Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Красный террор 2 страница



Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

2 См. в послeсловiи о моем участiи в этом процессe.

3 Такую же приблизительно характеристику «краснаго» и «бeлаго» террора дал в «Рулe» и проф. Н. С. Тимашев. Статья его вызвала в «Днях» (27-го ноября) со стороны Е. Д. Кусковой горячую реплику протеста против якобы попытки «расцeнивать людодерство». «Его надо уничтожить. Уничтожить без различiя цвeта» – писала Е. Д. Кускова. Позицiя, единственно возможная для писателя, отстаивающаго позицiи истинной гуманности и демократизма. Но, мнe кажется, почтенный автор приписал проф. Тимашеву то, чего послeднiй и не говорил. Разная оцeнка «людодерства» далеко не равнозначуща признанiю лучшими тeх или иных форм террора. Не то мы называем и террором; террор – система, а не насилiе само по себe. Неужели Е. Д. Кускова назовет правительство так называемаго Комуча, при всeх его политических грeхах, правительством террористическим? А между тeм г. Майскiй, бывшiй с.-д. и бывшiй член этого правительства, в свое время в московских «Извeстiях» привел немало фактов разстрeлов на территорiи, гдe правил Комитет Членов Учредительнаго Собранiя. Правда, предателям не во всем приходится вeрить и особенно такому, который выступил со своими изобличенiями в момент с.-р. процесса, т. е. в момент, когда при большевицком правосудiи прежнiе товарищи стояли под ножем гильотины... Все-таки факты остаются фактами. И однако же это очень далеко от того, что мы называем «террором».

4 Я не говорю уже о тeх, кто по своим коммерческим соображенiям примeняют в этом отношенiи принцип: do ut des, недавно столь откровенно провозглашенный Муссолини. К этой позицiи в сущности близка и якобы «лeвая» позицiя французских радикалов во главe с Эррiо, не прикрытая даже стыдливым флером какой-либо общественной принципiальности. См. напр., статью Charles Gide в «Le Quotidien» 18 янв. 1924 г. О книгe Эррiо «La Russie nouvelle», чрезвычайно ярко вскрывающей его позицiи, я писал в No. 3 «На чужой сторонe»: «Из смeновeховской литературы».

5 «Руль» 19-го октября. Рeчь шла об индивидуальном спасенiи извeстных общественных дeятелей.

6 Цитирую по статьe А. Б. Петрищева «Вопросы», «Право Лиду». «Дни», 8 фев. 1924 г.

7 «Общее Дeло» 17-го iюля 1921 г.

8 Напомним о Фридрихe Адлерe, который выставлял требованiе «освобожденiя из большевицких тюрем всeх томящихся там сознательных пролетарiев без различiя направленiя».

9 28-го декабря 1922 г.

10 Едва ли не впервые на послeднем международном конгрессe лиг прав человeка, очевидно, под влiянiем выступленiя П. И. Милюкова, избраннаго вице-президентом конгресса, была принята резолюцiя по поводу положенiя политических заключенных в Россiи. Милюков закончил свою рeчь на конгрессe словами: «мы только хотим... чтобы симпатiи мiровой демократiи не были на сторонe злоумышленников. Пусть не дают санкцiи, ни моральной, ни юридической, тираническому правительству, которое никогда не будет признано своим народом. Пусть одним словом станут на сторону великой нацiи в ея борьбe против тиранов за самыя элементарныя права народа».

Но как скромна, и по содержанiю и по тону, принятая резолюцiя!

«Международный съeзд Лиг защиты Прав Человeка, которому нейтральный комитет передал список, заключающiй в себe около 1000 (!) русских граждан, приговоренных с 1920 г. или к смертной казни или к нeскольким годам заключенiя в тюрьмах и в концентрацiонных лагерях за политическiя преступленiя, считает своим долгом настаивать перед совeтскими властями на отмeнe смертных приговоров и на широкой амнистiи, освобождающей от других наказанiй политических заключенных. Съeзд требует, чтобы русское правительство ускорило момент возстановленiя свободы слова и печати, ибо эти свободы являются необходимыми условiями развитiя республики».

