Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Не смотря ни на что, мы должны оставаться теми, кто мы есть на самом деле.



 

Лихо крутанув хвостом, пушистая белка плавно перелетела с раскидистого дерева на вычурный подоконник для того, чтобы, воровато оглядевшись, устремить взгляд в окно. Оставаясь в уверенности, что замаскирована хорошо, белка принялась с любопытством обводить комнату бусинками тёмных глаз. Интересно, и когда она поймёт, что стекло прозрачное с двух сторон и собравшиеся за ним её прекрасно видят?

А в спальне Шона нас действительно было немало.

Заняв все удобные поверхности, вокруг кровати расселись старшие представители императорской семьи, Владыка края дивного народа, а также мы с Асом. Еще здесь присутствовал постоянно возмущающийся по поводу того, что ему запретили вставать, тер Дейл. Собственно говоря, именно из-за мага совет и проходил не в гостиной, а, честно сказать, в крайне нетривиальной обстановке.

Еще магу ну очень не нравилось то, что каждый норовил устроить ему промывание мозга. Особенно в этом деле преуспела Астер, гневно жестикулирующая пирожком с мясом и грибами, коих в нашем почти драконарии имелось великое множество.

- Ну чем, чем ты думал, Шон? Почему не позвал нас? Что за самодеятельность?

Практически распятому весом всеобщего красноречия магу оставалось лишь удручённо качать растрёпанной головой, да коситься на рыжую негодницу, продолжающую наблюдать сквозь стекло.

- Да ладно тебе, - наконец мягко обнял разошедшуюся супругу лорд Арден. – Он, я думаю, уже всё понял.

По тому взгляду, коим императрица наградила прекрасного эльфа, я поняла, что сейчас придёт его время для понимания, и спешно перевела огонь монаршего гнева на себя.

- Я тоже понимаю, что Шон заработал, но давайте лучше еще раз разжуем всё произошедшее. И, кстати, с самого начала. Ведь мы многого не знаем.

Ментальный кашель Аса трактовался примерно так: «Да уж, дипломат из тебя…» Зато от Шона я получила благодарную улыбку вместе с тёплым взглядом карих глаз и, вдохновлённая, клацнула зубами на чернявую ехидну. Да, так. Пусть знает. В Империи матриархат.

«Молодец, Тим, вижу, что мы родня, - пришло от Астер». Зелёные глаза с золотистыми крапинками смеялись. Из них уже давно исчез притворный гнев, уступив место привычной жизнерадостности.

- И, да, действительно, - продолжила императрица уже вслух, - нам и впрямь много что нужно обсудить и во многом разобраться.


А потом мы говорили. Говорили долго и со вкусом. Сначала нам с Асом рассказали о происшествиях на границах северных гор, потом Шон поделился своими соображениями по поводу моих снов и, на закуску, Астер принесла кристалл с записью первого убийства, после просмотра которого аппетит отшибло напрочь. Когда с тем, о чём было неизвестно лишь нам с кузеном, было покончено, слово передали Шону.

От его рассказа по моей спине побежали мурашки.

Не знаю как кто, а я о демонах Инферно слышала впервые, и новое знание радостных мыслей не прибавляло. Остальные особенно счастливыми тоже не казались.

- Значит так, - наконец, когда Шон умолк, занялась подведением итогов Астер. – Нам понятно следующее: Первое – кто-то призвал стихийников из Инферно, избрав лёд. Второе – произошло это в северных горах. Третье – демоны набирают силу, выходя в мир сквозь разрыв. Четвёртое – когда они окрепнут, нам непоздоровится. Пятое – магия на них не действует, кроме одной. И этот вопрос можно окрестить шестым, либо отнести к непонятному. Тим не только чувствует чуждое, но и может ставить защиту, которая не даётся даже Шону. Конечно же, понять, кто вызвал демонов, почему сила дана лишь Тимиредис и, что делать, в конце концов, мы пока не можем. Так?

- Так, - кивнул владыка.

- И что-то мне очень не нравится этот расклад.

Говорящий Ас был чёрен, как ночь и мрачен, словно гробовщик.

- Зато я, кажется, знаю, с кем нам нужно поговорить, - подал голос невероятно серьёзный Шон. Взгляд его был прикован ко мне, и я чувствовала, насколько маг волнуется.

- С Матерью? – склонила голову Астер.

- Она наверняка знает больше, чем мы.

Повисла тишина. Даже белка, вертящаяся на подоконнике, пропала куда-то. Вероятно, ей просто наскучил однообразный вид. Ну или еще что интересное заприметила. Кто её, белку, знает.

