Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О женщина!.. Создание слабое и коварное!.. Пьер Огюстен Бомарше



 

Дни полетели, словно пушинки, подхваченные ветром-баловником. Не было и минуты, чтобы что-нибудь не произошло.

Во-первых, Ас всё-таки поговорил с Шоном, который, к нашему сожалению, оказался загружен по самое "не могу", так что, немного поразмыслив, пообещал обеспечить нам сопровождение. И обеспечил же. На следующее утро, сверкая белозубой улыбкой, из телепорта вышла сама леди Астер.

«Ну, когда вы челюсти ронять перестанете?» - рассмеялась императрица, а потом, подмигнув зелёным глазом, сообщила, что она – тоже человек, да и, кстати для меня, показатель того, что на троне сидеть нужно не всегда. Достаточно иметь тех, на кого это всё можно переложить.


Поход по рынку запомнился мне надолго. Хотя бы потому, что Астер, поймавшая мою мысль о шкафообразных гномах, для разнообразия сделала нас компанией эльфов. Я впечатлилась.

Проходили мы около двух часов, но нашли всё, что нужно, и даже сверх того.

А вечером императрица притащила мне тяжеленный талмуд, сказав, что, разобравшись, я сама смогу получать всё, что нужно, практически из воздуха. Трансмутация. Что еще сказать?

Еще я продолжала заниматься мечемаханием и магией, языками и юриспруденцией, а в свободное время развлекалась с Асом. Кстати, дракон кузена тоже стал активничать. Теперь жених разрывался между кабинетом, где зубрил законы и иже с ними, и плацем, где прыгал со своими мечами.

Шон же продолжал пропадать надолго, заваливаясь лишь поздним вечером. Мага хватало лишь на то, чтобы, проверив у меня задание, дать новое, после чего тер Дейл отрубался. Спал он теперь с нами, контролируя от чрезмерной активности в нежелательной стезе.

И вот, проснувшись сегодня утром, я внезапно осознала, что до конца лета осталось всего каких-то два дня.

Боги, каким же длинным и каким коротким это лето оказалось. Сколько всего изменилось. Кажется, что я выросла больше, чем за последний год.

«У таких существ, как мы, возраст часто определяется не годами, а опытом, зрелостью разума и силой духа. Не мудрено, что ты очень изменилась, воробей. Доброго утра, кстати».

Повернув голову вправо, я улыбнулась.

Вот и Шон проснулся. Боги, как же хорошо, что сегодня он останется тут.

«Не радуйся, воробей, сегодня у нас что? Ага, суббота, тридцатое августа, а занятия в вашем серебряном нарвале начинаются с восьмого сентября, так что, последнюю неделю будем уделять вашей защите. Мои щиты – это, конечно, хорошо, но вам тоже пора учиться. Кто знает, куда вы влипнете. Я ж вас знаю».

Я хихикнула, откидывая голову на плечо мага. Я – бедствие невероятного масштаба. Приятно. А еще, совсем не страшит перспектива дополнительных уроков. Занятия с Шоном я обожаю, просто днями его слушать готова. Шон почти никогда не был строг, экспериментировал и шутил, временами подсовывая мне задачи, в которых нужно было думать головой, в результате чего выходили необычные вещи.

Сами не замечая этого, сейчас мы стали свободнее в своём поведении. В тёплых дружеских отношениях появилась какая-то новая, нежная нотка, оттенок влечения. Шон почти перестал отшатываться или напрягаться от моих прикосновений и делал вид, что ему равнофигственно, когда я, вот как сейчас, перекинув руку через тощий живот, крепко прижималась к сильному телу и, вдыхая запах дождя, утыкалась носом в тёплую шею мага.

Тер Дейла мне не хватало. Последнюю неделю мы виделись очень редко, да и мага хватало мало на что. Я же скучала по таким вот спокойным моментам, когда мы могли мысленно болтать, смеясь и обмениваясь шутками. Я даже не представляла, как буду жить в школе. Ведь ясно, что часто прилетать Шон не сможет. Он – член совета и герцог, так что вряд ли у него будет время и желание на то, чтобы наведываться в наш Нарвал. Конечно, рядом будет Ас, но я уже так привыкла к ним обоим, что долгое расставание с кем-либо не представляла.

