Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

К ТРУДУ О ТВОРЧЕСТВЕ АКТЕРА



Материалы данного раздела отражают творческие искания и эстетические взгляды Станиславского начала 900-х годов.

 

1. ИЗ НАБРОСКОВ ПРЕДИСЛОВИЯ

Два наброска, не имеющие заглавия и датировки, помещены в тетради среди других черновых материалов по вопросам творчества актера (No 826). Находящиеся в той же тетради фрагменты "Художник черпает мотивы для своих творений из жизни и природы..." и заметки по вопросам артистической этики являются переработкой материалов записной книжки, которую Станиславский вел летом 1902 г. во Франценсбаде (No 757). Это дает основание предположительно датировать наброски предисловия началом 900-х годов.

Публикуется впервые.

 

2. [ОБ АКТЕРСКОМ АМПЛУА]

Под этим общим заглавием печатаются два текста. Первый из них, опубликованный впервые в книге К. С. Станиславский, Статьи, речи, беседы, письма (стр. 444--449), представляет собой беловой вариант рукописи, не имеющей названия и даты (No 1030).

В архиве Станиславского имеется также черновой вариант этого наброска (No 717), помещенный в одной тетради с другими материалами, которые дают возможность предположительно датировать рукопись началом 900-х годов. Часть этой черновой рукописи, не использованная Станиславским в беловом варианте, публикуется впервые, как добавление к основному тексту.

 

1 Далее следует текст по черновой рукописи (No 717).

 

3. [О ЗНАЧЕНИИ ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ АРТИСТА]

 

Публикуются впервые два рукописных отрывка, связанные единством темы. Первый взят из записной книжки 1902 г. (No 757). Второй отрывок написан Станиславским на отдельных листках, не имеющих заглавия, и относится, по-видимому, к началу 900-х годов (No 724/1). В этот период Станиславский в своих выступлениях, записях и письмах неоднократно возвращается к вопросу о необходимости образования для актера (см., например, письмо к А. Д. Бородулину 1901 г. в книге К. С. Станиславский, Статьи, речи, беседы, письма, стр. 117--118).

 

1 Далее опускается текст об актере-гении и высказывание Л. Кронека, которые приводятся в более развернутом виде в следующей публикации.

 

4. ГЕНИИ

 

Публикуется впервые, по рукописи, написанной в отдельной тетради (No 699). Датируется предположительно 1901 г. по сопоставлению с черновыми набросками на ту же тему, написанными в Ессентуках в конце июля 1901 г. (No 716). Часть текста зачеркнута Станиславским.

Текст воспроизводится полностью. Зачеркнутое Станиславским заключено нами в угловые скобки.

 

1 По-видимому, к данному месту текста относится карандашная заметка Станиславского, сделанная на пятом листе рукописи, дополняющая изложенную здесь мысль: "При Мочалове эти декорации и обстановка удовлетворяли художественный вкус публики".

2 В ряде заметок и писем начала 900-х годов Станиславский неоднократно возвращался к вопросу о взаимоотношении актера и окружающей его сценической обстановки. Так, например, в записной книжке 1899--1902 гг. Станиславский писал: "Сцена и пьеса и искусство существуют для того, чтобы возбуждать в зрителе настроение. Все должно стремиться к этому: и актер, и декорация, и костюм, и освещение, и эффекты. Не логичны посему заявления, что декорации могут разрушать впечатление и т. д. Пусть вина падает на актера, который так слаб своим внутренним содержанием, что может производить впечатление контрастом с сереньким фоном и обстановкой, которая его окружает". Далее Станиславский вновь возвращается к этой теме: "Если Мочалов не нуждался в декорациях и костюмах, то Южину следует придти к режиссеру, пониже поклониться и сказать: "Помогите, один я не могу занять публику целый вечер и дать ей полную иллюзию" (No 627). Эту же мысль Станиславский высказывает и в письме к С. В. Флерову от 24 мая 1900 г.: "Я первый подписываюсь под тем, что в спектаклях гениального Сальвини нет нужды хлопотать о постановке, потому что гений его покроет все... А когда Южин играет Отелло, -- задаю я вопрос, -- следует подумать об общем впечатлении от пьесы?.. Думаю, что да...".

