Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Использование конструктов и конструктных систем





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

До сих пор, стараясь понять, как человек пытается предсказывать и контролировать события своей жизни, мы видели, что он развивает конструкты, организованные в одну или несколько иерархических систем. Конструкты – это интерпретации уже произошедших событий посредством того, что равнозначно процессу индуктивных умозаключений. Конструктная система – это в основном теория мира или разделов мира жизненного опыта. Все это вполне согласуется с моделью человека как ученого, так же как и использование конструктов и конструктных систем, как оно происходит согласно Келли. Когда ученый формулирует посредством индуктивного умозаключения теорию относительной значимости наблюдаемых явлений, он будет затем использовать эту теорию в дедуктивной манере, чтобы предвидеть события, которые еще не произошли, и воздействовать на них. Его дедуктивные процессы приведут к формулированию гипотез или прогнозов и к манипулированию окружающей средой или контролированию ею с тем, чтобы проверить свои гипотезы. Насколько я могут судить по работам Келли, использование человеком своих конструктов и конструктных систем соответствует этой модели. Однако я должен отметить, что наиболее неясная и отрывочная часть его теории касается объяснения того, как осуществляется переход от конструктов и конструктных систем к прогнозированию и действиям. В определенной степени то, что я скажу ниже, было прочитано между строк работ Келли. Надеюсь, я сделал это в духе его подхода.

Пытаясь понять, каким образом конструкты и конструктные системы используются в прогнозировании и действии, прежде всего необходимо осознать, что события становятся значимыми для человека, только если они включены в конструкты. И очевидно, что конкретная значимость, придаваемая интерпретируемым событиям, определяется количеством и содержанием конструктов, под которые они подпадают. Позвольте мне сказать почти то же самое словами, более тесно соотносящимися с прогнозированием или по крайней мере с опережающим отражением. Келли говорит, что имеющиеся у вас сейчас конструкты и конструктные системы определят, какие будущие события будут важны для вас и что будет природой их важности. Полезность конструктов в попытках предсказывать и контролировать заключается в том, что они предоставляют реальную основу для формирования ожиданий относительно того, какого рода события произойдут и для интерпретации их значения. Предположим, вы на пороге гетеросексуального взаимодействия. Если вы обладаете теми конструктами, относящимися к таким взаимодействиям, которые я упоминал в нашем примере, вы будете предвкушать это новое взаимодействие, ожидая, что оно будет удовлетворяющим или неудовлетворяющим, творческим или банальным, продуктивным или непродуктивным, предполагать щедрость или скупость. Вы не будете ожидать от взаимодействия чего-то большего или меньшего. Чем более высокое место конструкт, относящийся к гетеросексуальному взаимодействию, занимает в иерархии, тем в большей степени он будет определять ожидания. Так, если удовлетворяющий-неудовлетворяющий – наиболее общий из этих конструктов, вы без всяких сомнений приложите его к надвигающемуся взаимодействию, в то же время вы можете быть менее уверенными относительно применимости какого-то менее общего конструкта, такого, как продуктивный-непродуктивный.

Итак, первый способ, которым конструктные системы участвуют в прогнозировании и контроле, заключается в том, что они предоставляют нам систему ожиданий, которую можно использовать для представления того, на что будет похож будущий опыт. Вы не можете всерьез ожидать, что будущее гетеросексуальное взаимодействие будет, скажем, разоблачительным или не разоблачительным, если только в вашей системе уже нет такого конструкта. Но прогнозы, которые можно сделать исключительно на основе имеющих к вам отношение иерархически организованных конструктов, очень общие по своему характеру. Все, что вы можете сказать на этом уровне, – это то, что грядущее гетеросексуальное взаимодействие будет удовлетворяющем или неудовлетворяющим, творческим или банальным и т.д. Вы не можете ожидать, что оно определенно будет удовлетворяющим, а не неудовлетворяющим или очень творческим, а никак не банальным. Решение, к какому полюсу каждого из значимых конструктов склониться, формируя ожидания, – очень важный вопрос в теории Келли, если она нацелена на понимание человеческого стремления предсказывать и контролировать.

