Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Благодарности 14 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

- Послушай, Мама, я позвоню тебе позже. Я должна кое-что выяснить, но сегодня я обязательно дам тебе знать. Позволь мне поговорить с Сойером, ладно, и спасибо. Я люблю тебя.

 

- Я тоже люблю тебя, Лана.

 

Я отключилась и положила трубку рядом, прежде чем заползти на него сверху.

- Итак, как ты вытянул информацию о моем местонахождении из Итана? Он еще жив?

 

Сойер хмыкнул и сместил меня так, чтобы уже я была придавлена им.

 

- Да, он еще дышит. На самом деле, я оставил его совершенно невредимым. Я убежал оттуда так быстро, как только узнал твое местонахождение, я даже не попрощался.

 

- Хорошо, а теперь скажи мне, как ты вытянул это из него, - ответила я, положив руку на его обнаженную грудь. Я скучала по прикосновениям к нему.

 

- Он просто сказал мне, - сказал он хриплым шепотом. Его внимание было сосредоточено на моих руках, когда я описывала круги на его очень твердых грудных мышцах.

 

 

- Чувство вины достало его, я думаю, - пробормотала я, прежде чем наклониться и поцеловать синяк на его ребрах.

- Неужели эти большие, средние футболисты сделали тебе больно? - ворковала я, оставляя след от поцелуев по его прессу и обратно до его груди.

 

 

- Угу, я могу показать тебе множество других мест, где мне тоже сделали больно, - вздохнул он, проводя руками по моей спине, хватая мой зад.

 

- Mмммкэй, просто дай мне закончить целовать эти больные места и я доберусь до оставшихся,- ворковала я.

- Пожалуйста, не торопись, - он застонал, скользя своими руками ко мне в трусики.

 

- Ты все еще не ответил на мой вопрос о том, как ты вытянул место моего укрытия из Итана, - напомнила ему я, когда я скользнула вниз по его телу, чтобы я умудриться поцеловать его чуть ниже пупка.

 

- Аааах, малыш, - он изогнулся дугой на мне, потом сделал неровный вздох.

- Кто такой Итан? - спросил он низким глубоким голосом.

 

Я подняла глаза, чтобы встретить его завороженный взгляд.

- Ты не помнишь Итана? Твой друг, который сдал меня, - напомнила я, прежде чем я осторожно лизнула кожу прямо над его боксерами.

 

- Ох, чееееерт, - простонал он, запуская свои руки в мои волосы.

 

Я решила оставить тему Итана. Я испытывала слишком много удовольствия, наблюдая, как этот парень, которого я любила, разваливается на части в моих объятиях. Скользнув пальцем в верхнюю часть его боксеров, я наклонилась вперед и прошептал ему на ухо:

- На больные места там я тоже должна обратить внимание?

 

- Ах да, там больнее всего, - прохрипел он.

 

Медленно стягивая их вниз, я следила за выражением его лица. Он не дышал. Я сомневалась, что он это заметил. Когда я стянула его боксеры до лодыжек, я сбросила их на пол, я дотянулась до своего топа и сняла его.

 

Он издал какие-то бессвязные звуки, и я не смогла удержаться от смеха, когда расположила руки по обе стороны от его бедер, и опустила рот. Я осторожно подула на кончик его пениса, когда мой рот был в такой близ от него.

- Святое дерьмо,- Сойер застонал.

 

Я любила это, и я любила его.

 

- Да, прямо там. Ты нашла его, - он яростно дышал.

 

Он был так взволнован и тяжело дышал, когда мой рот оставался чуть выше его распухшей головки. Высунув язык, я лизнула ее, и он почти свалился с кровати. Оба его кулака сжали простыни.

 

- Пожалуйста, - умолял он.

 

Неспособная не обращать внимания на его мольбу, я открыла рот и взяла его в рот, нежно сосала, и вбирала его в себя.

 

Он застонал, откинув голову на спинку кровати, он поднимал бедра, чтобы помочь мне вобрать его еще сильнее. Я улыбнулась, когда довела его до освобождения, новым способом для нас обоих.

 

Сойер

 

Лана упаковала свои вещи обратно после того, как мы приняли душ. Это было одно из тех воспоминаний, которое я никогда не забуду. Промокшая насквозь Лана, прижатая к стене душа, была тем, что отпечаталось в моем мозгу на оставшуюся часть моей жизни. Она была прекрасна. Она была совершенна. И она была моя.