Видимо, почувствовав, что я о нём думаю, жених сладко потянулся, прицельно перекидывая руку с моего бедра мне на попу.

Я протестующее дёрнулась, въехав пяткой по ноге владельца расшалившейся длани.

Приятно, конечно, но как-то неправильно. Я не возражала, когда Ас целовал или обнимал меня тогда, когда мы находились наедине, но вот так, при Шоне, плечи которого ощутимо напряглись... Если бы не была прижата к магу так тесно, не ощутила бы. Но всё равно - это кажется неправильным.

Бросив взгляд на открывшего глаза жениха, наставник отработанным жестом перепихнул меня в его руки.

Эх, ну вот всегда так. Я им что, кукла какая? Так и будут меня туда-сюда двигать, пока не надоест?

- Мне никогда не надоест, Тими, - хриплым со сна голосом прошептал Ас, находя мои губы.

Вот что он творит? Зачем дразнит опекуна? Или ему шишки на лбу не хватает для полного счастья?

Хмыкнув, Шон щелкнул пальцами. Ас взвыл. Уставился на тер Дейла о-очень ласковыми глазами.

Что ж Шон сделал?

Постучалась с вопросом в головы к обоим парням.

Ответил Шон. Жених, наверное, был не в состоянии говорить цензурно, а не на тролльем.

«Пыл немножко охладил. Вам еще драконов растить, а не о том, что в голове твоего выхухоля, думать, - послал окрашенную лёгким юмором мысль маг».

«Ка-а-к?» – захлопала глазами я – и тут же прикрыла рот ладошкой.

Ох, коварство Шона не знает пределов. Сначала он нас водой разливал, а теперь что, панцирь ледяной состряпал?

Теперь перекосило мага.

«Воробей, ты где такого набралась? Только на женихе не экспериментируй. Это жестоко. Я ему просто систему охлаждения поставил, чтобы не заигрался. Я ж скоро постоянно рядом быть не смогу, вот и экспериментирую».

Я опустила очи долу, скрывая ехидную улыбку.

Хотя, идея со льдом не плоха. Оружие против особо провинившихся.

«Общение с Бель тебе не на пользу, - попятился от меня Шон, поднимая руки».

Выходит, я не первая такая страшная. Ну и ладно. Всё равно оставлю на заметку. Да убоится жених невесты своей.

***

 

- Сейчас слушайте внимательно, - начал Шон, когда мы втроём, приговорив внушительную ногу кого-то травоядного, разместились под миндалём в саду, - всё это время я почти не учил вас по-настоящему серьёзным вещам. В основе своей, вы изучали то, что необходимо в быту. С сегодняшнего дня начинаем заниматься вашей защитой. Передам всё, что смогу, и всё, что имею право вам рассказать. Да, еще, выхухоль, сегодня дам тебе браслет, как у Тим. Будешь иметь возможность связаться с нами всеми. Мной, Астер, Тиану и Арденом.

Жених серьёзно кивнул. Мы оба чувствовали, что сейчас наставник не склонен шутить. То, что он говорит – действительно важно.

- Сегодня покажу несколько щитов гибридной магии, дам амулеты на первое время, точнее, усовершенствую ваши броши. Своими силёнками вы пока не потянете. Отдохнёте – займёмся боевой магией. Вы ведь пока, кроме как с помощью драконьей, сражаться не умеете?

И тут же продолжил, серьёзно так глядя на нас карими глазами.

- Драконья магия обеспечивает защиту от физического вреда – о ментальных щитах сейчас речь не идёт. Человеческой можно закрыться от огня и воды. Будем с вами по горящим углям ходить. Сегодня показываю, как это всё совмещать, а потом посмотрим.


Ну, мы и посмотрели, а еще послушали, поговорили и вымотались так, что готовы были тут же, под деревцем, и уснуть.