- Тогда поступаем так. Сегодня оставляем всё, как есть. С вечера такие дела не делаются, а за пару часов ничего судьбоносного случиться не должно. Да и, к тому же, завтра воскресенье. Почему бы нам вчетвером не навестить озеро Полумесяца? Это уже стало традицией. Поговорим с матерью – тогда всё и решится. Дальше. Тим, Ас, у Росса мы отпрашивали вас до конца недели. Форс-мажор, однако. Теперь так. Я могу переправить вас к лошадям, как делала вчера, а потом вернуть сюда, либо оставить в школе. Решать вам. В любом случае, завтра совет. Снова здесь. Снова тем же составом. Так что делаем?

Бросив взгляд на Аса, я закусила губу. Уходить страшно не хотелось. После того, что произошло этой ночью, между мной и Шоном словно бы появилась какая-то связь. Я задыхалась без него, чувствовала себя неполной, разорванной. Сам маг тоже выглядел печальным. Не смотря на то, что, в порыве нежности, мы наговорили друг другу, он всё еще не верил, да и я тоже. Именно из-за этого я и хотела быть рядом, как и обещала. Если Ас когда-то приручил меня, заставил поверить, то неужели я не смогу сделать так же?

- Мы остаёмся, если вы, конечно, не возражаете, - кивнул жених.

Астер не возражала. Наоборот, кажется, даже обрадовалась такому решению.

Совет начал расходиться. Пара минут – и мы остались втроём. Даже остатки пирогов исчезли вместе с правящей фамилией, что крайне обидело мою чешуйчатую красавицу.

Примерно с минуту я сидела, молча переводя взгляд с жениха на наставника и обратно. Оба застыли, не меняя поз и выражений на серьёзных лицах.

Вот чего они дожидаются? Действий с моей стороны? Ну да, после случившегося мы втроём еще не беседовали, да и тот факт, что наши отношения с Шоном перешли на новый уровень, должен неизбежно затронуть и Аса. И в центре этого любовного треугольника, как всегда, я. Вот что мне делать?

Поднявшись, я пересекла комнату для того, чтобы опуститься на край мягкой постели. Как бы то ни было, но тер Дейл должен знать, что мои слова – не пустое. Да и Ас, принявший решение очень давно, надеюсь, сможет понять.

«Понял давно, - зазвучало в голове. – Рад, что вы разобрались. Вот только не знаю, как теперь себя вести. В первый раз не знаю».

Я бросила взгляд на Шона. Слышит ли он наш с кузеном диалог? Судя по обиженному выражению лица, не слышит, хотя и понимает, как мы общаемся.

Странный он какой-то. Будто не он. Будто не в своей тарелке. Хотя, она, кажется, для всех нас несколько новая. И Шон – не исключение. Конечно, для него мы всё еще дети, но в романтических отношениях мы на равных, хотя, наверное, наставника даже обогнали немного.

«Просто будь собой, - начала я ментально, но перешла на устную речь».

- Да, наши отношения стали другими, но разве это что-то меняет? Никто не вынуждает нас целоваться или обмениваться патетическими выражениями в стиле эльфийских романов. Мы – те, кто мы есть на самом деле. Так давайте останемся именно самими собой. Так будет правильно. Именно так будет верно.

Часть вторая "Любить и Верить"

Пролог

Рыжеволосая девушка с тревогой смотрела на то, как, словно в зеркале, в глубине озера отражаются картины и образы. Ледяная пустыня, мёртвые, давно оставшиеся без своих обитателей города и посёлки, и холод, мрачный, жуткий, развеянный повсюду.

- Это то, что случится следующим летом? – наконец спросила она, на мгновение прикрыв зелёные глаза с золотистыми искрами.

По горной долине пробежал ветерок, словно бы её хозяйка тяжело вздохнула.

- Да, дочь Аренион, это то, что случится, если Снежная не справится с предназначением.

Отойдя от слегка мерцающего озера, богиня запрокинула голову. Обычно живое лицо сейчас было печальным. Изящно изогнутые бровки сошлись к переносице, что показывало, как девушка хмурится.

- А она может не пройти испытаний истинных?

- Уж с ними-то она справится. - Невидимая сущность рассмеялась. – Мы с тобой сделали всё, что могли, призвав фантом усопшей Шаиры для того, чтобы гнездо хранителей существовало, но, боюсь, этого мало.

- Так чего не хватает? – склонила набок голову рыжекудрая красавица.

- Пророчество, Лариша, пророчество истинных.

- Дочь северных кровей получит власть и силу,
прочь от черты родных холодной отведёт,
коль позабудет всё, что в прошлом с нею было,
и, одиночкой, путь свой не одна пройдёт.

