Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Глава 21 РўРЈРР?Рќ РўРЈРАМБАР1 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Pиан, дочь Белегунда, была женой РҐСѓРѕСЂР°, сына Галдора. РћРЅРё поженились всего Р·Р° РґРІР° месяца РґРѕ начала Пятой Битвы. РҐСѓРѕСЂ вместе СЃ РҐСѓСЂРёРЅРѕРј ушел РЅР° РІРѕР№РЅСѓ. Риан, так Рё РЅРµ дождавшись вестей РѕС‚ мужа, бежала РёР· захваченного края Рё скиталась РІ глуши, РїРѕРєР° РЅРµ нашла РїСЂРёСЋС‚ РЅР° берегах озера Митрим Сѓ Серых Эльфов. Там Сѓ нее родился сын РўСѓРѕСЂ. Риан оставила его РЅР° попечение эльфам, Р° сама РёР· последних СЃРёР» добралась РґРѕ Горы Слез Рё умерла там.

Морвен, дочь Барагунда, была женой РҐСѓСЂРёРЅР°, Правителя Дор Ломина. Р?С… сын РўСѓСЂРёРЅ родился РІ РіРѕРґ встречи Берена Рё Лучиэнь. Маленькую сестренку РўСѓСЂРёРЅР°, Лалаиф, Смешинку, РІ трехлетнем возрасте унесло РјРѕСЂРѕРІРѕРµ поветрие, насланное РёР· Ангбанда.

После окончания Пятой Битвы Морвен с восьмилетним Турином пришлось остаться в Дор Ломине. Она снова была в тягости.

Злыми помнятся те дни. В Хитлуме хозяйничали вастаки. Они притесняли остатки народа Хадора, грабили, обращали детей в рабство. Но красота и величие поначалу оберегали Морвен и домочадцев от посягательств захватчиков. Да и побаивались ее, считая опасной колдуньей, знавшейся с эльфами. На самом-то деле жила она в бедности. Только дальняя родственница Хурина по имени Айрин, наложница вожака вастаков Бродды, изредка тайком помогала ей. Очень боялась Морвен, как бы и Турин не попал в рабство, и потому решила услать его подальше, в Дориат, к Королю Тинголу; ведь зять Короля, Берен Однорукий, был ее родичем и другом Хурина.

Осенью, в Скорбный Год, Морвен отослала Турина через горы в сопровождении двух старых слуг, наказав им обязательно разыскать дорогу в Зачарованное Королевство. Так в горестную историю эльфов вплелась и судьба Турина и потому дошла до наших дней в «Нарн и Хин Хурин», Предании о Детях Хурина. Это самая длинная из баллад, сохранившаяся от Стародавних Дней. Мы рассказываем ее здесь, потому что и она связана с судьбой Сильмариллов и эльфийского народа. Печальна эта история. В ней слишком много горя и самых черных злодейств Моргота Бауглира.

В начале года у Морвен родилась дочь. Ей дали имя Ниэнор, Грустинка.

К этому времени, преодолев немалые опасности, Турин и его спутники уже подходили к Дориату. Здесь встретил их Белег Тугой Лук, охранявший границы Короля Тингола, и отвел в Менегрот. Тингол, памятуя о заслугах Хурина Стойкого, принял мальчика на воспитание. Давно уже прошло время, когда Король Дориата с пренебрежением относился к людям; теперь он благоволил Домам Друзей Эльфов. Он даже отправил гонцов в Хитлум, приглашая Морвен пожаловать в Дориат, но она не нашла в себе сил покинуть дом, где все напоминало о Хурине, и только передала посланцам Короля ценнейшую из реликвий Дома Хадора — Шлем Дракона Дор Ломина.