Вообще, меня поразило количество щитов и защитных вывертов, которые за всё это время успели понавыдумывать Шон и императорская семья. Никогда не думала, что кто-то из них (а, тем более, Шон) может быть таким параноиком.

Оказалось, может. И гордится этим.

Чем-чем, а безопасностью мой опекун и наставник никогда не пренебрегал. Конечно, я всегда знала, да и Мрак упоминал, что защита у него на высшем уровне, но чтобы настолько...

Укрыться можно было практически от всего. Начиная от газовой атаки и заканчивая удушением подушками. Причем, после мысли о последнем я хихикнула, представив, как меня или Аса битый час старательно пытаются удушить. Новый незабываемый опыт, так сказать.

Но главной загвоздкой было то, что каждый щит был, своего рода, отдельным заклинанием, так что полная защита была огромной, хитросплетённой комбинацией, каждая составляющая которой брала определённое количество сил, да и, как Шон, машинально воспроизводить это безобразие одним щелчком пальцев я, наверное, никогда не смогу.

Но всё равно отчего-то мне было приятно, ведь, если Шон учит и даже более того, значит, ему важна наша безопасность, наша жизнь.


«Вот чего ты зациклилась на этом, воробей?»

Шон, на закрытой волне. И что ответить?

Не успела. Маг продолжил сам.

«Если бы было не безразлично, что б тогда делать стала?»

Мыслительный процесс трагически повис.

«Ну вот, - мягко улыбнулся наставник. – Так что выбрось из головы и ушами не хлопай. Мамонт из тебя не выйдет. Вот что я минуту назад сказал?»

Я хрюкнула, представив мелкого воробья с мамонтовыми ушами призовых размеров.

Шон и Ас коллективно икнули.

Чего это они? Мой воробей впечатлил?

Мысленно прибавив птичке рога психоделического оттенка, я повернула голову к жениху. Вышло тяжело, словно грести веслом против течения.

Подняв руку, нащупала волосатый край. Уже догадываясь, что сотворили эти весельчаки, сделала зеркало – и зашипела разбуженной коброй.

Они мне за этот волосатый образчик мамонтовой анатомии, явно лишний в моём образе, ответят.

Уловив мои членовредительские намерения, парни сорвались с места, бросившись в разные стороны.

Ага, сбежать от правосудия надумали? А вот фиг вам. Получите по незаметной нити драконьей магии под ноги. Я коварна и страшна.

Так, кто там у нас на ногах устоял? Шон? Не дело. Ну, сам виноват.

Вода из воздуха, быстренько морозим и…

Оказывается, наставник умеет ругаться не только на тролльем. Вон, какие выверты и пожелания пошли. Заслушаешься. Эх, жаль, что я пока гномий почти не знаю. Перевела бы.

Ой, нет, больше не послушаю. Теперь самой удирать пора. Оба поднялись. А пальчики-то скрюченные какие. Кажется, бежать пора. А лучше лететь. В воздухе они ж меня не подсекут.

Мысленный приказ, щелчок пальцев – как вырос за лето мой резерв! – и я несусь в ладони над землёй.

Про салочки с магией я знала не понаслышке, и уже не раз гоняла по саду в компании правящей фамилии и их отпрысков, но сейчас Астер, с которой мы кооперировались в едином творческом тандеме, выступая против мужского коллектива, рядом не наблюдалось. Ну да ничего. Сейчас что-нибудь придумаю.

Пока думала, парни успели подняться в воздух. Кажется, общаются мысленно. Хи, вдвоём - на бедненькую, маленькую меня. Не дождётесь.

Цепляем драконью нить за верхушку ближайшего кипариса, растягиваем, как пружину. Ага, полетели.

А что там мои обиженные? Ага, ускоряются. Попались, голубчики. Ну всё, держитесь крепче.

Два параболических щита. Таких, каким Шон только что учил, у обоих перед носами. У нас же сейчас урок? Так? Вот, а у меня практика. Усвоенный материал ведь нужно закреплять?

