Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Глава 12 Рћ ЛЮДЯХ 2 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Со временем поправился Маэдрос, ибо жарко пылал в нем огонь жизни и тело носило печать совершенства Благословенного Края. Лишь легким следом перенесенных пыток осталась тень боли, временами сжимавшая его сердце. Зато меч в левой руке доблестного эльфа стал еще более грозным, чем когда-то в правой.

Этот подвиг стяжал Фингону великую славу среди Нолдоров; он же положил конец вражде между Домами Финголфина и Феанора. Перед всеми Нолдорами просил Маэдрос прощения за предательство в Арамане и отказался от верховной власти, так сказав Финголфину:

— Если нет меж нами ныне обид, то прошу тебя, старейшего и самого мудрого из Дома Финвэ, принять бремя правления нашими народами.

Так сказал благородный Маэдрос, но братья в душе не согласились с ним.

Сбывалось предсказание Мандоса. Отныне верховная власть перешла к Дому Финголфина, а род Феанора потерял все: лишился власти в Элендэ, не приобрел ее в Белерианде, утратил Сильмариллы, свое великое сокровище. Зато теперь снова единый народ Нолдоров установил неусыпный надзор за рубежами Дор Дэйделота, а Ангбанд оказался осажден с запада, юга и востока. Только после этого Нолдоры разослали во все концы небольшие отряды, чтобы исследовать земли Белерианда и установить связь с народами, их населявшими.

Надо сказать, что Король Тингол не очень-то обрадовался неожиданному появлению в Среднеземье многочисленных и сильных сородичей. Ведь им надо было где-то селиться. Он не спешил открывать свои владения пришельцам, не торопился снимать Зачарованный Пояс. Вслед за Мелиан не верил Тингол, что Врага удастся долго удерживать в Ангбанде. Приглашение посетить Дориат получили лишь дети Финарфина — ведь их матерью была Эарвея из Альквалондэ, дочь Ольвэ, племянница Тингола.

Первым РёР· Р?згнанников переступил РїРѕСЂРѕРі Менегрота РђРЅРіСЂРѕРґ, сын Финарфина, посланный РІ Дориат старшим братом Финродом. РћРЅ долго рассказывал Королю Рѕ подвигах Нолдоров РЅР° севере, Рѕ числе пришедших СЃ Запада, Рѕ том, как организованы РёС… боевые РїРѕСЂСЏРґРєРё. РќРѕ прямодушный РђРЅРіСЂРѕРґ полагал, что старые РѕР±РёРґС‹ прощены Рё забыты, поэтому РЅРё словом РЅРµ обмолвился РЅРё Рѕ клятве Феанора, РЅРё РѕР± изгнании, РЅРё Рѕ братоубийственной стычке РІ Альквалондэ. РўРёРЅРіРѕР» внимательно выслушал РђРЅРіСЂРѕРґР° Рё так напутствовал его перед СѓС…РѕРґРѕРј:

— Передай пославшим тебя, что Нолдоры могут свободно селиться в Хитлуме и на плоскогорьях Дортониона, и в землях к востоку от Дориата — они сейчас пустынны и дики. А в Белерианде живет мой народ, и я не хочу ни стеснять его свободы, ни лишать насиженных мест. Пусть задумаются вожди Пришедших с Запада, как им держать себя, ибо покуда я — правитель Белерианда, и здесь будут жить по моему слову. Ворота же Дориата закрыты для всех, кроме гостей, приглашаемых мной, или тех, кто в крайней нужде ищет моей помощи.

Тем временем вожди Нолдоров в Митриме собрались на совет. Как раз к его началу вернулся Ангрод с посланием Короля Тингола. Не очень-то приветливым показалось оно Нолдорам, а вспыльчивых сыновей Феанора просто привело в ярость. Но Маэдрос рассмеялся и сказал:

— Королем можно считать только того, кому есть чем править, иначе титул его — пустой звук. Тингол жалует нам земли, над которыми не властен. Не сразись мы с вражьими силами, Королю Тинголу остался бы сейчас один лишь Дориат. Вот пусть и правит им и почитает за счастье, что в соседях у него сыновья Финвэ, а не орки Моргота. Я считаю, что для нас все складывается удачно.

