Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Зарубежный опыт: сообщество юристов в Германии





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

1. Полезность ознакомления с зарубежным опытом. Проблема зарубежного опыта в правоведении нередко идеологизируется. Сначала исследования были направлены на разоблачение или критику буржуазных теорий, затем стали говорить о необходимости освоения опыта, изучения новых для отечественного права проблем.

На самом деле уже стало понятно, что знакомиться с зарубежной практикой нужно по тем же причинам, по которым футболисты изучают своих соперников. В условиях усиления международного сотрудничества нужно понять, каковы наши партнеры, в данном случае юристы, чем юристы одной страны отличаются от юристов другой.

Германия - страна со сложной и неоднозначной историей. Но в послевоенный период она достигла крупных успехов в развитии, и, на наш взгляд, одним из слагаемых достижений страны является особое внимание к созданию профессионального сообщества юристов, одной из элитарных социальных групп*(109), хотя ее положение в ХХI веке обострилось уже под влиянием ряда неблагополучных факторов (неудовлетворенность системой юридического образования, перепроизводство юристов и др.).

2. Некоторые сведения об истории сообщества юристов Германии. Сообщество юристов Германии, как и любой страны, прошло сложный исторический путь. Его становление было постоянно связано с преодолением сложных проблем. В эпоху возникновения буржуазного правового государства юристы, образ которых воплощал судья, рассматривались как защитники граждан от власти, бюрократии, а соответственно как нейтральные, объективные органы судоговорения. "В своей борьбе против этой "диктатуры бюрократии", будучи слабой для политического решения проблем, буржуазия делала ставку на "противобюрократию юстиции", в которую она вторглась с буржуазным персоналом и буржуазными идеями"*(110). Представления о юристах были связаны с теорией "говорящей трубы", а о судейской деятельности - как чисто логической, безвольной и безвластной, т.е. не преследующей собственных целей, не являющейся властью для себя.

В эти времена собственно и возникает "юстиционно-юридическое" представление о юристах. Они превращаются в высоко ценимое сословие наряду с врачом, священником, солдатом. Профессор А. Ринкен пишет: "В буржуазном государстве профессиональная группа юристов имеет особое положение. Юристы - это не только специалисты для особой области "право", как врачи - для здоровья, учителя - для воспитания или инженеры - для техники. Юристы в большей степени, скорее одновременно, специалисты для "всеобщего"; они являются предпочитаемыми обладателями руководящих позиций в управленческой бюрократии публичной и частной сферы, они являются "генералистами" в противоположность специалистам, ориентированным на профессиональные области". Автор добавляет, что это тем более заслуживало удивления, что юристы для их "генеральных" ролей не получали "всеобщего" образования. Напротив, их образование ориентировалось только на роль судьи, даже судьи по гражданским делам. Но это и считалось необходимым для выполнения генералистских функций*(111).

Затем юристы из воплощенного представителя объективности и нейтралитета постепенно и вполне логично превратились в консервативно и национально ориентированную группу*(112).

В этих условиях старый подход неизбежно терял свое значение, и юристам уже не могли предъявляться такие требования. В немецкой литературе пишут о превращении юридической элиты в "академический пролетариат", об "ордах голодных адвокатов", "наплыве", "волне" юристов в современной ФРГ. Центры власти, однако, продолжали требовать, разумеется, грамотной, но политической юстиции, т.е. защиты определенных интересов, что и отражалось на практике. Судья, в частности, во времена Веймарской Республики должен был представить себя как политически нейтральную личность. В действительности же большинство судей занимали антидемократические и антиреспубликанские позиции. Резко изменились требования к юстиции в нацистском государстве. Политика создания определенных стандартов в юридико-техническом плане не помешала тому, что юрист стал орудием нацистской диктатуры. Впрочем, и тогда юрист должен был быть способен к добротной аргументации, к составлению грамотных документов и пр.