Не успевшие затормозить парни, не ожидая от мелкой заразы подобного коварства, попались, точнее, отбились. И пошли на сближение.

Хорошо-то как. Герцогскую дружбу нужно укреплять не только визуально, но и физически. Дружеские объятия еще никому не вредили. А я лучше пока тихонечко в доме пересижу.

Пересидеть не вышло, потому как, зыркнув очами, парни одновременно - ишь, рыбаки нашлись! – накинули на меня плотную силовую сетку, а затем дёрнули.

Пришлось расстаться с кипарисом. Эх, жаль, кажется, мы неплохо смотрелись вместе.


Отпустив свою нить-пружину, я сгруппировалась, готовясь ко встрече с землёй матушкой, но её не произошло. Вместо этого Шон, не мудрствуя лукаво, раскрутил свою авоську с брыкающимся и ругающимся содержимым и, хмыкнув, запустил куда-то вдаль.

«Мы так не договаривались!» – завопила я, накладывая на себя всё, до чего додумалась.

В голове хихикнули – и моя тушка, выбив фонтан брызг, шмякнулась в озеро.

Ага-ага, практика продолжается. Так? Дыхание под водой. А дальше что? Подушками меня душить будут?

Глава пятнадцатая

Жизнь - замкнутый круг: живешь - выпить хочется, выпил - жить хочется...

 

Вечером из телепорта появились Арден и Тиану, притащившие с собой несколько свёртков и целую корзину разнообразных вкусностей, увенчанную пакетом эльфийских пирожных, переданных Астер лично для меня.

Я знала, что сегодня планировался маленький семейный пикничок, но, к сожалению, планы обломались, поскольку императрица срочно сорвалась куда-то, так что просто отправила к нам мужей, успокоить вечно голодного гения и передать привет нам с Асом, но сама заскочить не смогла.

Мужчины надолго задерживаться не собирались. Оставив презенты и сказав что-то Шону, они снова скрылись в радужной дымке.

Мне же показалось, что сказанное у Шона особого энтузиазма не вызвало, так что, уловив подходящий момент, я прицепилась к наставнику с вопросом: «Что случилось?»

Маг пожал плечами, переводя взгляд с окна, из которого открывался замечательный вид на мерцающие башни академии, к объёмному свёртку в своих руках.

«Воробушек, ты ж знаешь, как я ко всяким мероприятиям отношусь. Ну там, балам, советам».

Я кивнула и хихикнула.

«Ага, примерно так, как я».

«Ага, - сверкнул улыбкой тер Дейл. – А завтра во всех башнях балы, приуроченные к началу учебного года. Конечно, порой на это посмотреть интересно. Пьяные студенты такой бедлам устроить могут, закачаешься... Но это только посмотреть. Не поприсутствовать. Но Бель просто не может хоть раз в три года не упустить такое развлечение, так что, надевая личину, под которой училась, осчастливливает академию своим появлением. Я обычно отлыниваю. Вот, ей это не понравилось, так что я попал. Завтра будет не просто бал, а, бонусом, слёт наших с Тиану однокашников. И я тоже должен быть там».

В последней реплике Шона звучало столько возмущения, что я невольно хихикнула.

Да уж, бал – пытка вселенского масштаба. Эх, жаль, что мы с Асом там побывать не сможем. Бал в академии. Я даже не представляю, как это будет. Должно быть, что-то незабываемое.

«Не, незабываемое было, когда Эрис с Эмитом учились, а сейчас всё куда более тривиально, – хихикнул, видно припомнив что-то, а потом заговорил о другом. - Если так хочешь, воробей, думаю, никто возражать не станет. Даже личины одевать тут не обязательно, - и расцвёл своей неподражаемой улыбкой. - Это тебя сейчас так тянет, а лет через двадцать от балов выворачивать будет».

Я рассмеялась.

