Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ДИАЛОГ 21



Сью только что попросила меня высказать кри­тику по поводу ее доклада, чтобы продемонстриро­вать слушателям Игру в туман.

Я (довольно напыщенно): Сью, я рад, что ты попросила меня выступить в этой роли. Я уверен, это поможет тебе лучше выступать в будущем.

Сью: И я уверена, что это мне поможет (Игра в туман).

Я: Мне кажется, ты с трудом произносишь не­которые слова. В отдельные моменты ты просто «проглатывала» их.

Сью: Вероятно, ты прав (Игра в туман).

Я: Тебе не следует использовать слова, которые ты не можешь хорошо произнести. Аудитории ста­новится трудно понимать тебя.

Сью: Это правда (Игра в туман).

Я: И к тому же, когда люди неправильно про­износят слова, это обычно означает, что они не вполне понимают их значение.

Сью: Это так и есть. Вероятно, я использую слова, значение которых не до конца понимаю (Игра в туман).

Я: И еще — акцент. Похоже, ты учила англий­ский на улицах Южной Филадельфии.

Сью: На самом деле в Элкинс-Парке, но я знаю, что у меня есть акцент (Игра в туман).

Я: Все это приводит к мысли, что твоя манера говорить связана с твоей общей неуверенностью в том, о чем ты говоришь.

С ь ю: Я знаю, я говорю менее уверенно, чем следовало бы (Игра в туман).

Я: Если тебе действительно не безразличны твои слушатели, тебе следовало бы лучше подготовиться.

Сью: Вы правы. Я могла бы лучше подгото­виться (Игра в туман).

Я: Вместе в тем, люди понимают, что вам труд­но. Они не прогневаются, если вы иногда ошибетесь.

Сью: Да, конечно (Игра в туман).

Я: Но обилие погрешностей в вашем выступле­нии раздражает. Вы неорганизованны.

С ь ю: Я знаю, что могла бы лучше себя орга­низовать и не раздражать слушателей (Игра в туман).

Я: Если ты действительно думала о том, что делаешь, ты бы отказалась выступать и дала бы возможность это сделать хорошим ораторам.

С ь ю: Вы, правы. Если бы я отнеслась к этому серьезнее, я бы, вероятно, отказалась выступать (Игра в туман).

Я: Если бы ты была хорошим оратором, ты бы держалась уверенно и проявила свою индивидуаль­ность.

Сью: Если бы я была хорошим лектором, то, конечно... (Игра в туман).

Я: Вместо этого ты просто продемонстрировала боязнь аудитории.

Сью: Наверное, это правда. Я немного нерв­ничала (Игра в туман).

Я: Сью, я говорю все это как твой друг. И хотел бы, чтобы ты учла то, что я сказал.

Сью: Конечно, я учту (Игра в туман).

Я: Сью, ты можешь неплохо говорить на пуб­лике, но, если честно, ты не Уинстон Черчилль!

Сью: Совершенно верно. Я не Уинстон Чер­чилль. Я Сью Левайн (Игра в туман).

Таким образом, диалог заканчивается смехом. Сью отве­чала на последовавшие вопросы аудитории. Она была ожив­лена, возбуждена, на нее приятно было смотреть, приятно было слушать, и самой ей все это нравилось.

В отличие от этого реального диалога следующий — трени­ровочный. Он показывает, как, используя разные навыки, мы можем справиться с критикой других людей, когда представ­ляем доклад о результатах нашей работы.

Рон — молодой человек, студент, заканчивающий обуче­ние по экономике. Ему весьма трудно выступить перед груп­пой людей во время дискуссии или представить свой доклад Больше всего Рон опасается, что те, кто его слушают, знают больше по излагаемому предмету. Они могут поймать его на ошибке или на том, что он сказал что-нибудь глупое. Боязнь публичных выступлений очень характерна для многих людей, и она затрудняет их существование: им трудно сделать карьеру, это мешает их личной жизни и т. п.

Прежде чем выступить с докладом перед своими коллега­ми, Рон захотел прорепетировать это на наших занятиях. Что­бы Рон перестал испытывать страх при выступлении на пуб­лике, мы прерывали его своими комментариями, задавали раз­личные вопросы. И хотя вопросы его коллег были совершенно иными, Рону было легче выступать перед ними после нашей практики, а главное — он уже не волновался. Приводимый диалог не целиком воспроизводит весь двадцатиминутный до­клад Рона и комментарии к нему. Выбраны только те фрагмен­ты, которые помогли Рону (в реальном диалоге) вести дискус­сию, придали ему уверенность в своих знаниях в этой сфере.

Рон в середине своего доклада, его прерывают участники дискуссии, задают вопросы, делают ком­ментарии.

Рон: Следующий важный фактор экономичес­кого роста — это общественная уверенность в эко­номическом процессе. Мы видим... (его прерывают).

Первыйучастник: А как насчет влияния тех событий, которые происходят на рынках Европы?

Рон: Хотя я уверен, что и внешние факторы влияют на нашу экономику, в своем докладе я ограничился только обсуждением внутренних фак­торов (Игра в туман).

Первыйучастник: Но тогда мы опускаем очень важные моменты. Это означает, что ваш до­клад не полон, в нем большие пробелы.

Р о н: Я понимаю, что в нем есть большие упу­щения, которые я мог бы дополнить, но я созна­тельно ограничился только внутренними факто­рами (Игра в туман, Заигранная пластинка). Те­перь, возвращаясь к тем факторам... (его прерыва­ют).

Второй участник: А каково влияние (если оно есть) политики комиссии по обмену ценных бумаг?