Когда люди, предвосхищая будущее, отдают предпочтение одному из полюсов конструкта, они совершают то, что Келли (1955, с. 64-68) называет продуманным выбором. Важнейший теоретический вопрос – основа, определяющая этот выбор. Келли не подчеркивает такую возможную основу, как предпочтение того полюса, который оказывался наиболее точным в прошлом, хотя такого рода предположение выглядело бы в его теории вполне правдоподобно. Вместо этого он говорит, что "человек выбирает для себя ту альтернативу в дихотомическом конструкте, посредством которой он ожидает получить больше возможностей для расширения и утверждения своей системы" (Kelly, 1955, с. 64). Кажется, это утверждение вполне согласуется со стремлением ядра предсказывать и контролировать. Если цель вашей жизни – прогноз и контроль, вы должны быть заинтересованы в совершенствовании конструктной системы, от которой зависит успех в достижении цели. Но здесь существует неясность, обязанная своим появлением тому факту, что в действительности существуют две стратегии, посредством которых можно преуспеть в прогнозировании событий. Наиболее очевидный путь состоит в том, чтобы развить конструктную систему, хорошо работающую на определенной совокупности событий, и затем сузить мир своих переживаний только до этих событий или событий, настолько на них похожих, что вероятность трудностей или неточностей в прогнозировании будет минимальной. Менее очевидный путь – преуспеть в точном прогнозировании – заключается в том, чтобы развить такую всеобъемлющую и надежную систему, что никакое ограничение возможного опыта не потребуется, поскольку практически любое событие может быть с точностью предсказано.

Как связано процитированное выше утверждение Келли с этими двумя стратегиями? Хотя Келли и не очень четок в своем утверждении, при внимательном чтении становится понятно, что он признает обе стратегии и пытается объединить их в понятии продуманного выбора. Этот выбор делается смело, когда считается, что предпочитаемый полюс конструкта приведет к расширению конструктной системы, то есть сделает ее более всеобъемлющей. Продуманный выбор совершается с защитной целью, когда считается, что предпочитаемый полюс конструкта приведет к поддержанию или сохранению конструктной системы в том виде, в каком она сейчас существует. Такой консервативный выбор приводит к закреплению уверенности, в то время как смелый выбор ведет к расширению понимания.

Хотя Келли предложил описательную терминологию для распознавания консервативного и смелого выбора, он не объясняет, почему или когда выбор определенного вида будет одерживать преимущество над другим. Это серьезный недостаток его позиции, поскольку продуманный выбор, определяющий ожидания, непосредственным образом выражает стремление ядра личности. Признавая этот недостаток, Секрест (Sechrest, 1963, с. 221), ученик Келли, который только интерпретировал его работы в своих статьях, говорит:

"Возможно, здесь [в продуманном выборе] подразумевается, что существует некоторое чередование расширения и укрепления конструктной системы. Когда человек чувствует, что он в безопасности и может правильно прогнозировать события, он будет делать выборы, способствующие расширению своей системы, даже с риском ошибиться, но затем последует период, в течение которого он будет совершать выборы, снижающие вероятность ошибки и служащие подкреплениями".

Это остроумное предположение, но в работах Келли мало того, что впрямую свидетельствует в его пользу. Мне кажется, нам придется смириться с тем, что эта теория, будучи описательно полной, не объясняет, где человек, используя конструкты для прогнозов, будет прибегать к консервативным стратегиям, а где к их противоположности – рискованным.

Мне кажется, что этот недостаток нужно понять вместе с теми двумя, что были упомянуты ранее. Келли не говорит ничего определенного о направлениях, по которым идет интерпретация, о реальном содержании вытекающих из нее конструктов и, наконец, об основе, на которой конструкты используются консервативным или рискованным образом. Когда сторонники теорий конфликта или самореализации сталкиваются с необходимостью объяснения такого целенаправленного поведения, они признают определяющее влияние инстинктов, врожденных потенциальных возможностей, эмоции, эмоциональных конфликтов или мотивов. Понятно, что Келли не стал бы прибегать к подобным объяснениям, поскольку его позиция – модель согласованности – не только подчеркивает приобретенную природу личности, но и декларирует свободу от гедонистических и мотивационных допущений. Человек пытается, согласно Келли, прогнозировать и контролировать, а не выражать какую-то внутреннюю сущность или совокупность потребностей или наслаждаться удовольствием. Но его отречение от положений теорий конфликта и самореализации не разрешает описанную выше проблему. Он должен найти основу, чтобы сделать свою позицию более полной и способной прогнозировать, что также согласуется с его подходом. Но я не уверен, что Келли согласился бы с необходимостью теоретических добавлений. Он так настойчив в том, что касается свободы жизненного выбора человека, что может просто страстно не желать посягать на эти идеалистические установки, разрабатывая теоретические взгляды, превращающие жизнь в жестко детерминированное явление. Как вы помните, я сделал такое же предположение относительно Роджерса, Адлера и Олпорта. Эти ученые, несмотря на свою принадлежность к разным теоретическим традициям, были громкогласными, бескомпромиссными сторонниками свободы жизненного выбора.

