Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Задуманное может и не сбыться, а вот неожиданность произойдет в любом случае.



 

POV Шон

 

Когда я распахнул глаза, за окном уже светало. Часов шесть утра, наверное. Время улетать.

Закинув на меня одну руку, рядом мирно посапывала Тим.

Даже неосознанно, во сне, девушка прижималась так крепко, как могла.

На всякий случай я скользнул в её сон. На сей раз ничего страшного там не было. Хотя, по сути, и не должно бы было быть. После всего, произошедшего ночью, я неосознанно раскрылся и, веря, Мири скользнула в мой сон, а сейчас подсознание, получившее пинок в нужном направление, продолжало кружить её в чужих галактиках. Оно и хорошо, потому что мне пора.

Мягко высвободившись из тёплых объятий, взлетел над постелью, улыбнулся, поманив пальцем лежащие посередь комнаты сапоги. Так, что тут еще есть? Вроде ничего?

Отправив обувь в телепорт вперёд себя, я вспомнил, как именно почувствовал, что нужен Тим.

Как я тогда одевался? Не спрашивайте. Так что удивительного в том, что даже сапоги оказались разными? А носки… Ну, об этом, пожалуй, не будем. Недавно Ти схохмил, подменив половину моих вещей ярко розовыми в рюшечках. Конечно, на следующее утро эта красота перекочевала в его покои, но некоторые шедевры эльфийской фантазии я еще нахожу. Но как я умудрился это надеть? Да, это уже вопрос.

Щелкнув пальцами, привёл левый носок в нормальный, на мой взгляд, вид.

Всё, теперь можно идти. Только вот…

Когда я принял тот факт, что влюбился? Кажется, это случилось безумно давно. Но в какой момент я позволил себе поверить в то, что у меня есть шансы? Как переступил через свои принципы, разрешив себе целовать чужую невесту? Наверное, искать ответы на эти вопросы глупо, да и не в моём характере, так что просто констатирую факт. Я конкретно влип. Теперь мне хочется забросить всё, быть с ней, а еще лучше не расставаться никогда, разделить всё и…

Тряхнув головой, я сжал зубы.

Нет, это глупо. Раз, два – и Тим поймёт, что я ей не нужен. Вот и всё. А пока я буду рядом, лишь иногда позволяя себе и нам мгновения слабости. Такие, как сейчас.

Склонившись к лицу спящей девушки, вдохнул аромат мелиссы лимонной, и, поцеловав в лоб, всё-таки скрылся в телепорте.

***

 

Дом в Галарэне встретил меня пустотой – и пологом тишины над частью сада.

Хмыкнув, я проскользнул мимо. Бель с мужьями развлекается. Кажется, у кого-то появилась свободная минута. Вот интересно, когда они остынут? Лет через двести?

Вот только сейчас тот факт, что друзья увлечены друг другом мне на руку. Всё-таки не хочу, чтобы они вмешивались в это. Слишком опасно. Да и слово, данное Ти, я не нарушаю. Теперь, я чувствую это точно, Тим грозит опасность, о которой я должен узнать.


Собрав необходимые амулеты, я всё так же тихо покинул дом для того, чтобы, второй раз за этот день, ступить в распахнувшийся портал.

***

 

Очень часто то, как именно мы воспринимаем окружающую нас местность, влияет на наше мироощущение. Скажем, очутившись в помещении, изукрашенном стылыми узорами, вы почувствуете, что вам действительно холодно, хотя впору надевать лёгкие туники и платья. Вот и я, с ног до головы укутанный всевозможными щитами, очутившись на краю хрупкого, продуваемого всеми ветрами карниза, почувствовал озноб.

Вокруг меня, куда не глянь, простирались северные горы. Место жуткое и коварное. Сколько народу пропало здесь – не счесть. Эти горы хранили и продолжают хранить в себе сотни тайн, которым лучше бы таковыми и оставаться. Здесь нечисть зарождается стадами, вылетая на охоту и истребляя мирный народ. И, наконец, именно сюда ледяные кошмары продолжают приводить Тим.