Тут Карантир, самый грубый и вспыльчивый из сыновей Феанора, никогда не жаловавший наследников Финарфина, громко воскликнул:

— Еще чего! Если сыновьям Финарфина есть охота бегать к этому Мрачному Эльфу из пещер — пусть бегают. Да только никто их не просил вести переговоры от нашего имени! Но уж коли оказались они в Белерианде, то пусть хотя бы помнят, что отец их все-таки правитель Нолдоров, хотя мать из другого рода!

Возмущенный оскорблением Ангрод вскочил и выбежал вон. Маэдрос стал упрекать Карантира, а большинство Нолдоров, еще недавно разделенных враждой, не на шутку встревожились. Всем хорошо знаком был скандальный нрав сыновей Феанора, то и дело грозивший выплеснуться наружу необдуманным словом, а то и прямым оскорблением. Маэдросу удалось кое-как успокоить братьев и увести с совета. Вскоре они покинули Митрим и ушли на восток. Они переправились через Арос и обосновались в обширных землях за горой Химринг. Цепь горных вершин, отделивших их от Белерианда, прозвали позже рубежом Маэдроса. Это была самая северная естественная преграда, защищавшая Белерианд от угрозы Ангбанда. Там несли дозор сыновья Феанора, там собирали вокруг себя всех, кто приходил к ним и мог понадобиться в будущем, а до оставшейся на западе родни им не было никакого дела. Говорили, что Маэдрос нарочно увел братьев так далеко, во-первых, чтобы не допустить новых распрей, а во-вторых, он жаждал принять на себя первый возможный удар Врага. Только он продолжал поддерживать отношения с Домами Финголфина и Финарфина и изредка даже посещал собрания совета. Но проклятия, павшего на Дом Феанора, не избежал и Маэдрос, хотя и не показывало оно себя до срока.

Карантир СЃРѕ СЃРІРѕРёРј народом расположился восточнее, РІ верховьях Гелиона, неподалеку РѕС‚ озера Хелеворн, южнее РіРѕСЂС‹ Реир. Временами, поднимаясь РЅР° вершины РЎРёРЅРёС… Гор, эльфы СЃ удивлением взирали РЅР° восток, РЅР° бескрайние, глухие Рё РґРёРєРёРµ, неизведанные просторы Среднеземья. Р?менно здесь однажды встретился народ Карантира СЃ гномами, прекратившими торговые СЃРІСЏР·Рё СЃ Белериандом сразу после РїСЂРёС…РѕРґР° Нолдоров Рё сражений СЃ Морготом. Поначалу, хотя РѕР±Р° народа славились мастерством Рё готовностью учиться новым ремеслам, РѕСЃРѕР±РѕР№ дружбы между РЅРёРјРё РЅРµ сложилось. Р’РёРЅРѕР№ тому отчасти была скрытность Рё обидчивость РіРЅРѕРјРѕРІ, Р° отчасти — высокомерие Карантира Рё его эльфов, РЅРµ скрывавших презрительного отношения Рє неказистым Наугримам. РќРѕ РІСЃРєРѕСЂРµ, перед лицом постоянной СѓРіСЂРѕР·С‹ СЃ Севера, РѕР±Р° народа РєРѕ взаимной выгоде заключили СЃРѕСЋР·. Благодаря ему кузнецы Рё каменщики РќРѕРіСЂРѕРґР° Рё Белегоста РІСЃРєРѕСЂРµ обрели великую славу. Теперь, РєРѕРіРґР° возобновилась торговля СЃ Белериандом, РІСЃРµ изделия РёР· копей РіРЅРѕРјРѕРІ проходили через СЂСѓРєРё Карантира. Так пришло Рє нему РѕРіСЂРѕРјРЅРѕРµ богатство.

