Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Одному.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

«I forgot how quickly things can change»

Kutless – Changing World

 

- Доброе утро, Моника! – привычным тоном прокричал Луи, входя в здание редакции своего уже достаточно популярного журнала. Девушка улыбнулась своему начальнику и, передав ему на ходу нужные документы и чашку кофе, бросила:
- Не забудь, что сегодня у тебя личная встреча с тем бизнесменом!
- Не забуду! – крикнул Томлинсон в ответ, проходя к своему кабинету.

Он привычно вошел в просторное светлое помещение, одернул шторы, открыл окно, вдыхая свежий майский воздух… Но перед глазами уже который раз возникал один образ.

Уже и стол не тот, и диванчика в углу нет, и работы талантливого мальчика не появлялись в этом кабинете целых пять лет. Да что греха таить – сама редакция уже три года как располагалась в совершенно другом районе Лондона, в абсолютно ином здании.

Но Луи мучился, сильно мучился от одного только образа перед глазами, в котором его мальчик плачет, стоя на сером асфальте, а он, Луи, ничего не пытается сделать, уверяя себя лишь в том, что вернуть уже ничего нельзя. Но нужно помнить одну простую истину: вернуть можно, пока человек жив, пока он дышит, и сердце его бьется. А все остальное – пустые отговорки и нежелание перебороть самого себя.
Сколько раз он порывался найти Гарри, поговорить, объяснить… Но, прокручивая собственные же слова в голове раз за разом, Луи понимал, что Гарри, может быть, и солнышко, но ему уже явно не светит. Порой Томлинсон даже пытался проанализировать свои мотивы в тот момент, когда произносил те страшные слова, но за полных пять лет так и не нашел ответа на свой самый главный вопрос: Почему?

Почему нельзя было объясниться? Почему нельзя было пойти наперекор какому-то там Флетчеру? Почему он испугался и подумал, что Гарри не станет его слушать, если они уже привыкли доверять друг другу на тот момент?

Непонятно. Совершенно непонятно, почему.

Луи открыл бумаги, предназначенные для сегодняшнего интервью, которые ему пару минут назад передала Моника, и резко плюхнулся на свой стул, который отозвался на такое «бессовестное» поведение жалобным скрипом. Томлинсон не верил своим глазам. Этого не могло быть, просто не могло, и все тут.

И снова непонятно. Совершенно непонятно, почему.

***

 

- Мистер Стайлс, когда я могу занести документы о месячном отчете Вам на проверку? – довольно-таки высокий, но хиленький паренек еле поспешал за Гарри, пока тот, поправляя свой галстук, шел по длинному коридору, то и дело мельком здороваясь с работниками банка.
- Оставь это у меня на столе, я позже посмотрю,- безразлично бросил Стайлс, и паренек уже, было, направился в кабинет начальника, но, остановившись, почти шепотом добавил:
- А мистер Флетчер всегда уделял должное внимание месячным отчетам. Они лучше всех остальных документов показывают статистику работы банка!
Гарри глубоко вдохнул и развернулся к пареньку на носочках дорогих лаковых ботинок:
- Мистер Флетчер покинул нас почти год назад. И теперь я тут главный, и только я здесь решаю: что, как, когда и где мне проверять, это понятно?!
Парнишка поправил очки на носу и, отчаянно закивав головой, шустро поспешил скрыться из виду начальника.

Гарри прекрасно знал, что его мало кто здесь любит, принимает и уважает. Он – лишь «жалкая копия своего отца», которая не сможет управлять делами банка так, как с этим некогда справлялся Маркус Флетчер. Но тяжелейшая форма рака печени заставила «любящего и заботливого» отца оставить свои дела на попечение сыну, который до скоропостижной смерти Маркуса, уже пять лет шел бок о бок со своим родителем. Сказать, что Гарри это доставляло удовольствие – рассмеяться в лицо самому Стайлсу. Это был ад. Сущий, кошмарный ад, но зато той ужасной душеной боли парень давно не ощущал. Он был пуст, словно иссохшее бревно, апатия сковывала с ног до головы, а уж до дел, которыми ранее управлял отец, парню и вовсе было все равно. Какая разница, что будет с банком, если Гарри только и ждет его полного краха?

Но, на удивление всем, дело отца продолжало процветать, заказы поступали охотно, число вкладчиков росло день ото дня, а Гарри не успел проверять эти самые отчеты. Точнее, он говорил, что проверит, обязательно проверит, но откладывал все бумаги в ящик, запирая их на замок. К черту, все к черту, ничто уже давно не имеет значения.