Р о н: Это очень интересный момент. Однако, я бы хотел обсудить его позже в контексте с други­ми важными факторами. Я был бы вам очень при­знателен, если бы, вы снова задали ваш вопрос, когда мы перейдем к этой теме (Самораскрытие). Еще вопросы, прежде чем я продолжу?

Третий участник: Как насчет Кинесийской доктрины, оказывающей влияние в течение послед­них тридцати лет?

Р о н: Этот вопрос еще не вполне мне ясен. Возможно, кто-нибудь другой захочет его проком­ментировать или, если у нас будет время в конце доклада, вы бы могли сами поделиться своими представлениями по этому поводу (Негативное за­явление, Разумный компромисс). Еще какие-нибудь вопросы? Нет? Тогда я продолжаю...

Четвертый участник В начале своего до­клада вы сказали, что период, о котором вы гово­рите, начинается в 1936 году. Но пик депрессии приходится на 1934 год. Почему 1936?

Р о н: Я сказал 1936? Это моя ошибка, конеч­но. Мой доклад охватывает период с 1934 до насто­ящего времени (Негативное заявление). Возвраща­ясь к общественному доверию...

Пятый участник: Мы все еще говорим об общественном доверии?

Р о н: Таким образом я никогда не двинусь даль­ше, не так ли? Я был бы весьма признателен вам, если бы вы задавали вопросы после отдельных ча­стей доклада. Тогда мы смогли бы продвигаться быстрее (Негативное заявление, Самораскрытие, Ра­зумный компромисс).

Вначале в компании таких «враждебных» слушателей Рон был довольно нервозен. Он испытывал трудности и в подаче материала, и в ответах на комментарии слушателей. Ближе к концу нашего занятия группе все труднее становилось критиковать Рона, особенно когда он начал улыбаться каждый раз, когда его прерывали. Когда он закончил, эта «враждеб­ная компания» слушателей с энтузиазмом ему аплодировала (за то, что он смог с ними справиться). После такой практи­ки Рон чувствовал себя спокойно и уверенно во время своего настоящего доклада. Поскольку отношения, строящиеся на авторитете, могут быть разнообразны, в следующих диало­гах вы увидите пример отношений между родителями, учите­лями и детьми-подростками и малышами.

Главными героями этой ситуации являются супружеская пара, Берт и Сара, а также учительница начальной школы Барбара Берт преподает историю театра в одном из колледжей. Четырнадцать лет назад он женился на Саре. У них трое детей, все девочки: младшей пять, средней девять, а стар­шая — подросток. Я знаком с Бертом и Сарой уже несколь­ко лет. Иногда мы проводим вместе вечер, разговариваем за бутылкой вина. Оба — и Берт, и Сара — заинтересовались тем, чему я учил людей, — ассертивностью.

Однажды вечером их девочки все время одна за другой заходили в комнату, в которой мы сидели. После того как Берт отправил их в свои комнаты спать, он повернулся ко мне и сказал: «Эти дети. Они замечательные, но иногда сводят меня с ума. Они любят появляться, когда у нас гости. Ваш метод может тут помочь? » Я спросил Берта, чего бы он хотел от детей, он ответил: «Вот сегодня они весь вечер приходят посмотреть, что тут без них происходит. Они всегда приходят с какой-нибудь жалобой как извинением за свой приход. Ска­жешь им: „Идите в постель", они предъявят оправдания. Толь­ко отправишь одну, приходит другая, и тоже на что-нибудь жалуется. Когда мы одни, все в порядке, а когда собирает­ся компания, они ведут себя как три одиноких матроса на покинутом берегу. Они знают, я не буду ворчать на них перед гостями. Пока я не узнаю, что они уснули, у нас нет уединения. Вы эксперт. Как с ними обращаться? » Я посове­товал ему попробовать Игру в туман: выслушав их жалобы, сказать что-либо вроде: «Я понимаю, как тяжело, когда приходится быть одному (скучать, слышать наш шум и т. д.), но я хочу, чтобы ты пошел в постель и больше не выходил сегодня вечером к взрослым». Это мое предложение вызва­ло дискуссию, которая длилась весь вечер — о детях, о родителях, о странных поворотах, которые могут произой­ти в подобных отношениях.

Несколько месяцев спустя мы снова встретились, и Берт возобновил прерванную дискуссию. Он рассказал, как од­нажды, когда пришла младшая дочь с плачем из-за поцарапанного пальца, он не взял ее на руки, не поднял суеты из-за ее жалобы, а просто сказал: «Раз ты так сильно плачешь, это, должно быть, действительно больно», вмес­то обычного: «Царапина, Марси, это не так страшно, ты уже большая девочка и не должна плакать по любому поводу». Марси тут же прекратила плакать, услышав впер­вые от Берта такую реакцию (Игра в туман), посмотрела на отца с удивлением, затем убежала играть с другими детьми.

Как считал Берт, Марси почувствовала, что ее отец пони­мает, что ей больно, но ничего сделать не может. Благодаря его словам и поведению, Марси получила важный урок «Ино­гда в жизни бывает больно. Мне тоже бывало больно, но я не могу „забрать" боль. Если ты хочешь играть, тебе придется научиться переносить боль».

Сара тоже рассказала историю, но уже о старшей доче­ри Кэти. Сара должна была встретиться с Кэти ровно в три часа, чтобы вместе идти по магазинам. Сара появилась в пят­надцать минут четвертого. Кэти встретила ее холодным взгля­дом. Между ними произошел следующий диалог.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.