Если говорить о строении северных гор, то вся гряда пронизана сетью пещер и тоннелей, в которые никто и никогда не спускался дальше, чем на полмили. Опасно. Горы вообще пугают народ всех рас, включая драконов. Неподходящее это для нас место. Слишком подлое и коварное. Слишком стылое, ощерившееся клыками острых скал, норовящих порвать, искалечить крылья неопытного летуна.

Задумавшись об окружающем меня пейзаже, я мягко спланировал в узкое ущелье, в глубине которого скрывался вход в вышеописанные мною пещеры.

Неровный овал был давно завален камнями. Наверное, никто и никогда его не открывал. До меня, конечно. Сейчас же пудовые булыжники, словно пушинки, разлетались в стороны, освобождая вход.


Несмотря на мороз, внутри было душно. застоявшийся с годами воздух врывался в лёгкие тяжело. Не помогали даже фильтры. А еще в пещерах пахло опасностью. Вообще, все подобные, заброшенные и тёмные места вызывают чувство тревоги, но сейчас моё естество кричало, вопило о том, что спускаться нельзя. Но разве я слушал? Не слушал, конечно, и именно за это и поплатился.


Повинуясь моей воле, за левым плечом замерцал серебристо-голубой светлячок. Лишь создав его, я хмыкнул себе под нос. Кажется, вот из таких мелочей она, любовь, и складывается. Именно подобным светом и стала Тим. Я даже, кажется, знаю, какой будет её драконица, если учесть то имя, которое она себе выдумала.

Думая, преодолел расстояние от входа к противоположной стене, заканчивающейся крутым спуском.

Так, что у меня с магией? Полон? Ну тогда полетели.

Ну я и полетел, кося одним глазом на злобомер, а вторым в пространство вокруг. Только пейзаж не менялся. Медленно и быстро, плавно и резко коридоры перетекали один в другой, иногда сменяясь пещерами.

Чем глубже я спускался, тем холоднее становилось. Тут и там на стенах серебрился иней, а дыхание вырывалось изо рта облачками белого пара. Конечно, так быть не должно, но разве я чему-то удивляюсь?


Примерно через полчаса я расслабился.

Ничего. И к чему меня только сюда понесло? Что за странная мысль о северных горах? Паранойя моя конечно границ не знает, но чтобы настолько.

Вот только я очень редко делаю что-то впустую. Обычно все мои эксперименты чем-то да заканчиваются. Этот исключением не стал.


Коридор, по которому я шел, оборвался неожиданно и, если бы не левитация, летел бы я долго и со вкусом на обледеневшие камни внизу. Вот только магия была со мной, так что, сделав почётный круг над каменистым выступом, я легко приземлился на дно невероятно глубокой пропасти. Наверное, именно такие люди называют бездонными. Заглянув сверху, не сможешь увидеть ничего. Лишь темноту. Мне же, очутившемуся в глубинах горного массива, была заметна тонкая полоса света, разрезающая каменный свод. Там, надо мной, манило и звало к себе небо. Живущая внутри драконья сущность подняла голову, раскинула крылья, требуя немедленно покинуть опостылевшие и пугающие коридоры. Мрак порядочно устал. Но, к сожалению, порыв мне пришлось придушить. Где-то впереди что-то отчаянно взвыло.


Прыгая по телепортам, часто забываешь о разнице во времени. Оно же бежит и меняется, сбивая с толку неподготовленных. Вот, к примеру, сложно представить, что там, где я проснулся всего пару часов назад, еще позднее утро, но здесь, в стылых горах, медленно но верно берёт бразды правления в свои руки ночь.

Чем быстрее гасла светлая полоса над моей головой, тем более отчётливым и жутким становился душераздирающий вой. Но я продолжал идти на него, приложив одну руку к эвакуационному амулету. Пальцы же второй сами собой скрестились в самом простом на вид защитном жесте, из которого можно соорудить массу полезных вещей.

Шли минуты. Ничто не менялось. Лишь я медленно брёл по дну пропасти, да меркло небо, не обещая ничего хорошего. А еще приближался вой.

