Я собираюсь за границу. Один уик-энд займет у тебя все время, чтобы только прилететь и вернуться обратно, вот и все, — он убирает мою руку и целует в ладонь.

— Ох ...

— Да ... ох. Ты можешь еще чуть-чуть обмануть своих, чтобы остаться на две ночи в Бостоне.

— Это не честно, Митч, — говорю я, когда лифт наконец останавливается.

— Ну, давай, — он кивает по направлению вестибюля и хватает меня за руку.

Я выскальзываю вместе с ним из полумрака, мы выходим на улицу в этот солнечный день, пятнадцатого мая, поднимаю голову вверх, пытаясь захватить теплые солнечные лучи.

— Что ты делаешь? — нетерпеливо спрашивает он.

— Принимаю солнечный свет, радость, — говорю я, улыбаясь ему. — Ох, Митч, пожалуйста, не будь таким раздраженным. — Я отталкиваю его руку.

— Я не раздражен.

— А мне кажется, что да, — настаиваю я.

— Ну, может быть, немного, — он чуть-чуть улыбается, направляясь по Конгресс-Стрит, открывает для меня дверь в «Charles Schwab». — У тебя есть документ? — интересуется он, положив руку мне на спину и направляя мое движение.

— Да. Ты хочешь, чтобы я открыла здесь счет, положив на него чек, который ты мне дал? — лампочка на арке металлоискателей мерцает в половину мощности.

— И да, и нет. Сломай это приспособление, когда мы будем уходить, — говорит он тихо, завидев менеджера банка, который со всех ног, спотыкаясь несется к Митчу.

— Мистер Колтон! — говорит он слишком восторженным голосом, протягивая руку.

— Добрый день, мистер Уилсон, — приветствует Митч, отвечая на рукопожатие.

— Чем могу быть полезен вам сегодня, сэр? — спрашивает Уилсон... слишком подобострастно. Как насчет, чтобы не лизать ему зад, Уилсон, а?

— Все просто, Уилсон. Моя подруга и я хотим открыть совместный счет.

Подруга? Ах да ...

— Конечно. Следуйте за мной, сэр.

Конечно? Он что делал это раньше?

— Шарлотта ... детка, давай, — Митч подталкивает меня вперед, нагибается и тихо шепчет на ухо. — Что за взгляд, детка?

— Ты уже делал это раньше? — также шепотом спрашиваю я.

— Нет ... почему ты решила? — он смотрит на меня испытующим взглядом.

— Почему он сказал «конечно»?

— Я не знаю. Почему он готов засунуть свой нос в мою задницу каждый раз, когда я прихожу сюда, что в конечном итоге я начинаю себя чувствовать Джоном Уэйном? (Джон Уэйн (англ. John Wayne, урождённый Мэрион Роберт Моррисон (англ. Marion Robert Morrison), 26 мая 1907 — 11 июня 1979) — американский актёр, которого называли «королём вестерна». Лауреат премий «Оскар» и «Золотой глобус» (1970). Снимаясь ежегодно примерно в пяти фильмах, он был едва ли не самым востребованным голливудским актёром эпохи звукового кино. В июне 1999, Американский институт киноискусства назвал его 13 из списка 100 величайших звёзд кино за 100 лет по версии AFI)

Я как можно быстрее закрываю рот, пытаясь не расхохотаться.

— Прости, — улыбаюсь я.

— Все хорошо ... мне нравится тебя смешить, — он дарит мне смущенную улыбку. Я легонько игриво толкаю его плечом, когда мы входим в офис Уилсона. Мы занимаем место за столом, и я замечаю несколько наград, висящих на стене, оказывается, подхалимаж все-таки имеет свои плоды.

Уилсон кладет перед Митчем листок с счетом, как будто он является самым любимым клиентом. Я моментально вдохновленная придуманным планом, хочу подколоть его, действительно ли он держит такие заготовленные списки, но нет ... я знаю, что это не так. Краткая форма договора ложится на рабочий стол. Митч стреляет в меня любопытным взглядом, я качаю головой и говорю «потом».

Уилсон просит мои документы, я вздыхаю с облегчением. Единственные счета, которые наполняют мой бумажник, это уведомление об отключении электроэнергии. Скорее всего, мне неудобно, потому что это позорит нас обоих.

— Только сверка?

— Аккуратней, пожалуйста. Вы тоже используете статью 401(к) план, а? – спрашиваю я.

