Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Приключения с нянькой





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Я убью солнце. Клянусь Богом, если оно не перестанет светить, я найму киллера, и тот прикончит его. Чьи это очки? Тома Форда? Что ж, они отстойные. Им следует быть раз в пять тысяч темнее. Поверить не могу, что они имеют наглость называть их «солнцезащитными» очками, когда те даже не пытаются преграждать солнечный свет.

Голова так болит, словно в нее врезался астероид, мчащийся к Земле на скорости в семь тысяч триллионов миль в час. Не уверена, что когда-либо в моей жизни у меня было такое похмелье. По правде говоря, не думаю, что в истории вселенной хоть кто-то страдал подобным похмельем.

Я рассказала бы о вечеринке прошлым вечером, но, если честно, я не особо многое с нее помню. Помню, как прибыла в номер пентхауса. Помню коктейли перед вечеринкой, которые мы пили, одеваясь. Потом я помню, как захожу в клуб и как моя челюсть падает на пол, когда я вижу интерьер в теме Голливуда 1920-х, созданный моими друзьями, дополненный настоящим автомобилем 1925 года, стоящим прямо посреди танцпола. Помню ряд шотов и последующие танцы на капоте того самого автомобиля. А остальное проваливается в черную дыру.

Как и планировалось, я не спала вообще. Если не считать полчаса сна урывками в самолете на пути обратно в ЛА. Мне пришлось вылететь в 7:30 утра, чтобы успеть в офис Брюса к девяти. Но я не успела. На самом деле, если подумать об этом, я, возможно, все еще немного пьяна.

Кингстон забирает меня из аэропорта и отвозит в Сенчури-Сити. Я укладываюсь щекой на мягкую прохладную кожу заднего сиденья и всю дорогу пытаюсь сдержать рвоту. Берегу ее для растения в горшке рядом со столом Брюса.

На мне все еще платье-чарльстон в стиле 20-х (дизайн Карла Лагерфельда специально для этого случая) и ярко-розовое боа из перьев, которым Джиа и Ти удивили меня вчера вечером. На моих черных кружевных чулках штук 15 дырок, а парик из темных волос длиной до подбородка сидит криво на голове, но я сейчас слишком истощена, чтобы исправлять это. И мне даже не хочется думать, что стало с моим макияжем. Я не смотрелась в зеркало с того момента, как в десять вечера мы покинули наш номер, и не собираюсь начинать сейчас. Я буквально пришла с корабля на бал, точнее с танцпола в аэропорт. Но помню, как Джиа накладывала мне его вчера, пока мы готовились. Слой за слоем темных теней, черная как ночь подводка и кроваво-красная помада. Сейчас я, наверное, выгляжу как гремучая смесь мертвеца и клоунской машины.

Я запинаюсь о двери в адвокатскую фирму Шпигельманна, Кляйна и Липстейна, прохожу мимо ресепшена, не обращая внимания, и, покачиваясь, иду по коридору к кабинету Брюса. Там я падаю на его кушетку, сворачиваясь в клубочек.

— Господь всемогущий, — выдыхает он.

— Я готова работать, — несвязно выдаю я, закрывая глаза от яркого света в комнате. — Выкладывай.

— От тебя разит.

Я обнимаю подушку.

— О, хорошо. Я думала, это от тебя.

Мои глаза все еще закрыты, а на глазах очки из страха, что если я уберу их, то моя сетчатка непоправимо повредится, но я могу слышать, что он не удивлен. Это слышно по его дыханию. Тяжелое и напряженное. Через нос. С таким звуком, словно он пытается вытолкнуть то, что там застряло.

Я стараюсь убрать улыбку, появляющуюся на моих губах. В большей степени из-за того, что от этого движения все лицо начинает болеть.

Я слышу, как он начинает шагать. Бормочет что-то невнятное, и я даже не пытаюсь разобрать, что именно. Это потребовало бы затрат энергии, которой у меня не осталось.

— Знаешь что, — в конце концов, после еще нескольких секунд разглагольствования ни о чем (хотя оно могло быть и дольше — думаю, я на пару минут вырубилась), говорит он, — мне все равно, в каком ты состоянии. — Его голос звучит решительно и горделиво, как если бы он вел внутреннюю борьбу и рад, что наконец выиграл. — Последствия более эффективны, чем идея, и пора бы тебе чему-нибудь научиться.

— Так держать, Брюси, — удивленно бормочу я, собрав последние силы в кулак.