До сих пор, обсуждая использование конструктов и конструктных систем для прогнозирования и контролирования жизненного опыта, я сосредоточивался скорее на антиципациях и ожиданиях, чем на действиях. Что касается процесса формирования ожиданий, мы увидели, что Келли частично предоставил нам основу для понимания того, как они образуются и что будет составлять их содержание. Они образуются как естественные спутники конструктов, приходящих на ум при столкновении с вероятностью возникновения событий определенного рода, и имеют содержание, связанное с избираемыми полюсами значимых в данный момент конструктов. Теория Келли неполна, поскольку он не говорит, почему и когда определенные полюсы будут выбираться, и в более раннем процессе нам не объясняют, почему избираются одни направления истолкования, а не другие.

Обратись к детерминации действия, мы обнаружим, что здесь позиция Келли еще более отрывочна и неопределенна, чем она была в отношении формирования ожиданий. Соглашаясь с этой критикой, Секрест (1963, с. 219-220) говорит:

"[Понятие продуманного выбора] наиболее непосредственным образом связано с прогнозированием внешнего поведения, но, как станет очевидно, существуют серьезные трудности при переходе от конструктной системы человека к его поведению в любой конкретной ситуации. ...Если [продуманный выбор] – это переходное звено между конструктной системой и наблюдаемым поведением, природа этого переходного звена не была четко описана. Складывается впечатление, что делаемые на основе [продуманного выбора] прогнозы отнюдь не точны".

Говоря в общем, Келли в действительности не обсуждает действие, по-видимому включая его в более широко понимаемое понятие "ожидания". Это означает, что, поскольку мы хотим сосредоточиться на самом по себе действии, нужно представить дополнение или расширение ожидания. Так, если бы ваш конструкт заставил вас ожидать, что грядущее гетеросексуальное взаимодействие будет творческим, вы бы, по-видимому, действовали в соответствии с этим ожиданием. Но что это должно значить более конкретно, остается загадкой позиции Келли. Мы можем рассуждать, каким может быть действие, дополняющее ожидание, и сказать, например, что человек, ожидающий, что взаимодействие будет творческим, будет, возможно, действовать в соответствии с тем, что творчество означает для него. Может быть, он будет чувствительным, свободным в близости, не оценивающим то, что он говорит и делает в ходе взаимодействия.

Как вы можете представить, если действия человека дополняли бы его ожидания и были бы успешными, это оказало бы значительное влияние на укрепление надежности его конструктной системы. Если ваша конструктная система приводит к ожиданию творческого взаимодействия и вы поэтому успешно действуете в творческой манере, тогда вы с большей долей вероятности заключите, что ваши ожидания были верны, чем если бы вы действовали как-то по-другому. Единственная причина, по которой я об этом говорю, заключается в том, что совершенно неясно, почему модель человека-ученого должна приводить к мнению, что действие должно быть дополнительным по отношению к ожиданию. Когда у ученого есть гипотеза, он начинает ее проверять. Проверка подразумевает действия, совершаемые так, чтобы показать не только то, является ли гипотеза правильной, но и, что более важно, является ли она ошибочной. Ученый в значительной степени старается доказать несостоятельность своей гипотезы, и только если это ему не удается, он посчитает ее надежной. Обобщая эту научную модель, можно было бы ожидать, что Келли предположил бы, что человек будет действовать в основном не в соответствии со своими прогнозами, а так, чтобы подвергнуть их суровым испытаниям.

