Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ДИАЛОГ 15



Мэри входит в кабинет доктора Бэка и садится.

Врач: Мэри, медсестра сказала мне, что у вас давление 140 на 80. Это намного лучше, чем три недели назад.

Мэри: Я делала все упражнения, о которых вы говорили.

Врач: Хорошо! Хорошо! Давайте посмотрим вашу руку. Можете подвигать кистью?

М э р и: На этой неделе немного лучше. У меня все еще плохо с пальцами. Не могу ими ничего брать.

Врач: Скоро все наладится, если вы будете про­должать делать упражнения.

М э р и: Я могу поднять руку и повернуть. А на прошлой неделе не могла. Какое облегчение!

Врач: Все будет улучшаться. Я хочу, чтобы вы продолжали принимать лекарства, и все придет в норму, как и ваше давление. Помните, вам придет­ся принимать их до конца жизни. Вы не должны прекращать их принимать только из-за того, что чувствуете себя лучше.

М э р и: Я не буду прекращать. Я не хочу снова пройти весь этот ад.

Врач: Ну и хорошо. Вы выглядите прекрасно. Я прошу вас снова прийти через две недели. Я ска­жу медсестре, чтобы она назначила вас на прием.

Мэри: Доктор, я бы хотела поговорить с вами о гормонах, которые вы мне раньше прописывали. Я хочу снова их принимать. Когда я их принимаю, я чувствую себя намного лучше. Я с ними как на крыльях (Самораскрытие).

Врач: Конечно. Я тоже думаю, что они помо­гают. Я выпишу направление, чтобы вам прямо сей­час сделали укол.

Мэри: Это как раз то, о чем я хотела с вами поговорить. Мне нужны гормоны, но я не хочу укола. После того как медсестра делает мне укол этой огромной иглой, я несколько дней не могу сидеть. Я хочу вместо укола таблетки (Заигран­ная пластинка, Самораскрытие).

Врач (задумчиво смотря на Мэри): Но гормо­ны лучше принимать в виде инъекций. Один укол — и все, до вашего следующего прихода.

Мэри: Это правда, но я предпочитаю таб­летки (Игра в туман, Заигранная пластинка).

Врач: Если я дам вам таблетки, вам нужно не забывать принимать их ежедневно.

Мэри: Да, мне придется помнить об этом, но я предпочитаю таблетки (Игра в туман, Заиг­ранная пластинка).

Врач: Мэри, проблема с таблетками в том, что многие женщины злоупотребляют ими. Они дума­ют, что если две улучшают их самочувствие, то четыре улучшат его в два раза, и в итоге принимают слишком много и попадают в беду.

М э р и: Я знаю, многие это делают, но я все-таки хочу таблетки вместо этих проклятых уко­лов! (Игра в туман, Заигранная пластинка).

Врач: Мэри, у вас было достаточно проблем из-за инсульта. Почему сейчас не сделать укол, а о таблетках мы поговорим, когда вы придете в следу­ющий раз?

Мэри: Тогда вы мне выпишите таблетки? (Ра­зумный компромисс).

Врач: Мне бы хотелось еще поговорить с вами об этом.

Мэри: Я все понимаю, но я все же хочу таб­летки и не хочу больше этих дурных уколов (Само­раскрытие, Заигранная пластинка).

Врач (минуту смотря на Мэри): Я скажу вам, что мы сделаем. Я выпишу вам таблетки в том ко­личестве, которое необходимо до вашего следую­щего прихода, и тогда посмотрим, как идут дела.

Мэри: Это замечательно! (Разумный компро­мисс).

Мэри рассказывала, что ей очень понравилась реакция врача на ее просьбу, она почувствовала, что отношения меж­ду ними изменились к лучшему в результате ее увереннос­ти. Хотя она и знала доктора Бэка двадцать лет, она каждый раз нервничала в его присутствии, боялась, что он мо­жет о ней подумать. В дальнейшем она меньше боялась его и была в состоянии говорить с ним о своих реальных пробле­мах.

Отношения между врачом и пациентом могут разрушить­ся в том случае, когда врач не в состоянии справиться с беспокойством пациента и его требованием дать ту информа­цию, которую врач дать не вправе. Некоторые врачи при этом раздражаются или предлагают пациенту уйти и не воз­вращаться до тех пор, пока психотерапевт не поставит их голову на место. Такой метод общения с пациентами, пусть даже истеричными, не может нравиться больным. Ярким кон­трастом подобному поведению служит пример моего близ­кого коллеги, психиатра Абеля.

Абель пришел к выводу, что намного удобнее для него и лучше для его пациентов решительно установить те границы (обычно это отказ на просьбу пациента), в пределах которых он будет разговаривать с пациентом или его родственником. Абелю удалось создать отличную модель, которая позволяла установить баланс между тем, что хочет пациент, и тем, что врач может ему дать. Я недавно консультировался с ним по проблемам, связанным с моим пациентом. Абель пригласил меня присутствовать при его разговоре с отцом шестнадцатилетнего мальчика, больного шизофренией.

