Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

История Молли. Вот для чего нужны друзья





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Мы с Джоном (псевдоним) встретились в октябре, а руку и сердце он предложил в декабре. Я немедленно со­гласилась. Мне не нужно было раздумывать над этим: ме­ня очень тянуло к нему. Кроме того, что он окончил один из университетов «Лиги плюща» и устроился на от­личную работу, Джон был успешным человеком и приро­жденным лидером — имел те качества, которых я была лишена. К тому же мне исполнился двадцать один год, и я чувствовала, что готова выйти замуж. Было начало 50-х годов, и я не ставила себе карьерных целей, желая по­пробовать себя только в роли жены или матери.

Даже когда мы с Джоном поженились, мы еще не очень хорошо знали друг друга.

Вскоре я узнала, что мой муж; пьет — часто и много.

Первый год замужества был для меня очень несчаст­ливым. Джон, работающий алкоголик, был слишком занят тем, что создавал себе имя в своей компании. Он работал поздно, почти все ночи, затем посещал деловые встречи, возвращаясь домой когда попало, почти всегда подшофе. До сих пор, сколько бы он ни пил, казалось, что у него не бывает похмелья. Он неизменно прибывал в офис вовремя и никогда не пропускал рабочих дней. Его босс даже не подозревал о его проблеме.

Я же, наоборот, остро ее осознавала. Когда Джон пил, он полностью менялся: он шатался, спотыкался, становился шумным и сентиментальным. Мне было очень неловко сходиться рядом с ним. Случались и аварии — к счастью, серьезно повреждены были только машины — и по­ездки в отделение экстренной медицинской помощи, чтобы заложить ему швы на раны. Мне было стыдно рассказывать моим родителям и сестрам, что в действительности происходит в моей жизни.

Когда я выражала недовольство Джону в связи с тем, что он много пьет, он всегда отрицал свою зависимость от алкоголя, заявляя, что я глупая или смешная. И самое ужасное, что я верила ему. К тому же я видела, что, когда сердилась на него за пьянство, ему становилось не­ловко, и только поэтому он начинал защищать себя. Но все это приводило только к тому, что он пил еще больше. Я знала, что все идет не так, но не понимала, как это исправить. Ситуацию усложняло еще и то, что Джон в душе был очень хорошим человеком. Когда он не был пьяным, мне нравилось проводить с ним время, я его уважала, мое несчастливое состояние и невысказанное раздражение неуклонно росли, как и мое одиночество.

Когда на свет появился наш сын, а затем дочь, жизнь тала более терпимой. Годы летели, я спасалась тем, что крутилась, как белка в колесе и была слишком занята, чтобы думать о сложившейся ситуации. Со стороны мы выглядели как нормальная семья, но при закрытых дверях гои отношения с Джоном неизменно ухудшались.

Когда я жаловалась на Джона моим двум близким подругам, они всегда сочувствовали мне. Это, конечно, было хорошо, что я могла изливать им душу, но обсуж­дать с ними год за годом одно и то же не побуждало меня расти или меняться.

Мы прожили с Джоном уже двадцать три года, когда его пьянство дошло до крайней стадии, которую я рань­ше и представить себе не могла. Однако он по-прежнему отрицал свою болезнь. Я чувствовала себя опустошенной. Я не знала, сколько еще смогу выдержать.

Однажды ночью я проснулась из-за того, что, рыдая от бешенства, я колотила Джона в грудь. Все мое раздра­жение, которое я старалась не замечать, выплеснулось во сне. Джон, напившийся накануне, храпел и даже не про­снулся. После этого я тихо лежала, понимая, что я про­сто больная женщина. Я погрузилась в отчаяние, но страх остаться одной, когда мне придется самой себя как-то поддерживать, страх огорчить родителей и моих детей, несмотря на то, что они уже выросли, парализовал меня.

Затем, несколько недель спустя, одна моя подруга расска­зала о группе поддержки, куда входили люди, вынужденные жить с алкоголиками. «Мы обе замужем за алкоголиками. Давай сходим туда!» — сказала она. Я охотно согласилась.

Мы приехали в церковь, где проходило собрание груп­пы «Ал-Анон», и зашли в помещение, в середине которо­го были поставлены в круг складные стулья. Когда все расселись, собрание началось.

Меня поразила открытость людей. Каждого человека внимательно выслушивали и принимали, и я чувствовала безоговорочную любовь, царившую в составленном из стульев круге и охватывающую людей, которые были тут постоянными посетителями, и новичков. Возникло ощуще­ние, будто я только что вошла с холода в отапливаемое помещение: все мое тело расслабилось в тепле этой встре­чи. Помимо того, что я представилась, я могла больше ни­чего не говорить, пока не появится такое желание. Я си­дела и внимательно слушала, как люди делятся своими переживаниями, которые были мне хорошо знакомы.

Я начала посещать эти встречи два-три раза в неделю. Мне все не хватало любви и ободрения, которыми все здесь так свободно делились. Никто никого не критиковал и не осуждал, и, что самое главное, эти люди не позволи­ли мне застрять в жалости к себе. Очень мягко группа по­могла мне перенести мое внимание с Джона и его поступ­ков на поиск силы и веры в мою новую жизнь, что бы это для меня ни значило. Мне не давали советов. Я просто слушала разные истории от людей, находившихся в такой же ситуации, как и я, и нашедших силы двигаться вперед.

После каждой встречи люди всегда подходили ко мне и обнимали меня, шепча на ухо утешительные и подбад­ривающие слова. Я все в себя впитывала как губка. И по­тихоньку начала чувствовать себя здоровой.

До сих пор дома мне приходилось несладко. Когда Джон напивался, я все еще ощущала себя в роли жертвы, меня все еще убивало его отрицание проблемы, но теперь после каждого конфликта, вместо того чтобы барахтаться в своей беспомощности, я делилась своим опытом с груп­пой и уходила оттуда, нацеленная на свои собственные достоинства, каждый раз на шаг ближе к спокойствию и безмятежности в душе.

Однажды поздно ночью, через полтора года после то­го, как я впервые открыла для себя мой «круг поддерж­ки», Джон пришел домой в два часа ночи совершенно пьяный. Он ощупью добрался до нашей спальни, громко разговаривая сам с собой. Он вызывал у меня чувство от­вращения.

Я посмотрела на этого человека, который был моим мужем больше двадцати лет, и все, что ощутила, — это лишь жалость и спокойную уверенность в том, что я не хочу находиться с ним в комнате, когда он в таком со­стоянии. Я изумилась полному спокойствию в душе. Меня до сих пор охватывают эмоции, когда я вспоминаю этот момент: страх пропал.

Четко и спокойно я сказала: «Джон, я собираюсь спать сегодня в другой комнате». Встала и пошла в спальню для гостей.

Он последовал за мной, пытаясь спорить: «Да ладно тебе, что ты делаешь? Возвращайся в спальню». Это было его обычное отрицание проблемы. Я посмотрела ему пря­мо в глаза: «Нет, Джон, я буду спать здесь. Увидимся ут­ром». В моем голосе не было ни капли волнения или зло­сти, что меня удивило так же, как и его. Он ушел из комнаты, и я легла спать, чувствуя в себе больше силы и благополучия, чем когда-либо раньше.

На следующее утро я села рядом с Джоном и сказала ему: «Джон, я больше не могу терпеть твое поведение, я хочу жить отдельно». При этих словах кровь отлила у чтобы первый раз прийти сюда, и делаю все возможное, чтобы успокоить их и приободрить. Я очень хорошо знаю магию этих комнат и силу группы поддержки, которые способны помочь людям найти свою дорогу в жизни.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.