3 Кронек Людвиг вступил в 1866 г. в труппу придворного театра герцога Мейнингенского на амплуа комедийного актера; с 1869 по 1891 г. был режиссером этого театра и организатором его гастролей в ряде европейских стран (в России -- в 1885 и 1890 гг.).

Станиславский высоко ценил режиссерско-постановочное искусство Кронека, его организаторский талант, тщательность в разработке ансамбля и массовых сцен, умение создать строгую дисциплину и воспитать у каждого участника чувство ответственности за успех спектакля.

В отличие от тех критиков, которые видели в постановках мейнингенского театра лишь археологический педантизм в изображении эпохи и чрезмерное обилие историко-бытовых подробностей, Станиславский оценил умение мейнингенцев режиссерскими приемами выявлять духовную сущность произведения.

Эпизод, приведенный в тексте настоящей публикации, в переработанном виде использован Станиславским в книге "Моя жизнь в искусстве" (см. Собр. соч., т. 1, стр. 130). Там же Станиславским дана оценка как положительных, так и отрицательных сторон творчества мейнингенцев и режиссуры Л. Кронека.

 

5. [ЗАМЕТКИ ОБ УСЛОВНОСТИ. ПРАВДЕ И КРАСОТЕ]

 

Под этим условным названием публикуется впервые ряд заметок начала 900-х годов, объединенных нами по тематическому признаку.

 

1 Печатается по незаконченной рукописи, находящейся среди материалов, озаглавленных Станиславским "Театр" (No 718). Часть этих материалов позднее была использована Станиславским в рукописи "Театр. (Вместо вступления)". Публикуемый текст выделен из состава других рукописных материалов на основании карандашных пометок Станиславского на полях -- "Перенести", "Переместить", так как данный фрагмент о сценических условностях не имеет прямой связи с остальным материалом.

Текст отрывка о сценических условностях в рукописи начинается словами: "Однако прежде -- маленькое предисловие", -- опущенными в настоящей публикации.

2 Дальнейший текст является добавлением, сделанным Станиславским на обороте пятого листа рукописи (точное место данного фрагмента им не было определено).

3 Публикуется карандашная заметка на двух листках, вырванных из блокнота (No 1028/17--18); хранилась Станиславским среди других мелких его заметок 1904--1905 гг.

4 Аким -- один из персонажей пьесы Л. Н. Толстого "Власть тьмы". В записной книжке 1899--1902 гг. Станиславский писал, что "теперь на сцене хотят видеть жизнь", и художественная правда воцарилась на подмостках взамен "художественной лжи", что после Репина "и в грязи, в грязном тулупе стали находить красоту" (No 627). Позднее Станиславский неоднократно возвращался к этой мысли, указывая, что после Репина и Толстого "мы научились находить красоту даже в смердящем тулупе Акима".

Постановка "Власти тьмы" была осуществлена Художественным театром в 1902 г.

5 Дункан Айседора (1878--1927) -- известная танцовщица. Отрицая приемы классического балета, их условность и каноничность, Дункан стремилась к обновлению искусства танца, к естественной пластике человеческого тела, искренности и лиричности переживаний.

Станиславский восторженно отзывался об искусстве Дункан, с которым познакомился в период ее гастролей в России. В записи от 24 января 1905 г. (см. 255 стр. настоящего тома) Станиславский отмечает, что он смотрел Дункан и "очарован ее чистым искусством и вкусом". Там же он высказывает мысль о вреде "условности" и о необходимости возврата искусства к естественности и простоте. Об отношении Станиславского к сценической условности см. вступительную статью, стр. 21--23.

О влиянии Дункан на Станиславского можно судить по его письмам, которые публикуются в седьмом томе Собрания сочинений.

6 Публикуется по рукописи, не датированной автором и входившей в одну из ранних редакций труда Станиславского "Настольная книга драматического артиста" (No 1247/8). Судя по карандашной приписке, Станиславский предполагал включить данный набросок в главу "Худож[ественное] и нехудож[ественное] или Реализм" (эта глава не была им осуществлена).