Древние строки лились из уст юной на вид богини, а невесть откуда взявшиеся капли дождя пускали рябь по воде сакрального озера Полумесяца.

- Именно о нём, богиня. Точнее, о его последней строке.

- Это то, о чём я думаю, Мать, - резко села видимая участница диалога, сжав ладонями увенчанную диадемой головку. – Забыв прошлые страхи, Снежная должна получить ту связь, которая навсегда останется с ней?

- Это не паломничество, - горько рассмеялась демиург, вновь оставляя воды в покое. – Все условия должны быть соблюдены.

- А чёрный дракон…

- А чёрный дракон никогда не позволит Снежной рисковать самым дорогим, да и…

- Да и, учитывая упёртость твоих детей, не позволит себе зачать ребёнка.

- Да, не позволит, - в голосе Матери появилась доля привычной иронии, - если только сама Снежная не захочет этого.

- И ты подтолкнёшь её к такому желанию.

В плеске разбушевавшейся воды почудилось возмущение.

- Зачем, Богиня? Разве ты забыла, что погубило Аренион? Мои дети сами выбирают путь. За каждым должно оставаться право выбора. Я не отнимаю его.

- Ты настолько уверена в Снежной, что готова рискнуть всем?

Демиург рассмеялась.

- Я уверена во всех своих детях, Лариша. И в Снежной тоже. Я люблю их, и верю. Верю в них. И ты верь.

Глава первая

жизнь – ужасно непредсказуемая штука. Она всё время преподносит нам сюрпризы.
Алексей Пехов "Ветер полыни"

 

POV Шон

 

Если у тебя что-то болит, значит ты жив. Но что делать, если болит всё тело, причём так, что шевелиться не хочется? Повиноваться желанию и остаться в постели? Как бы не так. По крайней мере, проснувшись сегодня утром, я, выслушавший длительное ментальное вливание, которое можно свести к двум словам: «сам дурак», - выбрался из-под тёплого одеяла, дабы приступить к делам насущным.

Так, а что там у нас, собственно говоря, насущное? Демоны на границах эльфийского леса? Масса вопросов к демиургу? Злые императоры с какими-то отварами для моего пострадавшего организма? Пустяки какие. Люди, успокойтесь. Внутри меня живёт голодный дракон. Вот он-то действительно страшен. И даже не пытайся твердить, гад чешуйчатый, что не из-за тебя я проснулся ни свет ни заря лишь для того, чтобы понять одну истину. Кормить нормально нас пока не станут. Да, между прочим, не пытайся меня винить. Сам тоже хорош. Оба хороши. Нет, не так. Втроём накосячили. Стоит и птичку помянуть, раз уж голос подал.

Вот только моё позитивное настроение продлилось ровно до того момента, когда, покончив с рутинными делами, коих было не мало даже в воскресный день, в гостиной не появились Бель и Ти с Аром. Отчего-то сразу вспомнились причины, из-за которых мы сейчас собирались посетить нашу покровительницу. Причины отнюдь не радужные. И ведь до мелочей вспомнились. Впрочем, как всегда. Что поделать. Память-то драконья.


Долина озера Полумесяца, как всегда, дарила ощущение покоя и умиротворения. Чувство дома.

Здесь я всегда ощущал себя любимым ребёнком, вернувшимся под крыло родной матери. Хотя, именно так, по сути, и было. Еще в конце паломничества Шар’риоран назвала меня любимым сыном. Не знаю как для кого, но для меня, до появления Бель с эльфами, покровительница была единственной родной душой. Еще в далёком детстве любознательный мальчишка с неусыпной жаждой к знаниям и всему новому был предоставлен самому себе. А как иначе, если родители такие же тронутые, а отец вообще постоянно перевоплощается тролль знает в кого, пропадая в неведомых далях? Хотя, не смотря на эти минусы, Алена я видел куда чаще, чем свою мать. Драконицей она была свободолюбивой. Жила, не признавая никаких уз. Даже уз материнства. Лишь через несколько лет после моего рождения, в ней проснулось что-то такое-эдакое, но, увы, на тот момент прекрасно понимающий, что мать может бросить его снова, мальчик уже не привязался к ней так, как к отцу. Ален же простил и, не сразу, конечно, принял. Вот тогда-то я и покинул отчий дом. Конечно, на родителей зла я не держу, мы даже общаемся иногда, но жить с ними под одной крышей как-то не тянет.

Куда податься потерявший цель Шон не знал. В нём осталось лишь одно. Желание познавать, доставшееся, наверное, от отца и мечта о крыльях. Именно они и толкнули меня на опасный шаг. Я решился пройти паломничество.

