Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ДИАЛОГ 4



Два ученика, проходящие тренинг, учатся ис­пользовать Игрув туман.

К р и т и к: Я вижу, вы опять одеты в своем сти­ле — небрежно.

Ученик: Совершенно верно Я одет как обыч­но (Игра в туман).

Критик: Эти штаны! Похоже, что вы украли их на распродаже подержанных вещей и даже не погладили.

Ученик: Они немного помяты, не так ли? (Игра в туман).

Критик: Помяты — это мягко сказано. Они ужасны.

Ученик: Возможно, вы правы Они действи­тельно выглядят слишком плохо, чтобы их но­сить (Игра в туман).

Критик: А рубашка! Ну и вкус у вас.

Ученик: Может быть, вы и правы Я не при­держиваюсь строгого вкуса в одежде (Игра в ту­ман).

Критик: Любой, кто так одевается, явно не­многого достиг.

Ученик: Вы правы. У меня много промахов (Игра в туман).

Критик: Промахи! Вы это так называете? Ско­рее провалы! Вы просто один целый Большой Каньон.

Ученик: Может быть, вы и правы Мне мно­гое нужно бы улучшить (Игра в туман).

К р и т и к: Я сомневаюсь, что вы можете хоро­шо работать, если и одеваться толком не умеете.

Ученик: Это правда Я бы мог лучше делать свою работу (Игра в туман).

Критик: Если бы вы были поумней и у вас было бы хоть какое-нибудь представление о мора­ли, вы бы спросили кого-нибудь, где купить одеж­ду получше, чтобы не выглядеть таким оборван­цем.

Ученик: Это правда, я бы мог спросить кого-нибудь, где купить одежду получше, и я мог бы быть, конечно же, умнее (Игра в туман).

Критик: Вы нервничаете, когда я говорю вам то, что вам не нравится.

Ученик: Я уверен, что не нервничаю (Игра в туман).

Критик: Вы не должны нервничать, я же ваш друг.

Ученик: Это правда, я не должен нервни­чать (Игра в туман).

Критик: Вероятно, я единственный, кто вам такое скажет.

Ученик: Я уверен, вы правы! (Игра в туман и немного сарказма).

Критик: Вы смеетесь надо мной.

Ученик: Да, это правда (Игра в туман).

Критик: Вы здесь не для того, чтобы учиться сарказму, вы это уже умеете! Вы искусно показы­ваете, как играть в туман.

Ученик: Вы правы, я уже знаю, что такое сарказм, и, вероятно, учусь чему-то новому (Игра в туман).

Критик: Вы никогда этому не научитесь.

Ученик: Вероятно, вы правы, у меня это не очень хорошо получается (Игра в туман).

Критик: Вы снова теребите ухо.

Ученик: Это правда (Игра в туман).

Критик: И вы тут же убрали руку, когда я сказал об этом.

Ученик: Да (Игра в туман).

Критик: И мое замечание об этом опять за­ставило вас нервничать.

Ученик: Предполагаю, вы правы (Игра в ту­ман).

Критик: Вы беспомощны.

Ученик: Возможно, вы правы (Игра в туман).

Критик: И что у вас с волосами? Вы похожи на хиппи.

Ученик: Да, наверное (Игра в туман).

Критик: И похоже, они к тому же и грязные.

Ученик: Это правда. Они могли бы быть чище, не так ли? (Игра в туман).

Критик: Вы не должны усмехаться, когда вам говорят, что вам полезно.

Ученик: Это правда. Не должен (Игра в ту­ман).

Критик: Вы похожи на человека-машину, ни­чего индивидуального. Ученик: И правда, похож (Игра в туман).

Критик: Вы не похожи, вы и есть человек-машина. Я думаю, вы не можете сказать никому и ничего, кроме «да».

Ученик: Я понимаю, почему вы так думаете (Игра в туман).

Критик: Ну хорошо. Можете вы сказать «нет»?

Ученик: Возможно (Игра в туман).

Критик: Вы не знаете?

Ученик Поживем — увидим.

 

Как вы видите из этого диалога, использование Игры в туман дает несколько преимуществ. Прежде всего она учит ученика внимательно слушать, что говорит критик. Если кри­тик говорит, к примеру: «Вы похожи...», ученик отвечает: «Вы правы, я похож...» Если тот говорит: «Я думаю...», ученик отвечает: «Я понимаю, почему вы так думаете...» Новичок учится реагировать только на то, что ему действительно сказа­ли, а не на намеки, которые кроются под критикой. Это учит новичка быть хорошим слушателем: слышать то, что ему гово­рят, а не читать мысли и не интерпретировать то, что ему сказали, не сомневаться в себе. Вдобавок, этот навык помогает новичку думать в терминах вероятности, а не в абсолютных понятиях, таких, как да—нет, черное-6елое, 100 процентов—ноль. Разумеется, ученику мало что приходится делать, но тем не менее он делает свое дело. Вероятно, у него не идеально чистые волосы: он же не вошел в класс прямо из душа Любое критическое замечание заключает в себе хотя бы каплю правды. Когда на занятиях мы отрабатывали Игру в туман, в определенный момент хотя бы один из студентов спрашивал: «Как я могу согласиться с неправдой? Я не собираюсь лгать о себе!» Как показывает опыт, вопросы такого рода возникают в двух случаях. Первое: из-за глубинного ощущения, что сама крити­ка — «неправда». Второе: ученик настолько не уверен в себе, что ему чрезвычайно необходимо, чтобы его поддерживали чем-то позитивным. Работая с такими студентами, я обычно говорил что-нибудь в таком роде: «Что бы вы сделали, если бы кто-то сказал вам, что вы висите в трех футах от земли?» Стоя твердо на земле и имея тому физическое доказательство перед глазами, вы, скорее всего, не стали бы вообще ничего отвечать, только бы рассмеялись. Но как насчет того, чему у вас нет точного, абсолютного, гарантированного доказательст­ва? Например, если кто-то говорит вам, что вы глупы, что вы скажете? Что вы не глупы, так? (Студенты всегда отрицатель­но мотают головами.) Что ж, примите поздравления! Вам повезло, что вы говорите со мной, я весьма глуп. Иногда я делаю очень глупые вещи. Иногда я очень умен, но большую часть времени я глуп. Глуп в сравнении с кем? В сравнении с Эйнштейном я — деревенский идиот. С другой стороны, в сравнении со множеством людей я — просто гений. Так что, когда мне говорят, что я глуп, я могу с готовностью с этим согласиться. Вы, возможно, правы, в сравнении со многими людьми я действительно глуп, и в сравнении с самим собой я иногда просто тупица. Таким образом, я выслушиваю все, что люди обо мне говорят, и сомнения оставляю им. Они, воз­можно, и правы, но я все равно принимаю свое собственное решение по этому поводу и делаю то, что я решил».