 

Я погрузил ее сумки в кузов своего грузовика, пока она сделала нам что-нибудь поесть на завтрак. По всему полу спали люди. Я хотел просто уйти и забрать ее куда-нибудь поесть. Но она была полна решимости увидеть Джуил перед отъездом. Я понял это, хотя вонь прокисшего алкоголя и запахи тела были крайне неаппетитны. Я хотел забрать Лану из этого отвратительного места. Я по-прежнему из-за этого расстраивался, когда думал об этом. Я ненавидел мысль, что она имела дело с этим образом жизни, окружающим ее в течение многих недель.

 

Я перешагнул через руку, выброшенную на небольшую дорожку от двери к кухне. Забор из узоров был вытатуирован поперек. Слова Джуил, прошлой ночью через дверь, о том, что “Фенс” сказал Лане, что она угрожала ему ножом, вернулись ко мне. Я был рад, что на мне ботинки. И я решил не перешагивать через руку.

 

Громкое “ЧТО ЗА ЧЕРТ OOOУ!” донеслось от хозяина проблемной руки, когда я всем весом наступил на нее по пути в кухню.

 

Покрытый пирсингом и татуировками парень с черными волосами, которые торчали во все стороны, приподнялся со своего вытянувшегося положения на полу и бережно обхватил свою руку. Его глаза сканировали комнату до тех пор, пока его туманный взгляд не нашел меня.

 

 

- Что, черт возьми, это было, чувак? Ты почти сломал мне руку, - он скулил, по-прежнему держа руку, как чертов ребенок.

 

- Это тебе за что, что, черт побери, ты сказал вчера моей девушке. Если бы ты прикоснулся к ней, то она была бы сломана, - ответил я, прежде чем отправиться на кухню, где Лана стояла, наблюдая за мной с милым маленьким круглым открытым ртом.

 

- Что это было? И как ты узнал о том, что он сказал мне вчера?

 

- Я не знал, что она была занята. Дерьмо, парень. Вы оба должны стать более разговорчивыми, - проворчал парень из гостиной. Остальные потерявшие сознание оккупанты даже не пошевелилась от шума.

 

- Я был в твоей комнате прошлой ночью, - начал я объяснять.

 

- И он услышал, как я пришла извиниться к двери, - Джуил закончила за меня, когда она вошла в кухню, пробегая руками по спутанным волосам. - У меня было ощущение, что ты был там, когда Лана ничего не ответила. Я видела тень, влезавшую в окно от бассейна. Я подумала, что это была Лана. Когда она не захотела разговаривать я поняла, что ты наконец, понял мой маленький намек.

Ухмыльнувшись, я обнял Лану за талию и притянул ее к себе.

- На самом деле, я не понял твой намек, пока Итан на раскололся, что привез Лану сюда. Я был полностью убежден, что ты не имела ни малейшего понятия, где она была.

 

Джуил рассмеялась и хлопнула по столешнице рукой.

- Говорила же тебе! Я чертовски блестящая актриса. Голливуд нуждается во мне! Они не знают, что они теряют.

 

Лана улыбнулась мне.

- Она действительно очень хороша в этом. Я была почти убеждена, что она не знала, где я была, когда она разговаривала с мамой по телефону. Она, безусловно, имеет талант, когда дело доходит до лжи.

- Мне нужен лед. Этот парень чертов чокнутый. Он почти раздавил мне кости своими огромными ботинками,- позвал парень из гостиной.

 

Джуил посмотрела через мое плечо на него, потом снова на меня.

- Тот типа музыкант слегка ранен. Я надеюсь, ты не придавил его руку слишком сильно. Он ударник. У них сегодня концерт и Чейн будет в ярости, если его барабанщик не сумеет играть.

 

- Он будет жить, - заверил я ее.

 

Джуил кивнула и, открыла морозильную камеру, чтобы взять немного льда.

- Так что, я думаю, это означает, что ты уезжаешь, - сказала она, оглядываясь на Лану.

 

- Да. Не уверена, поеду ли я домой или к Эштон. Тетя Сара, может быть, сердится на меня за то, что я просто сбежала.- Как в аду. Она не собиралась возвращаться в Джорджию без меня.

 

- Она возвращается в Грув.. Она останется со мной, если она захочет.

 

Джуил удивленно вскинула брови, когда она перевела внимание от меня к Лане.