Вы не поверите, но даже мне стало не по себе. Сверху, с таких же выступов, с какого только что спланировал я, смотрели пустыми глазницами тёмные дыры пещер, щерились оскаленными клыками осколки скал и приближался, приближался сводящий с ума, заставляющий ускорять шаги, звук, смешавший в себе то ужасающее, что я когда-либо слышал.


Всё, что случилось после того, как последний проблеск света исчез из поля моего зрения, слилось в ледяную, полную могильного холода и кровавого жара непередаваемой боли кашу, описать которую очень сложно. Но я всё-таки попытаюсь.


Окончательно стемнело. Я же продолжал идти, внимательно вглядываясь вперёд. Туда, откуда доносились пугающие звуки. И всё равно моё зрение не успело уловить то, что произошло.

Сначала в лицо, пройдя теоретически несокрушимые щиты, дохнуло ледяным, убийственным холодом, а потом…

Остановившись, я широко распахнутыми, слезящимися от ветра и снега глазами смотрел на бесформенное серебристо-голубое облако холода.

По спине прошел озноб.

Дурак. Боги, какой же я дурак! Я ведь должен был понять еще тогда, в первое убийство. Должен был, обязан был опознать. Инферно. Духи из безмирья, неподвластные ничему. Ни времени, ни магии. Они – злобная, чистая сила одной из четырёх стихий. Обитающие в каком-то своём пространстве, духи Инферно никогда не могут перейти черту, грань, отделяющую их от материального. Вот только их можно призвать, разорвав тончайший барьер. Это стоит безмерно дорого, но для тех, кому безразличен мир, безразличны люди, живущие в нём и даже собственная судьба, цена не имеет значения. Они платят с лёгкостью, не думая о последствиях.

О духах Инферно я знаю мало, но то, что известно, заставляет задуматься о самом страшном.

За всю историю Драконьей Империи никто и никогда не призывал их. Во-первых, однажды пришедшие, они уже не уйдут. Их появление чревато лишь одним. Смертью. Как бы ни было, но в нашем мире духи осваиваются заново, находя новые способы для сбора силы. Они живут, убивая.

Лишь теперь, глядя на летящее ко мне облако, я понял всё. Кроме одного. Почему Тим чувствовала те моменты, когда чуждое вторгалось в наш мир? То, что кто-то показывает ей будущее понятно, но кто, и зачем? Или это её дар. Сущность Снежной Мглы настолько сильна, что позволяет Тимиредис почувствовать весь мир, слиться с ним еще до своего вылета?

Сначала реже, но всё чаще и чаще, духи выползали в наш мир сквозь разрыв, проделанный в северных горах. Найти разрыв невозможно. И узнать о том, что произойдёт здесь и сейчас никто не сможет. Потому как дороги назад мне нет. Я прекрасно знаю, что произойдёт через мгновение.


Как и ожидалось, брошенный на удачу стазис ледяная тварь проигнорировала. Прошла она и сквозь щит, обдав меня невыносимым холодом.

От соприкосновения этой чуждой силы с моей магией отнялись пальцы. Словно парализованный, я ждал, глядя на свою безликую смерть.

А она не медлила.

Первый удар был практически безболезненным. Словно во сне я смотрел на то, как ледяные иглы проходят сквозь руки и ноги, прошивают живот и правую сторону груди…

Мгновение… - второй удар… - и меня настигает боль первого.

Покачнувшись, я упал на колени, гулко ударившись о каменный пол. Из крошечных ранок, которых становилось всё больше и больше, тонкими струйками вытекала кровь.

Мир вокруг кружился в стремительном хороводе льда и кровавого пламени моей агонии.

Я не кричал. Маги привыкли к боли. Мы легко сносим её, какой бы она не оказалась. Да и губы заледенели, смёрзлись.

Не на долго.

Изо рта хлынул алый поток.

Еще несколько ударов.

Закашлявшись, я пошатнулся, лёд снова ударил в спину, что-то протяжно взвыло, земля ушла из-под тела – и я потерял сознание. Ну, или умер. Как знать… Как знать.

Глава двадцать четвёртая




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.