Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Распад колониальной системы. Модернизация стран традиционалистских цивилизаций



Как отмечалось ранее, к началу XX в. ведущие европейские державы завершили колонизацию огромных пространств Азии, Африки, Латинской Америки, Австралии и Океании. В 1919 г. на долю колоний и зависимых стран приходилось 72% территорий и 69,4% населения Земли. В наибольшей степени колониалистской экспансии подвергся Африканский континент. Шесть «великих держав» Европы захватили 25 млн. кв. км земли, т. е. пространство в 2,5 раза больше всей Европы, и поработили свыше полумиллиарда (523 млн.) населения. Красноречивы следующие цифры: Франции принадлежала территория размером 10545 тыс. кв. км, Англии — 8973 тыс., Германии — 2459 тыс., Бельгии — 2337 тыс., Италии — 2259 тыс., Португалии — 2076 тыс., Испании — 333 тыс. кв. км. Формально независимыми оставались только Эфиопия и Либерия.

Деколонизация стран и континентов началась параллельно с процессом колониальной экспансии. Первыми в процесс деколонизации включились страны Латинской Америки. Еще в начале XIX в. на этом континенте прокатились мощные национально-освободительные движения, в результате которых большинство стран Латинской Америки обрели независимость. К 1826 году от всей огромной национальной империи у Испании осталось только Куба и Пуэрто-Рико.

Первая мировая война и последовавшие вслед за ней экономические и политические кризисы в ведущих колониальных державах способствовали подъему национально-освободительного движения. Однако в колониях еще не сформировались достаточно социальных сил, способных к победоносным выступлениям. В 1917 г. политическую независимость обрели лишь три страны.

Интенсивный распад колониальной системы начался после второй мировой войны. В 1943—1959 гг. независимость обрели 20 стран. В I960—1970 гг. — около 50 стран. За весь этот период на месте колоний и политически зависимых стран возникло около 100 новых суверенных государств.

В Азии наиболее впечатляющей была победа национально-освободительного движения над британским империализмом. На территории Индии эту борьбу вела партия Индийский национальный конгресс под руководством Махатмы Ганди. В 1947 г. территория британской колонии Индии была разделена на два доминиона — Индийский Союз и Пакистан. В 1950 г. Индийский Союз стал суверенной Республикой Индией. Вслед за Индией свой суверенитет провозгласил и Пакистан.

Аналогичные процессы развивались в Юго-Восточной Азии. В годы второй мировой войны значительная часть территории Юго-Восточной Азии была захвачена японскими империалистами. Поражение Японии во второй мировой войне сопровождалось ростом национально-освободительного движения и самостоятельным провозглашением независимости колониями европейских государств.

Первым в 1945 г. самостоятельно провозгласило свою независимость от Нидерландов одно из крупнейших государств этого региона — Индонезия. В 1949 г. Нидерланды были вынуждены признать суверенитет этой республики.

В августе 1945 г. во французском Индокитае вспыхнуло восстание под руководством Хо Ши Мина. В сентября 1945 г. на территории Вьетнама повстанцами было провозглашено независимое государство — Демократическая Республика Вьетнам. Французские колонизаторы не хотели смириться с потерей Индокитая. Они развернули военные действия и попытались силой восстановить свой бывший статус метрополии. В 1949 г. на оккупированной территории они создали государство Вьетнам. В 1954 г. в результате крупных военных поражений они подписали Женевские соглашения, в которых признали суверенитет Вьетнама. За год до этого в 1953 г. получили независимость два других государства французского Индокитая — Камбоджа (Кампучия) и Лаос.

Наиболее интенсивно процесс деколонизации в 50—60-х гг. проходил в Африке. Начался этот процесс на севере континента. В конце 1951 г. национальной независимости от Италии добилась Ливия. В 1952 г. в борьбе с британскими колонизаторами обрел независимость Египет. В 1954 г. независимость завоевали бывшие французские колонии Марокко, Тунис и Судан.

С севера волна национально-освободительного движения двинулась на юг и прокатилась по Западной, Центральной и Восточной Африке. В 1957 г. первой среди колониальных стран тропической Африки завоевала независимость английская колония Золотой Берег — Гана. В 1958 г. стала свободной Гвинея.