 

Post scriptum (о матерiалах)

Живя в Россiи, я считал своим долгом публициста и историка собирать матерiалы о террорe. Я не имeл, конечно, возможности проникать в тайники органов, отправляющих так называемое «революцiонное правосудiе». Это сможет сдeлать историк в будущем и то постольку, поскольку сохранится матерiал об этой страшной страницe современной русской дeйствительности. Матерiал исчезает, и многое уже исчезло безвозвратно в дни гражданской войны, когда сами Чрезвычайныя Комиссiи уничтожали свое прекарное дeлопроизводство при спeшной эвакуацiи или при грозящем возстанiи (напр., в Тамбовe при Антоновском наступленiи).

 

Здeсь, за границей, я мог использовать только самую незначительную часть собраннаго и перевезеннаго, в видe выписок и газетных вырeзок, матерiала. Но цeнность этого матерiала в том, что здeсь большевики как-бы сами говорят о себe.

 

За рубежом я мог воспользоваться прессой, недоступной мнe в Россiи. Мною просмотрeна почти вся эмигрантская литература; использованы {28} сотни отдeльных сообщенiй. Этой скрупулезностью (поскольку представлялось возможным при современном состоянiи матерiала) подбора фактов, которые в своей совокупности и могут только дать реальную картину по истинe невeроятнаго кошмара современной русской дeйствительности, в значительной степени объясняется и внeшнее построенiе книги. Все это данныя, за полную точность которых, конечно, ручаться нельзя. И все-таки надо признать, что сообщенiя зарубежной прессы в общем очень мало грeшили против дeйствительности. Еще вопрос, в какую сторону был крен. Приведу хотя бы такой яркiй примeр. Сообщенiе Бурцевскаго «Общаго Дeла» говорило как-то о разстрeлe 13.000 человeк в Крыму послe эвакуацiи Врангеля. Эта цифра в свое время казалась редакцiи почти невeроятной. Но мы с полной достовeрностью теперь знаем, что дeйствительно реальное в значительной степени превзошло это, казалось бы, невeроятное.

 

Ошибки неизбeжны были в отдeльных конкретных случаях; субъективны были, как всегда, индивидуальныя показанiя свидeтелей и очевидцев, но в сущности не было ошибок в общих оцeнках. Допустим, что легко можно подвергнуть критикe сообщенiе хотя бы с.-р. печати о том, что во время астраханской бойни 1919 г. погибло до 4000 рабочих. Кто может дать точную цифру? И кто сможет ее дать когда-либо? Пусть даже она уменьшится вдвое. Но неужели от этого измeнится хоть на iоту самая сущность? Когда мы говорим о единицах и десятках, то вопрос о точности кровавой статистики, пожалуй, имeет еще первостепенное значенiе; когда приходится {29} оперировать с сотнями и тысячами, тогда это означает, что дeло идет о какой-то уже бойнe, гдe точность цифр отходит на заднiй план. Нам важно в данном случаe установить лишь самый факт.

 

В текстe указываются тe иностранные матерiалы, которыми я мог до настоящаго времени воспользоваться. Если в текстe нeт опредeленных ссылок на источник, это означает, что у меня имeется соотвeтствующiй документ.

 

Я должен сказать нeсколько слов об одном источникe, который имeет первостепенное значенiе для характеристики большевизма в перiод 1918-1919 гг. и единственное для описанiя террора на югe за этот перiод времени. Я говорю о матерiалах Особой Комиссiи по разслeдованiю дeянiй большевиков, образованной в декабрe 1918 г. при правительствe ген. Деникина. С необычайным личным самопожертвованiем руководителям этой комиссiи удалось вывезти во время эвакуацiи в мартe 1920 г., и тeм самым сохранить для потомства, значительную часть собраннаго ими матерiала. При втором изданiи своей книги я мог уже в значительно большей степени воспользоваться данными из архива комиссiи. Читатель сам легко убeдится в высокой исторической цeнности этих матерiалов; между тeм один из рецензентов моей книги (Мих. Ос. в «Послeдних Новостях») попутно, без достаточных, как мнe кажется, основанiй, замeтил: «в конечном счетe мало-достовeрные, легко могущiе быть пристрастными слeдственные документы, вродe данных «деникинской комиссiи», могли бы быть свободно опущены». Нельзя, конечно, опорочить достовeрность тeх документальных {30} данных, которыя собраны Комиссiей, – подлинные протоколы Чрезвычайных Комиссiй с собственноручными подписями и соотвeтствующими печатями, которые мы впервые получили из архива Комиссiи, являются таким же безспорным по откровенности матерiалом, как знаменитый «Еженедeльник Ч. К.»

