Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

То есть в пределах РФ существуют словно несколько разных стран: от самых нищих до сверхбогатых? Да ведь это же прямой путь к распаду РФ, ко «второй серии» после 1991 года!



– Увы, это так. И это чревато расколом Федерации. Душевое производство ВРП в десяти наиболее экономически развитых регионах России в 2005 году превышало среднестатистический уровень в 3,8 раза. Для сравнения: в 2000 году – 3,2 раза, а в 1998 – 2,5 раза. К 2004 году двенадцать субъектов Федерации из 89 обеспечивали более 50 % ВВП страны. В этих же регионах сосредоточились основные инвестиции и другие ресурсы экономики. Разрыв в социально-экономической ситуации становится основным социальным противоречием, порождающим политические конфликты. РФ уверенно шагает к распаду.

В итоге это приводит прежде всего к катастрофическим провалам в демографии и к невиданной по масштабам внутренней миграции российского населения. В более чем половине российских регионов – 47 из 89 субъектов Российской Федерации – в 2005 году наблюдалось увеличение числа умерших. Превышение числа умерших над числом родившихся в целом по стране составило 1,6 раза, а в 23 регионах – 2,0–2,8 раза. Размах вариации продолжительности жизни для населения различных регионов в 2005 году достиг почти 23 лет. А по продолжительности жизни мужчин он превысил 25 лет, варьируя от 46,4 года в Корякском автономном округе до 71,7 года в Ингушетии.

Стоит еще раз напомнить, что за последние полтора десятилетия более 46 млн человек – треть российского населения – сменили место жительства в надежде принципиально улучшить и стабилизировать свое положение. При этом продолжается скапливание мигрирующего населения в Московском столичном регионе, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах Тюменской области, в Краснодарском и Ставропольском краях. В результате плотность населения на 1 кв. км в Центральном федеральном округе составляет 57,7 чел., Сибирском – 3,9 чел., Дальневосточном – 1,1 чел. При этом отток населения в 3–4 региона Российской Федерации не только продолжается, но и нарастает. Продолжается деградация подавляющего числа городов и районов, не являющихся федеральными, региональными центрами или мегаполисами. Катастрофической стала ситуация в сельских районах. Так, на момент переписи 2002 г. более чем 8,4 % сельских населенных пунктов были нежилыми, а в 22,4 % проживало не более 10 человек.

Внутренняя миграция в единичные «острова нормальной жизни» сопровождается эмиграцией и выездом из страны наиболее квалифицированных, образованных и перспективных групп населения. Главной причиной продолжающейся «утечки умов» и общей эмиграции из страны служит отсутствие в стране иных – кроме Москвы и Санкт-Петербурга – региональных центров социально-экономического развития мирового уровня. Правда, и Москву с СПб считать центрами развития мирового класса можно считать лишь с большой натяжкой. По сравнению с Токио, Калифорнией, Пекином или Бомбеем-Мумбаи они, извините за выражение, ублюдочны. Неполноценны. В них преобладает спекулятивный тип хозяйства, резиденции сырьевых корпораций. Зато недопустимо мало процветающих технопарков и технополисов, сильных университетов планетарного значения, корпораций с высокотехнологичными производствами. Потому сегодняшние Москва и «град Петров» не могут выступать центрами притяжения стратегических групп населения – самых квалифицированных и образованных людей. Они ведь тянутся не к финансово-спекулятивному и сырьевому, а к инновационно-промышленному типу хозяйства. А потому и бегут из РФ.

Дальнейшее существование только одного безусловного центра экономической и социальной активности в Российской Федерации (Московский столичный регион) закрепляет критическую деформацию пространственной структуры страны и схемы расселения. Гипертрофированная «москвизация» выступает прямой угрозой целостности страны и уничтожает саму возможность для социально-экономического и демографического развития в подавляющем большинстве субъектов Федерации. Направление внутренней миграции и внешней иммиграции на Европейский центр и юг сохранится и будет усиливаться, если не будет осуществлена решительная государственная политика по созданию альтернативного центра или центров развития на территории Сибирского и Дальневосточного федерального округов.

Это требует коренного пересмотра государственной политики пространственного и регионального развития.

– Самое ужасное заключается в том, что череда правительств с 1992 года ничего делать для исправления такого положения даже не пытается…

– И вправду, на сегодня ключевые решения правительства и Минрегионразвития, несмотря на очевидные и разрушительные для единства и развития страны тенденции, направлены на дальнейшее усиление неравномерности регионального развития и ускорение выезда населения из депрессивных регионов!

К пространственной деградации и коллапсу приведет реализация заслушанной на заседании правительства Российской Федерации 30 июня 2005 г. Стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации. Ведь в ней делается ставка на принцип поляризованного (или «сфокусированного») развития – то есть на отказ от политики выравнивания уровня регионального развития и концентрации финансовых, административно-управленческих, человеческих и других ресурсов в «опорных регионах» («полюсах», «локомотивах» роста). Также не просто бессмысленной, но и прямо вредной выглядит разрабатываемая Минрегионразвития федеральная целевая программа «Повышение пространственной мобильности населения», которая исходит из якобы недостаточной мобильности российского населения и в случае принятия выступит дополнительным эффективным механизмом обезлюдивания и опустошения Дальнего Востока, а также всех малых городов и сельских районов, составляющих более 90 % территории Федерации.

