Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Можно быть хозяевами своих действий, но чувства нам неподвластны.



 

 

POV Шон

 

Щелкнув пальцами, я зажег светильники на стенах комнаты, погруженной в полумрак, рассеиваемый лишь светом полускрытой за облаками луны.

После всего, произошедшего сегодня, требовалось сделать многое.

Во-первых – надрать уши, крылья и хвосты двум чёрным поганцам, довольно щурящимся на заднем плане сознания.

Ну не хотел, не собирался я целовать её. Не мог, не должен был.

«Не хотел? Правда? Кому врёшь?»

Ага, Мрак-ворон, проснулся, голубчик. Вот ты у меня сейчас первым и огребёшь по все последующие числа.

И, сцапав со стола первую попавшуюся книгу, поинтересовался:

«Тебе перья с какой стороны начинать выдёргивать?»

Птичка притихла. Я же вздохнул спокойно.

Ага, рано расслабился. У меня ж еще одна сущность есть.

«Что ухмыляешься, гад чешуйчатый, сказок зарифских начитался? Мы с тобой чужих невест не похищаем.
Что-о? Похищаем?»


Внутренний диалог закончить не дали.

Тихонько приоткрыв дверь, в комнату сунулся мой разлюбезный выхухоль.

Узрев серьёзное выражение лица парня, я стёр с лица привычную рассеянно-позитивную улыбку, кивнул.

«Заходи, Ас. Что случилось?»

«Я поговорить пришел, Шон, - ментально произнёс парень, пересекая пушистый ковёр и опускаясь в единственное кресло».

Мельком заглянув в его мысли (точнее даже не мысли, а, скорее, эмоции), я понял, что разговор парень запланировал очень серьёзный, но смотреть сам не стал. Пусть уж говорит. Видно же, что ему сложно.

- Как долго ты собираешься скрывать от неё?

- Скрывать что? – вопросительно изогнул бровь, поняв о ком идёт речь и внутренне напрягшись.

Надеюсь, в тот момент, когда я, просматривая воспоминания, приоткрылся – этого избежать не вышло бы никак – это юное дарование не прочло слишком многое. Если сейчас начнутся приступы беспочвенной ревности, радужных минут существования это нам всем, а тем более Тим, не прибавит.

- Свои чувства к ней, - припечатал парень, тем самым в пух и прах разбивая мои надежды.

Я вздохнул.

Конечно, за годы, что провёл в политических играх, фехтовать словами я научился, хотя и раньше на недостаток подобного умения не жаловался, но уж слишком не хотелось мне выкручиваться, словно уж намыленный. Я видел, чувствовал, что парень собирается быть честным со мной, и не собирался поступать с ним так, как обычно поступаю в таких щекотливых ситуациях. Да и что толку увёртываться, если он успел просканировать меня насквозь? Попробую – и, чего доброго, Ас решит, что пришло время ревновать, тем самым снова обижая Тим. А ведь она только начала оправляться. Это – её предел. Большего её душа просто не выдержит.

- Столько, сколько это будет необходимо.

Кажется, на подобный ответ Ас не рассчитывал, потому как аристократически тонкие пальцы затеребили край пледа, свисающего с постели.

- Почему? Я же знаю, у тебя есть шанс… Тим… она вполне может полюбить тебя.

Вот к чему он это говорит? Зачем давить на больное?

«А вас, хвостатые, не спрашивали. Спать».

- Ас, воробей – твоя невеста. Это главное. Я – просто наставник и, может быть, друг. И, да, предупреждаю сразу, Тим на пределе.

- На пределе? – переспросил юный Ансаби.

Я кивнул.

- Слишком много всего. Острова, твоё, уж прости, отношение. Она – девушка, девочка еще. Этого слишком много для неё. Если сейчас ты опять начнёшь ревновать – она просто не выдержит. Ты же видел, к чему чуть не привела ваша последняя ссора. А ведь мы не знаем, что случится, если она сорвётся так еще раз.

- Я не стану ревновать, Шон.

Медленно поднявшись, Аскани подошел к двери и, положив ладонь на ручку, обернулся.

- Быть может, мне стоит пересмотреть своё отношение ко многим вещам.

- О каких именно вещах ты сейчас говоришь? - осведомился я, тоже поднимаясь.

- Я… Я не буду возражать, если ты станешь членом нашей семьи.

Я поперхнулся.

