Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Контроль над сознанием.



Внутреннее наблюдение, каким бы продолжительным оно ни было, совершенно неощутимо для сознания и может осуществляться в отношении человека находящегося в покое, при движении по городу пешком, в автомобиле, любых видах городского и междугороднего транспорта.

Возможно считывание как текущего содержания сознания, его словесной и зрительной составляющей непосредственно, в реальном масштабе времени, так и всего наличного объема памяти, в том числе и полностью забытых самим человеком ее частей.

Первые опыты по микроволновому воздействию на мозг ставились на добровольцах из числа ученых и заключенных тюрем и лагерей. Потом понадобились подопытные, свободно живущие в обычной среде обитания – в городских квартирах, с семьями.

Тогда и было принято решение сделать цель, – манипуляции над сознанием, – средством ее достижения. Используя известную уже болезненность осознания контролируемым открытости своего мышления, заключить его мозг в своего рода радиационную тюрьму, никак не ограничивая свободу передвижения человека. Был разработан метод демонстративного контроля над сознанием.

Основа метода – показ специально подготовленными людьми, демонстраторами, точного знания мельчайших подробностей прошлой и текущей жизни, содержания памяти контролируемого, завуалированная публичная огласка порочащих его поступков, определенного рода подробностей личной жизни, особенно ее внутренней, недоступной обычному наружному наблюдению, стороны.

Демонстрация тщательно готовится, производится в присутствии знакомых людей, намек высказывается открыто, в лицо, присутствующие внимательно наблюдают за поведением подопытного, его реакцией на происходящее. Сразу после удара задаются дополнительные, обычно двусмысленные вопросы в попытке потрясти человека, окончательно вывести из равновесия, выявить, прежде всего, для него самого его внутреннее состояние.

С первой неопровержимой публичной демонстрации, в завуалированной для посторонних, но понятной ему форме, полной открытости его прошлой и текущей внутренней жизни и начинается осознание человеком его нового положения демонстративно контролируемого.

Удар страшной силы, открывающий многомесячный период первичного разоблачения души. Потрясенное сознание начинает лихорадочный поиск в памяти компрометирующих и просто неудобных для показа посторонним событий, полностью раскрываясь и подставляясь для новых ударов. Все найденное немедленно классифицируется по степени нежелательности и болезненности при оглашении, придумываются даже наиболее пугающие его формы.

Начинается самое тяжелое – ожидание неизбежных разоблачений, изматывающее иногда так, что сама демонстрация воспринимается как облегчение, избавление от многодневной пытки ожиданием.

При демонстрациях появляется новый элемент давления: каждому показанному факту присваивается словесный ярлык из числа наиболее употребимых слов. Через несколько месяцев количество ярлыков достигает таких размеров, что человек слышит и видит намеки на те или иные события своей внутренней жизни везде и всегда.

Внутренне состояние в период первичного разоблачения – сплошной многомесячный кошмар, пик болевых ощущений во время ожидаемых демонстраций, потом наступает частичное привыкание.

К концу периода меняется режим работы с контролируемым. Из повседневного и круглосуточного он становится цикличным. Выделяется два часа в сутки, один – известный контролируемому, другой для скрытого наблюдения его внутреннего состояния.

Наилучшее время для просмотра – перед утром, человека будят и отслеживают, как подводится окончательный итог минувшего дня и планируется день наступивший.

Назначение открытого спецчаса иное. К тому времени сознание автоматически отслеживает текущую внутреннюю жизнь на предмет уязвимости. Все неудобные для показа вещи выстраиваются по степени болезненности и в урочный час предъявляются контролирующему в наиболее травмирующей при оглашении форме.

Для сохранения режима ожидания появляется спецдень в неделю. Именно в этот день самое интересное из накопленного демонстрируется контролируемому. В попытке угадать, что же будет предъявлено, и проходит для него текущая неделя.

С целью предотвращения привыкания и поддержания уровня болезненности начинаются мысленные накачки страхом по темам, представляющим наибольший интерес в работе с данным человеком.

Период первичного разоблачения окончен, подопытный готов к стабильному многолетнему периоду эксплуатации и передается в эксплуатирующую организацию.

Дальнейшее использование его происходит обычно в виде двух параллельных потоков – поддержания состояния (учебный процесс) и экспериментальная работа.

Не знающий контролируемого обучающийся получает задание проникнуть в его сознание и память, произвести поиск в требуемом направлении, собрать информацию, проверить ее достоверность с помощью демонстраций и доложить начальству. Сравнивая найденное со всем объемом накопленной информации и можно оценить качество поиска.

Поработав с несколькими подопытными, получив практические навыки обучающийся готов работать с основным массивом контролируемых, внутреннее наблюдаемыми, там, где обратной связи в виде демонстраций нет и нужно уметь сразу получать достоверные данные.

Обслуживание учебного процесса занимает основную часть используемого времени подопытного. Наряду с учебной идет и методическая работа, разработка с привлечением психологов новых методов подавления, наносятся экспериментальные удары с применением различных микроволновых технологий.

Вечное ожидание все новых и новых ударов во исполнение бесконечной череды номеров программы экспериментов и составляет содержание жизни демонстративно контролируемого.

После появления международных договоренностей о совместном преследовании и возвращении обратно лиц, пытающихся бежать от контроля, не существует для демонстративно контролируемого варианта поведения, позволяющего, оставаясь живым, прекратить контроль.

Проблемой остается утилизация (приведение в безопасное для окружающих состояние с точки зрения сохранения секретности) сознания подопытных, достигших предельного возраста или выбывающих по болезни.

В последнее время намечаются, кажется, пути ее разрешения с помощью частичного уничтожения автобиографической памяти (смотри серию публикаций в «Комсомольской правде» в декабре 2002 года под общим заголовком «Я- зомби»)

 

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.