Двадцать солнечных лет минуло, Рё Финголфин, Правитель Нолдоров, устроил великий РїРёСЂ. Место для него выбрали Сѓ источника, возле заводи Р?РІСЂРёРЅСЊ, откуда берет начало быстрый Нарог. Светлы Рё зелены были эти края, защищенные СЃ севера хребтами Сумеречных Гор. РљРѕРіРґР° РЅР° смену тем РґРЅСЏРј пришли РґСЂСѓРіРёРµ, полные СЃРєРѕСЂР±Рё Рё бед, РїРёСЂ этот часто вспоминали как Мерет Адертад, РџРёСЂ Дружбы. Пришли вожди Рё РІРѕРёРЅС‹ Финголфина Рё Финрода; Дом Феанора представляли Маэдрос Рё Мэглор СЃ воинами Восточного Рубежа; явилось множество Серых Эльфов, вольных скитальцев РїРѕ лесам Белерианда; прибыли эльфы РёР· Дальних Гаваней СЃРѕ СЃРІРѕРёРј правителем РљРёСЂРґСЌРЅРѕРј. Даже Зеленые Эльфы РёР· Семиречья приняли приглашение. РќРѕ РёР· Дориата привет РѕС‚ Короля Тингола принесли лишь РґРІР° посланца — Маблунг Рё Даэрон.

РќР° РїРёСЂСѓ звучало множество клятв РІ вечной дружбе, заверений РІ искренних союзах, братских пожеланий Рё советов. Говорят, даже Нолдоры РІ тот день пользовались только языком Серых Эльфов. Язык Белерианда давался РёРј РєСѓРґР° легче, чем Синдарам наречие Валинора. РўРѕРіРґР° благородны Рё преисполнены самых радужных надежд были сердца Нолдоров. Казалось, оправдались слова Феанора, призывавшего РёС… РєРѕРіРґР°-то РЅР° РїРѕРёСЃРєРё счастья Рё СЃРІРѕР±РѕРґС‹ РІ далекое Среднеземье. Р? РІРѕС‚ СЃРІРѕР±РѕРґРЅС‹ РѕРЅРё, Рё РјРёСЂ царит РЅР° всей Земле, потому что мечи Нолдоров берегут его, Р° Зло надежно заперто РІ стенах Ангбанда. Р? радостны привольные края РїРѕРґ юными Луной Рё Солнцем... только РіРґРµ-то далеко РЅР° севере РЅРµ развеялся РїРѕРєР° легкий сумрак...

Р? еще тридцать лет кануло после того. Однажды РўСѓСЂРіРѕРЅ, сын Финголфина, РїРѕРєРёРЅСѓР» зеленый Невраст, чтобы посетить РґСЂСѓРіР° своего Финрода, жившего РЅР° острове РўРѕР» РЎРёСЂРёРѕРЅ РІ верховьях РЎРёСЂРёРѕРЅР°. РћРЅРё решили вместе спуститься РЅР° СЋРі РІРЅРёР· РїРѕ течению, потому что РѕР±РѕРёРј прискучили северные предгорья. Р? РІРѕС‚ ночь застала РёС… РІ пути около Сумеречных Озер, Рё РѕРЅРё уснули Сѓ заводей РЎРёСЂРёРѕРЅР°, РїРѕРґ крупными летними звездами. РўРѕРіРґР° поднялся РїРѕ реке Владыка Ульмо, Рё глубокий СЃРѕРЅ, наполненный тревожными видениями, сомкнулся над эльфами. РЎ тяжелым чувством проснулись РѕРЅРё поутру, РЅРѕ РЅРµ обмолвились РЅРё словом Рѕ ночных видениях. Ведь РІ памяти Сѓ РЅРёС… сумрачными пятнами РІСЃРµ еще лежали предательства Рё раздоры, Рё каждый счел посланную Ульмо весть предназначенной только ему. РЎ тех РїРѕСЂ глухое беспокойство Рё тревога Р·Р° будущее РЅРµ покидали РёС…. Уже поодиночке бродили РѕРЅРё РїРѕ самым исхоженным краям, искали места, отличающиеся скрытой силой, Рё каждый думал Рѕ том, как Рё РіРґРµ придется встретить страшный день, РєРѕРіРґР° РњРѕСЂРіРѕС‚ вырвется РёР· осажденного Ангбанда, сметя заслон РЅР° Севере.