- Мистер Стайлс, у Вас интервью с журналом ровно через двадцать минут. Репортер уже прибыл и ожидает Вас в холле,- проворковала девушка, чей голос донесся из офисного телефона Гарри.

Не ответив на это извещение ни единым звуком, Стайлс лишь кивнул самому себе и решил выпить кофе до встречи с очередным надоедливым журналистом. И как же они все его достали – просто не передать! Каждый день что-то вынюхивают, записывают, расспрашивают… А когда-то Гарри и сам мечтал быть таким же. Быть может, отсюда и отвращение к этой профессии? Грандиозный провал сломал Гарри полностью и напополам, не оставив шанса на «склеивание», а словно иссеченное кнутом предательства вдоль и поперек сердце давно представляло собой дырчатую мочалку для душа. Шикарные сравнения, Гарри, тебе бы книги писать. Ах, извини, мы забыли. Ты ведь как раз и хотел писать… Хотел.

Допив кофе, убрав немытую чашку в стол, взяв в рот небольшой крекер, Гарри соединился с секретаршей, оповестив ее о том, что готов принять очередного «гостя». Уже собираясь нацепить дежурную улыбку на лицо, Гарри привстал из-за стола, и в этот момент дверь его кабинета отворилась.
- Пожалуйста, мистер Томлинсон, проходите.

Гарри оцепенел, а пара крошек печенья посыпалась с его пухлых губ. Кто? Что? Это же… Он же… Невозможно, нет! Нет-нет-нет!
- Луи? – лишь тихо проронил Гарри, видя, как в его кабинет входит совершенно не изменившийся Томлинсон. Все те же морщинки возле глаз (разве что чуть более заметные), те же голубые глаза, те же невероятные скулы…
- Привет, Гарри,- скромно остановившись в дверях, тихо произнес Томлинсон. – То есть… Здравствуйте, мистер Стайлс.
Это больше походило на немую сцену, продолжение которой каждый из нас должен додумать сам. Гарри не мог двинуться с места, и Луи точно так же будто прирос к мягкому ковролину. И не было тех пяти лет между ними, и не было той разницы в жизнях этих двух людей, не видевших друг друга уже так долго.

Была лишь возрождающаяся дикая боль, длиною в 1825 дней.

«I was blind, you were wrong»

К этой части саундтреком идет песня, которую, возможно, не все оценят. Но именно из нее были взяты слова, ставшие названием всего фика и данной главы. Пост-хардкор, одним словом. Но если вы меломан, как и я, то включайте :)х

 

И да, надеюсь, что никто из вас не разочаруется именно в таком развитии событий и примирении Гарри и Лу, ибо... ибо так захотела моя фантазия. Все претензии к ней лол

 

Get Scared – Wrong

 

- Я либо идиот, либо окончательно и бесповоротно рехнулся! – кричал Гарри и метался туда-сюда по гостиной большого дома Лиама.
- Дорогая, пойди, приготовь нам чаю, а мы пока поговорим,- шепнул Пейн на ухо своей новоиспеченной жене, и молодая особа послушно удалилась на кухню.

- Во-первых, не кричи! Во-вторых, ты окончательно и бесповоротно рехнувшийся идиот! Что здесь непонятного?! – искренне возмутился Лиам, заставляя Гарри сесть на диван, ибо он уже успел порядком надоесть своим хождением туда-сюда.
- Но, Ли! Ли, это же… Там же… Я же… - Гарри шумно глотал воздух, и если бы Лиам не был уверен в том, что перед ним сидит мужчина, он бы подумал, что этот человек вот-вот родит.
- Для начала объясни мне: что случилось?
- Это же… - продолжал Гарри, и Лиам окончательно взбесился:
- Да я уже успел понять, что у тебя там полная «Ж!» - взмахнув руками, крикнул Пейн. – Объясни мне всю ситуацию вразумительно и членораздельно, Хазз, очень тебя прошу!

- Это был мистер Томлинсон,- отчеканил Гарри, вдруг резко успокоившись и вытаращив глаза в один предмет перед собой – высокий зеркальный шкаф. – Ну, то есть, это был Луи. Томмо. Томмо Томлинсон,- Гарри истерично рассмеялся, и Лиам уже, было, подумал, что парню пора вызывать скорую. Но тут вовремя подоспела жена Пейна и, отдав парням чашки с чаем, ушла обратно на кухню.