1960 г. получил название «Год Африки». В этот год 17 колоний были провозглашены независимыми государствами: Камерун, Того, Сенегал, Мали, Мадагаскар, Заир, Сомали, Бенин (Дагомея), Нигер, Верхняя Вольта, Берег Слоновой Кости, Центрально-африканская империя, Конго, Габон, Нигерия, Мавритания. В 1962 г. обрели независимость Алжир, Руанда и Бурунди. В 1963 г. — Кения и Занзибар. В 1964 г. — Малави (Нью-Селенд) и Замбия. В 1966 г. — Лесото. В 1968 г. — Свазиленд, Экваториальная Гвинея и Маврикий (республика Гвинея-Бисау). Таким образом за исключением ряда территорий на юге страны к 80-м гг. XX в. Африканский континент был деколонизирован, а значит и колониальная система распалась на всей территории земного шара.

Однако обретение политической независимости автоматически не обеспечивало экономической независимости, а тем более процветания. В большинстве этих стран существовала многоукладная экономика, примитивные, архаически отсталые отношения, низкий уровень образования населения, голод и нищета. В экономическом отношении они находились в полной зависимости от своих метрополий, оставались «мировой деревней» капиталистической системы хозяйства. Бывшие метрополии продолжали рассматривать эти страны как кладовые сырья, сферы приложения капитала и рынки сбыта, как источник многомиллионных сверхприбылей.

На смену колониализму пришел неоколониализм — система разнообразных форм и методов, используемых развитыми капиталистическими странами для удержания освобожденных стран в подчиненном зависимом положении. Эта система включала насильно навязанные метрополиями различные соглашения, ограничивающие суверенитет молодых государств и предоставляющие бывшим метрополиям или другим индустриальным государствам различные привилегии — от военных баз до исключительного права на стратегическое сырье. Одним из важных инструментов неоколониалистской политики является так называемая «финансовая помощь». В результате этой помощи освободившиеся государства попали в такую долговую кабалу, из которой они не мечтают выбраться и в третьем тысячелетии. Таким образом благодаря неоколониалистской политике бывшие метрополии сохраняют сильные рычаги воздействия на освободившиеся страны: технико-экономические, финансовые, торговые, военно-политические.

Однако освободившиеся страны с возрастающей настойчивостью выступают за коренную перестройку всей системы своих отношений с капиталистическим миром. На данном этапе решающее значение имеет борьба за новый экономический порядок (НМЭП). В центре этой борьбы — вопрос о пересмотре международного разделения труда, сложившегося в период колониальной системы, за равноправие и взаимовыгодное сотрудничество.

Не меньшее, а может быть большее значение для судьбы и благосостояния бывших колоний и других государств, развившихся по восточному типу цивилизации, имеют внутренние преобразования, модернизация всех сфер их жизнедеятельности. Эта модернизация направлена на достижение четырех основных целей: 1) ускорение развития; 2) индустриализацию; 3) освоение культуры западного типа; 4) сохранение собственной культурной традиции, своей культурной идентичности.

Историки выделяют три наиболее часто встречающихся типа модернизации. Первый тип — это внедрение в полном объеме и приспособление элементов западной цивилизации к собственным условиям. Речь идет о полномасштабном переходе на систему рыночных отношений, создании развитых институтов демократии и правового государства. Наиболее яркими примерами осуществления этого варианта модернизации называют Японию и Индию. Следуя курсом модернизации, эти страны добились впечатляющих успехов. Наибольших результатов добилась Япония, выйдя на второе место в мире по валовому национальному продукту. Не случайна публицисты в 80—90-х гг. заговорили о «японском чуде».

Японский и индийский опыт свидетельствует, что их успех обусловлен тем, что перенос элементов западного типа цивилизации осуществлялся в этих странах не механически. Они умело приспосабливались к особенностям восточных обществ. В частности, в Японии была сохранена значительная роль общинных отношений. В результате японский капитал приобрел коллективистский, корпоративный характер. Японская компания — это корпоративная община, где рабочий, служащий, управленец и акционер руководствуются не только своими личными интересами, но прежде всего интересами фирмы. В политической сфере существенную роль играет клановое начало. Политические партии более жестко организованы, в них господствует строгая партийная дисциплина.