Пусть не преувеличивает. Я же видела, как хорошо он танцует. Хотя, может, для Шона трагедия то, что Астер не позволит присутствовать в его любимой хламиде? Ну, хотя, сейчас это не так уж важно. Главное то, что завтра вечером я своими глазами увижу, как празднует академия. Да и вообще, с лёгкой руки Аса я успела полюбить танцы. Конечно, до эльфийской грации жениха мне далеко, но, в меру своих возможностей, он меня учит, так что потанцевать хочется очень.

Подпрыгнув от переизбытка чувств, я чмокнула учителя в нос и, оставив стоять столбом, унеслась радовать известием жениха».

***

 

Ас действительно обрадовался, вот только тут же охладил мой пыл, ткнув носом в очевидную проблему. Мне нечего надеть. И в этом была виновна я сама, поскольку, заявив, что платья мне ни к чему, оставила их в замке, взяв с собой лишь излюбленные туники и бриджи. Жених же был умнее, так что сейчас раскладывал на постели парадные костюмы, туники и штаны, вздыхая. Я же сидела, хлопая глазами с него на себя.

Ну дура дурой! Вот чтоб мне подумать сразу. Ведь не отправишься в академию, натянув затрапезный костюм. Тут платье нужно. Если б под личинами, еще бы было можно, но я – герцогиня, а значит, не могу позорить ни Аса, ни опекуна.

В тот вечер ничего путного в наши с женихом головы так и не постучалось. Нет, конечно, мысли были. Сначала я, недолго думая, предложила надеть мороки – и тут же хлопнула себя по лбу. Ну что за бред? Тут же все маги на порядок нас сильнее, так что смогут смотреть сквозь. А это еще хуже, чем явиться метлой глазастой, в ночной балахон задрапированной.

Второй мыслью было позаниматься трансмутацией, но до уровня леди Астер мне, как пешком до луны. Я ж даже лоскуток какой смастерить не смогу, а тут - целый бальный наряд… Эх.

В конце концов, решив, что разумные (ну, на первый взгляд) мысли закончились, я отправилась искать Шона.


Наставник, ожидаемо, обнаружился на кухне, в компании тарелки грибного супа и горы румяных пирожков, один из которых я тут же сцапала, опускаясь рядом.

Выслушав меня, Шон закатил глаза, хихикнул.

- Значит, до мороков уже додумались?

Я кивнула – и тут же покраснела, представив то, что могло бы предстать взгляду мага, додумайся я завтра всё-таки нацепить иллюзию.

- И молодец, что в трансмутацию сама не сунулась. Опасно это. Тут опыт нужен.

Замолчал, смотря на меня уж слишком пристально, слишком внимательно. Я словно бы ощущала этот взгляд, волнующим теплом скользящий по лицу и плечам. Ниже он не смотрел, кажется, сознательно, но даже от этого взгляда по моей спине побежали горячие искры.

Наконец он отвёл глаза, улыбнулся.

- Не парься, воробей, что-нибудь тебе сообразим. Не одному же мне мучиться!

***

 

И сообразил ведь, с самым обычным видом принеся мне льдисто-голубой свёрток, из которого виднелось что-то небесно синее. Того глубокого цвета, что так манил меня всегда.

Бережно переложив принесённое на постель, я подняла глаза на Шона.

Вот где он уже успел раздобыть платье?

Маг пожал плечами.

«А трансмутация мне на что? Да и понял, что твои наряды из замка здесь будут не очень уместны. Галарэн, всё-таки. Тут еще в реке купаются, а не в мехах ходят, так что сварганил по-быстрому. Мне ж не сложно».

Я улыбнулась. Было очень приятно, хотя к щекам почему-то прилила краска. Ведь не стал бы Шон для кого-то чужого париться, да и подарки маг делал редко... и немного иначе - сразу вспомнились наши чёрные гробики.

- Спасибо, - пролепетала я, опуская глаза.

Шон хмыкнул.

- Одевайся, воробей, а я пойду твоего выхухоля с мечом разлучу. Через полчаса Астер пожалует - и выдвигаемся.