7 В одном из вариантов "Настольной книги", в разделе "Свойства творческой воли таланта", имеется текст, перекликающийся с текстом настоящей публикации. "Художественно то, что облагораживает и возвышает самого артиста и присутствующих при его творчестве зрителей,-- писал Станиславский.-- Напротив, все, что потакает мелким чувствам человека или его похоти, нехудожественно. И в этом случае не следует бояться реализма и правды, чтоб не впасть в обратную крайность" (No 1239).

8 Пьеса Г. Гауптмана "Ганнеле" была поставлена Станиславским в 1896 г. в помещении Солодовниковского театра в антрепризе Лентовского с участием актеров Общества искусства и литературы. В 1898 г. "Ганнеле", подготовленная Художественно-общедоступным театром, была запрещена духовной цензурой (см. стр. 279 настоящего тома).

9 Публикуется по рукописному наброску, находящемуся вместе с другими материалами в записной книжке Станиславского (No 758), которая датируется 1903 г.

Высказанные в этом наброске мысли о природе сценического таланта и темперамента получили развитие в вариантах труда Станиславского "Настольная книга драматического артиста".

 

["ТРУД АРТИСТА КАЖЕТСЯ ЛЕГКИМ..."]

Печатается по рукописи, находящейся в записной книжке 1903 г. (No 758). Впервые опубликовано в книге К. С. Станиславский, Статьи, речи, беседы, письма, стр. 176--179.

Первоначальные наброски "Труд артиста кажется легким..." сделаны Станиславским в записной книжке 1902 г. во время пребывания его во Франценсбаде. В другой рукописи, начинающейся словами "Художник черпает мотивы для своих творений из жизни и природы", имеется ряд мест, текстуально перекликающихся с рукописью "Труд артиста...".

Публикуется наиболее законченный вариант, являющийся, по-видимому, наброском статьи или речи в связи с организацией фонда учреждения санатория для актеров на Кавказских Минеральных Водах, о чем говорится в заключительной части текста.

1 В записной книжке 1902 г. в этом месте рукописного наброска "Труд артиста..." имеется следующий текст, не включенный Станиславским в окончательную редакцию: "Вот приблизительная обстановка сцены и ее кулис. Вот то, что так тянет к себе молодых артистов, приходящих в этот мир по вечерам при освещении, вот что они, идеализируя, зовут артистическим беспорядком или богемой. Очарование длится до первой простуды, до первого дня, проведенного в театре в качестве артиста" (No 757, стр. 55).

В рукописи "Художник черпает..." имеется ряд дополнительных деталей, характеризующих обстановку закулисья большинства театров конца XIX -- начала XX века. Приведем один из примеров: "Есть и курилка для актеров, излюбленное место закулисных завсегдатаев, но этот чулан редко освещается, а следовательно, и отапливается. Обыкновенно в ожидании приезда гастролера или знаменитости сюда сваливают камин-ампир из "Гамлета", новый трон для Грозного и Лира (одновременно), костюмную мебель и прочий хлам. Артисты пополняют этот склад старыми бутылками от пива и венками с оторванными лентами" (No 827, стр. 24--25).

2 Приведем дополнительный текст из записной книжки 1902 г.: "Чтоб приносить все эти жертвы и сознательно итти на них, необходима непреодолимая любовь к искусству. Без достаточных данных, ставящих артиста сразу в более человеческие условия, можно итти на сцену только в том случае, когда непреодолимая любовь к театру заставляет делать выбор между пистолетной пулей или жертвами искусству. Тогда эти жертвы переносятся легко и даже с любовью" (No 757, стр. 57).

3 "Я испытал на себе жестокость публики и прессы. Годами создаваемая роль погибла в один вечер, и даже анонс о моей болезни с сорокаградусной температурой не мог умерить поспешности несправедливого суда",-- писал Станиславский в рукописи "Художник черпает...". Там же в авторском примечании в конце страницы он указывает, что это был первый спектакль "Смерти Иоанна Грозного" А. К. Толстого в Художественном театре (29 сентября 1899 г.).

В записной книжке 1902 г. имеется другое автобиографическое признание Станиславского: "Мне приходилось самому смешить публику и, убегая за кулисы, узнавать о ходе тяжелой болезни моей дочери" (No 757, стр. 48).

4 Цитируя на память Островского, Станиславский допускает в рукописи неточность. В квадратных скобках нами приведен подлинный текст Островского.

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.