Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Мужская нежность — лучшая колыбельная для женщины.



 

POV Тим

 

Когда я проснулась, ни Шона, ни Аса рядом не было.

Оно и хорошо. Отчего-то, после того, что произошло ночью, смотреть в глаза обоим мне не хотелось. Чувствовалось, что я сотворила что-то, чего делать была не должна. Ведь потом, когда я почти провалилась в сон, в голове всплыл давний образ того, как Ас, протянув ладони, сплетает свои пальцы с пальцами красавицы Брианн.

И ведь как я тогда разобиделась. Но, по сути, чем я лучше? Я поступила точно так же. Вот только, на самом деле, Ас же ничего такого не делал, а я…

Эх, вот что мне теперь делать? Может, поговорить с Аскани? Или с Шоном? Нет, только не со вторым. Стыдно.

«Забей, воробушек, - донеслось издалека, и я, пискнув, покраснела».

Это он, выходит, все мои мысли слушал?

«Не-а, сама за амулет цеплялась, - хихикнули в голове. – Говорю ж, всё нормально. Пока».

«Ой, а что, может быть и плохо?»

«Ну, кому как, - опять рассмеялся Шон. – Нам-то, с выхухолем твоим, нет. Мы тут гуся доедаем, а ты вполне можешь опоздать. Птичка-то, для дракона и недодракона – маленькая совсем».

Ментально клацнув зубами, я спрыгнула с постели.

Вот же, а меня разбудить и не попробовали.


Всё-таки, они меня пожалели. Хотя нет, скорее себя. Я – голодный дракон, а они – расхитители моей гусятины, так что посмотрела бы я на того, кто попробует меня без законного завтрака оставить.


«Ну что, рассказать вам новости?» - вопросил Шон, когда перед всеми, кроме меня, образовались внушительные горки костей.

Я закивала, как тот болванчик, глядя на учителя самыми преданными глазами.

Интересно же.

Шон хихикнул.

«Ага, это уже аргумент. Ладно, слушайте. Во-первых - пока вы сны цветные досматривали, смотался я накоротке в ваш Сайгирн, на часовню посмотрел, которую там всего пару дней назад закончили, так что, воробей, если ты еще не забыла, конечно, вы еще успеете бедного Росса под венец оттащить, а еще, совсем скоро будут готовы ваши клинки, так что сегодня мы с вами отправляемся на рынок. Вам нужно подыскать хорошие камни призыва, да и вообще, засиделись вы здесь, а это – не дело. Эх, буду вас, зверинец, выгуливать».

***

 

Щелкнув пальцами, я с удовлетворением оглядела творение рук своих - высокий пучок, перетянутый парой кос, который вчера научила делать Ри, и повернулась к Асу, зачарованно смотрящему на меня из-под длинных ресниц.

- Знаешь, Тим, ты очень изменилась, - выдохнул парень, подходя ко мне, и обнимая за талию. - Ты – самая прекрасная девушка на всей Гелиане.

Нежные ладони заскользили вверх, задирая тунику, дыхание обожгло шею.

Я и вправду стала замечать, что почти не похожу на ту нескладную девочку, что однажды пришла поступать в магическую школу. На тех местах, где раньше не было почти ничего, начала появляться вполне явственная грудь, от прикосновений к которой начинало тянуть внизу живота. Округлые бёдра изящно переходили в тонкую талию, а руки и ноги почти потеряли сходство с лапками того незабвенного кузнечика, коим так ласково именовал меня Шон.

Ох, Шон!

Одёрнув задранную почти до шеи тунику, надетую всего пару минут назад, я повернулась к Асу, неохотно убравшему руки с выше упомянутой груди.

«Ас, нас ждёт Шон».

Вездесущие ладони переместились на другие выдающиеся части тела, так что теперь весьма упорно пытались втиснуться в мои штаны.

«Минут пять в нашем распоряжении есть, - промурлыкал жених, когда коварная часть моего гардероба, предательница, всё-таки ему поддалась».

Вот что он со мной делает?

Когда моя туника оказалась на полу, штаны где-то в районе колен, а я, абсолютно разомлевшая в ласковых руках, перестала думать и о Шоне, и о том, что совсем скоро телепорт перенесёт нас в далёкий Марен-Кар, Аскани остановился и, тяжело дыша, воззрился на меня тёмными глазами, в глубине которых плясали чертенята.

«Дальше пока нельзя. Всё равно, в самый интересный момент появится наш опекун, - улыбнулся жених, отступая в сторону».

«Он еще и в лоб клюнуть может, для стимуляции мозговой активности, так сказать, - хихикнула я».

И почти тут же в голове, и, кажется, не у одной меня, раздалось насмешливое:

«Ну, вы там скоро нацелуетесь?»

***

 

Марен-Кар оказался даже более интересным городом, нежели я его себе представляла.

Всю дорогу до рынка Шон рассказывал нам о нём, расширяя кругозор. Конечно, повествование велось ментально, так что, наверно, смотрелось очень странно, когда идущие по широкой дороге гномы останавливались, и, бурно жестикулируя, начинали рассматривать то или иное здание, не произнося при этом ни слова.