 

Показанiя свидeтелей и очевидцев субъективны – повторим еще раз этот старый труизм. И тeм не менeе, по каким теоретическим основанiям заранeе надо признать малодостовeрными груды показанiй, собранных комиссiей, тe обслeдованiя на мeстах, которыя она производила с соблюденiем, как говорит она в своих протоколах, «требованiй Устава Уголовнаго Производства»? Можно с иронiей относиться к общепринятым юридическим нормам, и тeм не менeе онe в жизни обезпечивают ту элементарную хотя бы законность, которая исчезает при отсутствiи этих традицiонных гарантiй. В комиссiи работали заслуженные общественные дeятели, прошедшiе нерeдко хорошiй юридическiй стаж; в ней принимали участiе оффицiальные представители мeстных общественных самоуправленiй, профессiональных союзов и т. д.

 

Матерiалы Комиссiи когда-нибудь будут разработаны и опубликованы, и только тогда они смогут быть подвергнуты всесторонней оцeнкe. Деникинская Комиссiя ставила себe не столько «слeдственныя задачи», сколько собиранiе матерiалов о дeятельности большевиков; производила она свою работу по опредeленной программe, которая включала в себя «разслeдованiе мeропрiятiй большевиков в различных {31} сферах государственной и народной жизни» – и работа ея дала дeйствительно полную и красочную картину большевизма 1918-1919 гг. Условiя русской жизни еще таковы, что я, пользуясь матерiалами Комиссiи при втором изданiи своей книги, к сожалeнiю, должен был оперировать с анонимами. Я не имeл права, за рeдким исключенiем, называть имен, не зная гдe в данный момент находятся лица, сообщавшiя Комиссiи свои наблюденiя и извeстные им факты. Мнe приходилось ограничиваться лишь глухими ссылками на «Матерiалы» Особой Комиссiи и тeм, конечно, ослаблять их показательную цeнность. Субъективность показанiй, связанная с опредeленным именем, прiобрeтает и иной удeльный вeс.

 

Оглядывая всю совокупность матерiала, легшаго в основу моей работы, я должен, быть может, еще раз подчеркнуть, что в наши дни он не может быть подвергнут строгому критическому анализу – нeт данных, нeт возможности провeрить во всем его достовeрность. Истину пока можно установить только путем нeкоторых сопоставленiй. Я повсюду старался брать однородныя свeдeнiя из источников разных политических направленiи. Такая разнородность источников и однородность показанiй сами по себe, как мнe представляется, свидeтельствуют о правдивости излагаемаго. Пусть читатель сдeлает сам эти необходимыя сопоставленiя. {32} {33} {34}

 

 

Красный террор

 

«В странe, гдe свобода личности дает возможность честной, идейной борьбы... политическое убiйство, как средство борьбы, есть проявленiе деспотизма».

Исполн. Комитет Нар. Воли.

 

Я прожил всe первые пять лeт большевицкаго властвованiя в Россiи. Когда я уeхал в октябрe 1922 года, то прежде всего остановился в Варшавe. И здeсь мнe случайно на первых же порах пришлось столкнуться с одним из самых сложных вопросов современной общественной психики и общественной морали.

 

В одном кафэ, содержимом на коллективных началах группой польских интеллигентных женщин, одна дама, подававшая мнe кофе, вдруг спросила:

– Вы русскiй и недавно из Россiи?

– Да.

– Скажите, пожалуйста, почему не найдется никого, кто убил бы Ленина и Троцкаго?