Некоторое время Финрод СЃРѕ своей сестрой Галадриэль гостил Сѓ Короля Тингола РІ Дориате. Финрод восхищался мощью Рё величием Менегрота, его многоколонными мраморными залами, сокровищницами Рё арсеналами. РћРЅ решил построить Рё себе такие же обширные подземные владения РІ каком-РЅРёР±СѓРґСЊ тайном месте РїРѕРґ горами. Рассказал РѕРЅ владыке Среброманту Рѕ СЃРІРѕРёС… сновидениях, поделился СЃ РЅРёРј замыслами, Рё РўРёРЅРіРѕР» поведал ему Рѕ пещерах, скрытых РІ глубоком ущелье РЅР° правом берегу реки Нарог, РїРѕРґ РіРѕСЂРѕР№ Фарот. Р? дал ему РўРёРЅРіРѕР» РїСЂРѕРІРѕРґРЅРёРєРѕРІ, знавших РґРѕСЂРѕРіСѓ Рє тайному месту. Так обосновался Финрод РІ пещерах Нарога Рё сразу начал строить глубокие залы, галереи Рё арсеналы, подобные восхитившим его РІ Менегроте. Глубоко РІ недрах РіРѕСЂ скрылась крепость Финрода Рё получила РёРјСЏ Нарготронд. Гномы Синегорья помогали Финроду РІ его трудах. Щедро вознаградил РёС… Финрод, РёР±Рѕ РјРЅРѕРіРѕ СЃРѕРєСЂРѕРІРёС‰ принес РѕРЅ РІ СЃРІРѕРµ время РёР· РўРёСЂРёРѕРЅР°, больше, чем кто-либо РёР· князей Нолдоров. Примерно тогда же родилось РѕРґРЅРѕ РёР· прекраснейших творении Стародавних Дней — Наугламир, Ожерелье Гномов, сделанное РёРјРё для Финрода. Р’ золотой оправе РґРёРІРЅРѕР№ работы горели огнем самоцветы Валинора. Кто Р±С‹ РЅРё надевал его, РјСЏРіРєРѕ, словно льняное кружево, ложилось РѕРЅРѕ РЅР° плечи, Рё уже нельзя было оторвать глаз РѕС‚ этого великолепия.

Вот здесь, в Нарготронде, и обосновался Финрод со своим народом. Гномы прозвали Финрода Фелагундом, Пещерным Ваятелем; так это имя и осталось с ним до самого конца. Да только Финрод Фелагунд не был первым, обжившим пещеры Нарога.

Сестра Финрода, Галадриэль, осталась у Тингола в Дориате. Там повстречала она Келеборна, родича короля, и вспыхнула меж ними великая любовь. Живя рядом с Мелиан, Галадриэль постепенно перенимала от высокой Майа могущественные знания и глубокую мудрость.

А Тургону не давала покоя память о светлом Тирионе на высоком холме в давно оставленном Благословенном Краю. Долго ходил он по земле, но, не найдя того, что искал, вернулся в Невраст и остался в Виниамаре, на морском побережье. Прошел год и снова во сне явился к нему Ульмо и повелел отправиться в долину Сириона. Ведомый Валаром, достиг Тургон уединенной долины Тумладен. Горы кольцом окружали долину, а в центре возвышался большой выступ. Вернувшись в Невраст, Тургон, осторожно советуясь только с самыми близкими друзьями, стал создавать план города, напоминавшего Тирион на Туне, тоска по которому сжимала его сердце.

