Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Как научиться уверенно проявлять себя в сексуальных отношениях



Только после того, как мои ученики перестают быть но­вичками и приобретают достаточный опыт в отстаивании себя в различных жизненных ситуациях, я обращаю их внимание на те проблемы, которые затрагивались в диалоге с Бет.

Они начинают учиться тому, как можно вести себя в определенных ситуациях с людьми, которыми мы очень до­рожим — нашими любовниками, возлюбленными, женами и мужьями. Чтобы обучение общению в сфере столь важных отношений, построенных на равноправии, происходило быс­трее, я предлагаю начать разговор с того, что непременно привлекает внимание и у всех вызывает интерес, — с секса!

Я готовлю своих учеников к тому, чтобы они могли пря­мо и свободно говорить своему партнеру о своих желаниях, в том числе и сексуальных.

Каждый раз, когда я начинаю рассказ о том, с чем связа­но большинство сексуальных проблем и как их можно раз­решить, я неожиданно прерываюсь и смотрю на реакцию студентов: все глаза устремлены на меня, в классе так тихо, что слышно дыхание. Тот же интерес проявляется и тогда, когда мы начинаем «репетировать» роль человека, высказывающего свои сексуальные желания.

Наша психофизиология такова, что мы не можем в одно и то же время опасаться чего-то и быть в этом глубоко заинтересованными. Как сильный страх может препятство­вать возникновению приятных ощущений и интереса, так и сильный интерес и положительные эмоции могут побороть возникающее беспокойство. Поскольку именно в отношени­ях с близкими людьми мои студенты (как и все люди) испы­тывают наибольшее беспокойство, я предлагаю им начать ре­шительно проявлять себя сначала в той сфере, которая вы­зывает врожденный интерес, а также приятные ощущения! Сначала мы просто говорим о сексуальном поведении, сексуальных желаниях и о том, как можно уверенно проявлять себя в этой области. Потом я предлагаю своим ученикам на практике найти новую модель поведения, и, когда они уже могут высказывать свои сексуальные желания и чувствовать себя при этом спокойно, без переживания вины и тревоги, тог­да я перехожу к другой сфере отношений — к общению в семье. Семейные конфликты возникают по поводу устройст­ва на работу, воспитания детей, использования семейных де­нег, покупки дома и т. д., список бесконечен. Когда участни­ки тренинга начинают чувствовать себя более комфортно, я предлагаю им вернуться к теме секса и попытаться опреде­лить, не просматривается ли взаимосвязь между нарушенны­ми семейными отношениями и трудностями в сексуальном взаимодействии. В качестве последнего упражнения я пред­лагаю им разыграть диалог с предполагаемым партнером, имеющим затруднения в сексуальной сфере. Данное упражнение нацелено на их преодоление. Следя за диалогом, вы сможете увидеть, что многие сексуальные нарушения коре­нятся в пассивности партнера, неуверенности в себе или привычке манипулировать.

Обмен мыслями и впечатлениями с близкими людьми все­гда важен, но разговор о сексе как об акте любви имеет особое значение. Поскольку секс — важная сторона обще­ния с близким человеком, то неудовлетворенность в этой сфере может вызывать проблемы и в других отношениях, вовсе не связанных с сексуальностью. Большинство из вас очень удивились бы, узнав, какое количество конфликтов было улажено после разрешения сексуальных затруднений.

К сожалению, многие пары не могут говорить друг с другом о своих предпочтениях и неудовлетворенности в ин­тимной жизни. Однако, именно такой подход создает атмо­сферу близости, при которой только и возможно достиже­ние взаимного компромисса.

К счастью, мы не только научились лечить сексуальные расстройства, но и помогаем людям осознавать, что от разре­шения их сексуальных проблем зависит достижение гармо­нии в совместной жизни в целом.