Он игнорирует мой сарказм и продолжает:

— Твоя первая работа начинается сегодня. И ты не сможешь избежать ее только потому, что ты избалованная, испорченная девчонка, которая не в состоянии ответить за свои поступки. Больше нет, по крайней мере. Те дни прошли, Лексингтон. Сегодня ты идешь работать. И отработаешь полные пять дней. Никаких отстрочек.

Я дую на перышко ленты на голове, безвольно упавшее мне на лицо.

— Без проблем.

Слышу, как Брюс медленно останавливается. Открываю один глаз, чтоб посмотреть, что происходит. Сейчас он сидит за столом, удерживая кнопку на своем телефоне.

— Да, мистер Шпигельманн? — раздается из динамика голос его секретарши.

— Он здесь? — спрашивает Брюс.

— Да, только что приехал.

— Отлично. Пригласи его.

Я сажусь, изо всех сил пытаясь удержать булькающую в моем желудке желчь, и удивленно смотрю на телефон Брюса.

— Кого? — вопрошаю я, моля Господа, чтобы это был не мой отец. Я серьезно не думаю, что смогу с ним сейчас общаться. — Кого ты пригласил?

Ответ приходит секундой позже, когда открывается дверь кабинета Брюса и в комнату помпезно ступает молодой человек в чопорном темно-сером костюме с кожаным портфелем. Несмотря на заторможенность и затуманенное видение, я немедленно узнаю милое мальчишеское лицо и аккуратную прическу.

— Лексингтон, это Люк Карвер. Он стажер в «Ларраби Медиа».

— О Господи, — заваливаясь на бок, с громким стоном говорю я. — Опять ты.

Это тот самый раздражающий высокомерный придурок, которого я имела неудовольствие встретить вчера в офисе отца. И который имел наглость не пустить меня к нему.

Он глядит на меня долго, с неверием.

— Рад снова видеть тебя, Лексингтон.

— Как хорошо, — сияет Брюс. — Вы двое уже встречались.

— К несчастью, — бормочу я, обращая взгляд на Брюса. — Что он делает здесь?

Брюс встает на ноги и легонько постукивает по плечу Люка.

— Теперь она твоя проблема, — говорит он без всякой симпатии и удаляется из двери.

Я сажусь обратно и дикими глазами наблюдаю, как Брюс исчезает в коридоре, даже не прощаясь.

— Брюс! — взываю я раздраженно. — О чем ты говоришь? Куда ты уходишь?

Но он не возвращается, и сейчас я наедине с этим недоумком в таком огромном кабинете. Я со злостью оборачиваюсь к нему.

— Кто-нибудь может мне объяснить, что здесь вообще происходит?

Люк стоит как статуя, обеими руками вцепившись в ручку своего портфеля.

— Твой отец, — начинает он сухо, — поместил меня во главу этого, — он подбирает слово, — … проекта.

— И что это значит?

— Это значит, что я назначен докладывать о твоем прогрессе при выполнении различных работ.

Я поднимаю солнечные очки на съехавший парик, щурясь от нежелательного света.

— Что, прости? Ты говоришь, что тебя назначили в качестве моей няньки?

Люку, видимо, не особо нравится мой выбор слов, но он скрывает это за натянутой улыбкой.

— Я бы предпочел думать о себе как о посреднике. Между тобой и твоим отцом. Я здесь, чтобы убедиться, что ты выполняешь каждую из 52 профессий, выбранных твоим отцом.

— Да ты разыгрываешь меня! — визжу я в ужасе.

Люк не отвечает. Просто продолжает стоять у двери по стойке смирно. Я вспрыгиваю на ноги, не обращая внимания на боль, молнией вспыхнувшую в голове, мчусь мимо него и выскакиваю в коридор.

— Брюс! — во всю мощь своих легких зову я.

Обнаруживаю его у стойки ресепшена, потягивающего свежий кофе и просматривающего юридические документы, как в любой другой солнечный денек в офисе.

— Ты же не серьезно насчет этого.

— Мне жаль, Лексингтон, — беспомощно отвечает он. — Повторяю, это было веление твоего отца. Я здесь не при чем.

— То есть ты говоришь, что я застряла с этим парнем на ближайший год?

Брюс пожимает плечами, словно не понимает, чем я так уязвлена.

— Ну... да.

Я оглядываюсь. Неожиданно Люк уже позади меня, выглядит как корпоративный робот с твердым подбородком и ровной стрижкой.

Больше мне этого не выдержать. Я чувствую, как тошнота поднимается в груди, сдавливая горло. Не в силах совладать с собой, разворачиваюсь к Брюсу и вываливаю все на его костюм от Армани.

 

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.