 

Я был нeсколько смущен столь неожиданно в упор поставленным вопросом, тeм болeе, что за послeднiе годы отвык в Россiи от возможности открытаго высказыванiя своих сужденiй. Я отвeтил ей однако, что лично, искони будучи противником террористических актов, думаю, что убiйства прежде всего не достигают поставленной цeли.

 

Убiйство одного спасло бы, возможно, жизнь тысячей, погибающих нынe безсмысленно в застeнках {35} палачей. Почему же при царe среди соцiалистов находилось так много людей, готовых жертвовать собой во имя спасенiя других или шедших на убiйство во имя отомщенiя за насилiе? Почему нeт теперь мстителей за поруганную честь? У каждаго есть брат, сын, дочь, сестра, жена. Почему среди них не подымется рука, отомщающая за насилiе? Этого я не понимаю.

 

И я должен был, оставляя в сторонe вопрос о правe и морали насилiя1, по совeсти ей отвeтить, что основная причина, мнe кажется, лежит в том, что при существующем положенiи, когда человeческая жизнь в Россiи считается ни во что, всякаго должна останавливать мысль, что совершаемый им политическiй акт, его личная месть, хотя бы во имя родины, повлечет за собою тысячи невинных жертв; в то время как прежде погибал или непосредственный {36} виновник совершеннаго дeянiя или в крайнем случаe группа ему сопричастных— теперь иное. И сколько примeров мы видим за послeднiе годы!

 

Примечания

 

1 «Насилiе имeет оправданiе только тогда, когда оно направляется против насилiя»—говорил Исполнительный Комитет Народной Воли в своем обращенiи к американскому народу по поводу убiйства президента Гарфильда в 1881 году.... «Я совершил величайшiй грeх, возможный для человeка, два убiйства, запятнал себя кровью – писал послe убiйства Плеве из Бутырской тюрьмы в 1906 году Егор Сазонов в своих замeчательных письмах к родителям, опубликованных мною в «Голосe Минувшаго» (1918 No. 10-12)... Послe страшной борьбы и мученiй только под гнетом печальной необходимости мы брались за меч, который не мы первые поднимали... Не мог я отказаться от своего креста... Поймите же и простите... Народ скажет про меня и про моих товарищей, казненных и оставленных в живых, как сказал на судe мой защитник: «Бомба их была начинена не динамитом, а горем и слезами народными... бросая бомбы в правителей, они хотят уничтожить кошмар, который давил народную грудь», скажет и оправдает нас, а наших противников, тeх, которые своими насилiями над народом доводили нас до необходимости проливать кровь, осудит и память их предаст вeчному проклятiю».

Моральное оправданiе этих «убiйц» в том, что они не только убивают, но и умирают за убiйство, как сказал Гершуни. Они дeйствительно шли на эшафот и жизнь свою отдавали за жизнь других.

 

I. Институт заложников

 

«Террор—безполезная жестокость, осуществляемая людьми, которые сами боятся».

Энгельс

 

17-го августа 1918 г. в Петербургe бывшим студентом, юнкером во время войны, соцiалистом Канегиссером был убит народный комиссар Сeверной Коммуны, руководитель Петербургской Чрезвычайной Комиссiи – Урицкiй. Оффицiальный документ об этом актe гласит: «При допросe Леонид Каннегиссер заявил, что он убил Урицкаго не по постановленiю партiи, или какой-нибудь организацiи, а по собственному побужденiю, желая отомстить за арест офицеров и разстрeл своего друга Перельцвейга».1

 

28-го августа соцiалистка Каплан покушалась на жизнь Ленина в Москвe.

 

Как отвeтила на эти два террористических акта совeтская власть?