Один из студентов вовлекает меня в следующий корот­кий диалог:

Студент: Вы знаете свой «ай-кью»?

Я: Да.

Студент: Он выше нормы, выше 100?

Я: Да.

Студент: Тогда, как вы можете Играть в ту­ман со мной, если я скажу: «Ваш «ай-кью" на­столько ниже нормального, что и слабоумный мог бы заменить вас? »

Я: Просто. Я бы сказал: «Я не удивлен тем, что вы так считаете. Иногда моя голова так плохо ра­ботает, что мне становится интересно, не вышло ли с моим „ай-кью" ошибки».

Студент: Попробуем о другом. Вы «голубой»?

Я: Я так не думаю.

Студент: Скажем иначе. У вас есть гомосек­суальный опыт?

Я: Нет.

Студент: Тогда как вы можете согласиться со мной, если я скажу: «Вы — самый озабоченный мужчинами преподаватель из всех, кого я когда-либо видел. Вы пристаете ко всем вокруг!»

Я: Опять просто. Я могу сказать: «Может быть, вы правы. Интересно, оттого ли это, что я не столь же силен сексуально, как раньше. В семнадцать лет я думал о сексе все время. Теперь я думаю об этом только половину своего времени!» Я ведь не всегда совершенен в своих ответах. Хотите попробовать еще раз?

Другой вопрос, который я слышал от студентов во время тренировки Игры в туман, звучал так: «Но были ли вы искренни, когда соглашались с моей критикой?» На этот про­вокационный вопрос я отвечал вопросом: «Какова вероят­ность искренности?», или, как мой коллега Фрэд Шерман из Сан-Диего : «Разве это имеет значение?» Такой вопрос мог возникнуть у студента, который очень «прикован» к логике и искусственным системам типа «правильно—неправильно», которыми обычно пользуются манипуляторы. Фрэд как-то заметил, что человек, который задал такой вопрос, может чувствовать себя хорошо с ним как с учителем только в том случае, если «все искренне» или «все неискренне»; что-то среднее его не устраивает. Ему не нравится, когда для описа­ния правды используют язык вероятности.

Как я обнаружил, у людей, которые проходят тренинг уверенности в себе, Игра в туман пользуется наибольшей популярностью. Недавно один из моих бывших учеников, преподаватель физики в Калифорнийском технологическом институте, рассказал мне забавную историю. Накануне вече­ром я демонстрировал использование словесного навыка Игры в туман студентам института. На следующий день мой знако­мый заметил, как один из студентов все утро во всех случаях пользовался Игрой в туман. На любое высказывание он с энтузиазмом повторял: «Возможно, вы правы», включая и предложение: «Не хотите кофе?» Мой знакомый физик знал, что мне понравится юмористический оттенок ситуации. Мне действительно это понравилось, но чем дальше он расписы­вал «провокации» студента, тем больше разыгрывалась моя собственная фантазия. Извинившись перед преподавателями и студентами, я не смог удержаться и скопировал студента, обратившись к преподавателю-ядерщику: «Вы правы. Я не должен был дурачить вас, поскольку вы занимаетесь рас­щеплением атома».

С победным блеском в глазах, но и не без симпатии к новичку-студенту физик рассказал мне, как ему хотелось подойти к нему и сказать вроде: «Гарри, я заметил, вы что-то часто используете Игру в туман сегодня. Вам не кажется, что лучше поберечь силы для той ситуации, когда вами бу­дут манипулировать?» Физик вспомнил себя и свой энтузи­азм, когда он только начинал в свое время проходить у меня тренинг. Он думал, что студент ответит ему: «Вы хотите сказать, что знаете это?», а он бы ответил: «Конечно. Все знают об Игре в туман. А вы не знали?» Я одобрил его чувство юмора, но спросил его: «А почему вы думаете, что студент не сказал бы вам просто: „Возможно, вы правы. Я действительно пробую Игру в туман?" » Физик посмотрел на меня и ответил: «Мне следовало подумать об этом. Он мог так сказать!» — и понимающая усмешка исчезла с его лица.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.