Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Вы имеете право сказать: «Я не понимаю».



Сократ_ заметил: истинная мудрость приходит к каждому из нас тогда, когда мы осознаем, как мало мы понимаем в жизни, в самих себе, в мире вокруг нас. Его наблюдение удачно характеризует одну из сторон человеческого сущест­вования. Мы все не столь находчивы и восприимчивы, чтобы абсолютно понимать хотя бы большую часть того, что про­исходит вокруг. И все же ограниченность человеческих спо­собностей не мешает нам жить. Знание приходит с опытом, и наш опыт общения с другими людьми показывает, что мы не всегда понимаем намерений и желаний других людей. Мало кто из нас вообще умеет читать чужие мысли, никто не мо­жет читать чужие мысли очень хорошо, и тем не менее, многие пытаются с помощью намеков, недомолвок и подска­зок заставить нас делать то, что они хотят. Детское убежде­ние, на котором строится этот тип манипуляций, примерно таково: чтобы жить без разногласий, вы должны предвос­хищать нужды других людей и быть восприимчивым к ним. Предполагается, что вы и так понимаете их нуж­ды, вам не нужно о них говорить. Если же вы не понима­ете этого, пока вам не начинают постоянно об этом говорить, то, значит, вы не в состоянии жить в гармо­нии с другими людьми, вы — человек безответственный и ничего не знающий.

Примеры манипуляций, построенных на этом детском убеждении, мы часто видим в повседневной жизни. Члены вашей семьи, сотрудники, соседи и все, кто придерживаются подобного мнения, пытаются «оскорбленным» или «серди­тым» взглядом и молчанием заставить вас изменить свое по­ведение по отношению к ним. Вами начинают манипулировать обычно после какого-нибудь конфликта между вами и «по­страдавшей» стороной, когда вы сделали не то, что от вас хотели. «Пострадавшие» не проявляют словесной решитель­ности, чтобы добиться хотя бы части того, что они хотят, с помощью компромисса, а берутся судить вас за то, что:

1) от вас «зло»;

2) вы должны интуитивно понимать, что им не нравится в вашем поведении;

3) вы должны автоматически понимать, что ваше поведе­ние не устраивает их;

4) вы должны так изменить свое отношение к ним, чтобы они больше не чувствовали себя «задетыми» и «рассержен­ными». Если вы позволяете другому человеку принимать за вас решение, то вы автоматически должны понимать, что именно нервирует его. Скорее всего, вам придется ради его удобства изменить свое поведение и сделать все, чтобы он избавился от своих «оскорбленных» и «сердитых» чувств по отноше­нию к вам. Если вы допустите манипуляцию подобного рода, вам придется выполнять чужие желания в первую очередь, и вы лишитесь возможности делать то, что хотите сами.

Манипуляции, построенные на убеждении, что вы долж­ны понимать, часто встречаются при деловых и коммерче­ских отношениях. К примеру, вам необходима медицинская помощь, и вы обращаетесь в некую частную клинику. До начала осмотра врач заполняет на вас медицинскую карту, куда заносятся ваш доход, место работы, данные о страхов­ке и т. п., и на это может уйти больше времени, чем на консультацию врача. Иногда у меня возникает впечатление: врачи думают, что к ним обращаются не за медицинской помощью, а просить деньги в долг. Я знаю, мое впечатление ошибочно, но я неоднократно замечал, как медицинский пер­сонал всем своим поведением показывал, что делает мне ве­ликое одолжение, и я должен им что-то еще, кроме денег.

Когда я недавно обратился к остеопату, я сначала должен был заполнить медицинскую карту, последней каплей, перепол­нившей мое терпение, была графа о номере полиса социального страхования. Я поставил прочерк и перестал заполнять дальше. Хорошо, что это был последний вопрос, а то бы я так и не попал к врачу. Однако, просматривая заполненную мною карту, медсе­стра потребовала занести в анкету номер полиса социального страхования перед тем, как меня примет врач. Когда я сказал, что не понимаю, чем это может помочь при лечении моего локтя, медсестра ответила: это необходимо. Ее покровительственный вид также говорил, что я должен знать, почему этот вопрос стоит в анкете. Несмотря на мою практику психотерапевта, я так и не научился читать мысли; я снова ответил, что не понимаю, как этот номер связан с моим локтем. Смягчившись, медсестра объ­яснила: у них было много неприятных случаев с агентствами медицинского страхования, и номер полиса спрашивается для того, чтобы упростить последующее взаимодействие с этими уч­реждениями. Будучи настойчивым пациентом, я принял свое соб­ственное решение: этим людям я плачу деньги, а потому, ради того, чтобы наладить взаимодействие указанных учреждений, не обязан ставить номер. Меня отлично пролечил очень приятный врач, хотя я так и не заполнил последнюю графу в медицинской карте. Это была пустяковая победа над моей «любимой мозо­лью» — бинарным мышлением ЭВМ. Хотя я до сих пор и сам не пойму, почему мне было не назвать номер этого полиса?

 

Право Десятое:

Вы имеете право сказать: «Мне наплевать...», «Меня не волну­ет...», «Меня не интересует...»