 

По постановленiю Петроградской Чрезвычайной Комиссiи – как гласит оффицiозное сообщенiе в «Еженедeльникe Чрез. Ком.» 20-го октября (No. 5) – разстрeлено 500 человeк заложников. Мы не знаем и, вeроятно, никогда не узнаем точной цифры этих жертв – мы не знаем даже их имен. С увeренностью однако можно сказать, что дeйствительная цифра значительно превосходит цифру приведеннаго позднeйшаго {37} полуоффицiальнаго сообщенiя (никакого оффицiальнаго извeщенiя никогда не было опубликовано). В самом дeлe, 23-го марта 1919 года англiйскiй военный священник Lombard сообщал лорду Керзону: «в послeдних числах августа двe барки, наполненныя офицерами, потоплены и трупы их были выброшены в имeнiи одного из моих друзей, расположенном на Финском заливe; многiе были связаны по двое и по трое колючей проволокой»2.

 

Что же это невeрное сообщенiе? Но об этом фактe многiе знают и в Петроградe и в Москвe. Мы увидим из другого источника, что и в послeдующее время большевицкая власть прибeгала к таким варварским способам потопленiя врагов (напр., в 1921 г).

 

Один из очевидцев петроградских событiй сообщает такiя детали: «Что касается Петрограда, то, при бeглом подсчетe, число казненных достигает 1.300, хотя большевики признают только 500, но они не считают тeх многих сотен офицеров, прежних слуг и частных лиц, которые были разстрeлены в Кронштадтe и Петропавловской крeпости в Петроградe без особаго приказа центральной власти, по волe мeстнаго Совeта; в одном Кронштадтe за одну ночь было разстрeлено 400 ч. Во дворe были вырыты три больших ямы, 400 человeк поставлены перед ними и разстрeлены один за другим»3.

 

«Истерическим террором» назвал эти дни в Петроградe один из руководителей Вс. Чр. Ком., Петерс, в интервью, данном газетному корреспонденту в ноябрe: «Вопреки распространенному мнeнiю – говорил Петерс, – я вовсе не так кровожаден, как думают». {38} В Петербургe «мягкотeлые революцiонеры были выведены из равновeсiя и стали черезчур усердствовать. До убiйства Урицкаго в Петроградe не было разстрeлов, а послe него слишком много и часто без разбора, тогда как Москва в отвeт на покушенiе на Ленина отвeтила лишь разстрeлом нeскольких царских министров». И тут же однако не слишком кровожадный Петерс грозил: «я заявляю, что всякая попытка русской буржуазiи еще раз поднять голову, встрeтит такой отпор и такую расправу, перед которой поблeднeет все, что понимается под красным террором»4.

 

Оставляю пока в сторонe совершенно ложное утвержденiе Петерса, что до убiйства Урицкаго в Петроградe не было смертных казней. Итак, в Москвe за покушенiе соцiалистки на Ленина разстрeлено лишь нeсколько царских министров! Петерс не постыдился сдeлать это заявленiе, когда всего за нeсколько дней перед тeм в том же «Еженедeльникe Ч.К.» (No.6) был опубликован весьма укороченный список разстрeленных за покушенiе на Ленина. Их было опубликовано через два мeсяца послe разстрeла 90 человeк5. Среди них были и министры, были офицеры, как были и служащiе кооперативных учрежденiй, присяжные повeренные, студенты, священники и др. Мы не знаем числа разстрeленных. Кромe единственнаго сообщенiя в «Еженедeльникe Ч. К.»6 никогда ничего больше {39} не было опубликовано. А между тeм мы знаем, что людей в эти дни в Москвe по общим свeдeнiям было разстрeлено больше 3007.

 

Тe, которые сидeли в эти поистинe мучительные дни в Бутырской тюрьмe, когда были арестованы тысячи людей из самых разнообразных общественных слоев, никогда не забудут своих душевных переживанiй. Это было время, названное одним из очевидцев «дикой вакханалiей краснаго террора».8 Тревожно и страшно было по ночам слышать, а иногда и присутствовать при том, как брали десятками людей на разстрeл. Прieзжали автомобили и увозили свои жертвы, а тюрьма не спала и трепетала при каждом автомобильном гудкe. Вот войдут в камеру и потребуют кого-нибудь «с вещами» в «комнату душ»9 – значит, на разстрeл. И там будут связывать попарно проволокой. Если бы вы знали, какой это был ужас! Я сидeл в эти дни в Бутырской тюрьмe, и сам переживал всe эти страшные кошмары. Возьму один разсказ очевидца:10 «В памяти не сохранились имена многих и многих, уведенных на разстрeл из камеры, в которой сидeл пишущiй эти строки в Ленинскiе августовскiе дни 1918 года, но душераздирающiя картины врeзались в память и вряд ли забудутся до конца жизни»...