- То есть как Луи? Где Луи? Вы же… Он же… Ты же… - на этот раз уже заикался Лиам, старательно дуя на горячий напиток в чашке.
- Да, Лиам, ты как всегда прав. Я в полной «Ж!» - Стайлс схватился за голову, запустив длинные пальцы в свои кудри. И какого черта ему снова не дают спокойно пожить? Какого черта он снова явился в его жизнь, просто взяв и открыв дверь его кабинета? Какого, мать его, черта?! – И у меня с ним встреча через полчаса,- закончил свой эмоциональный монолог Гарри.

- То есть, это ваша вторая встреча? – трезво взглянув на ситуацию, принялся «разбираться» Лиам.
- Да, Шерлок! Как всегда в яблочко! – саркастически усмехнулся Гарри, после чего вновь вцепился в свою шевелюру.
- И с какого, позволь поинтересоваться, черта, ты согласился на вторую встречу, если так отчаянно боишься даже говорить о своем Луи?
- Он не мой Луи,- бросил Гарри.
- Твой,- спорил Лиам.
- Не мой.
- Твой!
- Не мой!
- А я говорю, что твой! – возмутился Пейн,- будешь спорить – я у тебя чай отберу!

Гарри, покосившись на свой напиток, ради которого он и любил заходить к Пейну каждый день, решил все же не рисковать им и сказать все так, как есть:
- Как только он пришел, а потом поздоровался, меня вызвали на срочное совещание. Соответственно, встречу пришлось перенести,- устало вздохнул Стайлс, допивая чай. – Понимаешь?

Лиам лишь положительно кивнул, после чего его губы расплылись в широченной улыбке.
- Чего ты лыбишься? – не смог не ухмыльнуться в ответ Гарри, все еще подпирая одну щеку рукой.
- Того. Небось, это Анжела, которой ты, будучи в не самом трезвом состоянии, кстати говоря, растрепал про своего Томлинсона пару лет назад все и вся, что только можно было, вызвала тебя на «важное совещание»,- Лиам мечтательно закатил глаза, после чего зажмурился, будто предсказывая, что через секунду в него полетит подушка от Гарри.
- Откуда ты знаешь?! Это что же... Это спланировано было, что ли?!
- Какой же ты наивный, Стайлс! И ведь не скажешь, что тебе уже двадцать восемь,- Лиам усмехнулся и взглянул на часы. – Двадцать минут, Гарри, тебе пора на «совещание»,- и, пошло вздернув бровями, Пейн вновь удостоился «поцелуя» от диванной подушки.

***

 

Луи приехал в кафе, в котором он назначил Гарри встречу, намного раньше самого Стайлса. И Томлинсон чувствовал себя вполне уверенно и спокойно, попивая при этом какой-то молочный коктейль. Но длилась вся эта беспечность ровно до тех пор, пока за окном кафе не появилась Ауди Гарри. Гарри Стайлса, который, помнится, любил пользоваться метро. Гарри Стайлса, который ненавидел классические костюмы, а теперь не выходит в свет без идеально подходящего под пиджак и рубашку галстука.

Позволив себе ухмыльнуться, Луи все же понял, что он нервничает. Дико и ужасно. Нервничает так, словно идет в первый класс. Хотя, даже тогда он не нервничал. Тогда ему вообще было все равно.

Из машины плавно вышла фигура и, поставив авто на сигнализацию, парень поправил свой безукоризненно сидящий на теле костюм. Сказать, что сердце Луи теперь пропустило сразу три удара – соврать, ибо счет шел уже на десять жизненно важных стуков.

Гарри вошел в кафе, и колокольчик, висящий над дверью заведения, приятно зазвенел. Парень привычно встряхнул своей шевелюрой, и Луи издал совершенно не понятный гортанный стон. То ли от того, что парень был безумно красив (и даже возраст его не изменил), то ли от того, что так хотелось самому точно так же взлохматить эти невероятные кудри.

Томлинсон резко поднялся из-за стола, совершенно не отдавая себе в этом отчета, и его бокал, до этого смирно стоявший на поверхности стола, упал, с брызгами разлив все свое содержимое.
Черничный коктейль обильно испачкал белоснежную рубашку Гарри, который успел к этому времени подойти слишком близко к столику, и Луи, в ужасе распахнув глаза и рот, подбежал к парню, пытаясь хоть как-то оттереть фиолетовое пятно.