Кстати, в первый раз увидев себя в зеркале, еще в Галарэне, я пообещала Шону страшную месть.

Ну представьте: низенький, шкафоподобный экземпляр с огромным топором, во-о-ттакенной рыжей бородой до колен и глазками-буравчиками, ошарашено смотрящими из-под кустистых, в половину лба, бровей.

«Леди, вы прекрасны, - не стесняясь, заржал Ас».

А я обиделась. И наколдовала жениху, гордо выпячивающему вперёд огромное пузо, отвратного вида прыщ призовых размеров, украсивший и без того пупырчатый нос.

Шон захихикал – и получил сразу три бородавки и бельмо на ехидно щурящийся глаз.


Но больше, чем сам город, меня поразил огромный рынок, по которому сновали, бегали, в котором кричали и торговались люди, эльфы и гномы.

К слову сказать, еще дома Шон нацепил на Аса тонкую цепочку с прозрачным камнем, назвав её маяком, а когда я спросила, почему же я не удостоилась такой чести, внезапно опустил глаза, а потом, хмыкнув, произнёс странную вещь.

«Теперь я всегда почувствую тебя, воробей, куда бы ты не упорхнула».


Первым делом Шон, сцапав нас за руки и велев не отставать, направился в ряды с одеждой, заявив, что, мол, мы, девушки, в тряпках долго копаемся, а так у меня стимул есть, в виде лавок драгоценностей, так что это может быть не столь ужасно и продолжительно.

К сожалению, Марен-Кар, бывший промышленным городом, обилием одежды не впечатлил, так что я, побродив среди прилавков в поисках чего-то, чем могу порадовать Тин, заключила неутешительный факт: «Идём дальше. Тут я не найду ничего».

«Не вешай нос, воробей, - ментально улыбнулся Шон. – Устрою я тебе поход по Галарэнскому рынку, а захочешь – вообще к портному в Ларран отправлю».

Я благодарно улыбнулась наставнику. Ас же, удивительное дело, уловив наши переглядывания, ни сказал ни слова.

Вообще, сегодня он не переставал меня удивлять, точно так же, как и Шон. Если раньше первый, то есть жених, придвигался при всяком случае, как Шон задевал меня хотя бы локтем, а второй лишь качал головой, делая вид, что ничего не замечает, то сегодня всё было иначе. Во-первых, Шон почти не прикасался ко мне. Нет, всё было, как раньше. Мы смеялись, перешучивались, болтали, вот только всё равно возникало то же ощущение, что и в те дни, когда наставник, пригубив от моего кубка, сторонился меня, боясь сделать не то. Ас же, напротив, держался немного позади, словно бы давая мне больше свободы, и, бросая косые взгляды на тер Дейла, хмыкал себе под нос.

Нет, я понимаю, после того, что было, Шон может сторониться меня, да и я чувствую себя странно, но Ас… А вдруг он знает?

«Знаю о чем?»

Вот же брых!


А вот в ювелирных я застряла надолго, и всё дело в том, что у меня просто и банально разбежались глаза.

Никогда еще я не видела такого количества разных камней, огранённых и нет, в изящных оправах из металла, и нанизанных на тонкие цепочки… их было столько, что я не знала, куда смотреть.

Ощущение было странное. В голове уже складывались идеи множества того, что можно сделать из вон тех ярко-зелёных, или чёрных, глубоких, которые просто ассоциируются с моим любимым наставником… Хотелось скупить всё.

«Ну, так чего ты растерялась, Тим. Ты – герцогиня. Пора привыкать, - тепло улыбнулся Ас, привычно потянувшись ко мне, с явным желанием обнять – и вдруг залился истерическим смехом».

Я растерянно заморгала, бросив взгляд на Шона. Наставник подмигнул, ментально отправляя мне образ двух самозабвенно лобызающихся посреди рынка, гномов.


В итоге этот ряд я покинула, счастливо улыбаясь и прижимая к себе увесистый ящичек, как Шон любовно тискает лабораторные колбы и реторты. В ящичке покоились демантоиды, подобранные мною под цвет глаз Тин - отчего-то мне казалось, что серьги и ожерелье с ними будут прекрасно смотреться на моей сестре. Ониксы, опалы, несколько кусков перламутра и еще так, по мелочи: пара слитков серебра, какие-то серые камушки, название которых я успела позабыть, и тёмные камни, из которых мне очень захотелось смастерить что-то для Шона.

Наставник же приобрёл несколько любимых гагатов, сообщив, что, мол, в хозяйстве не помешает, а потом помог нам подобрать хорошие камни призыва.


«Эх, вот что с тобой делать, дракошка ты мелкая, жадная, - притворно печально вздохнул Шон, обводя меня и мой груз взглядом тёплых карих глаз. – Ладно уж, сейчас завернём как-нибудь, отправлю твои покупки в Галарэн, а уж потом в оружейные отправимся».