- Хм-м . . . а что, если Эштон прибежит к тебе снова? Ты отбросишь Лану, как горячий пирог?

 

Лана напряглась в моих объятиях, и я ненавидел, что эта идея все еще пугала ее. Я поставил ее передо мной, приподнял ее лицо кверху, чтобы он смотрела на меня. Это было как раз то, что я должен был повторять снова и снова, пока она не смогла бы поверить мне. Это была моя вина, что у нее был этот страх.

 

- Я никогда. Никогда. Не отвернусь от Ланы ради кого-то или чего-то. Она для меня номер один. Она всегда будет моим номер один. Я так сильно люблю ее. Очень сильно.

 

На глаза Ланы стали наворачиваться слезы, и я склонил голову, чтобы поцеловать ее в губы.

- Я обещаю. Я имею в виду каждое слово, - прошептал я около ее рта, прежде чем накрыть его своим.

 

- Ладно, сейчас думаю, что я расплачусь. Это было так чертовски мило,- сказал Джуил позади нас. Я почувствовал улыбку на губах Ланы, прежде чем она открыла рот только для того, чтобы впустить меня.

 

Сойер

 

- Папа, - крикнул я вместо приветствия, когда постучал один раз в дверь его кабинета и шагнул внутрь. Мой папа сидел за большим столом из красного дерева, который он привез откуда-то, где он и мама побывали. Я не помнил детали.

 

- Сойер, - ответил он, отрываясь от документов на своем столе. – Как тренировака?

- Хорошо. Я собираюсь узнать много нового в этом году. Быть в красных рубашках - умный ход.

 

Папа кивнул в знак согласия.

 

- У Бо тоже была хорошая неделя. Они поставили его на атакующую линию.- Это сводило меня с ума, что он никогда не спрашивал о другом своем сыне. Он одного игнорировал. Он никогда не интересовался.

 

Папа нахмурился и снова посмотрел вниз, на свои бумаги.

- Это хорошо. Твой кузен всегда преуспевал в качестве принимающего.

 

- Ты имеешь в виду моего брата. Бо не кузен. Он мой брат.

Я никогда не заставлял папу с этим столкнуться. Я был так зол на Бо из-за Эштон, когда все всплыло, что я оставил это. Если Бо не хотел иметь с этим дело, то почему я не должен? Но это было несправедливо. Этот фарс, с которым мой отец жил не был справедливым.

Откашлявшись, он снял очки для чтения и откинулся в своем кресле и сфокусировал свой взор на мне.

- Ты хочешь поговорить об этом? Ты этого хочешь?

 

- Да, это так. Я хочу поговорить об этом. - Я не клюнул на это. Я сохранял свой тон. Крик не помог бы мне в любом случае.

 

- Бо биологически мой, да. Но я не воспитывал его. Я не любил его мать. Твой дядя любил. Не я. Я не рассматриваю Бо как своего сына. Мой племянник, да.

 

- Но он твой сын. Его отец умер, когда ему было шесть лет. Он нуждался в отце вот уже двенадцать лет и, ты ничего не делал. Ты ни разу не проверил его. Не разу не сказал ему, что ты им гордился. Ни разу не облегчил его жизнь.- Я остановился, мой голос становился все громче и громче.

 

- Сказать ему, что я им гордился? За что? Что был неудачником? Приходил на футбольную тренировку с похмелья? Проводил время в барах? Какого черта я должен гордиться? А? Пожалуйста, скажи мне это.

 

Мои руки сжались в кулаки, и я глубоко вздохнул. Я был так близко к тому, чтобы ударить собственного отца.

- Он застрял с тетей Хани, которая оставляла его дома в одиночестве, когда он был совсем ребенком. Если бы он не жил в трейлерном в парке, где люди имеют дело с наркотиками и Бог знает с чем еще, может быть, он бы знал лучшее. Но у него этого не было. Он делал ошибки. Он должен был учиться по трудному пути. Он должен был узнать все по трудному пути. Потому что ТЫ НЕ БЫЛ ТАМ,- я зарычал, указывая пальцем на моего отца. - Бо исправился. Он получил футбольную стипендию в УНИВЕРСИТЕТЕ АЛАБАМЫ в которой так нуждался. Он нашел способ заработать деньги, чтобы смог купить себе грузовик. Он любит свою маму и заботится о ней, хотя она не сделала ничего, чтобы заслужить его помощь. Почему? Потому что он любит ее. Она все, что он когда-либо имел. Он сделал себя сам, и то, что он сделал из себя чертовски хорошего человека. Я горжусь тем, что называю его "мой брат", когда я его вижу. А ТЫ, ты ничего не сделал. Ни одну чертову вещь, чтобы помочь ему. Ничего, - я закончил и повернулся, чтобы покинуть его офис. Я не хотел здесь оставаться. Не под этой крышей. Не с ним.