В течение длительного времени предполагалось, что юрист - это во всяком случае мужчина. Женщины не допускались ни к юридическому образованию, ни, естественно, к юридической профессии. А. Ринкен рассказывает, что в Германии лишь в 1896 г. первые женщины окончили гимназию, без чего в университеты ни тогда, ни сейчас поступить нельзя. Только в 1900 г. первые женщины могли поступить в университет в Бадене, в 1908 г. - в Пруссии и Гессене, в 1909 г. - в Мекленбурге. Однако и после этого они не имели права сдавать даже первый юридический экзамен. Впервые этот барьер пал в Баварии в 1912 г. Однако и здесь женщины не имели допуска ко второму экзамену и подготовительной службе, т.е. не могли стать полными юристами. Лишь в 1922 г. были отменены правовые преграды в отношении доступа женщин к правовым профессиям, и уже в 1930 г. четыре женщины стали судьями*(113). Но еще в 1922 г. на собрании немецких адвокатов цитировалось утверждение психолога Мёбиуса о том, что "повышенная мозговая деятельность делает женщину не только извращенной, ложной, но и больной. Если женщина должна оставаться тем, к чему ее определила природа, она не должна соревноваться с мужчинами"*(114). Эта позиция влияла на отношение общества к юристам-женщинам.

Проблемными были биоличностные требования к юристам. Параграф 2 Акта о юридическом образовании от 22 июля 1934 г. гласил: "При записи на первый юридический экзамен необходимо представить свидетельство о том, что претендент со своими согражданами всех состояний и профессий живет в тесном сообществе, физический труд знает и уважает, самодисциплину и приспособление к обществу практикует и закаливает себя, как это подобает юному немецкому мужчине"*(115). Это было довольно давно. Однако и § 26 Распоряжения Правительства земли Баден-Вюртемберг об образовании и экзамене юристов в редакции 9 декабря 1985 г. требовал представлять свидетельство от врача о состоянии здоровья при принятии на так называемую подготовительную службу, т.е. на второй внеуниверситетский этап образования юриста. Правда, нет оснований полагать, что здесь возможны какие-либо отказы по состоянию здоровья, и комментарий к Распоряжению этого не предполагал.

Длительное историческое развитие прошли и некоторые иные требования к корпорации (сообществу) юристов. Постоянно болезненными были проблема оплаты и связанная с ней проблема доступа к услугам юристов. Распространяется это на адвокатов, но не только на них. Крупнейший немецкий ученый в области права и правовой социологии Н. Луманн писал, что одной из серьезных проблем было общественно-моральное предубеждение против финансовых интересов юристов в спорах, которые в противоречии с функциями права могли мотивировать их к продолжению правовых споров. Как конфуцианская этика Китая, так и римское право запрещали оплачиваемые юридические советы, блокируя требования на их оплату. К этому добавлялось недоверие к адвокатам, в среднем по понятным причинам проигрывавшим 50% всех споров*(116).

В своей совокупности - осознанно или нет - требования к корпорации юристов и отдельным юристам усложнялись, но они постоянно ориентировались на идеальный образ, модель, которые считают для себя желательными те или иные социальные группы. В частности, это выразилось в дискуссии о том, какому образцу должен соответствовать юрист, на что должны ориентироваться представители этой профессии. В условиях Германии образцом юриста и в профессиональном, и в иных отношениях должен быть судья, который одно время наряду с представителями иных правовых профессий рассматривался как неподкупный и строгий служитель государства. Но в любой стране требования к юристам изменялись исторически и приобретали специфическую окраску.

3. Современные требования к юристам. В немецкой юридической литературе отмечается, что постоянное занятие с юридическими текстами (законами, судебными решениями, литературой) должно быть, по господствующему мнению, у сословия юристов связано со стремлением к объективности (с преодолением личностных установок), надпартийностью (adiatur et altera pars). Для юристов должны быть характерны защита правовой безопасности и общественного порядка, уважение к договорам (Pacta servanda sunt), самоконтроль по критериям законности, равенства, справедливости и практичности, соблюдения принципа добрых нравов и защиты доверия. Их деятельность связана с использованием таких профессиональных категорий, как виновность, причинность, ответственность, признание, давность, компетентность, правовая сила и др. Деятельность юристов должна проходить в рамках и на основе упорядоченных процедур и методически корректного поведения, а их решения - основываться на свободной от противоречий и логически строгой аргументации, так же как на ограничении существенного и устранении несущественного. Вместе с тем, как уже упоминалось, юридическое образование в ФРГ подвергается жесткой критике. Пока что в учебный процесс внесены малосущественные процедурные изменения и законодательно прописано обучать студентов современным технологиям управления, юридического труда, коммуникации и пр.*(117) Впрочем, традиционно жесткие требования к студентам-юристам сохраняются, а престиж работающих юристов продолжает быть высоким.