Ну, мы и отправились. И я опять растерялась.

Что же дарить Тин?

Тут помог Ас. В конце концов, решили, что подберём сестре набор метательных ножей (Шон пообещал зачаровать так, чтобы они сами возвращались на место), а Россу - арбалет. Ну, или меч. Там посмотрим.


В Галарэн мы вернулись лишь под вечер, абсолютно довольные всеми покупками. Дело в том, что, так и не найдя ничего хорошего в рядах, Шон сообщил, что тут живёт тот мастер, что сейчас изготовляет наши клинки, и предложил зайти к нему.

Вот в лавке почтенного гнома мы и обнаружили всё желаемое и даже сверх того, так что, едва выйдя из телепорта, Ас отправился на плац, учиться метать ножи, а я, отобрав несколько камней и вооружившись серебряным слитком, пошла в сад, ваять серьги для Тин.

***

 

Холодно... Холодно и страшно. Я не знаю, куда и от кого бегу. Кругом лишь ледяные камни и тьма, а в сердце и мыслях бьётся одно: «Это смерть. Это – смерть». А я бегу по тёмному коридору, не зная куда и от кого. Просто бегу. И нет сил. Они покидают. Я понимаю, что скоро ноги подкосятся. И тогда я умру.

***

 

Проснулась от того, что чьи-то сильные руки встряхивают меня за плечи. Открыла глаза. Шон?

«Да, малышка. Всё хорошо?»

Я кивнула, чувствуя, как дрожу всем телом от холода, которого нет.

«Прости, что разбудила. Я кричала?»

«Нет, - покачал головой наставник, и в тёплых карих глазах отразился лунный свет. – Ты просто прикоснулась к амулету, утянув меня за собой. Только я толком ничего понять не успел. Сразу проснулся».

Я поёжилась.

«Холодно. И, ох, где Ас?»

«Спит, - махнул рукой наставник, указывая на разметавшегося с другой стороны постели кузена, а потом, накинув на мои плечи плед, прижал к себе».

Я улыбнулась.

«Так лучше? – спросил Шон».

Его ладонь мягко поглаживала меня по плечу, и от неё расходилось тепло, постепенно согревающее всё тело.

Вообще, сейчас Шон казался другим. Более серьёзным, ласковым. Я не знаю, как это описать. Просто чувствовала перемену в нём. Будто бы спала часть маски, выплыло наружу то, что он скрывает в своей душе.

Наставник мысленно и очень мягко рассмеялся.

«Я такой, какой есть. Не больше и не меньше. Ты тоже часто меняешься, Тим, подстраиваешься под определённых людей и обстоятельства. Просто не замечаешь этого».

Я еще теснее прижалась к парню, вдыхая аромат летнего ливня.

Мы полусидели в молчании, но, спустя минуту, он нарушил его.

«Согрелась?»

И кто ответит на вопрос: почему от ласкового ментального голоса по моей спине побежало несколько жарких мурашек, а в груди защемило?

«Да, - кивнула я и, почувствовав, как с еле заметным вздохом Шон разжимает объятия, тут же прошептала ментально: - только не отпускай».

Кажется, опекун удивился, но, откинувшись на спину, затащил меня к себе на грудь.

«Хорошо, не отпущу. Только засыпай. Ты устала, а завтра, как всегда, сложный день».

Смешной. Будто бы он не устал, но, тем не менее, почувствовав отголосок чужого кошмара, не проигнорировал, а проснувшись, снова, как всегда, подставил плечо. Хотя, в этом весь Шон. Наверное, именно поэтому я так его люблю.

Стоп, люблю?


Как я не пыталась, но сон не шел. Нет, шел, конечно, вернее, возвращался. Стоило закрыть глаза, как я вновь попадала в холодный каменный коридор, и, наверное, лишь кольцо сильных тёплых рук помогало вырваться назад.

- Не можешь уснуть? – наконец, почему-то вслух прошептал Шон, шевеля дыханием пряди моих волос.

«Да. Возвращается».

Наставник вздохнул.

«Ох, воробушек мой, что ж с тобой делать? Ладно, иди сюда. Я такого раньше не делал, но… тыкайся лбом, маленькая. Будем летать вместе».

«Летать? – переспросила я, послушно приподнимаясь к его лицу».

«Я часто летаю во сне, - светло улыбнулся маг, запутывая пальцы в моих волосах».

Я хмыкнула.

Помнится, кто-то когда-то говорил, что, если во сне летишь – значит, наяву растёшь. А куда Шону расти?

Маг хихикнул.

«К луне. Ладно, засыпай, маленькая. Засыпай и ничего не бойся. Я рядом».

Я послушалась. И почему-то от последнего «я рядом» так тепло на душе стало, так уютно.

Прижавшись своим лбом к его, как раньше, во время уроков с Мраком, я закрыла глаза, уплывая в далёкий космос сна моего опекуна, наставника и друга. Сна, который он решил со мной разделить.

Глава девятая




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.