А ведь, Юрий Васильевич, вся политика российских правительств построена по принципу социал-дарвинизма: сильному – помоги, слабого – толкни и добей. Пусть, дескать, богатые регионы становятся все богаче, а бедные – все беднее. И плевать им на то, что в перекошенной экономике сырьевого придатка богатеют совсем не те, кто занимается производством будущего. В этом отношении кабинет Фрадкова, скажем, практически ничем не отличается от правительства Касьянова. И оба они, по сути дела, продолжали политику первого «реформаторского» Правительства РФ, кабинета Гайдара 1992 года.

– Либерализм – это, увы, опасная болезнь. Оттого и нужно нам, носителям идеи развития, сплачиваться, чтобы вырвать судьбу страны из рук вот таких деятелей. Опасный разрыв между регионами РФ пока лишь нарастает. Особенно критической является ситуация, в которой оказалось население российского Дальнего Востока.

Это обусловлено прежде всего высокими расходами и относительно низкими доходами населения. Существенную роль в снижении привлекательности Дальнего Востока играет и практическая оторванность его населения от жизни «Большой Земли» (или как уже принято там говорить, «Запада» или даже «России»). Это обусловлено не только гигантскими расстояниями, но и высокими тарифами на транспортные перевозки. Они-то в настоящее время более чем в 3 раза выше тех, что были в 50–80-е годы прошлого века. Ведь тогда, в СССР, стоимость авиабилета составляла менее трети от средней месячной заработной платы. И каждый мог несколько раз в год съездить с Сахалина в коренную Россию и обратно. А сегодня цена авиабилета превышает размер заработка вдвое-втрое! Важно отметить и общую неустойчивость жизни на Дальнем Востоке, отсутствие социальных и иных гарантий, общий неблагоприятный фон от высокой смертности и низкой рождаемости, отсутствие уверенности в завтрашнем дне. Все это также ведет к устойчивому депрессивному состоянию населения.

Кардинальное различие между ситуацией Дальнего Востока и Центра Европейской части Российской Федерации создает мощный градиент предпочтений не в пользу восточных регионов и способствует массовому выезду жителей в центральные районы или за рубеж. Начиная с 1989 г. численность уезжающих с Дальнего Востока абсолютно превышает численность приезжающих сюда. Он имеет устойчивое отрицательное миграционное сальдо. За последние 10 лет потеря собственного населения Дальнего Востока составила почти 1 миллион человек (при общей численности населения на 2002 г. – 6,5 млн душ. То есть оттуда сбежало более 12 % населения). Причем темпы сокращения населения Дальнего Востока почти вчетверо выше, чем по стране в целом. В результате плотность населения на 1 кв. км в Центральном федеральном округе составляет 57,7 человека, а в Дальневосточном – 1,1 человека.

Немаловажно, что население Дальнего Востока стало убывать впервые со времени освоения его русскими, причем это происходит не только на севере, но и в южных районах Дальнего Востока с оптимальным климатом. При этом соперником Дальнего Востока (в том числе в конкуренции за население и мигрантов) сегодня выступает наиболее развитый в стране Центральный регион России. Приобретения Центрального федерального округа во внутрироссийских миграциях, составившие 787 тыс. человек, были практически равны потерям Дальнего Востока, подтверждая тем самым даже количественно «полюсность» этих двух регионов. Более того, среди всех российских регионов РФ именно Дальний Восток был главным донором Центра, обеспечившим 28 % его миграционного прироста, полученного за счет внутренней миграции. Преодоление этих вот неравномерностей требует принятия системных мер по выравниванию социально-экономической ситуации на Дальнем Востоке по отношению к Центру Европейской части Российской Федерации, по организации сопоставимых уровня и качества жизни.

Основой должен стать дифференцированный подход к районам Дальнего Востока и создание адекватной системы районирования. Критерием правильности методик и законодательного обеспечения районирования надлежит сделать увеличение реальной заработной платы и общих доходов работающих и проживающих на Дальнем Востоке.

Для этого необходимо:

1. поднять размер пенсий и заработной платы до уровня фактических расходов населения;

2. предусмотреть целевые государственные субсидии на компенсацию тарифов на электроэнергию и тепловую энергию и на оплату жилищно-коммунальных услуг, а также разработать и ввести механизмы государственного регулирования цен на энергетические, материально-технические ресурсы и продовольствие, а также транспортные тарифы;

3. существенно расширить круг лиц, имеющих право на льготы и субсидии на оплату жилья и коммунальных услуг, а также на получение жилищных сертификатов.