 

«Вот группа офицеров, в числe пяти человeк, через нeсколько дней послe «Ленинскаго выстрeла» вызывается в «комнату душ». Нeкоторые из них случайно были взяты при облавe на улицe. Сознанiе возможности смерти не приходило им в голову, {40} они спокойно подчинились своей судьбe – сидeть в заключенiи...

 

«И вдруг... «с вещами по городу в комнату душ». Блeдные, как полотно, собирают они вещи. Но одного выводной надзиратель никак не может найти. Пятый не отвeчает, не откликается. Выводной выходит и возвращается с завeдующим корпусом и нeсколькими чекистами. Поименная повeрка. Этот пятый обнаруживается... Он залeз под койку... Его выволакивают за ноги... Неистовые звуки его голоса заполняют весь корридор. Он отбивается с криком: «За что? Не хочу умирать!» Но его осиливают, вытаскивают из камеры... и они исчезают... и вновь появляются во дворe... Звуков уже не слышно... Рот заткнут тряпками.

 

«Молодой прапорщик Семенов арестован за то, что во время крупнаго пожара лeтом 1918 года на Курском вокзалe (горeли вагоны на линiи), находясь среди зрителей, замeтил, что вeроятно вагоны подожгли сами большевики, чтобы скрыть слeды хищенiя. Его арестовали, a вмeстe с ним арестовали на квартирe его отца и брата. Через три мeсяца послe допроса слeдователь увeрил его, что он будет освобожден. Вдруг... «с вещами по городу». И через нeсколько дней его фамилiя значилась в числe разстрeленных. А через мeсяц при допросe отца слeдователь сознался ему, что сын был разстрeлен по ошибкe, «в общей массe» разстрeленных.

«Однажды к нам в камеру ввели юношу лeт 18-19, ранeе уведеннаго из нашего корридора. Он был арестован при облавкe на улицe в iюлe 1918 г. около храма Христа Спасителя. Этот юноша разсказал нам, что через нeсколько дней по привозe его в В.Ч.К., его вызвали ночью, посадили на автомобиль, чтобы отвезти на разстрeл (в 1918 году разстрeливали не в подвалe, а за городом). Совершенно случайно кто-то из чекистов обратил вниманiе, что разстрeлять они должны не молодого, а мужчину средних лeт. Справились, оказалось фамилiя и имя тe же самыя, {41} отчества расходятся, и разстрeливаемому должно быть 42 года, а этому 18. Случайно жизнь его была спасена и его вернули к нам обратно.

 

«Красный террор цeлыми недeлями и мeсяцами держал под Дамокловым мечом тысячи людей. Были случаи, когда заключенные отказывались выходить из камеры на предмет освобожденiя из тюрьмы, опасаясь, что вызов на волю – ловушка, чтобы обманом взять из тюрьмы на разстрeл. Были и такiе случаи, когда люди выходили из камеры в полном сознанiи, что они выходят на волю, и сокамерники обычными привeтствiями провожали их. Но через нeсколько дней фамилiи этих мнимо освобожденных указывались в спискe разстрeленных. А сколько было таких, имена которых просто не опубликовывались...»

 

Не только Петербург и Москва отвeтили за покушенiе на Ленина сотнями убiйств. Эта волна прокатилась по всей совeтской Россiи – и по большим и малым городам и по мeстечкам и селам. Рeдко сообщались в большевицкой печати свeдeнiя об этих убiйствах, по все же в «Еженедeльникe» мы найдем упоминанiя и об этих провинцiальных разстрeлах, иногда с опредeленным указанiем: разстрeлен за покушенiе на Ленина. Возьмем хотя бы нeкоторыя из них.