***

 

К тому времени, как в дверях появился Ас, я успела развернуть свёрток и даже разобраться с тем, что там было, так что, не находя слов, смотрела в зеркало, оглаживая пальцами легчайший синий шелк не очень пышной юбки и странную ткань, покрывающую её вторым слоем. Именно она и была льдисто-голубой, но, в зависимости от того, как я стояла, меняла узор, отчего создавалось странное впечатление то ли волн на море, то ли лёгкой облачной вуали. Верх же был просто синим и лишь над грудью, проходя до предплечий, где образовывала приспущенные ажурные рукава, проходила кружевная полоса всё того же инистого цвета, собранная гармошкой на ленту и кажущаяся одновременно и изящной и объёмной. Плечи же оставались открытыми, хотя на них платье фиксировалось прозрачными лямочками, которые скрывало серебряное ожерелье с синими камнями. Наверное, сапфирами. Так же в свёртке обнаружились серебристые туфельки на невысоком каблучке и синяя, скреплённая на концах резинкой, лента с камнями, издалека создающая вид изящной диадемы. Её я просто надела на голову, спрятав под волосами. Вышло очень необычно и красиво.

Мне не верилось, что маг, которому всегда было равнофигственно, кто, как и во что одет, мог сотворить такую невероятную красоту, с первого взгляда пленившую даже меня, относящуюся ко всякого рода нарядам с тем же здоровым пофигизмом?

Жених тоже впечатлился. Об этом мне сообщил потемневший взгляд любимых глаз и то, как быстро Ас преодолел разделяющее нас расстояние для того, чтобы начать производить археологические раскопки в области моего декольте.

Я надавала ему по рукам и, кивнув на часы, отправила жениха переодеваться.

***

 

Еще через пятнадцать минут из телепорта появилась леди Астер. И мне показалось, что её Шоново творение тоже впечатлило.

«Да, впечатлило, - прозвучало в моей голове. – Вот только чего-то не хватает. Ты позволишь?»

И, дождавшись моего кивка, щелкнула пальцами.

«Посмотри в зеркало».

Я посмотрела. Волосы, прежде ровными блестящими прядями ниспадающие до бёдер, теперь завивались мягкими кольцами, добавляя моему образу еще большей ажурности и лёгкости. Один локон кокетливо падал на обнаженное плечо. Не тяжело, но очень красиво и, благодаря ленте, совсем не мешает.

***

 

Мы шли по изящной дорожке, с обеих сторон от которой ярко, но не ослепляюще, мигали магические фонарики, коими, словно гирляндами, были увиты деревья.

Ас, ожидаемо облачившийся в тёмно-синий, на пару тонов темнее корсажа моего наряда, шел рядом, сжимая пальцы моей руки. С другой стороны, ментально рассказывая нам о том, для чего именно необходимо такое освещение, следовал Шон.

Бросила взгляд на мага. В голове снова всплыло какое-то растерянное, беспомощное выражение, появившееся в родных глазах в тот момент, когда мы с кузеном показались в гостиной.

Честно признаться, в первый раз увидев мага, я тоже потеряла дар речи. Кто-то скажет, что он – не эталон, но для меня он – один из самых прекрасных мужчин, конечно, не считая темноглазого Аса, от которого просто невозможно отвести взор. Шон же, высокий, с тёплым, слегка насмешливым взглядом карих глаз, одетый в серо-стальной камзол с серебристым узором драконьих рун по вороту, и чёрные штаны с сапогами до колен, смотрелся невообразимо. Даже привычный бедлам, царящий на его голове обычно, сейчас был на месте, но приобрёл большую осмысленность, превратившись в художественный беспорядок.


Немного позади, тихо пересмеиваясь, шла леди Астер с семьёй. Здесь были все. И лорд Арден, скрытый непохожим на него мороком, и блистательный Тиану, втолковывающий что-то зеленоглазой красавице Брианн, и Элдред, бросающий на меня заинтересованные взгляды. Лишь маленькая Ринон наотрез отказалась отправиться в Галарэн, предпочтя академии выходные у дедушки в краю дивного народа. Бывает, однако.