Было сложно. Действительно сложно. Наверное, Мать осознанно выматывала меня, заставляя полностью переосмыслить свою Жизнь и взгляды на неё, понять, принять и простить, что я и сделал. И обрёл свой первый дом. Дом, где на пороге, с ехидным смешком и готовыми шутками ждёт горячо любимая бабушка.


«И ты здравствуй, - раздалось в голове обиженное. – Бабушка, значит?»

Я рассмеялся.

А она, выходит, как всегда мысли мои слушала.

«Слушала, конечно, сын. – Сейчас мать была серьёзна. – Заканчивал бы ты с ретроспективами. Они тебя до добра не доведут. А с родителями, кстати, свидишься скоро».

«Зачем? – тут же нахохлился внутри ворон».

Дух рассмеялась.

«Узнаешь. Всё своим чередом. Готовь лабораторию».

«И проекты для восстановления замка тоже? – вмешалась в разговор слышавшая последние реплики Бель».

«Там как пойдёт, - загадочно протянула Мать, потешаясь. – А вообще, вы ведь пришли сюда для того, чтобы спросить меня о чём-то».

Я кивнул.

Сама ведь знает. Так зачем спрашивает?

«А почему ты задаёшь вопросы, даже если уже прочёл мысли собеседника?»

«Чтобы не выказывать большую силу. Полная осведомлённость не всегда располагает к доверию».

Ответом на мою отповедь стала мягкая улыбка.

«Молодец. Вот и у меня резоны те же. Что ж, раздевайтесь, тогда и поговорим».

Мы переглянулись.

«Раздеваться, в смысле?»

Мне показалось, что заливистый смех матери раздался не в наших мыслях, а в самой долине, пронесясь с ветром, запутавшись в листве и пустив по воде причудливую рябь.

«Ну о чём ты думаешь, девочка. У вас пока потомства достаточно, так что до портков. А там посмотрим. Кто знает, может вы сами своего мага в телепорт сослать удумаете».

Щёки Бель залила краска. Я же хихикнул. Сразу вспомнилось безобразие в кабинете Ара, которое мне случайно не посчастливилось посетить. Почему не посчастливилось? Да потому, что от повелителя, а точнее от его любимых эльфийских игрушек я бегал долго. И, нет, это не я в самый неподходящий захожу, а они щиты нормальные ставить не умеют. В общем, случай был запоминающийся, особенно для сиятельной императрицы. Знали бы подданные… эх, какими бы тогда присказками мир полниться стал…

Видимо поняв, что именно я вспомнил, Бель клацнула зубами – и принялась раздеваться.


Через три минуты картина была та еще. Практически голая императрица расслабленно покачивалась на воде в окружении трёх мужчин, один из которых, кстати, мужем ей не был.

Хотя, смешного или предосудительного в том, что мы делали, лично я не находил. Возможность искупаться в водах озера – это дар, дающий силы. Дар матери, которым просто нельзя не воспользоваться.

Входя в воду, я прекрасно знал, что то, с чем еще не до конца справилась магия, регенерирует, исчезнут, затянувшись, рубцы и шрамы. Даже воспоминания затянутся. Сознание омоется вместе со мной, оставив дурное и тёмное в священных водах.


«Что ж, начнём разговор, - раздалось в сознании, когда мы четверо, погрузившиеся в блаженную негу, полузабылись и расслабились».

«Мы хотели… - начала было Бель, но мать перебила».

«Нет, не ты, Нара, и не твои мужья. Вопросы у твоего мага. Спрашивай, Шон».

Сощурив глаза, я принялся наблюдать за медленно плывущим в небе облаком, с виду похожим на причудливо изогнутую змею. Созерцание природы всегда помогает мне сосредоточиться. Вот и сейчас, помолчав всего пару секунд, я заговорил.

«Наши догадки насчёт демонов Инферно правильны?»

Лёгкий ветерок пробежался по лицу.

«Как всегда, Шон. Только зря ты попался на их пути. Если бы не Снежная, мы бы тебя потеряли».

«Снежная – это Тим? – изогнул брови я, опуская ступни на мягкий песок».

Дух, настроение которой постоянно менялось, рассмеялась.

«А эта вредина так вам и не сказала».

«Что?»

«Так её имя, Шон. Спроси своего дракона. Он-то должен знать».

Я послушался.

Ответом мне стало напряженное сопение.

Знает, гад хвостатый, но молчит. Что ж, по крайней мере, первую часть имени драконицы Мири я знаю. Снежная. А что, подходит. И крайне предсказуемо, кстати.

«Не ломай голову. Рано или поздно она расколется. Лучше продолжи начатый разговор».