- Тебе эта ситуация ничего не напоминает, Лу? – хриплый голос, раздавшийся над самым ухом, заставил парня вздрогнуть. Как давно он его не слышал, но в то же время как недавно он звучал так же рядом, так же близко…
- Гарри, я не… Ты извини меня, пожалуйста… Я случайно, правда… Я не…
- Все в порядке, Лу, спокойно, ладно? Дыши глубже,- Гарри пытался успокоить Томлинсона, который дышал сейчас так, как и он сам ровно полчаса назад, сидя на белоснежном диване в доме Лиама. Стайлс не понимал, откуда в нем столько самообладания, но отчего-то вся неуверенность куда-то пропала. Испарилась. Просто исчезла. Оставалось лишь желание...

Гарри не успел додумать дальнейшее развитие событий, как почувствовал на своих губах невообразимое тепло: такое сладкое, вкусное, нежное… Это был Луи. Определенно. Его смелость можно узнать по этим самым губам.

Оторвавшись от Томлинсона, Гарри сначала примерно десять секунд вглядывался в лицо напуганного парня, а затем залепил ему самую сильную пощечину, на которую только был способен. После этого Стайлс сам накинулся на такие желанные, уже слегка покрасневшие губы, и вновь отстранился, залепляя вторую, не менее сильную пощечину. Затем Гарри улыбнулся и уже окончательно притянул к себе Луи, целуя обе щеки, будто пытаясь зализать красные следы от собственных ладоней.

- Я был слеп… - улыбаясь сквозь катящиеся из глаз тяжелыми каплями слезы, прошептал Гарри.
- Я был неправ...,- в тон ему ответил Луи.

Хорошо, что в кафе в этот момент постояльцев не было, а бармен отправился за новой «порцией» прозрачных бокалов… Хорошо, что Гарри приехал на своей машине… Хорошо, что Луи додумался взять с собой все нужные документы, ведь такое своеобразное интервью выйдет более интересным в неформальной, интимной обстановке.

«Gonna come back and take you home»

Ну, вот и подошел к концу этот фик, который, признаться, стал для меня чем-то большим, нежели просто фанфиком.

 

Во-первых, я старалась изо всех сил при написании каждой главы, мысленно надеясь на то, что Лана все же не четвертует меня за мою писанину, а я сама не испорчу ее шикарную заявку хх Так что теперь я просто спокойно выдохну и подожду, пока кто-нибудь из вас скажет, что я действительно не сильно все испортила (я очень надеюсь хд).

 

Спасибо всем, кто читал и кто еще, возможно, прочтет. Спасибо за ваши комментарии, спасибо за то, что вы все есть. Без вас не было бы всего этого, без вас не было бы тех Ларри, в которых мы все здесь поголовно влюблены хх

 

Coldplay – Clocks

 

- Почему, Хазз? – «отрывая» внимание Гарри от дороги, за которой он пристально следил, спросил Луи.

- Что почему? – все так же боясь взглянуть в лицо Томлинсона, задал ответный вопрос Гарри. Он виделся с Луи ровно неделю назад, а потом, запланировав с ним поездку за город на выходных, всю неделю буквально «вязнул» в этой бумажной рутине. И настолько все успело надоесть за семь дней, что желание увидеть Луи еще раз возросло в разы.

- Почему все вышло так… просто? – с трудом подбирая нужные слова, Томмо продолжал вглядываться в профиль Стайлса, а тот, в свою очередь, не отрывал взгляда от дороги, серой лентой извивающейся перед мчащейся по трассе машиной.

- Наверное, потому что до этого было слишком сложно,- сглотнув комок в горле, ответил Гарри, резко сворачивая с идеально ровной дороги на покрытый мелкими камнями и песком участок.

- Но твой отец, Хазз, он же…

- Я знаю,- оборвал Луи Гарри. – Знаю, что он сделал и для чего. Наверное, если бы он тогда не выпалил мне все это в порыве ненависти, я бы не ехал сейчас с тобой в одной машине,- усмехнулся Стайлс.

- Знаешь? Все знаешь? – Луи был растерян. – Но все же… Пять лет, Хазз… Пять лет… - тяжело вздохнул мужчина, при этом наслаждаясь воздухом, приятно ласкающим кожу лица благодаря откидному верху машины Стайлса. – Мы потеряли пять лет…

- Я не привык смотреть назад, Лу. В конце концов, существует теория, что все, что ни делается – все к лучшему. Или ты ярый любитель поворошить старое и болезненное? – Гарри рассмеялся, постепенно сбавляя скорость машины.

- Я просто не могу поверить, что случайности не случайны… Это же абсурд – прийти брать интервью именно у тебя, Хазз. Это же не поддается никакому объяснению! И твоя реакция… Я ожидал всего, но только не того, что сделал ты.

Гарри окончательно затормозил и, нажав какую-то кнопку на панели, дождался, пока оба передних сидения плавно опустятся назад.