 

- Ты прав, - голос моего отца крикнул мне вслед, и я остановился и плотно закрыл глаза, прежде чем повернуться, чтобы взглянуть на него.

 

- Я не был там. Я дал ему понять все это самому. Я боялся, что твоя мать узнает. Я боялся, что этот город узнает. Я не хотел терять эту жизнь, которую я построил для себя. Ты ошибаешься насчет одной вещи, однако. Я проверял его. Как ты думаешь, почему ты ускользал, чтобы вызволить его из проблем или оставался с ним, когда он был один? Ты думаешь, что ты настолько хорош, будучи подлым? Ты не был. Когда ты уезжал к нему, я следовал за тобой. Я наблюдал за вами обоими. Я наблюдал, как ты исправлял его проблемы, вытаскиваешь его из беспорядков и остаешься на его стороне, когда он был один. Я всегда был там. Я был горд тем, что ты был у него, когда я не был. Я не горжусь собой, Сойер. Я буду жить с этим сожалением всю оставшуюся жизнь. Тем не менее, я горжусь Бо. Он превратился в человека, каким, я всегда надеялся, он будет. Он сильнее, чем ты, из-за жизни, которой он жил. Он сложнее в какой-то степени, но он хороший мальчик.

 

Мой папа протянул руку и открыл ящик в столе, который он всегда запирал, и достал большой альбом и положил его на стол.

- Иди, посмотри.

 

Я подошел и открыл кожаный переплет, чтобы увидеть фотографии Бо ребенком. Фотографии нас двоих в наших футбольный шлемах, когда они были больше, чем мы сами. Каждая страница хранила воспоминания о жизни Бо. Каждая статья, где он был упомянут в газете, была тщательно приклеена и размещена на странице. После того, как я перевернул последнюю страницу, я увидел фото Бо в его одежде для тренировки, стоящего на поле стадиона Брайант-Денни на прошлой неделе во время тренировки. Подняв глаза, я уставился на моего отца и увидел человека, о существовании которого я и не подозревал.

 

- Я ездил на обе тренировки, твою и его, на прошлой неделе. Вы оба заставили меня гордиться.

 

Тряся головой, пытаясь понять все это, я опустился в кресло позади меня.

- Почему бы тебе не обратиться к нему? Если у тебя все есть, ты должен любить его. Ты должен заботиться о нем. Почему ты не делаешь что-нибудь такое? Он нуждается в тебе.

 

- Он ненавидит меня, и я не виню его, - сказал папа, взяв подшивку и поместив ее обратно в ящик.

- Да, черт возьми, он ненавидит тебя. Ты - его отец и он считает, что тебе нет дела до него.

 

- Ты знаешь Бо. Лучше, чем кто-либо. Ты действительно думаешь, он бы меня выслушал? Что он бы простил меня?

- Папа, он не должен прощать тебя. Он не должен, в отличие от тебя. Но он должен знать, что ты любишь его. Что ты им гордишься. Все, что тебе нужно сделать, это сказать ему. Как он справляется с этим или примет это не важно. Важно то, что он знает. Важно то, что ты скажешь ему.

 

Папа уселся за свой рабочий стол и ни один из нас не заговорил. Больше нечего было сказать.

 

Глава 25

 

Лана

 

Моя мама сидела и пила чай на диване тети Сары, когда Сойер и я зашли в гостиную.

 

- Мама?

Мои тетя и дядя были рады моему возвращению и заверили меня, что они были просто счастливы, что я была в безопасности. Они не знали подробностей, но поняли, что это из-за того, что происходит между моими родителями.

 

- Лана, - она улыбнулась мне, а потом улыбнулась Сойеру. - Здравствуй, Сойер.

- Здравствуйте, миссис МакДениел, - ответил он вежливо.

 

- Я не знала, что ты придешь, - сказала я, пытаясь сообразить, что происходит.