— Да, мисс МакКендрик.

— Хорошо. Эту возможность недавно отобрали у меня, — я смотрю на Митча, который улыбается и качает головой.

— У вас есть чек на депозит или вы хотите перевести с другого счета, сэр? — Уилсон смотрит на Митча.

— Перевести, — кивает Митч. Уилсон дает заполнить ему очередной листок, заставляя меня подписать его. Глаза Уилсона выпучиваются, когда он предполагает, что совершил описку. В чем проблема? Конечно, он делал депозиты на двадцать пять тысяч долларов, прежде. Уилсон просит меня забрать мои чеки.

Мы уложились в десять минут, имея на руках новую дебетовую карту и чеки. Уилсон провожает нас к входной двери и открывает перед нами. Я держу козырьком руку надо лбом, всматриваясь по обеим стороны улицы.

— Сейчас что ты делаешь?

— Выискиваю твою лошадь, мистер Уэйн, — продолжая поиск.

— Прекрати, — он смеется и дергает меня за руку, чтобы схватить ее.

— Так, тебе было больно? – спрашиваю я.

— Что больно, Шарлотта?

Мне кажется он пытается рассмешить меня.

— Когда ты вышел за дверь и голову Уилсона окончательно выбил из своей задницы.

— Боже, это ужасно, правда? — он качает головой.

— Да ... немного, — соглашаюсь я, увертываясь от его руки. — Теперь что, сэр?

— Стой, — он смотрит на меня каким-то своеобразным взглядом. — У меня встреча через двадцать минут. Мы просто направляемся назад и отдыхаем, звучит не плохо, а?

— Конечно. У тебя есть ноутбук, который я могла бы одолжить? — я могла бы на нем пока оплатить мои счета и наконец-то избавиться от некоторых надоедливых кредиторов и их постоянных звонков. Митч пишет какие-то смс-ки, потом убирает телефон в карман.

— У тебя будет ноутбук в течение тридцать минут, — он подносит мою руку к губам, до того, как мы заходим в лобби отеля.

— Ты хочешь заказать в номер или выйти на ланч? — спрашиваю я, когда мы входим в лифт. Митч в упор смотрит на меня и притягивает близко к себе, слегка целуя в губы. — У тебя есть какая-либо пищевая аллергия или то что ты не любишь? — интересуюсь я между поцелуями.

— Нет, — он целует меня снова.

Двери лифта открываются.

— Это наш этаж, Митч, — он слегка улыбается и выводит меня. — Эй ... что с тобой происходит? — интересуюсь я, пока мы движемся по коридору.

— Я не знаю, к сожалению, — он открывает дверь. Я скидываю шлепанцы и подвожу его к дивану.

Сажусь с края и хлопаю по бедру.

— Приляг и положи голову.

— Хм ... — он смотрит на часы.

— Твоя встреча проходит в конференц-зале здесь, я полагаю? — выгибаю я брови.

— Да.

— У тебя есть десять минут. Голову сюда, сейчас же! — сурово приказываю я, показывая на свои колени.

— Хорошо, — он улыбается, прежде чем лечь на спину и положить голову мне на колени.

— Закрой глаза, малыш, — тихо говорю я и провожу пальцами над его веком. Он закрывает их, и я, легко дотрагиваясь подушечками пальцев, изучаю и обвожу каждую маленькую линию и морщинку на его лице. Моя правая рука нежно расчесывает ему волосы снова и снова.

— Митч, — говорю я, чуть громче шепота. — Митч, малыш, проснись.

— Хм? Да? — он распахивает глаза. — Дерьмо! — подпрыгивает вверх в сидячее положение.

— Шшш ... все хорошо. Ты не опоздал, — я потираю ему спину.

— Я что уснул? — спрашивает он, разворачиваясь ко мне.

— Да. Мне жаль, что у тебя эта встреча. Я очень не хотела тебя будить, — я целую его в щеку. Он ничего не говорит, только потирает лицо руками.

— Увидимся через час, — наконец, произносит он и встает, наклоняется и оставляет поцелуй на моем лбу.

Я смотрю на него снизу-вверх.

— Ты в порядке?

— Да. Я скоро вернусь, — быстро чмокает меня в губы, затем оставляет меня одну, бить баклуши и просто разглядывать свой маникюр.

Что делать, чем заняться? Как только я включаю телевизор, раздается стук в дверь. На пороге стоит мужчина с коробкой.