- Я же сказал уже тебе, что не люблю оглядываться назад… Если вспомнить каждый твой косяк, то двумя пощечинами ты бы явно не ограничился, Томлинсон,- справедливо заметил Стайлс, беря при этом Луи за руку.

- От тебя я готов терпеть все, что угодно,- искренне улыбнувшись, Луи устремил свой взгляд в небо. – Так красиво…

- Чувствую себя героем комедийно-романтического фильма. И знаешь, если сейчас начнет падать звезда, не смей загадывать желание, понял?! – пригрозил Гарри, приподнимаясь на кресле.

- Это еще почему? – удивился Томмо, вторя движениям Стайлса.

- Потому что все, чего можно желать, у нас уже есть. А судьбу гневить – последнее дело,- и, потянувшись к Луи за долгожданным поцелуем, Гарри почувствовал себя, наконец, полностью счастливым.

Луи нисколько не изменился. Хотя нет, изменился, став более мягким и еще более приятным. До того приятным, что хотелось целовать его часами, ловить его улыбку сутками, а просто быть рядом годами, веками, тысячелетиями… Одним словом, Луи был невероятен. И Гарри до сих пор очень боялся, что это сон, который оборвется на самом интересном месте, скорее всего, от противного звука будильника. Но эта радость не пропадала вот уже неделю, и Гарри не верил тому, что у него снова есть возможность «окунуться» в утопическое счастье, коим и являлся Луи Томлинсон.

***

 

- Какой же ты медлительный, Томмо! – поедая жаренный на огне зефир, наигранно возмутился Гарри. – Я уже палатку собрать успел, а твои руки до сих пор не дошли до нарезки уже чищенной, прошу заметить, картошки?!

- Если тебя что-то не устраивает – делай сам! – нисколько не обидевшись на подобное заявление, ответил Луи, продолжая безуспешно вглядываться в состав кетчупа, прописанный на упаковке, в кромешной темноте леса, разбавляемой лишь не очень-то и ярким светом костра.

- Господи, Луи, да нет там ГМО, нет! – нервничал Гарри, отбирая из рук Томлинсона кетчуп и заливая себе в рот чуть ли не половину всей банки. – Видишь? Я не умер – можно есть!

- Гарри! Я из тебя, вообще, скоро вегетарианца сделаю, будешь у меня сидеть на паровых блюдах домашнего приготовления! – возмутился Томлинсон, который в последнее время слишком придирчиво относился к собственному здоровью, что успел понять Гарри буквально пару часов назад. Более того, теперь своеобразная забота Луи стала причиной, по которой кудрявый не мог нормально поужинать вот уже третий час.

- Я есть хочу, Лу-у-у! – словно маленький ребенок, прохныкал Гарри, откидывая от себя палку с недоеденным зефиром, не желая больше лакомиться совершенно не сытным «блюдом».

- Ты меня, конечно, извини, но лучше ты подождешь возвращения домой, чем я позволю тебе, самому дорогому человеку на свете, есть всякую дрянь, что ты накупил в магазине! Вот это,- Луи брезгливо повертел в воздухе бутылкой колы,- способно асфальт отмывать, ты в курсе, да?

- Луи, ты параноик! – возмутился Гарри, активно вскидывая руки вверх.

- Хм… - Томмо почесал подбородок,- возможно. Но никто, кроме меня не сможет сделать так,- резко притянув к себе все еще обозленного и голодного Гарри, с силой при этом впиваясь пальцами ему в бока, Луи одним движением раздвинул губы парня своим языком, после чего вновь позволил себе насладиться этим невероятным ощущением. Ощущением собственности. Ощущением необъяснимого наслаждения.

- Луи… - тихо вымолвил Гарри, вынужденный ввиду своего высокого роста слегка склонить голову к Томлинсону.

- Ты все еще голоден? – затягивая губами мочку уха Гарри, Луи тут же выпустил ее с характерным причмокивающим звуком.

- Ну… Я…

- Тогда ноги в руки – и в палатку! – скомандовал Томлинсон, и Гарри вовсе растерялся. – Чего уставился? – Луи усмехнулся, с силой ударяя при этом по пятой точке кудрявого, отчего тот ошарашенно подпрыгнул.

- Луи! – казалось, возмущению парня не было предела.

- А что такого?! Пять лет одиночества надо же как-то восполнять,- и, подмигнув Стайлсу, Луи не стал дожидаться его решения, беспардонно затолкав парня в палатку. – Тем более что я намного лучше еды.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.