Соглядатаи доносили Морготу, что предводители Нолдоров бродят по всему Среднеземью и, видно, думать забыли о всякой войне. Тогда Враг решил испытать, не ослабла ли в самом деле бдительность эльфов. Скрытно пробуждалась его мощь, но вот однажды содрогнулась земля, полыхнули огнем Железные Горы, и орды орков внезапно хлынули на равнины Ард-Галена. Одновременно они прорвались сквозь западное ущелье Сириона, затопили земли Мэглора и протиснулись между горами Маэдроса и дальними отрогами Синих Гор. Но Финголфин и Маэдрос были начеку. Пока отряды Нолдоров разыскивали и уничтожали разрозненные орочьи банды, лиходействовавшие по всему Белерианду, они с двух сторон ударили по основной силе Врага, наступавшей на Дортонион, разбили вражьи орды и гнали их по всему Ард-Галену, уничтожая безжалостно, до самых ворот Ангбанда. Дагор Аглареб, Победоносная Битва, стали называть это третье великое сражение из Битв Белерианда.

Да, сражение принесло победу Нолдорам, но оно же послужило им грозным предупреждением, заставило теснее сплотить ряды, усилить дозоры и взять Ангбанд в осаду. Почти четыреста солнечных лет длилась она. Вожди Нолдоров нагнали такого страху на приспешников Моргота, что еще очень долго после Победоносной Битвы ни один из них не смел показаться за воротами мрачной твердыни Севера. Финголфин надеялся тогда, что если не допустят эльфы в своих рядах измены, то Врагу никогда не разрушить эльфийский союз, не застать Эльдаров врасплох. Правда, Ангбанд стоял нерушимо и Сильмариллы вернуть не удалось, да и война, по сути дела, не затихала во все время осады, потому что Моргот постоянно затевал новые злодейства и не уставал испытывать силы Нолдоров. Кольцо осады по-настоящему так и не замкнулось. Ведь Ангбанд со всех сторон защищали Железные Горы, на склонах и вершинах которых вздымались башни Тангородрима. Непроходимые горные перевалы, снег и лед вставали перед Нолдорами неодолимой преградой. Так что с севера выход для Моргота всегда оставался свободным; им-то время от времени и пользовались его лазутчики, пробиравшиеся в Белерианд. Всеми силами старался Враг посеять страх и рознь среди Эльдаров. Орки его имели строгий приказ хватать живыми и доставлять в Ангбанд всех, кого только удастся. Многие пленники не смогли вынести ужасного взгляда Врага и дальше уже без принуждения, из одного только страха перед Темным Владыкой, выполняли его приказы. От пленников узнал Моргот обо всем случившемся после бунта Феанора, узнал и возрадовался, ибо предвидел в этом семена будущих раздоров среди своих противников.

Спустя еще сотню лет после Победоносной Битвы, Моргот, опасливо сторонившийся Маэдроса, попытался застать врасплох Финголфина. К белым снегам Севера выслал он немалое войско, повернул его потом на запад, а затем на юг. Оно прошло вдоль побережья к заливу Дренгист почти тем же путем, которым шел в свое время Финголфин по вздыбленным льдам. Отряд пробирался в Хитлум, но был вовремя обнаружен Фингоном. На севере залива он сбросил орков в море. Битва не вошла в летопись великих сражений: орков было немного, и Нолдоры Хитлума обошлись малыми силами. Только после этого Моргот наконец понял, что орки сами по себе не соперники Нолдорам, и принялся искать другие пути, а пока в Белерианде надолго установился мир.