Как вы видите, большинство наших прав частично пере­секаются друг с другом, поскольку они всего лишь более частные проявления самого первого права: быть конечным судьей самому себе. Также много общего в тех обычных убеждениях, на которых строится манипулирование вашим поведением другими людьми, ибо все это сводится к одному: вы не судья самому себе. Из такого убеждения следует хоть вы и несовершенны, как и всякое человеческое существо, вы должны стремиться к совершенству. Если, по воле небес, вы не можете улучшить себя, вы должны, по крайней мере, хотеть улучшить свою человеческую сущность. Если вы раз­деляете такое представление, вы открыты для всевозмож­ных манипуляций; число способов управления вашим поведе­нием ограничивается лишь изобретательностью других лю­дей. Это убеждение звучит примерно так: поскольку вы че­ловек, вы ничтожны и у вас много пороков. Вы. должны стараться преодолеть свои человеческие слабости и все­ми силами «улучшать» себя, пока не достигнете совер­шенства во всем. Вам вряд ли это удастся, но вы все-таки должны хотеть совершенствоваться. Если кто-то^ вам укажет, каким образом вы можете улучшить себя, вы обязаны последовать его наставлению. Если вы этого не сделаете, то вы — испорченный, ленивый, недоразви­тый и никчемный, и потому вы не заслуживаете чьего бы то ни было уважения, в том числе и своего.

Это представление, по моему мнению, бесконечно на­ивно. Если вы решились стать совершенством (даже если вы уверены в себе!), вас ждут разочарования и огорчения. Одна­ко, у вас есть право считать, что вам плевать на то, что надо быть совершенством; тем более, что одни считают совершен­ством то, что для других — извращение.

Манипуляции, построенные на уверенности, что люди должны совершенствовать себя, часто встречаются в жизни. Если ваш брак ничем не отличается от обычного, вероятно, супруг(а) говорит вам, пытаясь бороться с вашей неряшли­востью: «Вечно ты разбрасываешь свои вещи по всему дому! Неужели ты даже не хочешь исправиться и перестать быть неряхой» и т. д. и т. п. Если вы попались в сети манипуля­ций, то вы должны совершенствовать свое поведение (в со­ответствии с тем, как некто понимает, в чем это совершенствование заключается), вам придется объяснять, почему вы разбросали вещи по всему дому, — вчера вечером вы поздно пришли, или слишком устали, или просто забыли, или вооб­ще не очень часто это делаете, и тому подобные детские оправдания. Если же, напротив, вы сами принимаете реше­ние, хотите вы или нет, «улучшаться», то, скорее всего, ответите: «Я сознаю, что следует быть аккуратным, но ино­гда мне плевать на это. Я знаю, что следует быть аккурат­ным, но иногда мне плевать на это. Я знаю, что это тебя расстраивает, но давай попробуем найти компромисс. Если ты постараешься не „давить" на меня, когда я делаю то, что тебе не нравится, я постараюсь не расстраивать тебя, когда ты своими претензиями огорчаешь меня! Только скажи мне, что это тебя раздражает, я тоже, в свою очередь, буду от­кровенен. Никакого хождения вокруг да около. Только пря­мой, откровенный разговор».

Примером может служить случай с Сидом, заведующим отделом универмага, неуверенным в себе человеком. К мо­менту начала психотерапевтического лечения он пребывал в депрессии, потому что некоторые новые продавцы вместо того, чтобы обслуживать покупателей (чего он от них до­бивался), постоянно указывали ему, как можно что-то улуч­шить в организации их работы. Сид не знал, как бороться с такой манипуляцией, и в конце концов давал выход своему гневу, что имело негативные последствия для работы магази­на. После нескольких недель систематической терапии он смог спокойно справляться с вмешательством в его дела. Сид сде­лал для себя открытие: он не только не должен быть совер­шенством, но даже не должен хотеть совершенствоваться.

С манипулированием, построенным на постулате о том, что вы должны хотеть улучшить себя, часто труднее всего спра­виться Единственный путь остановить эту манипуляцию — спро­сить самого себя, довольны ли вы собой и тем, как проявля­ете себя, а затем принять свое собственное решение в отно­шении того, хотите вы или нет что-то изменить.

Многие мои ученики, проходившие тренинг, признавали­сь, что они часто сами не могут понять, манипулируют ими или это их собственное желание. Чтобы помочь им сориен­тироваться, я попросил их свое внутреннее противоречие выразить в любой из трех категорий: «Я хочу», «Мне при­дется», «Мне следует».

Первая категория «Я хочу» — прямая, т. е. я хочу три раза в неделю есть на обед мясо; я хочу пойти в кино вместо того, чтобы смотреть телевизор; я хочу провести остаток своих дней на побережье Таити. Из этих желаний следуют закономерные «мне придется». «Мне придется» — компромиссы, на которые вы идете с самим собой и другими людьми. Если я хочу три раза в неделю есть мясо, мне при­дется доставать деньги на то, чтобы позволить себе это. Если нужно достать эти деньги (и одновременно не попасть в тюрь­му), мне придется работать там, где платят достаточно, чтобы я мог позволить себе есть мясо три раза в неделю. Если я хочу пойти сегодня вечером в кино, мне придется пропустить теле­программу. Если я хочу остаток жизни провести на Таити, мне придется привыкать к «тропическому» образу жизни.

Все последствия того, что вам нужно сделать, если вы чего-то захотите, — довольно просты. Надо только решить, стоят ли ваши «я хочу» последующих «мне придется». Мно­гие, однако, смешивают «мне придется» с «мне следует». С одной стороны, «мне следует» можно охарактеризовать как манипулятивное средство, с помощью которого вам могут навязать чужое желание; а с другой — как выбранную вами самими систему оценок: что вы «можете и не можете де­лать». В частности, мне следует работать, потому что всем следует что-то делать, а не только потому, что вы хотите есть мясо три раза в неделю; мне следует сегодня вечером куда-нибудь пойти, потому что мне не следует все время смотреть телевизор; мне не следует ехать на Таити, потому что никому не следует быть только завсегдатаем пляжей. Когда вы услышите, как кто-то или вы сами себе говорите «следует», тут же настройтесь на волну сопротивления ма­нипуляциям. Прислушайтесь к себе внимательно, и, по всей вероятности, уловите нечто, означающее, что вы не решаете сами за себя.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.