- А ты уверен, что мне это нужно? Что это будет нужно Тим, тебе, в конце концов?

Кивок, и закушенная губа. Парень волнуется. Не уверен. Да и я, честно, тоже. Ожидал ли?

Я всегда считал, что моё гнездо - оно там, рядом с Астер и её мужьями. Нет, не в супружеском смысле, конечно. Просто я был готов отдавать им всего себя, да и сейчас готов тоже. Для меня не было никого, кроме друзей, вот только теперь всё меняется. И я совсем не уверен в том, к чему эти перемены меня приведут.

Ох, боль моя головная, инициативная, что ж тебе сейчас сказать? Не потчевать же драконьей философией. Или попробовать?

- Пойми, Ас, в первую очередь, главное решение будет принадлежать Тим. И… и если она решит, знаешь, я не уверен, что что-то из этого получится. Мы – не королевская семья. Тут всё иначе. Мы оба прекрасно знаем, как ты относишься ко мне. Я – взрослый дракон. Вы же – драконята еще совсем. Так время ли думать? В нашем запасе вечность. Успеется еще. Не торопи события. Я же, со своей стороны, до вылета дракона Тим, да и после, никаких шагов предпринимать не стану. Воробей сейчас должна учиться, а не забивать свою голову всякой ерундой. Она и без того запуталась. Если сейчас еще и это на её голову свалится… ну, ты понимаешь.

Ас кивнул, вроде, даже расслабился.

Рано ты, выхухоль благородный, ко мне побежал. Обдумать всё сначала нужно было. Вот что бы делал, если бы я согласился? Да, это уже вопрос.

И тут Ас снова меня удивил.

- Ладно, делай, как знаешь, но… но я не против гнезда. Препятствовать не стану. Счастье Тим – главное для меня. А то… то, что сегодня сделал ты… это достойно многого.

И выскочил. Спасибо, что хоть дверью не хлопнул.


Вздохнув, я переместился в кресло.

Вот что мне с ним делать? С ними обоими? Хотя, ясно что. Не торопить события, да и вообще не вмешиваться в личную жизнь юных драконят.

Стоп? Личная жизнь! Брых вызгатый! Это он меня с толку сбивал, что ли?!


Через три минуты я, наскоро принявший душ, стоял на пороге комнаты своего личного подопечного зверинца, как всегда улыбаясь.

Завидев меня, Ас лишь слегка кивнул. Тим же обрадовалась искренне. Ждала, кажется.

Ага, ждала, как же.


«Чего-о? Какое заклинание? Я спа-ать хочу».

- Так, птички, мышки, кыш на разные стороны кровати. Сегодня сплю с вами. Именно сплю, а не магичу. – Это лично для Тим. - Умагичился уже, хватит.

А вообще, я прекрасно понимал девушку. Она всегда так делала, впрочем, как и я. Зарывалась в работу, магию, учебу, таким образом отвлекаясь от того, что терзает. Вот только какие ей сейчас уроки? Ноги не держат, голова не варит, и всё туда же.


Больше мы не говорили. День действительно выдался тяжелым, и это чувствовалось. Только вот, уже засыпая, я почувствовал странную, непривычную тяжесть и, приоткрыв глаз, увидел, что Тим, спокойно сопевшая носом где-то подмышкой, перебралась ближе, положив голову на грудь, и закинув на меня левую руку.

Вот переложить, или пусть спит?

Всё-таки не стал. Уж больно не хотелось. Так что, вдохнув аромат мелиссы, я провалился в сон, как всегда полный звёзд и далёких планет.

***

 

Гром грянул ночью. Точнее даже не гром, скорее отголоски, эхо того, что теперь будет аукаться нам очень долго.


Я проснулся от того, что перестал ощущать рядом родное тепло. Приподнявшись на локтях, осмотрелся.

На другой стороне огромной кровати, раскинув руки, улыбался чему-то Аскани. Тим же в комнате не было.

Зевнув и окончательно стряхнув с себя остатки сна, я раскинул контрольную сеть.

Девушка обнаружилась в саду, так что я, пролевитировав к окну, тоже покинул комнату.

Хотелось удостовериться в том, что всё хорошо.


Она сидела на берегу озера, бросая в воду мелкие камешки, и тихо плакала. Спутанные волосы ниспадали до земли, и лёгкий ночной ветерок играл с тонкими прядями, еще больше переплетая их.