— Мне сказали, доставить и установить это вам, мэм, — кивает он на коробку.

— Хм ... ладно, — я впускаю его, но оставляю дверь открытой из соображений безопасности, конечно.

После пятнадцати минут или около того, техник покидает комнату, оставляя меня смотрящую в экран новенького Мас-ноутбука. Ух, я же сказала «одолжить» парень! Я нажимаю значок Интернета и вхожу в мой новый банковский счет. Баланс всплывает на экране, и я с трудом могу дышать. Что?! Нет, нет ... Уилсон поставил слишком много нулей! Вот черт! Ну, Митч просто переведет деньги обратно на свой личный счет. Да точно ... перестань дергаться, Чарли.

 

 

— Привет, — Митч целует меня в лоб.

— Привет, — улыбаюсь я ему снизу-вверх, прикрывая трубку моего телефона. — Я закончу через минуту. — Показываю на стол рукой, где нас ждет ланч. — Да ... баланс, — говорю я парню по телефону, подтверждая, что хочу погасить весь счет карты Discover. Я диктую ему номер моей дебетовой карты, получаю подтверждение после серии вопросов и ответов, типа «да» и «нет» и вешаю трубку. Меня всегда поражает, насколько доброжелательны люди, когда у вас есть деньги и вы хотите оплатить полостью счет.

— Как прошла встреча? — я подхожу к Митчу и обхватываю его спину руками, оставляя поцелуй на его щеке, прежде чем опуститься на стул рядом.

— Очень хорошо, спасибо, — он передает мне салат. — Как тебе новый ноут?

— Митч, я попросила одолжить, я не просила тебя купить, — вообще мне не на что жаловаться. Он молча подмигивает, и еле заметная улыбка появляется на его губах.

— Так что ты делала, ходила по магазинам?

— Нет, — я открываю мой салат. — Я платила по счетам.

— В полном твоем распоряжении все эти деньги, и первое, что ты сделала оплатила счета? — он как-то странно на меня смотрит.

— Ну ... да, — отвечаю я, испытывая некоторый дискомфорт. Прошло достаточно много времени с тех пор, как я была в состоянии оплачивать счета.

— Купи себе что-нибудь, малышка, — он стучит пальцем по моему колену.

— Я уже купила.

— Что?

— Крышу над головой, — как только я произношу эти слова, мне хочется перемотать запись и нажать удалить. Зачем я это сказала? У меня даже не хватает смелости взглянуть на Митча.

— Кто твой ипотечный кредитор, детка? — спрашивает он после нескольких минут неловкого молчания.

— Поговорим о банках, — я поднимаю на него глаза, твердо соблюдая свою удивительную способность менять тему разговора. — Уилсон так глубоко засунул голову тебе в задницу, что мне кажется, это перекрыло ему кислород в мозгу.

— Что ты имеешь в виду?

— Он поставил слишком много нулей при передаче. Тебе следует зайти на наш счет, и перевести деньги обратно, — говорю я, прежде чем откусить слишком большой кусок салата для моего рта.

— Ты говоришь, что он положил слишком много денег, и ты хочешь, чтобы я перевел их назад? — он смотрит на меня так, похоже ... хм. Я не знаю, как, это какой-то новый взгляд.

— Да, — киваю я. Он смотрит на меня в упор и очень внимательно. — Что?

— Ничего. Ты просто ... ты редкая порода, Шарлотта МакКендрик, — он выглядит немного озадаченным, я просто пожимаю плечами. — Итак, — продолжает он, — мне необходимо отправиться домой, в Андовер, чтобы проверить некоторые вещи. Ты встретишь меня, и мы останемся там на ночь.

— А как насчет этого отеля? Ты уже заплатил за сегодняшний вечер.

— Ну и что? — спрашивает он, продолжая свой обед. Я просто смотрю на него.

Я вздыхаю.

— Я должна познакомить тебя с моей тетей Кларой.

— Зачем? — он делает маленький глоток своей ароматизированной воды.

— Она тоже имеет больше денег, чем здравого смысла.

— Шарлотта, — говорит Митч, и закрывает глаза, чтобы собраться с духом... я думаю. — Я хоть раз ставил тебя в неудобное положение из-за того, что не имел денег?

— Нет.

— Тогда не ставь меня в идиотское положение, за то, что у меня они есть! — рявкает он.

