Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Станция Восток



◄ ►  

Станция Восток

Она же. Американский флаг был на ней и во времена СССР, так как там каждый год работал по обмену хотя бы один пиндос.

Советская и российская внутриконтинентальная станция, расположенная в самом труднодоступном месте Антарктиды, если не всей планеты. На её территории расположились сразу три полюса — географический (пиндостанция Амундсен-Скотт), южный геомагнитный и полюс недоступности.

Здесь зимуют самые суровые полярники этой страны и всего мира. Условия жизни на станции требуют нечеловеческой выносливости. Начнём с того, что именно на станции Восток была зафиксирована самая низкая температура воздуха на планете −89,2 °C. Помимо холода, радости прибавляет сухость воздуха. Вся вода при такой температуре превращается в лёд, даже пар из воздуха. Это нехорошо для слизистых оболочек — дерёт горло, нос, слезятся глаза. Приходится постоянно пить воду.

Из-за относительной стерильности Антарктиды, а особенно станции «Восток», и тяжёлых климатических условий у людей происходит ослабление иммунитета, так что, когда они возвращаются в Мирный и встречают новую смену, часто подхватывают от неё разные весёлые инфекции. На станции пытались завести собаку, но она себя плохо чувствовала и ее пришлось эвакуировать. А вот рыбки гуппи таки жили.

Ещё одна беда — большая высота над уровнем моря (3488 метров). Давление воздуха там в полтора раза ниже, чем на нулевой высоте, и все прилетающие на самолёте «с бала на корабль», не успев привыкнуть к новым условиям, сваливаются с горной болезнью от недостатка кислорода. Предыдущая смена раскладывает их по койкам и не трогает, пока сами ползать не начнут. Страшная слабость, тошнота, головная боль, отсутствие аппетита, воротит от курева и алкоголя, одышка даже в покое, иногда кровотечение из носа. Через несколько дней или недель это проходит, но не у всех. Не сумевших приспособиться отправляют самолётом в Мирный. Бывают и такие счастливчики, которых горная болезнь не берёт. Но даже привыкшие не могут работать в полную силу: организму банально не хватает кислорода, и работу по подъёму тяжестей приходится выполнять вдвое-втрое бо́льшему количеству людей, чем обычно — человек может поднять не более 20—25 кг. Если кто-то стал задыхаться — отправляют в дом: на морозе нельзя глубоко дышать. Осмелившиеся подхватывали пневмонию, что в условиях станции вылечить невозможно. Те, кого не смогли эвакуировать, умирали.

Низкая температура воздействует на материалы и жидкости. С деревом происходит то же самое. При низких температурах в него невозможно забить гвоздь: он раскалывает всю доску. Поэтому строительные работы ведутся только летом, на что отводится от силы месяца два в году. При −80 °С авиационный бензин невозможно зажечь даже факелом — даже наоборот, он этот факел потушит. Дизельное масло при −60 °С становится твёрдым, и для его добычи используется топор. Антифриз при −85 °С превращается в кашу.

Тем не менее, люди здесь живут и выполняют научную работу, бурят скважины, отбирают керн, запускают метеозонды… А с некоторых пор даже имеют возможность/101271 срать на форумах — правда, со скоростью 128 Кбит/сек изменилось от этого мало.

Кулстори: [показать]

Станция за свою историю несколько раз закрывалась и открывалась, и на очередную расконсервацию отправили пять человек. Всё оборудование было заранее подготовлено, поэтому особых сложностей не предвиделось. Начальник станции договорился с Мирным о том, что выйдет на связь через три дня. Прилетели, разгрузились и отправили самолёт назад, тем самым изолировав себя от мира по крайней мере на три дня. Вот тут-то Антарктида их и подловила. Как выяснилось, из дизелей и батарей отопления кто-то не до конца слил воду, и их разморозило. На улице −45 °С, в помещении столько же. Средств для того, чтобы согреться, нет, как и связи. Плюс вспоминаем гипоксию ещё не адаптировавшихся к пониженному содержанию кислорода. Выход был один: попробовать собрать из трёх повреждённых дизелей один работающий. На это ушло 18 часов адской работы на грани обморока, начиная с вытапливания изо льда 40—50 литров воды, для чего пришлось помахать топором, разрубая ящики на дрова. Двигатель собрали, все жидкости залили — как теперь запускать? Аккумуляторы-то вышли из строя. Раскручивали маховик вручную, падая возле него от усталости, но таки запустили. Казалось бы, вот оно, счастье. Но тут один из механиков прикола ради кинул в ёмкость с водой кирпич снега. Он подтаял, вошел в патрубок и закупорил его, остановив циркуляцию. Дизель пришлось заглушить и снова топить лёд да сооружать новую ёмкость для воды из пустых бочек с вырубленными зубилом днищами. Это заняло ещё 10 часов, после чего все пошли спать, оставив одного механика дежурить. Через два часа он должен был разбудить сменщика и лечь спать сам, но не сделал этого. Более того, он приготовил обед и прибрался в кают-компании. Когда все проснулись, начальник станции его уложил спать, да аж на 1,5 суток.

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.