 

- Документы пришли, которые тебе необходимо подписать и я полагаю, что мы могли бы пойти и купить все необходимое для комнаты в общежитии, - пояснила она.

 

Я еще не сказала Сойеру о Флориде. Я боялась, что моя мать была оптимисткой и мы, возможно, не сможем заставить это сработать.

- О-о, хм, ладно, - я замолчала, пытаясь придумать способ увести Сойера отсюда прежде, чем мама сказала бы что-нибудь еще о колледже.

 

- Можно я тоже пойду с вами? Лана поможет купить в мою комнату все необходимое, так что это справедливо, если я получаю возможность помочь ей, - Сойер протянул удивленным голосом, когда он подошел, чтобы сесть в кресло моего дяди.

 

- Конечно. Это было бы чудесно! Не правда ли это чудесно, Лана? - мама спросила слишком восторженно.

 

И как я собиралась выпутаться из этого?

 

- Мама, мы должны убедиться, что все в порядке, прежде чем мы отправимся покупать вещи для общежития. Я имею в виду, есть еще шанс, что это может не сработать, и мне придется оставаться дома на два года и пойти в местный колледж. Что делать, если дом не продастся?

 

Сойер сразу сменил непринужденную позу, и наклонился вперед.

- Что? Почему это может не сработать? Я был под впечатлением, что дело было сделано.

Он адресовал свой вопрос моей матери, словно он знал, о чем, черт возьми, он говорил.

 

- Сойер, - начал я и была прервана моей мамой.

 

- Это так, Сойер, - она успокоила.

- Лана, дом продан. Я заработала достаточно денег, чтобы заплатить за все четыре года обучения и купить себе хорошую квартиру на пляже. Таким образом, когда ты убежишь и оставишь меня из-за Флориды, я все еще смогу быть достаточно близко к моей сестре, когда мне нужна будет компания.

 

Она сказала Флорида. Подумал ли Сойер, что я гналась за ним? Душила его? Низко наклонившись, я заставила себя встретить его взгляд. Он усмехнулся, встал и подошел ко мне.

 

Он обнял меня обеими руками за талию, прижал к себе и склонил голову, чтобы прошептать мне на ухо :

- Неужели ты думала, что я был бы так возбужден из-за колледжа, если бы я думал, что я покидаю свою девушку?

 

- Ты знал, - я вздохнула с облегчением.

 

- Да, я знал. И если ты хоть на одну секунду попытаешься и снова откажешься следовать за мной во Флориду, я лично украду тебя и потащу со мной, - подразнил он, а затем оставил след от поцелуев по моему лицу до тех пор, пока его рот завис над моим. - Я не потеряю тебя снова. Ты со мной. Я хочу, чтобы ты была там, рядом со мной. Всегда.

 

- Разве это не мило? - довольный голос моей мамы напомнил нам обоим, что мы не одни. Сжав мою талию еще раз, Сойер отступил от меня, так чтобы мы оба оказались стоящими лицом к моей маме.

 

Ее улыбка была такой яркой и счастливой. Это было редкостью для моей мамы- улыбаться. Я выросла с тем и привыкла к тому, что она постоянно хмурилась на моего отца за то, что что-то было не так. Мне это нравилось. Она не была настолько непривлекательной, когда улыбалась. Почему она не могла улыбаться мне больше, когда я была маленькой? Может быть, наш дом был бы более счастливым. Может быть, она действительно любила меня, в конце концов. Она продала свой дом. Любимый свой дом. Он был символом статуса для нее в Альфаретте. Она сдалась . . . ради меня.

 

- Спасибо, Мама. За все. Не могу поверить, что ты продала дом. Но я очень благодарна. Я обещаю, что однажды я компенсирую это тебе, - уверила я ее.

 

Нахмурившись, она встала и покачала головой.

- Я-твоя мать, Лана. Ты не будешь мне это компенсировать. Это моя работа. Ты всю жизнь была милой, доброй, любящей, детка, ребенком, который не доставлял мне никаких неприятностей. Ты приняла то, что твой отец и я свалили на тебя, и ты справилась. Теперь твоя очередь, девочка. Это для тебя в этот раз. Не для меня и моих желаний, или для твоего отца и его эгоистичных решений. На этот раз это все для тебя.

 

Я отпустила руку Сойера и подошла к маме. Я не обнимала ее годами. Но сейчас я хотела бы крепко ее обнять и дать ей знать, что я люблю ее. Очень сильно. Она могла делать ошибки, пока я росла, и, возможно, она не была идеальной, но я любила ее. Впервые в моей жизни я поняла, что она тоже любила меня. Она действительно любила меня.