Тролль! Ну почему мне так больно, когда плачет она? Почему слёзы одного человека, одного, того единственного, могут вызвать больший отклик в душе, нежели часто притворные рукозаламывания прекрасных дам?

Потянувшись ментально, я уловил обрывки мыслей девушки.

«Дура. Идиотка. Сумасшедшая. Если бы тогда он не нашел меня…»

Дальше мыслей не было. Лишь страх, обрывки жутких видений и боль. Не физическая, но внутренняя, и от того еще более мучительная, разрывающая на части и становящаяся комом в горле.


Тихо пройдя по траве, я сел рядом с Тим, подтянув колени к груди, а потом, подняв руку, прижал обнимающую саму себя за плечи девушку к себе, уткнувшись носом в её волосы.

Наверное, только теперь она заметила моё появление, но отстраняться не стала. Я же заговорил ментально, не зная, даже не представляя, как её успокоить.

Эх, всё-таки, проще половину империи на атомы разложить, чем утешить одного дорогого тебе человека.

«Почему не разбудила, воробей?»

Девушка всхлипнула.

«А зачем? Он и так с нами намучился. Устал, - донеслись до меня её мысли, и по губам скользнула улыбка».

«Тогда б выхухоля своего растолкала. А сырость разводить не нужно. Всё уже позади. Оставь в прошлом. Не стоит терзать себя».

- Я пытаюсь, Шон, - подняв голову, заговорила Тим вслух.

Луна высвечивала блестящие дорожки на бледных щеках, и, бережно, я стал стирать их пальцами, отводя с лица тёмные пряди сейчас распущенных волос.

- Просто не выходит. Закрываю глаза – и вижу камни. Камни, а потом… а потом тебя. Тебя и Аса. И не понимаю, как я могла быть такой эгоисткой? Я очень виновата перед вами обоими… И… и мне стыдно смотреть тебе в глаза.

Словно бы доказывая свои слова, Тим отвела взгляд, отворачиваясь. Вздохнула, глядя на то, как, подобно кокетливой юной леди, прикрывается тонкой вуалью облаков луна.

- Запомни одно, малышка, твоя жизнь – самое ценное, что может быть. Береги её. Это главное. А сейчас успокойся. Ты - дракон, а драконы не плачут.

Слабо улыбнувшись, девушка снова посмотрела на меня.

- Я – твоя головная боль, и личинка мелкая, настырная. Сам говорил.

Я хмыкнул.

- Пойдём уж, личинка, а то завтра будешь носом клевать, как ворона.

- Ворона? А ты меня обещал в ворону научить превращаться.

- Дракона сначала вырасти, ворона, - хихикнул, поднимаясь, и отступил в сторону.

Вот только Тим удержала мою руку, не спеша уходить.

- Что? - осведомился я, вопросительно изгибая бровь.

- Ничего, - как-то даже слегка растерянно произнесла девушка, зачарованно глядя на наши сплетённые пальцы. – Просто хочется еще немного постоять.

Я улыбнулся и кивнул, не зная, что сказать.

Не отдавая себе отчёта в том, что делаю, я поднял вторую руку и, найдя её ладонь, сплёл пальцы.

Возникло то же ощущение, что бывало иногда. Я чувствовал её совсем близко, рядом, и мне безумно хотелось стоять так бесконечно долго, сжимая тонкие пальцы и смотря в глаза цвета лесных озёр. Это было волшебством, которое я так и не смог осмыслить до конца. Она сама была этим чудом, заставляющим меня терять голову, или вот так вот, забыв обо всём, вдыхать лёгкий аромат мелиссы лимонной, удивительно гармонично вплетающийся в симфонию ночной свежести.

Вот только нельзя.

Еще несколько секунд, и мы вернёмся в дом, где, раскинувшись на огромной кровати, улыбается чему-то её жених. Я же – взрослый дракон. Взрослый и, оказывается, очень одинокий дракон. Вот только слишком поздно, наверное, я это осознал.


Шалун-ветер играл прядями волос, когда мы, не глядя друг на друга, шли по извилистой дорожке обратно к дому, отчего-то внимательно следя за тем, чтобы не прикасаться друг к другу.

Что-то подсказывало мне, что этой прохладной ночью мы, сами того до конца не осознавая, переступили какую-то черту. Вот только какую? И что за ней? Не может ли выйти так, что этим невольным моментом я нарушил обещание, данное себе и Аскани?

Глава восьмая




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.