Р? еще сто лет прошло, РїРѕРєР° однажды ночью РёР· РІРѕСЂРѕС‚ Ангбанда РЅРµ вырвался Глаурунг, первый РёР· РїРѕСЂРѕРґС‹ северных огнедышащих драконов. Совсем еще молодой Рё РЅРµ очень большой Глаурунг (драконы живут долго Рё РІСЃРµ время растут) натворил столько бед, что эльфы РІ ужасе бежали РѕС‚ него Рє Эред Ветрин Рё РІ Дортонион. Дракон успел основательно разрушить Рё загадить РђСЂРґ-Гален, прежде чем Фингон собрал СЃРІРѕРёС… конных стрелков, вооруженных тяжелыми луками, окружил дракона живым кольцом всадников Рё засыпал стрелами. Броня Глаурунга еще РЅРµ окрепла как следует, стрелы больно ранили его, РѕРЅ бежал Рё РЅР° долгие РіРѕРґС‹ пропал Р·Р° воротами Ангбанда. Нолдоры ликовали Рё превозносили отважного Фингона. Мало кто РёР· РЅРёС… осознал опасность этих новых исчадий Врага. Сам РњРѕСЂРіРѕС‚ был очень раздосадован, что дракон полез РЅР° рожон раньше времени Рё нарушил его планы. Р? СЃРЅРѕРІР° долгий, почти двухсотлетний РјРёСЂ снизошел РЅР° земли Белерианда. Мелкие пограничные стычки РІСЂСЏРґ ли стоило принимать РІРѕ внимание. Край богател Рё процветал. РџРѕРґ надежной охраной Нолдоры РјРЅРѕРіРѕ строили. Удивительные творения украсили землю. Слагались прекрасные песни Рё баллады, составлялись РєРЅРёРіРё знаний. Р’Рѕ РјРЅРѕРіРёС… местах Нолдоры Рё Синдары СЃРЅРѕРІР° слились РІ РѕРґРёРЅ народ, как это было РєРѕРіРґР°-то РЅР° заре РњРёСЂР° РїРѕРґ звездами. РћРЅРё говорили РЅР° РѕРґРЅРѕРј языке, Рё только искушенный глаз примечал, что РѕРґРЅРё, ведущие происхождение РѕС‚ Нолдоров, покрепче телом, более сообразительные Рё умелые, предпочитают селиться РїРѕ склонам РіРѕСЂ Рё РІ долинах, Р° РґСЂСѓРіРёРµ — РёР· Синдаров, звонкоголосые, одаренные музыкальным слухом, менее расположенные Рє РІРѕРёРЅСЃРєРёРј делам, обживают леса Рё речные долины. РќСѓ Рё еще Серые Эльфы РїРѕ-прежнему бродили СЃ песнями РїРѕ всему Среднеземью, РЅРёРіРґРµ подолгу РЅРµ задерживаясь.

Глава 14 БЕЛЕРР?РђРќР”

3десь повествуется о том, каким застали Нолдоры Среднеземье и каким оно было в Древнейшие Дни, когда вожди Эльдаров и их народы обживали свои владения, заключали союзы и сражались против общего Врага.

Р’ далеком прошлом Мелькор РІРѕР·РґРІРёРі РЅР° Севере РњРёСЂР° Эред Р­РЅРіСЂРёРЅ, Железные Горы. РћРіСЂРѕРјРЅРѕР№ РїРѕРґРєРѕРІРѕР№ РїРѕ самой границе вечного холода охватили РѕРЅРё Утумно, надежно защищая цитадель РѕС‚ любых неожиданностей. Р—Р° РЅРёРјРё, СЃ западной стороны, страшась гнева Валаров, построил Мелькор еще РѕРґРЅСѓ крепость, Ангбанд, Железный РђРґ. Р?менно здесь нашел РѕРЅ пристанище, вернувшись РІ Среднеземье. РћС‚ Утумно давно уже Рё следа РЅРµ осталось — разрушили ее Валары РІ Битве РЎРёР», Р° РІРѕС‚ Ангбанд уцелел, РёР±Рѕ запрятан был глубоко РІ недрах РіРѕСЂ. Оттуда вел РЅР° СЋРі длиннейший туннель, запертый мощными воротами. Бее пространство перед РЅРёРј занимали мрачные башни Тангородрима, возведенные РёР· скапливавшегося РІ подземных кузницах шлака Рё камней. Черные валы днем Рё ночью курились едким дымом. Раньше РѕС‚ РІРѕСЂРѕС‚ Ангбанда простиралась грязная, безжизненная равнина, РЅРѕ после РїСЂРёС…РѕРґР° Солнца оделась РѕРЅР° буйными травами. Р—Р° время осады, РїРѕРєР° ворота РЅРµ открывались, трава подобралась Рє самому адскому РїРѕСЂРѕРіСѓ.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.