***

 

В огромном полутёмном зале кружились пары, повинуясь нежной музыке, просто-таки влекущей, зовущей и манящей. Под потолком, отбрасывая цветные блики, вращались сотни магических светлячков, и к ним то и дело присоединялись новые, посылаемые пришедшими.

Мы тоже не остались в стороне. Едва войдя в зал, императрица щелкнула пальцами. Несколько десятков алых с золотыми бликами светлячков сорвалось с её руки, присоединяясь к уже поднявшимся вверх серебристым и радужно меняющимся огням, созданным императорами.

Последним оказался Шон. Смотря на него, я размышляла о том, возможно ли, в принципе, создать чёрный фонарик и как это будет выглядеть, но, бросив на меня косой взгляд, наставник ткнул пальцем вверх – и в центре потолка расцвёл льдисто-голубой цветок, напомнивший мне о моей любимой поляне.

Ас справа хмыкнул, а я, в который за сегодня раз, призадумалась. Вот что с Шоном происходит? Ничего, вот сцапаю его на танец – и всё, что нужно, вытащу.

«Не стоит, воробей. Это лишнее, - блеснул немного печальным глазом Шон, а потом, кивнув леди Астер, скрылся в водовороте цветных камзолов, туник и юбок».

«Ас, Тим, смотрите, - заговорила императрица, ментально обращаясь к нам. – Вот здесь танцы, в дальнем конце зала можно разжиться напитками и мороженым. Там же есть выход на балконы и второй, в парк. Возле нас вас никто не держит. Танцуйте, гуляйте. Всегда можете позвать меня, Шона или того, кого захотите».

И, блеснув белозубой улыбкой, протянула руку столь же сиятельному, как всегда, лорду Тиану. Хихикнула, совсем как девчонка.

- Ар, прости, сегодня ты – младший родственник. Твой танец второй.

Мужчина притворно вздохнул.

- Я смиренно подожду, моя рогатая звезда.

Звезда зарычала, прищурила ясные голубые глаза – и император, зашипев, подпрыгнул, но отомстить коварной супруге не успел. Менуэт, в середине которого мы пришли, сменился вальсом и, галантно протянув изящную руку, лорд Тиану увёл златовласую красавицу Силвернаринель в центр зала.

Следующей парой стали мы с Асом.

Я летела, кружилась, словно звезда, подхваченная моим темноглазым вихрем, и чувствовала себя невесомой и лёгкой пушинкой, способной парить вечно.

Но музыка стихла и, изящно поклонившись, жених повёл меня к банкетке в дальнем углу, как когда-то давно, в Ларране, вручив кремовницу. Вот только вместо мороженого она была полна желтовато-оранжевого, полупрозрачного лакомства, пружинившего от прикосновения ложечки с витой ручкой.

Желе, а именно так назывался неведомый мне до сего дня десерт, оказавшийся кисло-сладким и очень освежающим, раньше не пробовал даже Ас. Лишь читал, так что мы дорвались.

От поедания третьих порций нас оторвал лорд Арден.

- О, я вас таки нашел, драконята жадные.

Совсем не по-императорски хихикнул.

- Нашу Астер от него оторвать тоже сложно. Засела в противоположном конце зала, и не вытащить её. Может, хоть вы сегодня еще танцевать планируете.

Улыбнулся.

-Ас, ты позволишь украсть твою спутницу на следующий танец?

Челюсть попыталась отпасть, но я её удержала. Не зря ж меня Ас почти год этикетом добивал. Но всё равно - изумление моё не знало предела.

Сам император? Меня приглашает лорд Арден? И что делать? Отказаться, поскольку рядом сидит мой жених, или я не имею права? Хотя, чего греха таить, я уже видела, как волшебно он танцует, но даже не могла представить, как оттопчу ему всё, что у императоров оттаптывается. Я ж на его фоне – сельская дурочка, не умеющая ноги переставлять.

«Тим? – Ас, ментально. – Я не против. Он танцует лучше всех. Да и, знаешь, получить приглашение от императора – большая честь».