Второй тип связан с преимущественным внедрением организационно-технологических элементов индустриального общества при сохранении важнейших элементов восточной системы общественных отношений. Наиболее ярким примером такого типа модернизации являются Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные арабские эмираты. Экономической основой для осуществления модернизации в этих странах послужил резкий скачок цен на нефть, произошедший вследствие Арабо-Израильской войны 1973 г. В нефтедобывающие страны Персидского залива хлынул поток нефтедолларов. За счет этих средств была создана современная нефтедобывающая и нефтеперерабатывающая промышленность, развита транспортная инфраструктура, построены университеты, библиотеки, школы, больницы. Однако неизменными остались ценности арабо-исламской цивилизации, включая монархическую форму правления и исламское судопроизводство, шариат как основа регулирования общественных и личных отношений.

Третий тип характеризуется стремлением освоить организационно-технологические структуры индустриального общества при отрицании экономических и политических механизмов западного типа цивилизации: рынка, демократии, правового государства. При таком варианте создаются индустриальная база, научный потенциал, слой квалифицированных специалистов. Однако политическая система остается классического восточного типа. В этой системе процветают культ личности вождя, засилие бюрократии, ограничение прав и свобод человека, жесткий общественный контроль над поведением индивидов.

Третий вариант является самым распространенным вариантом модернизации, по которому пошли большинство азиатских и африканских стран. В политологической литературе этот вариант назывался социалистическим и некапиталистическим путями развития. Социалистический путь реализовали Китай эпохи Мао Цзэдуна и Северная Корея. Некапиталистический путь — Ливия, Сирия, Ирак, Гана и др. Однако, как показывает опыт, этот вариант не решает насущных проблем стран. Рынок необходимо требует демократии. В некоторых странах из этой группы в 80—90-х гг, началась демократизация общественной жизни. Таким образом существование различных типов цивилизации показывает, что этот процесс сталкивается со значительными трудностями, но, вместе с тем, он все же идет. Поэтому можно утверждать, что постепенно человечество переходит на новый более высокий уровень цивилизационного развития.

3. Глобализация мировых процессов: формирование общепланетарной цивилизации

 

Одна из важных характерных особенностей XX в. — это глобализация социальных и культурных процессов. Этимологически термин глобализация связан с латинским словом «глобус», т. е. Земля, Земной шар и означает общепланетарный характер тех или иных процессов. Таким образом XX век расценивается многими учеными и философами как век формирования глобальной, общепланетарной цивилизации. Однако глобализация процессов, это не только их повсеместность, не только то, что эти процессы охватывают весь земной шар. Глобализация связана, прежде всего, с интернационализацией всей общественной деятельности на Земле. Эта интернационализация означает, что в современную эпоху все человечество входит в единую систему социально-экономических, политических, культурных и иных связей и отношений. Возрастающая интенсивность глобальных взаимосвязей способствует распространению по всей планете тех форм социальной, экономической и культурной жизни, знаний и ценностей, которые воспринимаются как оптимальные и наиболее эффективные для удовлетворения личных и общественных потребностей. Таким образом глобальная цивилизация расценивается как качественно новый тип цивилизации, новый тип целостности духовной и материальной жизни.

Но было бы значительным упрощением истолковывать возрастающую целостность цивилизации как принятие всеми членами мирового сообщества определенной общей системы ценностей, т. е. только как возрастающую унификацию различных стран и регионов земного шара. Унификация, без сомнения, имеет место. Основой этой унификации являются глобальное сотрудничество народов и регионов, создание общепланетарной системы разделения общественного труда, политических институтов, информации, связи, транспорта и т. д.

Однако наряду с системообразующими процессами в современном мире происходит процесс автономизации обществ и регионов. Ученые отмечают, что реакцией на глобализацию является инстинктивное стремление различных сообществ к сохранению собственной идентичности. Это стремление особенно сильно проявляется в сфере культуры, национального и религиозного сознания. Поэтому следует признать, что целостность современной цивилизации не означает полной слитности, однородности, исчезновения своеобразия, специфики цивилизационных особенностей народов, государств и регионов. Напротив, целостность предполагает разнородность, гетерогенность жизнедеятельности современных сообществ. Но эти разнообразные автономные сообщества и регионы во всей возрастающей степени становятся зависимыми друг от друга в том смысле, что действия каждого из них во все возрастающей степени отражаются на положении и возможностях остальных частей системы. Таким образом целостность глобальной цивилизации состоит не только в том, что происходит слияние всех сообществ и регионов в некую единую общность, но прежде всего в том, что объективно, т. е. независимо от сознания и воли людей происходит рост их взаимозависимости.