 

«Преступное покушенiе на жизнь нашего идейнаго вождя, тов. Ленина – сообщает Нижегородская Ч.К. – побуждает отказаться от сентиментальности и твердой рукой провести диктатуру пролетарiата»... «Довольно слов!»... «В силу этого» – комиссiей «разстрeлен 41 человeк из вражескаго лагеря». И дальше шел список, в котором фигурируют офицеры, священники, чиновники, лeсничiй, редактор газеты, стражник и пр. и пр. В этот день в Нижнем на всякiй случай взято до 700 заложников. «Раб. Кр. Ниж. Лист» пояснял это: «Нa каждое убiйство коммуниста или на покушенiе на убiйство мы будем отвeчать разстрeлом заложников буржуазiи, ибо кровь наших {42} товарищей убитых и раненых требует отомщенiя».

 

«В отвeт на убiйство тов. Урицкаго и покушенiе на тов. Ленина... красному террору подвергнуты», по постановленiю Сумской (Харьковской губ.) уeздной Ч.К., трое летчиков; Смоленской Областной Комиссiей 38 помeщиков Западной Области; Новоржевской – какiе то Александра, Наталiя, Евдокiя, Павел и Михаил Росляковы; Пошехонской – 31 (цeлыми семьями: 5 Шалаевых, 4 Волковых), Псковской – 31, Ярославской – 38, Архангельской – 9, Себежской – 17, Вологодской – 14, Брянской – 9 грабителей (!!) и т. д. и т. д.

 

Всероссiйской Ч.К. за покушенiе на вождя всемiрнаго пролетарiата среди других разстрeлены: артельщик Кубицкiй за ограбленiе 400 т. р., два матроса за то же, комиссар Ч.К. Пискунов «пытавшiйся продать револьвер милицiонеру», два фальшивых монетчика и др. Такой список, между прочим, был опубликован в No. 3 «Еженедeльника В.Ч.К.» Таких опубликованных списков можно было бы привести десятки, а неопубликованных –не было мeста, гдe бы не происходили разстрeлы «за Ленина».

 

Характерен экстренный бюллетень Ч. К. по борьбe с контр-революцiей в гор. Моршанскe, выпущенный по поводу происходивших событiй. Он между прочим гласил: «Товарищи! Нас бьют по одной щекe, мы это возвращаем сторицей и даем удар по всей физiономiи. Произведена противозаразная прививка, т. е. красный террор... Прививка эта сдeлана по всей Россiи, в частности в Моршанскe, гдe на убiйство тов. Урицкаго и раненiе т. Ленина отвeтили разстрeлом... (перечислено 4 человeка) и если еще будет попытка покушенiя на наших вождей революцiи и вообще работников, стоящих на отвeтственных постах из коммунистов, то жестокость проявится в еще худшем видe... Мы должны отвeтить на удар – ударом в десять раз сильнeе». И впервые, кажется, появляется оффицiальное {43} заявленiе о заложниках, которые будут «немедленно разстрeлены», при «малeйшем контр-революцiонном выступленiи». «За голову и жизнь одного из наших вождей должны слетeть сотни голов буржуазiи и всeх ея приспeшников» – гласило объявленiе «всeм гражданам города Торжка и уeзда», выпущенное мeстной уeздной Ч.К. Далeе шел список арестованных и заключенных в тюрьму, в качествe «заложников»: инженеры, купцы, священник и... правые соцiалисты-революцiонеры. Всего 20 человeк. В Ивановe-Вознесенскe заложников взято 184 человeка и т. д. В Перми за Урицкаго и Ленина разстрeлено 50 человeк11.