 

Ее руки крепко прижали меня к ней.

- Ты идешь жить той жизнью, которую ты всегда хотела. Есть большой мир, в котором тебя ждет прекрасное будущее. И действительно красивый мальчик ждет, чтобы прожить её с тобой.

 

Смеясь, я повернула голову и посмотрела на Сойера. Он подмигнул мне, и мое сердце немного затрепыхалось в груди.

 

- Ну и ладно, вы двое, хватит слезливой фигни. Давайте пройдемся по магазинам, прежде чем мне нужно будет вернуться домой и начать собираться, - сказала мама, поглаживая мою спину, прежде чем отпустить меня.

 

Сойер протянул руку мне, и я взялась за нее.

- Давайте вместе сходим в магазин, - сказал он с веселым взглядом в глазах. Я была уверена, что его понятие пройтись по магазинам с моей мамой даже рядом не стояло с тем, на что это на самом деле похоже .Он понятия не имел, с кем он связался.

 

Бо

 

Сойер забил на меня в это утро из-за девушки. Я не мог удержаться от улыбки. Я был тем, кто, как правило, забивал на тренировки. Это была хорошая перемена для него, не показываться на тренировке. Я не мог себе представить, почему он захотел отправиться за покупками с Ланой и ее мамой. Эта женщина была испытанием. Не говоря уже о том, чтобы делать покупки. Кто ходит по магазинам со своей девушкой? Но в то же время, Эш никогда не просила меня пойти по магазинам с ней. Если бы она попросила, я бы пошел.

 

Сбегая вниз с трибун, я замедлил свой шаг. Это был мой сотый забег вверх и вниз. Пришло время для штанги. Когда я достиг низа, я вытер лоб полотенцем и сделал длинный глоток из бутылки с водой, которую я оставил внизу на трибуне.

 

- Привет, Бо.

Глубокий, знакомый голос позади меня не сильно заботил меня. Ставя свою воду на место, я перебросил полотенце через плечо и повернулся лицом к Харрису Винсенту, моему дяде/биологическому отцу.

 

- Сойера здесь нет, - ответил я и сделал последние несколько шагов вниз и, направился в сторону раздевалки.

 

- Я здесь не для того, чтобы увидеть Сойера. Я здесь, чтобы увидеть тебя, - крикнул Харрис и я остановился. Меня? Он хотел поговорить со мной? Его маленьким грязным секретом? Я повернулся.

 

- Что? - был единственный ответ, который он получил от меня. Я стоял бы здесь и слушал, что он должен был сказать по одной простой причине: эта причина - Сойер.

 

- Я, Э-Э, я видел твою тренировку на прошлой неделе. Ты хорошо выглядел там.

 

Мою тренировку? О чем, черт возьми, он говорил? Я тренировался в Тускалузе. Конечно, он имел это в виду.

 

- Я приезжал посмотреть. У тебя все будет хорошо.

 

Делая шаг в его сторону, чтобы он мог слышать меня, не повышая голос, я спросил:

- Ты приезжал в мою тренировку в Брайант-Денни? Зачем ты это сделал? -Мужчина даже не пришел в больницу, когда я сломал ключицу в малой Лиге. Он уж точно не был активным в моей жизни.

 

- Я приезжал на тренировку обоих моих сыновей, на прошлой неделе.

 

Я замер. Он назвал меня своим сыном. Я начал трясти головой.

- Нет, нет, ты не можешь делать это. Я. Не. Твой. Сын.

 

Мне нужно было избавиться от этого человека. Он был отцом Сойера; я не хотел причинять ему боль. И, ЧЕРТ ПОБЕРИ, если он будет называть меня сыном.

 

- Ты мой сын. Я не заслуживаю тебя, но ты мой. Ты можешь отрицать меня. Ты можешь ненавидеть меня, и ты имеешь на это полное право.

 

- Чертовски правильно, я так и делаю, - взревел я.

 

- Это не меняет того факта, что я горжусь человеком, которым ты стал. Человеком, которым ты стал без какой-либо помощи от меня.

 

Я сделал громкий, тяжелый вздох. Что он делал? Почему он это делал?

 

- Гордишься мной? Почему? Потому что я могу играть в футбол? Потому что я играю за твой университет? Потому что это просто чушь собачья.