Отец мальчика, мистер Дженик, видит значительные улуч­шения в поведении сына (с момента госпитализации прошло 5 дней) и хочет на выходные забрать его домой.

М-р Дженик: Я так рад, что Ларри попал к вам, доктор. Он сейчас уже почти нормален.

А б е л ь: Я понимаю, что улучшение состоя­ния Ларри вас радует, мистер Дженик, но ему надо еще продолжить лечение, чтобы его снова можно было считать нормальным (Игра в туман, Заигранная пластинка).

М-р Дженик Он снова со мной разговарива­ет, а не только раскачивает головой и молчит. Я знаю, ему намного лучше.

Абель: Ему лучше, но я не хочу обнадежи­вать вас раньше времени (Игра в туман, Саморас­крытие).

М-р Дженик: Когда мы навещали его про­шлым вечером, моя жена сказала, что хотела бы, чтобы сын в выходные дни был дома.

Абель: Хотя Аарри лучше, я думаю, что для него полезнее пока оставаться здесь (Игра в туман, Заигранная пластинка).

М-р Д ж е н и к: Его сестра приезжает домой на каникулы из колледжа. Моя жена хотела бы, что­бы сын был дома и они увиделись бы. Они не виде­ли друг друга пять месяцев.

А б е л ь: Я понимаю, что ваша дочь хотела бы его видеть, но Аарри еще не в форме, чтобы ехать домой. А что если ее привезти сюда в выходные дни, она бы увиделась с Аарри? (Игра в туман, Заигранная пластинка, Разумный компромисс).

М-р Д ж е н и к: Я не хочу расстраивать ее зре­лищем психиатрической больницы.

Абель: Я уверен, что вы не хотите этого, но она уже взрослая девушка, и я думаю, пришло время ей осознать, что у ее брата психические срывы (Игра в туман, Самораскрытие).

М-р Джен и к: Я только хочу, чтобы Ларри встретил ее дома. Вы бы могли дать ему лекарства, чтобы он чувствовал себя хорошо.

Абель: Я могу и даю лекарства, когда отъ­езд на выходные дни полезен для пациентов, но у меня нет лекарств, которые могли бы помочь ему преодолеть стресс пребывания с семьей. Мне жаль (Игра в туман, Негативное заявление).

М-р Дженик: А все же попробуем! Я так хочу, чтобы он был в выходные дни дома.

Абель: Я вижу, что это так, м-р Дженик, но я не отпущу Аарри на выходные (Игра в туман, Заигранная пластинка).

М-р Дженик: Вы не можете мне помешать забрать моего сына домой!

Абель: Вы правы. Я не могу вам помешать, хотя и хочу. Но, если вы отказываетесь следо­вать курсу лечения, я передам вашего сына вашим заботам. Вы можете настоять на его выписке, вопреки решению консультативной комиссии. Это ваше решение (Игра в туман, Самораскрытие, Ра­зумный компромисс).

М-р Дженик Такие крайности? Все, что я хочу, это забрать сына на выходные.

Абель: Я понимаю, вам это кажется край­ностью, но я чувствую, что Аарри еще не готов общаться с семьей, и у меня нет другого выбора, совместимого с моей профессиональной этикой. Мне жаль, но... (Игра в туман, Заигранная плас­тинка, Негативное заявление).

М-р Д ж е н и к: Вы что, главный в больнице? Я хочу поговорить с вашим начальством!

Абель: Вы можете поговорить с администра­цией, если хотите, но если честно, я думаю, все, чего вы от них добьетесь, — это Выписка. Они не указывают мне, как лечить, н я не говорю им, как руководить. И все-таки я устрою для вас встречу с ними, если от этого вам станет лучше (подходит к телефону) (Самораскрытие, Разумный компромисс).

М-р Д ж е н и к: Нет! Не беспокойтесь. Я просто заберу сына в пятницу домой.

А б е л ь: Я попрошу медсестру подготовить бу­маги для выписки по П. М. С. Я также поговорю с Ларри и посмотрю, смогу ли помочь ему подгото­виться к выписке, и выпишу транквилизаторов на тридцать дней. Хорошо? (Разумный компромисс).

 

Отец забрал Ларри в пятницу, а в 9 часов утра в поне­дельник он уже снова был в кабинете Абеля. Произошло все так, как предсказывал Абель. Несмотря на то, что Ларри продолжал принимать лекарства, его поведение и состояние резко изменились в семейной обстановке. Хотя Абель в спо­ре с отцом и мог показаться просто упрямым, его настойчи­вость была обоснованной. По рекомендации Абеля оба — и отец и мать приняли участие в семейной терапии сына. Сос­тояние Ларри стало улучшаться по мере того, как его роди­тели изменили свое поведение по отношению друг к другу и к нему. Самое важное в этой терапии было то, что, когда Абель что-то говорил семье, они знали: это важно (он не обвинял их, если они не следовали его совету). Он просто говорил, что, по его мнению, могло быть плохо, и оставлял за ними право самим принимать решение.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.