Эта характеристика содержит основанные на праве социальные требования к профессионально-мыслительной подготовленности, а затем и деятельности юристов. В настоящее время требования к юристам ориентируются как на государственных служащих, так и на лиц свободных профессий. Формально первые распространяются только на судей и прокуроров. Юристы, работающие в частных фирмах, а также адвокаты не являются служащими. Но исторически адвокаты были всегда под довольно интенсивным надзором у государственных органов.

Несколько необходимых пояснений. На государственной службе в ФРГ могут находиться чиновники, пользующиеся специальным статусом, так называемые beamte - чиновники, далее - служащие, не пользующиеся этим статусом, и, наконец, рабочие. Правовое положение чиновников специального статуса, по идее, выполняющих наиболее ответственные и функционально специфические публично-правовые функции, определяется законодательством - как федеральным, так и земельным.

Как отмечает Клаус Копп, образ чиновника изменился в послевоенной Германии. Ранее он рассматривался как слуга и представитель государства. Теперь "он представляет государство в своем лице только тогда, когда он исполняет права и обязанности своей функциональной службы"*(118). Задачи чиновника связаны с исполнением публичных функций, которые могут быть доверены иному лицу (служащему) лишь в порядке исключения. Отсюда применительно не только к профессиональной деятельности юриста, но и к общим понятиям публичных функций, специфических чиновничьих публичных функций возникают споры относительно их объема и содержания. Поскольку чиновник в этом смысле - лицо, облеченное особым доверием, к нему предъявляются и особые требования, предусмотренные законом.

По литературе и законодательству эти требования таковы: отношения чиновника и государства устанавливаются по общему правилу как пожизненные на основе должностных обязанностей и обязанностей добросовестного выполнения своего долга чиновником; вводится запрет стачек; предусматриваются обязанности верности Конституции и политического нейтралитета; реализуется принцип повышения по заслугам и др. На этой основе чиновник рассматривается как "доверенный управитель от народа". От него требуются готовность к службе, дисциплина, неподкупность, компетентность. С точки зрения закона и практики Конституционного Суда ФРГ чиновник обременен особенными обязанностями относительно государства. Одновременно он гражданин государства и должен пользоваться всеми конституционными правами. Решение дилеммы: по отношению к чиновнику (естественно, к судье, прокурору) допустимы такие ограничения конституционных прав, которые вызваны особыми отношениями чиновника и государства, долгом службы и надежности. Например, по действующему федеральному законодательству информацию прессе сообщает правление учреждения или определенный чиновник. Здесь обсуждались такие существенные вопросы, как ограничение свободы высказываний чиновников, необходимость получения ими разрешения на высказывание своего мнения, обязанность хранить служебную тайну и тайну граждан, обязанность ношения в необходимых случаях специальной одежды и соблюдения правил ее ношения, ограничение права на выбор места жительства, на дополнительную деятельность и пр. Разумеется, многие нормы такого рода ушли в прошлое. Но сам факт их существования стоит осмыслить применительно к служебному поведению некоторых групп юристов. Все требования к государственным служащим и ограничения многократно были предметом рассмотрения в различных судах, в том числе в Конституционном Суде ФРГ.

Наряду с этим особые требования предусмотрены и к личности чиновника. Федеральным законом о государственных чиновниках установлено, что чиновником может быть только тот, кто является гражданином ФРГ (немцем в смысле ст. 115 Основного закона ФРГ), обеспечивает гарантии защиты Конституции в любой момент, имеет необходимое для определенной карьеры образование, благодаря жизненному или профессиональному опыту развил свои способности.

Таким образом, в принципе законодательство ФРГ достаточно авторитарно регулирует поведение чиновника. Здесь невозможны вольности прокуроров с критикой действующего закона, политические заявления судей и пр.

Судьи рассматриваются в качестве чиновников особого рода. Их положение регулируется Законом о судьях, где, по существу, воспроизводятся многие предписания общего законодательства о чиновниках. Но, как отмечалось, многие предписания Закона о судьях распространяются не только на них, но и на иных высших представителей юстиции и нетехнических работников управления. В любом случае все эти лица не имеют права бастовать. Они ограничены в своих высказываниях, в дополнительной профессиональной деятельности; судьи не вправе давать не предусмотренные законом справки о делах и пр.*(119)

Государство стремится распространить свои требования на различные категории юристов, а не только на судей. Это касается, в частности, и служащих суда, которые решают правовые вопросы менее значимого характера по поручению судьи. Они также являются служащими особого статуса, и к ним предъявляются соответствующие требования.