— Эм ... про ... прости, — запинаюсь я, действительно чувствуя себя полной идиоткой. Он прав. Это было грубо с моей стороны.

— Я дам тебе адрес, прежде чем ты уйдешь. Было вкусно, малыш, спасибо, — он бросает свой контейнер обратно в пакет.

— Ой, конечно, хорошо с салатом Кобб не может быть плохо, в нем всего понемногу. В другом пакете несколько мягкого овсяного печенья с изюмом, — я указываю на другой пакет.

— Я подожду тебя, — он ставит локоть на стол и опирается подбородком на руку.

— Пару укусов ... и я закончу, — я продолжаю жевать и откусываю еще. — Митч, не делай так, я умоляю.

— Не делать чего, говорить с набитым ртом?

Я закатываю глаза и проглатываю.

— Не сиди и не пялься на меня так, будто пытаешься меня изучить!

— Я должен быть гением, чтобы изучить тебя за одну ночь. По правде говоря, у меня есть чувство, что я никогда по-настоящему тебя пойму. — Он вытягивает руку и пальцами касается уголка моего рта. Я беру его палец в рот и начинаю сосать, мой язык начинает кружить вокруг подушечки. Его дыхание учащается.

— Черт побери, Шарлотта, — говорит он на выдохе. Я отпускаю его палец и озорно ему улыбаюсь, делая мой последний укус и начинаю убирать со стола. Я бросаю взгляд на часы — тридцать минут, возвращаюсь к столу и беру пакет с десертом. Митч забирает его у меня и отбрасывает в сторону.

— Мой десерт не в этом пакете, — говорит он, притягивая меня к себе за талию моих джинсовых капри. Он откидывается на спинку стула и ставит меня перед собой.

— Знаешь, о чем я думал все время, пока был на той встрече? — спрашивает он, притягательно смотря мне в глаза. Его пальцы расстегивают пуговицу и молнию.

— О чем? — я почти не слышу сама себя.

— Я думал о том, — говорит он, расстегивая мои капри и снимая их вместе с трусиками, — как эти прекрасные ноги будут смотреться обернутыми вокруг моей шеи. Потом я думал о своем лице, похороненном между ними, своем языке, дегустирующем эту сладкую киску. — Один палец уже кружит вокруг моего входа.

— Господи, Митч, — вскрикиваю я, задыхаясь, и чувствую себя уже похожей на сто оттенков красного.

— Ты всегда будешь задыхаться, когда я произношу это слово, детка? — он улыбается явно довольный собой, по крайней мере, мне так кажется.

— Ну ... сейчас середина дня. — Вау ... действительно, Поллианна? Митч смеется и качает головой. — Не смей смеяться надо мной.

— Прости. Ты такая забавная, — он сжимает мои бедра.

— Хорошо, только не произноси это слово на «п». Я ненавижу его, — вздохнув, отвечаю я.

— Пизда? — он поднимает брови.

— Да. Это табу, не делай этого.

— Я бы не стал. Мне оно тоже не нравится, — он хлопает ладонью по столу, и я сажусь на него. — Кроме того, — говорит он, подталкивая меня вперед, чтобы я уперлась на локти, — я не могу, что-то настолько мягкое, которое мурлычет каждый раз, когда я прикасаюсь к ней, назвать по-другому, кроме как киской. — Он раздвигает мои ноги, сидится на стул и кладет их на плечи. — Ты готова своей киской начать мурлыкать, малышка? — Он придвигает мои бедра ближе к себе.

— Я думаю, это уже началось, Митч, — говорю я честно.

— Господи, Шарлотта, — восклицает он, страстно желая и ныряет между моих ног.

У меня есть одно слово из четырех слогов: меня-оттрахали-о-ох!

 

 

Глава 4.

 

Медленно (я имею в виду пятьдесят миль в час) я въезжаю на трассу I-93 на север, чтобы отправиться домой. Я должна была уехать еще полчаса назад, но Митч был весь такой «Помурлыкай для меня, детка», и я была вся такая же «Помурлыкай, Митч», и так далее и так четыре раза.

— Ух! — я стону, хватаю мой телефон, и пишу смс-ку Митчу.

 

Почему ты не напомнил мне, что сегодня среда? Я просто безумно спешу и совершенно не могу находиться в окружении всех этих засранцев, пытающихся добраться домой из Бостона вместе со мной @ 4:30!

Не пиши смс-ки за рулем, Шарлотта!

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.