В клинике чаще всего наблюдаются три основных модели сексуальной патологии. Это модель беспокойства (Джозеф Воулъп, Университет Пенсильвании; Зев Уондерер, Центр психотерапии, Беверли Хиллз, Калифорния); модель гнева (общепринятый термин) и смешанная модель (Уильям Мас­тере н Вирджиния Джонсон, Научно-исследовательский ин­ститут биологии и воспроизводства, Миссури; Уильям Харт-ман и Мерилин Фитиан, Центр изучения семейных и сексу­альных проблем, Лонг Бич, Калифорния). Как видно уже из названий, примитивные реакции страха—бегства и гнева—аг­рессии управляют нами и в сексуальном поведении.

Модель беспокойства предполагает следующее: вы психи­чески здоровы, но у вас имеются определенные сексуальные нарушения. Всякий раз, когда они проявляются, возникает чувство беспокойства. Парадигма данной модели такова: «Ты устроен так, что не можешь наслаждаться сексом, если тебя угнетают слишком большие налоги». Этому типу сексуальных проблем сопутствуют чаще всего ослабление эрекции у мужчин и отсутствие оргазма у женщин в половых актах с конкретным партнером (с другими партнерами до этого ее оргастичность могла быть высокой). Лечение в подобных слу­чаях основано на том, что эти сексуальные дисфункции свя­заны в своей основе со страхом. Механизм их возникновения аналогичен тому, который наблюдается и при других фобических расстройствах — боязни высоты (агорафобия), бояз­ни закрытых пространств (клаустрофобия) и др.

Как и при большинстве фобий, реакция беспокойства в сексуальной сфере возникает вследствие какой-то психиче­ской травмы. У некоторых основными причинами возникновения сексуальных проблем являются психические травмы, обусловленные боязнью «непоправимого вреда», нанесен­ного онанизмом; или неправильное поведение партнерши (партнера) во время самого первого полового акта. В боль­шинстве подобных случаев пациенты признавались, что уже довольно давно оправдывают свое нежелание вступать в сек­суальные отношения некими внешними причинами (физичес­кой усталостью, расстроенностью из-за других проблем, об­щим состоянием стресса), а их постоянные партнеры не оказывали необходимой психологической поддержки. Обычно они заранее ожидают неудачи, и даже малейший намек на грядущее поражение усиливает ощущение беспо­койства, что, в свою очередь, и приводит к окончательному провалу (который они уже заранее предвидели!). А если сек­суальные партнеры проявляют к «неудачнику» недоброжелательность, то боязнь усиливается, и провал тем более не­избежен. В конце концов, после определенного количества срывов, независимо от первоначальных причин неудовлетво­ренности в этой сфере, всякий раз даже малейший намек на то, чтобы продемонстрировать, что сексуальные реакции воз­никают непроизвольно, я обычно предлагаю следующий экс­перимент своим студентам. Я достаю из бумажника двадца­тидолларовую купюру и говорю: «Если вы сможете прика­зать себе, чтобы у вас появилось сексуальное возбуждение или эрекция, эти двадцать долларов ваши! У вас тридцать секунд. Этого мало? Вам нужна минута? Пожалуйста!» Ни­кто никогда не получал этих денег.

Вопреки устаревшему, но до сих пор бытующему среди некоторых психотерапевтов убеждению, сексуальная фобия — не есть признак извращения (например, скрытой склонности к кровосмесительству или гомосексуализму). К ней, как и к другим фобиям, нас «приучают», а, следовательно, можно и «отучить» (за несколько недель или месяцев) с помощью предлагаемых в этой книге алгоритмов поведения.

Модель гнева, в отличие от модели беспокойства, имеет только одно внешнее проявление — значительное сокраще­ние частоты сексуального общения: от нескольких месяцев до нескольких лет. В целом, для этой модели характерно чередование периодов отсутствия какого бы то ни было сек­суального взаимодействия с периодами его возобновления, но не столь активного. В подобных случаях у пациентов-мужчин обычно нет проблем с эрекцией. А пациентки-жен­щины чаще всего жалуются на отсутствие оргазма и отсутст­вие полового влечения.