 

Харрис покачал головой.

– Нет, не потому, что ты играешь на том футбольном поле, на котором я когда-то играл. Хотя из-за этого я чувствую толику гордости. Я ничего не могу поделать. Но это только короткий момент в твоей жизни. Человек, в которого ты превратился - это то, что заставляет меня гордиться. Ты сделал плохой выбор и встал на неверный путь, но ты также был достаточно силен, чтобы поскорее уйти с этого пути и найти тот, который приведет тебя куда-нибудь, в другую жизнь. Мир хотел называть тебя неудачником, но ты был намного сильнее, чем они осознавали. Ты боролся. Ты отхватил жизнь, которую ты хотел, и ты за нее сражался. Даже тогда, когда остальной мир думал, что ты ничего из себя не представляешь. Ты доказал их неправоту. - Вот почему, сынок, я горжусь тобой.

 

Мне хотелось кричать во все легкие на несправедливость этого момента. Я нуждался в этом человеке, когда я был молодым и испуганным. Но теперь? Я не нуждаюсь в нем сейчас.

 

- Мудрый человек однажды сказал мне, что ты не должен меня прощать. Ты не должен любить меня. Но ты должен знать, я люблю тебя. Что я горжусь тобой. Все, что мне было нужно - это сказать тебе. А как ты это воспримешь и справишься с этим, это не важно. Важно то, что ты знаешь.

Он коротко кивнул мне, и обеспокоенные черта и побежденное выражение, когда он развернулся, чтобы уйти, заставило что-то жечь внутри моей груди. Я не понимал этого, но я и не должен был. Не сейчас.

 

- Харрис,- позвал я, когда он удалялся.

 

Он остановился и повернулся, чтобы посмотреть на меня:

- Да, Бо?

 

Я нервно сглотнул, не зная, как точно это сказать. Потому что его слова не сделали ситуацию проще. Это не исправит прошлого.

- Я не знаю, что делать с этим прямо сейчас. Возможно, я никогда не узнаю, что делать с этим.

Я сделал паузу, когда ко мне пришло воспоминание, как Харрис стоял у забора, во время одного моего школьного футбольного матча, он хорошенько разносил моего тренера после того, когда меня выкинули из игры. Я пропустил тренировку днем ранее, потому что моя мама заболела гриппом, и я был вынужден везти ее в центр Срочной медицинской Помощи в Мобайле. Это была ближайшая бесплатная медицинская помощь.

 

Я был возвращен в игру после того, как тренер вернулся к боковой линии. Каждый раз, когда я смотрел на забор во время этой игры, Харрис стоял там, скрестив руки на груди, словно если бы он стоял на страже чего-то или кого-то.

 

- Та игра, в средней школе, когда я пропустил накануне тренировку. Я был на скамейке запасных. Затем, после того, как тренер вернулся после очень жарких дискуссий с тобой, он поставил меня в игру, - я остановился и изучал его лицо и увидел ответ в выражении его лица. - Ты заставил его поднять меня, не так ли?

 

Харрис печально улыбнулся.

- Не по твоей вине тебе пришлось отвозить твою мать к врачу. Это было несправедливое решение тренера Мэдисон, и я напомнил ему, каким именно неразумным решением было бы оставлять его лучшего принимающего на скамейке.

 

Это не исправляло всего неправильного. Но это говорило мне, что время от времени, даже если я не осознавал этого, он присматривал за мной. Я просто не знал об этом. Другие случаи в моей жизни, когда все выглядело плохо, а потом все вдруг становилось хорошо, без объяснения причин: это всегда был он?

 

- Тренер не был моим большим поклонником, - ответил я.

 

Харрис поднял одну бровь.

- Ну, ты не был самым надежным парнем в команде.

Я испустил короткий смешок.

- Я играл так же хорошо с похмелья, как и трезвым.

 

Улыбка на его лице не та, что я привык видеть, была направлена в мою сторону.

- Вероятно, так и было, - согласился он.

 

Мы стояли, глядя друг на друга, словно если бы мы боялись, что все вернется на круги своя, в тот момент, когда он уйдет.

 

- Послушай, сынок, - он откашлялся, - или Бо, если ты предпочитаешь, чтобы я тебя так звал. Если ты захочешь пойти поесть когда-нибудь, или выпить, или что угодно . . . просто позвони. Я приеду.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.