Адвокаты также подчиняются определенным требованиям, сформулированным в законе. Они должны иметь правоспособность к судейской службе, быть допущенными к своим обязанностям земельным Министерством юстиции и приписанными к определенному суду. Адвокат обязан исполнять свою должность на основе совести и вне службы показывать себя достойным внимания и доверия, которых требует его положение как органа правосудия (такое понимание позиции адвоката вызывает споры, но оно принято законом). Более того, все адвокаты принудительно входят в окружные адвокатские камеры (палаты), состоящие под надзором Министерства юстиции земли как корпорации публичного права и образующие Федеральную адвокатскую камеру (палату), состоящую под надзором федерального Министерства юстиции.

При этом оплата труда адвокатов, как и многие стороны их деятельности, определяются законом. Потребителям юридических услуг, разумеется, желательно получать выгодные для них решения и приобретать как можно больше услуг за меньшую плату. В связи с этим законом установлены определенные случаи бесплатного и обязательного получения юридических услуг, прежде всего в сфере социального обеспечения, в уголовном процессе и пр.

Таков нормативный минимум требований к юристам.

Профессиональные требования, не могущие быть конкретизированными законом, вырабатываются внутри сообщества как профессиональный этос, а также вне его в основном потребителями услуг. Здесь возникают и сложные вопросы.

Именно поэтому постоянно обсуждаются такие качества юристов, как устойчивость против посторонних влияний, профессиональная подготовленность и готовность к работе, изобретательность и другие требования. Специфика состоит в том, что все эти качества складываются в стандарт юриста, на которого имеется спрос. Б. Нидинг отмечает, что "существуют различные обобщенные характеристики различающихся требований, которые общество предъявляет к праву и затем к юристам"*(120).

Они формулируются применительно к надежности юристов, стандартам образования, ориентации в современном мире, интересам клиента, потребностям фирмы и пр. Здесь можно указать требования работодателя: владение специальными знаниями, умение принимать эффективные и быстрые решения, сориентированные на выигрыш в экономических и социальных вопросах, способность к поиску нестандартных, альтернативных решений, умение работать в команде. Клиенты (не работодатели) ждут таких ориентаций на успех, как экономия времени и денег, успешное ведение переговоров, честность. Партнеры ждут лояльности, объективного, хотя по понятным причинам и ориентированного на собственный успех, сотрудничества. Предполагается и наличие дополнительного образования*(121).

Эти требования или запросы отражаются в предложениях фирмами рабочих мест. Например, один из концернов - часть европейского большого концерна с основным занятием в сфере телекоммуникации "ищет полного ангажированного и динамичного юриста для договорного отдела". Работодатель объясняет, что юрист должен тесно сотрудничать с производственниками и проектантами, активно их поддерживать при переговорах с отечественными и иностранными покупателями. Как прагматический менеджер, юрист должен применять свои способности для того, чтобы сложные технические проекты в связи с коммерческой потребностью формулировать понятным языком, обеспечивая заключение коммерческо-правовых соглашений.

Предприятие особенно заинтересовано в переговорах с претендентами, имеющими после получения юридического образования опыт работы на предприятиях, занимающимися информационной техникой и ориентирующимися в мультикультурном окружении концерна. Необходимы решительность в переговорах, готовность к поездкам, знание английского и русского языков. Руководителем отдела кадров, права, общего управления должен быть юрист или экономист. Работодатель пишет: "Мы понимаем невозможность полного владения всеми тремя сферами, но ждем ангажированного вхождения в работу (усвоения). Задачи: вопросы кадров, также правовые вопросы в гражданском, хозяйственном, трудовом праве. Мы желаем, чтобы вы рассматривали эти вопросы в предпринимательской перспективе. Стратегическое мышление, инициатива и хорошее поведение мы предполагаем для вхождения в тесный круг. Возраст руководителя - 31-40 лет".

Таким образом, сообщество юристов в ФРГ весьма развито, многочисленно, выполняет сложные и значимые функции. Оно пользуется уважением и вниманием со стороны общества. Труд юристов неплохо оплачивается, хотя заработок начинающего адвоката не вызывает особой зависти.

В то же время к сообществу юристов предъявляются достаточно жесткие профессиональные требования. Юристы находятся под профессиональным контролем (напомним, что никто не может стать юристом, не сдав государственный экзамен в Министерстве юстиции той или иной Земли).

Учет реальных требований к юристам дает возможность понять механизм их поведения.

 

Глава V. Динамика профессии юриста

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.