Согласно модели гнева, снижение частоты половых актов у постоянной партнерской или супружеской пары является результатом конфликтов, возникших вне постели (в отличие от модели беспокойства). В данном случае обычно у одного из партнеров (супругов) накапливается слишком сильное не­высказанное раздражение на другого. (Впрочем, этот факт может отрицаться самим пациентом, как и то, что в паре есть сексуальные проблемы.) Вместо этого предъявляется мно­жество всяческих отговорок: один из супругов всегда или слишком усталый, или слишком сильно занят, или неважно себя чувствует, рано встает на работу и прочее. Он (она) избегает половых актов не из-за страха неудачи, а из-за того, что в повседневном общении с «дражайшей полови­ной» или «благоверным» что-то невыносимо раздражает. «Уход» от сексуальных контактов — результат того, что накопленное раздражение не находит выхода. Пациент либо не может, либо не хочет высказывать свою досаду, но это единственный путь дать понять близкому человеку, что же­лательно в их отношениях, а что — невыносимо. Только таким способом можно разрядить обстановку.

Причина нежелания (или неумения) выражать свои пред­почтения кроется все в той же неуверенности в себе и опасе­нии возможной манипуляции в ответ на это со стороны дру­гого. Вот и получается: один не делится своими опасениями, надеждами и даже радостными моментами, опасаясь, что это может не понравиться другому, а тот, по своему обыкнове­нию, заставит снова почувствовать непреодолимую вину или беспокойство. И, таким образом, по прошествии определен­ного периода времени недовольство одного из супругов тем, как ведет себя по отношению к нему другой, возрастает и переносится на сферу сексуальных отношений.

Общепринятый терапевтический подход в таких случаях состоит в том, чтобы помочь пациентам решительно прояв­лять себя в отношениях с супругами: открыто высказывать свое недовольство и пожелания, находить компромиссы при повседневном общении.

Смешанная модель включает в себя элементы обеих пре­дыдущих моделей (и модели беспокойства, и модели гнева). Например, муж не стремится к интимным отношениям с женой не только из-за досады на нее, но и ввиду того, что у него снижено сексуальное влечение. И если он не сможет прямо сказать: «Я не хочу этого сейчас», она, скорее всего, сумеет все-таки склонить его к близости. После нескольких неудач­ных попыток, обусловленных нежеланием близости в данный момент, жена прямо в постели может сказать нечто такое, что вызовет у мужа ощущение вины или беспокойства, а это, в свою очередь, спровоцирует возникновение страха неудачи.

Иногда недовольство одного из супругов сексуальными отношениями может выражаться иначе (многозначительным молчанием, например), но ситуация в любом случае остается неизменной. Оба партнера раздражены: только один актив­но, а другой — пассивно.

К сожалению при смешанной модели обычно пытаются лечить что-то одно:

1) обращают внимание на сексуальные проблемы и не затрагивают конфликтов в других сферах общения;

2) учат пару строить отношения на новой основе, а сек­суальные нарушения в паре игнорируют.

Но если не учитывать взаимосвязи этих двух факторов, то сохранившееся раздражение вызовет новые неудачи в сек­суальной сфере, а невылеченные сексуальные расстройства могут снова свести интимные отношения на нет — словом, все так или иначе начнется снова. В конечном итоге, отноше­ния между супругами могут настолько обостриться, что единственным выходом станет развод. Поэтому когда мы имеем дело со смешанной моделью, необходимо лечить оба прояв­ления дисфункции: и общее раздражение на партнера, и чув­ство беспокойства, вызванное неудачами в половой жизни.

А теперь давайте рассмотрим, какое отношение к сексу имеет уверенность в себе и умение отстаивать себя; как на­учиться настойчивости в сексуальной сфере, и как ассертивное сексуальное поведение способствует разрешению не­сексуальных семейных проблем.