Я внимательно всмотрелась в лицо жениха. Расслаблен, как обычно. Даже странно. Неужели он и вправду решил дать мне больше свободы? Не душить?

«Ты уверен, Ас?»

Жених кивнул.

«Может, пойду найду Брианн. Ну, или еще кого-то. Если ты, конечно, не против».

Теперь кивнула я и, поднявшись, улыбнулась императору.

А потом мы полетели.

Я никогда не думала, что можно так невообразимо танцевать. Он вёл меня легко и непринуждённо. Я даже забыла, что, по сути, не умею танцевать.


«Ты не эльфийка, но, если захочешь, сможешь танцевать не хуже нас, - улыбнулся император, когда музыка смолкла».

Я опустила глаза. От похвалы зарделись щеки, да и после танца я чувствовала, что мне необходим глоток свежего воздуха. Слишком сильно перехватывало дыхание, хотя этот полёт я вряд ли смогу забыть.


Заприметив в углу скруглённую сверху дверь с серебряным витражом парящего дракона, я, раскланявшись с Арденом, скользнула к ней, решив, что выйду всего на пару минут, а потом, вернувшись, найду Аса.


Снаружи было темно. Лишь отблески магических светлячков, что кружились в зале и освещали дорожки парка, развеивали мрак на широком балконе. Наверное, именно из-за этого я не сразу заметила их, а они не увидели меня.

Парень и девушка стояли в углу, боком ко мне. В голову еще постучалась мысль: «Ну вот, помешала уединению пары», и тут же канула в небытие, потому что я узнала его.

А как же не узнать эти тонкие костистые запястья и ладони с длинными пальцами? Как не заметить любимый мною художественный беспорядок в каштановых волосах? Длинные ноги в высоких сапогах и серо-стальной камзол с серебристой вышивкой драконьих рун? И это точно не фантом. Я раскидывала сеть. Второй такой ауры здесь нет.

В сердце вонзились сотни ледяных иголочек, а к горлу подступил ком.

Почему, почему он целует её? Зачем обнимает? И отчего мне так больно видеть это?

Дыхание перехватил спазм. Я судорожно вздохнула. Воздух ворвался в лёгкие с тихим хрипом.

Надеясь, что они не услышали этого, метнулась к двери. Пусть целуются. В конце концов, это его жизнь. Так чего мне, таракашке мелкой, ему мешать?

Вот только, вопреки всем моим надеждам, они меня заметили, потому как в тот момент, когда я тихой мышкой выскальзывала обратно в зал, меня настиг его голос:

- Тим?! Мири, постой!

А я? А я просто закрыла дверь и, натянув на лицо кривую улыбку, быстрыми шагами направилась к банкеткам.


«Я ревную? Я ревную?!» - билось в голове с каждым шагом, раздирая душу и сердце изнутри, выворачивая меня наизнанку и застревая тошнотой где-то в горле. Перед глазами снова и снова появлялась увиденная сцена, грозясь пролиться горькими и злыми слезами.

Но я не стану, не стану плакать. Да, я ревную, мне больно и плохо, но это не важно. Это я даже не могу показать, потому что он – чужой мужчина, а у меня есть жених. Любимый жених. И у нас сегодня праздничный день. Вот только так сложно держать себя в руках. И дышать. Почему так сложно дышать?

Протянув руку, схватила со столика первый попавшийся бокал.

Терпковатый напиток ожег горло. Алкоголь? Ну и брых с ним. Может, так и нужно? Может мне, чтобы заглушить эту боль, стоит напиться?

Вкуса содержимого двух следующих бокалов я не почувствовала. Только жжение в горле и головокружение.

Зато боль отступила. И хорошо. Сегодня праздник, а значит я буду танцевать, а он… он пусть делает, что захочет. Мне плевать. Только возьму еще один бокал, а потом приму приглашение вон того блондина. И буду кружиться, пока не упаду без чувств.

Так нужно.

Так лучше.

Так не больно.

Глава шестнадцатая