Однако одного выравнивания уже недостаточно. Необходимо решительное опережающее развитие всего нашего Дальнего Востока. Только так возможно переломить крайне опасную тенденцию: российский Дальний Восток все в большей степени становится независимым от федерального Центра. Это наглядно представлено в показателях экономического оборота Дальнего Востока. На связи с соседними странами приходится 18 %. На торговлю с остальными регионами России – только4 %. А остальные 78 % оборота составляют связи внутри самого дальневосточного региона. По сути, Дальний Восток к настоящему времени является уже скорее частью восточноазиатского экономического пространства, чем российского.

Какова будет следующая стадия? Правильно – отделение Дальнего Востока от гнобящей его Москвы.

Преодоление отчуждения Дальнего Востока от Российской Федерации как раз и требует выделения приоритетной проблемы: проектирования и создания Дальневосточного центра развития, сопоставимого с Московским столичным регионом. А тем более сравнимого с другими ведущими регионами страны и городами-миллионниками. Такой новый центр развития РФ выступит и новым очагом мирового развития. Для этого необходимы Новая Восточная политика России и особый Восточный проект. Грандиозный, с определением на Дальнем Востоке особой территории федерального статуса, что выступит пространственной основой для формирования нового центра развития. Опять-таки такая задача по плечу лишь Диктатуре развития. И стать она должна частью Пятилетки развития: сначала – первой, а затем и последующих пятилеток.

Дело облегчается тем, что к настоящему времени накоплен полуторавековой опыт интенсивного освоения Дальнего Востока. Имеются серьезные заделы и в последние пятнадцать лет. Так, еще в начале 1990-х годов был разработан и успешно включен в качестве самостоятельного раздела в федеральную целевую программу «Дальний Восток и Забайкалье» инновационный проект «Техноэкополис „Комсомольск-на-Амуре, Амурск, Солнечный“ („Техноэкополис КАС“). В основе его лежит принцип объединения передовой науки, промышленности и образования в целях разработки и продвижения лидирующей продукции при бережном сохранении человеческого потенциала и жизни в целом на данной территории. Проект „Техноэкополис «Комсомольск – Амурск – Солнечный“ стал ценным опытом по разработке и реализации на практике нового подхода к развитию проблемных регионов страны. Создание и развитие техноэкополиса резко уменьшит отток населения, прежде всего высококвалифицированных кадров. И вновь мы говорим: для осуществления такого проекта необходима Диктатура развития.

Большое значение имеет создание в начале 1990-х годов нового космодрома «Свободный» в Амурской области. Научно-промышленный высокотехнологический потенциал космодрома и обеспечивающего его деятельность ЗАТО, города Углегорска, является чрезвычайно важным ресурсом для опережающего развития Дальнего Востока. Но что мы видим? Никто в Москве не хочет задействовать потенциал «Свободного», правительство принимает решение о его закрытии! Именно здесь и сейчас необходима реализация проекта создания особого Амурского района, основанного на соорганизации в единую макрорегиональную систему космодрома «Свободный» и техноэкополиса «Комсомольск – Амурск-Солнечный» (КАС). Такой район мог бы стать целостной научно-образовательно-промышленной системой, ориентированной, в частности, на автономную космическую индустрию: от производства ракетоносителей (в том числе малого и среднего класса) на модернизированных производственных мощностях Комсомольска-на-Амуре и до их запуска с космодрома «Свободный».

Связывание в рамках особого района Тынды и Ванино позволяет довести до первично эффективного состояния Байкало-Амурскую магистраль, замысленную в оригинальном виде еще в 30-е годы прошлого века. Связывание Благовещенска, Биробиджана, Хабаровска и Ванино позволило бы не только построить систему эффективного транспортного сообщения, но и создать систему мирового производства уникальных биоресурсов, пищи наивысшего качества и разнообразных натуральных препаратов. Как для региона, так и на экспорт (соя, рыба, лекарственные растения, дикоросы, особые травы и деревья и проч.). Одно только правильное развитие рыбной отрасли на юге Дальнего Востока позволит создать как минимум 300 тысяч перспективных рабочих мест. Приоритетное значение имеют и крупномасштабные проекты в области энергетики. Например, развитие инновационной атомной энергетики.

Наконец, одним из важнейших условий развития Дальнего Востока становится развитие Восточной Сибири. Думаю, необходимо возвести в ранг отчетливой государственной политики ускоренное освоение Восточной Сибири. Именно оно обеспечит устойчивый экспорт энергоресурсов в страны Восточной Азии. Организация на территории Восточной Сибири ресурсно-промышленного района (по типу Тюменского освоения 60– 80-х годов прошлого века, но на принципиально новом уровне экологических требований) может и должна стать составной частью преодоления неравномерности пространственного и регионального развития РФ. Плацдармом такого переосвоения готова выступать Тюменская область, позиционирующая себя в качестве инновационного кластера в сфере нефтегазового оборудования и машиностроения.

Максимально быстрая организация центров развития страны в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке жизненно необходима для единства страны, преодоления диспропорции пространственного и регионального развития. Она несомненно улучшит социально-экономическую и демографическую ситуацию в Зауралье. Создание новых центров развития позволит не только остановить бегство граждан РФ с восточных территорий и противостоять нарастающему миграционному и экономическому давлению со стороны Китая, но и создаст новый форпост внутрироссийского и мирового развития!