Конечно, такая стратегия проверки потребовала бы довольно хладнокровного отношения к жизни, но, по-видимому, такое отношение – составная часть базовых положений теории Келли. Если цель твоей жизни – точно предсказывать и контролировать жизненный опыт, а жизненный опыт складывается из существующих независимо от тебя событий, тогда ты должен тратить все время, проверяя свои ожидания, чтобы твоя конструктная система точно соответствовала реальности. Можно обоснованно утверждать, что, исходя из позиции Келли, сущность действий наиболее естественно было бы рассматривать как главным образом проверку гипотез.

Как бы выглядело такое проверяющее гипотезу действие? Келли не помогает нам понять это. Но, действуя в духе его подхода, мы могли бы попытаться ответить на этот вопрос. Если конструкт, который вам кажется значимым в грядущем гетеросексуальном взаимодействии, – продуктивный-непродуктивный и вы сделали продуманный выбор, приведший к ожиданию, что взаимодействие будет скорее продуктивным, чем непродуктивным, тогда действие по проверке гипотезы заключалось бы в том, чтобы проявлять или стимулировать продуктивность либо точно так же непродуктивность или ни одно из двух. В любом случае действие по проверке гипотезы не могло заключаться в попытке проявлять или стимулировать только продуктивность или только непродуктивность в ходе взаимодействия. Поддерживать опыт, относящийся только к одному полюсу конструкта, означало бы рисковать возможностью определить, являлось ли построенное на основе продуманного выбора ожидание действительно верным.

Пытаясь подробно описать действие по проверке гипотез, я уже вышел за пределы формального теоретического аппарата, разработанного Келли. Нужно сделать вывод, что проблема действия как часть человеческой жизнедеятельности, отдельной от мышления, его не сильно интересует. С точки зрения некоторых аспектов персонологии это серьезное ограничение. Некоторые персонологи могли бы посчитать, что Келли должен был разработать свою теорию, предоставив действию более важный статус чего-то, достойного объяснения. В таком случае захватывающая безукоризненность этого подхода, с его единственным акцентом на прогнозировании и контроле как стремлении ядра личности, попала бы под огонь критики. Брунер (Bruner, 1956) высказывает одно из таких возможных соображений, спрашивая, действительно ли пагубное удивление, связанное с неточным прогнозом, является единственной силой, направляющей жизнь. Особенно критикуя упрочение и расширение конструктной системы как целого, как единственную основу для принятия решений, Брунер говорит: "Я сильно подозреваю, что когда люди сердятся, или воодушевлены, или влюблены, вряд ли что-то может заботить их меньше, чем их "система как целое"". Позже в том же обзоре литературы Брунер (1956) еще яснее показывает, что он критикует нежелание Келли признать, что эмоции оказывают определяющее воздействие на ожидания и действия:

"Я полагаю, значительный недостаток этой книги в том, как она расправляется с человеческими страстями. В том, что Фрейд избрал Моисея, или Микеланджело, или маленького Ганса, была определенная стратегия. Если справедливо, что Фрейд часто бывал жертвой драматического примера, так же справедливо, что той же монетой он оплатил свое движение на пути к пониманию глубин и высот la condition humaine. Для сравнения, молодые женщины и мужчины в клинических примерах профессора Келли обеспокоены своими свиданиями, учебой и конформностью. Если клинические описания Фрейда – шарж на fin de siecle Вены, то у Келли – это глянцевое изображение "золотой молодежи" Колумбуса, Огайо, которая занята конструированием собственного мира. Что более "реально"? Я не знаю. Жаль, что профессор Келли не лечил больше "одухотвореннейших людей в одухотвореннейшие моменты или хотя бы Нижинского или Габриэля д'Аннунцио".

Брунер предполагает, что, даже если многих молодых студентов и студенток колледжа хорошо можно понять, исходя из предположения, что они пытаются сформировать конструктную систему, посредством которой они смогут успешно предсказывать и контролировать события, это необязательно справедливо по отношению ко всем. Даже если существует хотя бы несколько людей, которые в большей степени управляются своими страстями, чем в приведенном выше примере, и, конечно, если эмоции оказывают в какой-то степени детерминирующее влияние на многих людей, к критике Брунера нужно отнестись со всей серьезностью. А возможность того, что эмоции могут быть причиной функционирования, особенно вероятна в области действия, области, которая мало интересовала Келли.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.