«Что ж, не стану ходить вокруг да около. Что нам делать, Мать? – повиновался я, вновь ложась на воду».

Но ответом было молчание.

«Ты не хочешь говорить со мной?»

«Нет. Отчасти я знаю, что вам делать, но это не для тебя. Этот разговор для Тимиредис. Она должна прийти сюда».

Резко дёрнувшись, я ушел ко дну. Вверх поплыли пузырьки воздуха, выпущенные при выдохе.

«Паломничество?! Для этого еще слишком…»

«Нет, не рано, Шон. Ты недооцениваешь Снежную. Она окрепла в достаточной степени, чтобы справиться».

- Значит, Мири должна начать поиск, - обречённо и почему-то вслух прошептал я, когда голова показалась над поверхностью.

«Да, Шон. Тимиредис тер Ансаби должна пройти паломничество вместе со своим братом. Если тот не окреп, одна. Я буду говорить с ней, как говорила с тобой и Бель. Но лишь здесь. Передай Снежной, что у всех нас есть время до середины следующего лета. Я жду её. И верю в её силы».

Она больше не говорила. Да и я знал, что это последнее слово, а посему не спрашивал. Вместо этого, повернувшись лицом к берегу, медленно поплыл, рассекая руками тёплую, слегка пузырящуюся воду.

За время беседы с матерью я не заметил, как Астер с мужьями покинула воду и теперь ждала меня в кольце двойных объятий. По тому, как смотрели её зелёные глаза я понял, что ни слова императрица не слышала.

- Что она сказала тебе, Шон? - наконец, устав томиться в ожидании, поинтересовалась Кибела, но увидев выражение моего лица вскочила с места, тут же переформулировав текст. – Что случилось?

Я тяжело упал на траву, даже не пытаясь подтащить к себе лежащую невдалеке одежду, и бросил несколько слов, от которых лицо подруги стало столь же мрачным, как и моё.

POV Тим

 

С самого утра на сердце было неспокойно. Я знала, куда именно отправился Шон, и с волнением ждала ответа на один единственный вопрос: Что нам делать?

Видя моё состояние, Ас пытался как-то подбодрить, но, потерпев поражение, отправил меня кормить белок, заявив, что общение с природой поднимает настроение.

Послушная как никогда, я отобрала у жениха миску орехов, которые сейчас и уплетала, лёжа под миндалем. Белки ко мне почему-то не вышли. Ну не пропадать же добру.

Внутри ворочалась и чесалась драконица, по небу плыли замысловатые облака, и всё бы было хорошо, если бы не это сосущее предчувствие. Нет, не подумайте, не чего-то страшного, как минувший кошмар, а скорее какой-то великой пакости лично для меня. В немного горьковатом осеннем ветре чудился ели заметный привкус перемен, чего-то нового и не совсем, чтобы безопасного.


Отложив опустевшую посуду, я встала, скрестила руки за головой, прогибаясь в пояснице и тем самым разминая затекшую от долгого сидения спину. Хотелось найти какую-то книжку для того, чтобы уединиться с ней в укромном уголочке, и почитать всласть. Но желания мои, как всегда, обломали.

«Мири, если ты еще не стала белкой, то беги в гостиную, а если стала, то прыгай и изъясняйся жестами. Шон с императорами вернулся».

Несмотря на шутливый тон, я всем естеством ощутила напряжение Аса и, выронив миску, бросилась в указанном направлении.


Все четверо стояли в гостиной, сиятельные и собранные, впрочем, как всегда. И, как всегда, мой гений выделялся на их фоне, как алая роза в букете полевых цветов. Смотря на меня с какой-то тревогой и грустью, Шон молчал и, как никогда раньше, не походил на самого себя.

Взгляды власть имущих были прикованы ко мне, карие же глаза наставника будто выискивали что-то, не встречаясь конкретно ни с кем.

- Всё так плохо? – наконец не выдержала я, почувствовав, что пантомима несколько затянулась.

Будто бы очнувшись, Шон встряхнулся. Влажные вихры упали на лоб, но маг даже не подумал их смахивать.

- Я бы не сказал.

- Вы говорили с ней?

Это уже нервно накручивающий на палец прядь вороных волос Ас.

- Говорили, - эхом откликнулась четвёрка, а моё терпение лопнуло.

- Что такого могло произойти, что довело вас до подобного замешательства? Конец света? Великий потоп? Извержение вулкана?

- Нет, Мири. Всё гораздо более предсказуемо и тривиально. Мать будет говорить с тобой. Она ждёт тебя, а это значит, что на следующей неделе вы с Асом должны отправиться в паломничество.

Глава вторая




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.