 

Не довольно ли и приведенных фактов, чтобы опровергнуть оффицiальныя сообщенiя. За Урицкаго и Ленина дeйствительно погибли тысячи невиновных по отношенiю к этому дeлу людей. Тысячи по всей Россiи были взяты заложниками. Какова была их судьба? Напомним хотя бы о гибели ген. Рузскаго, Радко-Дмитрiева и других заложников в Пятигорскe. Они, в количествe 32, были арестованы в Ессентуках «во исполненiе приказа Народнаго Комиссара внутренних дeл тов. Петровскаго», как гласило оффицiальное сообщенiе12, заканчивавшееся угрозой разстрeла их «при попыткe контр-революцiонных возстанiй или покушенiя на жизнь вождей пролетарiата». Затeм были взяты заложники в Кисловодскe (в числe 33) и в других мeстах. Всего числилось 160 человeк, собранных в концентрацiонном лагерe в Пятигорскe. 13-го октября в Пятигорскe произошло слeдующее событiе: большевицкiй главком Сорокин пытался совершить переворот, имeвшiй цeлью очистить «совeтскую власть от евреев». Им были, между прочим, арестованы и убиты нeкоторые члены Ч. К. «В оправданiе своей расправы Сорокин, -- как говорят матерiалы Деникинской Комиссiи, {44} которыми мы пользуемся в данном случаe13 – представил документы, якобы изобличавшiе казненных в сношенiях с Добровольческой Армiей, и хотeл получить признанiе своей правоты и своей власти от созваннаго им в станицe Невинамысской Чрезвычайнаго Съeзда Совдепов и представителей революцiи и красной армiи».

 

Но враги Сорокина еще до прибытiя его на съeзд успeли объявить его внe закона, «как измeнника революцiи». Он был арестован в Ставрополe и тут же убит... Вмeстe с тeм была рeшена участь большинства лиц, содержавшихся в качествe заложников в концентрацiонном лагерe.

 

В No. 157 мeстных «Извeстiй» 2-го ноября был опубликовал слeдующiй приказ Ч.К., возглавляемой Артабековым: «Вслeдствiе покушенiя на жизнь вождей пролетарiата в гор. Пятигорскe 21-го окт. 1918 г. и в силу приказа No. З-iй 8-го октября сего года в отвeт на дьявольское убiйство лучших товарищей, членов Ц.П.К. и других, по постановленiю Чрезвычайной Комиссiи разстрeлены нижеслeдующiе заложники и лица, принадлежащiя к контр-революцiонным организацiям». Дальше шел список в 59 человeк, который начинался ген. Рузским. Тут же был напечатан и другой список в 47 человeк, гдe в перемeшку шли: сенатор, фальшивомонетчик, священник. Заложники «были разстрeлены». Это ложь. Заложники были зарублены шашками. Вещи убитых были объявлены «народным достоянiем»...

 

И в дальнeйшем процвeтала та же система заложничества.

 

В Черниговской сатрапiи студент П. убил комиссара Н. И достовeрный свидeтель разсказывает нам, что за это были разстрeлены его отец, мать, два брата (младшему было 15 лeт), учительница нeмка и {45} ея племянница 18 лeт. Через нeкоторое время поймали его самого.

 

Прошел год, в теченiе котораго террор принял в Россiи ужасающiя формы: поистинe блeднeет все то, что мы знаем в исторiи. Произошло террористическое покушенiе, произведенное группой анархистов и лeвых соцiалистов-революцiонеров, первоначально шедших рука об руку с большевиками и принимавших даже самое близкое участiе в организацiи чрезвычайных комиссiй. Покушенiе это было совершено в значительной степени в отвeт на убiйство цeлаго ряда членов партiи, объявленных заложниками. Еще 15-го iюня 1919 г. от имени председателя Всеукраинской Чрезвычайной Комиссiи Лациса было напечатано слeдующее заявленiе:

 

«В послeднее время цeлый ряд отвeтственных совeтских работников получает угрожающiя письма от боевой дружины лeвых соцiалистов-революцiонеров интернацiоналистов, т. е. активистов. Совeтским работникам объявлен бeлый террор. Всеукраинская Чрезвычайная Комиссiя настоящим заявляет, что за малeйшую попытку нападенiя на совeтских работников будут разстрeливаться находящiеся под арестом члены партiи соц.-рев. активистов, как здeсь, на Украинe, так и в Великороссiи. Карающая рука пролетарiата опустится с одинаковой тяжестью, как на бeлогвардейца с деникинским мандатом, так и на активистов лeвых соцiалистов-революцiонеров, именующих себя интернацiоналистами.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.