Такая взаимозависимость наиболее ярко проявляется в экономике. Развитие современных производительных сил, достижение приемлемого уровня экономического развития не мыслимы без активного участия в международном разделении труда, глобального обмена товарами и капиталами. Взаимопроникновение и взаимодополняемость экономик различных стран и регионов стали неодолимым требованием времени. Страны, которые в силу идеологических установок пробовали отгородиться от международного экономического взаимодействия, резко отстали от передовых индустриальных стран и в 80—90-х гг. попали в полосу экономического и политического кризиса.

Взаимозависимость проявляется не только в экономической сфере, а во всей жизнедеятельности сообществ и регионов так, что кризисы или разлад в одном секторе глобальной цивилизационной системы создают угрозу стабильности других ее секторов.

Всякая взаимозависимость активных субъектов предполагает их взаимодействие. Это взаимодействие происходит и в современной глобальной цивилизации. А это означает, что многие достижения цивилизационного развития, которые были осуществлены в силу определенных исторических причин в тех или иных регионах, в рамках отдельных региональных или национальных культур в условиях глобальной целостности получают все более широкое распространение и становятся компонентами этой целостности.

Признание ведущей роли взаимозависимости и взаимодействия в современных цивилизационных процессах позволило ученым сделать вывод, что преобладающей тенденцией глобального цивилизационного развития является не унификация, а межцивилизационный диалог. Этот диалог идет по многим каналам. Значительную роль в обмене достижениями между цивилизациями принадлежит торговле, культурным связям, миссионерской деятельности, туризму, научным экспедициям и т. д. Мощным фактором переноса достижений одной цивилизации на почву другой служат завоевательные войны. Как справедливо отмечает Л.В. Семенникова, эпоха колониальных завоеваний породила особую форму межцивилизационного диалога культур — языки — трансляторы (переносчики). В качестве таких трансляторов (переносчиков) выступали испанский, французский, английский и другие европейские языки. Через них в колонии поступали достижения западной цивилизации, культур европейских метрополий, создавая предпосылки для модернизации. Эти же трансляторы делали доступным многое из опыта и культуры колоний для европейских метрополий, в ряде случаев способствуя их духовному обогащению.

Межцивилизационный диалог во второй половине XX в. приобрел всеобщий глобальный характер. Благодаря языкам-трансляторам у всех народов появилась возможность выйти, на мировой уровень культуры (Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. 2-е изд. — Брянск, 1996. — С. 68, 69).

Таким образом можно сделать выводы, что в процессе межцивилизационного диалога:

1. Усвоение прогрессивного опыта происходило при сохранении цивилизационных особенностей каждого сообщества, культуры и менталитета народа.

2. Каждое сообщество берет из общечеловеческого опыта те формы жизни, которые оно в состоянии освоить в рамках своих экономических и культурных возможностей.

3. Элементы иной цивилизации, пересаженные на другую почву, приобретают новый облик, новое качество.

4. В результате диалога современная глобальная цивилизация приобретает не только форму целостной системы, но и внутренне многообразный, плюралистический характер. В этой цивилизации усиливающаяся однородность социальных, экономических и политических форм сочетается с культурным многообразием.

Известно, что диалог предполагает признание каких-то общих предпосылок, разделяемых всеми сторонами. Закономерно встает вопрос на базе каких предпосылок совершается современный общецивилизационный диалог? Многие историки склонны думать, что в этом диалоге на современном этапе преобладает западное влияние, и следовательно, основу диалога составляют ценности западной техногенной цивилизации. С этим мнением в определенной степени можно согласиться. В период колониальной и неоколониалистской политики происходила цивилизационная экспансия западной культуры по всему земному шару.

Однако в последние десятилетия все более заметным становится возрастающее значение для Запада результатов социально-экономического и культурного развития других обществ. Ярким примером такого влияния является так называемый «японский вызов», в основе которого лежит превосходство вторгающихся в западную экономику форм хозяйственной деятельности, выросших из соединения западной технологии с культурными традициями Японии. Аналогичные вызовы бросают Западу Южная Корея, Сингапур и другие страны Юго-Восточной Азии.

Следует указать и на ту значительную роль, которую начинает играть в современной духовной жизни культурный опыт индийской и других восточных религий в виде дзен-буддизма, кришнаизма, мунизма и т. д. Можно предположить, что эта роль будет возрастать по мере того, как в западном обществе будет происходить поиск новой системы ценностей, отличной от ценностей западной техногенной цивилизации.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.