 

Обучая людей открыто и прямо говорить о своих сексу­альных желаниях и достигать взаимного компромисса, я обыч­но на примерах показываю, как можно этого достичь. Мы обсуждаем те проблемы, которые были у студентов или па­циентов, и выясняем, как их можно разрешить. Некоторые из моих учеников были женатыми людьми, некоторые про­сто жили вместе с партнершами (партнерами); кто-то только периодически встречался со своей подругой (другом). Но во всех ситуациях, если возникал конфликт, соотношение сил было таково: один из партнеров не был удовлетворен сексу­альными отношениями, а другой в манипулятивной или пас­сивной форме препятствовал каким бы то ни было изменени­ям в области секса. Это сопротивление «удовлетворенного» партнера, как я замечал на примере многих людей, есть не что иное, как боязнь еще более худшего. «Удовлетворен­ный» партнер опасался: если произойдут какие-нибудь пере­мены в отношениях, его сексуальность «ухудшится» (он не сможет удовлетворять потребностей любимого человека). И вообще, к чему могут привести, скажем, новые запросы жены? Что, если она вообще предложит попробовать любовь втро­ем? Каких перемен она хочет? То, что у нас сложилось, думает муж, может, и «скучно», но зато стабильно и «безо­пасно». (Здесь надо отметить, что даже если «неудовлетво­ренная» сторона действительно нуждается именно в ради­кальном расширении сексуального репертуара, и в этом ос­новная причина дисгармонии, в этой ситуации может помочь тренинг ассертивности).

Описывая, как преодолеть затруднения в высказывании своих сексуальных желаний, я все наиболее типичные про­блемы собираю воедино и вкладываю их в уста воображае­мых любовников — Джека и Джил. Как всегда, я предлагаю своим ученикам начать с простых «жалоб», а уже потом они дают простор своим эротическим фантазиям. Я предлагаю им говорить на эту тему с неблизкими им людьми, чтобы они смогли приобрести опыт подобного рода общения и чтобы потом, при реальном общении с близким им человеком, у них не возникало бы обычное в подобной ситуации беспо­койство. Иногда эта процедура вызывала у людей слезы или смех, что уничтожает зарождающуюся тревогу. Как вы уви­дите из последующих диалогов, просьба о переменах в сек­суальной жизни может высказываться как мужчиной, так и женщиной. Не случайно я предлагаю своим ученикам снача­ла изобразить Джека неудовлетворенным партнером, стре­мящимся изменить что-то в сексуальных отношениях с Джил, чему она сопротивляется. В другом конфликте, напротив, решительной становится Джил, а сопротивляющимся — Джек.

 

Приводимые диалоги представляют собой сокращенные ва­рианты тех, что мы разыгрывали на занятиях. Не удивительно, что в конце их «партнеры» приходят к компромиссу, который соответствует реальному компромиссу, столь необходимому в жизни. Обратите внимание: в разрешении сексуальных проблем нам помогают все те же навыки, которые помогали справляться с трудностями и в других типах отношений.

В первом диалоге муж заявляет жене, что их сексуаль­ные отношения превратились в рутину и предлагает ей вмес­те поискать выход, что-то в них изменить.

Предполагается, что Джек женат на Джил восемь лет, у них двое детей. Джек чувствует, что в их семейной жизни что-то утрачивается. У других же происходит что-то инте­ресное (о чем он узнает из рассказов своих знакомых муж­чин за чашкой кофе).

Джека особенно беспокоят его сексуальные отношения с Джил. То возбуждение, которое он всегда испытывал с же­ной в течение всех этих лет, сменяется ощущением рутины. Он хочет восстановить былые чувства, но не знает, как это сделать. У него есть кое-какие идеи, но он не знает, как их воспримет Джил.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.