РўСѓСЂРёРЅ СЂРѕСЃ крепким Рё красивым мальчиком, только СѓР¶ очень печальным. РћРЅ тосковал РїРѕ РґРѕРјСѓ. Девять лет прожил РѕРЅ РІ Дориате, Рё постепенно время залечило боль разлуки. Р?РЅРѕРіРґР° гонцы Короля уходили РЅР° север Рё, если случалось, заворачивали РІ Хитлум. РџРѕ возвращении РѕРЅРё приносили хорошие вести Рѕ Морвен Рё РќРёСЌРЅРѕСЂ, РЅРѕ однажды РЅРµ вернулись, Рё Король отказался посылать РґСЂСѓРіРёС…. РўСѓСЂРёРЅ был уже сильным, рослым юношей. РћРЅ понимал: СЃ матерью Рё сестрой что-то случилось. РќРµ РІ силах сидеть РІ безопасном Дориате, РўСѓСЂРёРЅ предстал перед Королем Рё РїСЂРѕСЃРёР» дать ему меч Рё кольчугу. Надев Шлем Дракона Дор Ломина, РѕРЅ ушел РЅР° границу Рё там провел три РіРѕРґР° РІ непрестанных стычках СЃ орками, сражаясь Р±РѕРє Рѕ Р±РѕРє СЃ Белегом Рё РїРѕ-настоящему сдружившись СЃ РЅРёРј. Наконец РѕРЅ вернулся, грязный, заросший, РІ потрепанной одежде, РІ доспехах, носивших следы долгих странствий РІ глуши.

Р–РёР» РІ Дориате эльф РёР· Народа Нандоров РїРѕ имени Саэрос, занимавший РЅРµ последнее место РЅР° советах Короля. РўСѓСЂРёРЅСѓ РѕРЅ давно завидовал, потому что приемный сын Тингола пользовался Сѓ всех почетом Рё уважением. Р? РІРѕС‚, оказавшись Р·Р° столом напротив РўСѓСЂРёРЅР°, РѕРЅ пренебрежительно Р±СЂРѕСЃРёР»:

— Если уж мужи Хитлума столь неотесаны и косматы, каковы же их женщины? Бегают, поди, как олени, по лесам, одетые только в собственные волосы!

Гнев ударил Турину в голову. Схватил он тяжелый кувшин для вина, запустил им в эльфа и ранил его.

На другой день Турину пришла пора возвращаться к Белегу. За воротами Менегрота его поджидал Саэрос с мечом в руке. Турин быстро справился с заносчивым эльфом и, раздев донага, погнал, улюлюкая, по лесу. Саэрос в ужасе мчался от него не разбирая дороги, сорвался с тропы в ущелье и разбился. Произошло это на глазах других воинов. Маблунг, бывший среди них, советовал Турину пойти к Королю, повиниться и ждать его решения, но Турин, и сам не ожидавший такого исхода, решил, что теперь он вне закона, и, не слушая Маблунга, быстро ушел, опасаясь, как бы его не схватили и не отправили в тюрьму. Он скрылся в лесах к западу от Сириона и примкнул к ватаге бродяг, каких немало скиталось тогда в глуши, добывая пропитание грабежом и разбоем. Они не очень-то разбирали, кто попадался им на дороге: орки, люди или эльфы.

Когда Тинголу доложили о случившемся и все обстоятельства были восстановлены, Король здраво рассудил, что дело темное, и простил Турина. Как раз в это время вернулся с северных рубежей Белег Тугой Лук. Король сказал ему:

— Я в печали, друг Белег. Турин был мне все равно что сын. Так оно и будет, если только не вернется из тени его отец. Никто не изгонял Турина, а говорить-то будут именно так. Хорошо бы он вернулся, я ведь воистину люблю его.

— Мне он тоже дорог, — ответил Белег. — Я найду его и приведу в Менегрот.

Белег ушел и по всему Белерианду искал друга или хоть каких-нибудь сведений о нем, но все напрасно.

Рђ РўСѓСЂРёРЅ жил среди Р±СЂРѕРґСЏРі, сбитых СЃ толку смутным временем, Рё даже стал РёС… главарем. РћРЅ РІР·СЏР» себе РЅРѕРІРѕРµ РёРјСЏ Рё звался теперь Нейфан, Оскорбленный. Его ватага укрывалась РІ лесных чащобах южнее Тейглина. Р? РІРѕС‚, спустя РіРѕРґ после досадного случая, сделавшего сына РҐСѓСЂРёРЅР° беглецом, Белег отыскал РёС… логово. РўСѓСЂРёРЅСѓ РІ это время пришлось отлучиться РёР· лагеря. Разбойники схватили Белега Рё обошлись СЃ РЅРёРј РЅРµ самым вежливым образом, РїСЂРёРЅСЏРІ Р·Р° лазутчика Короля. Вернулся РўСѓСЂРёРЅ Рё увидел РґСЂСѓРіР° избитым Рё связанным. Ужаснулся РѕРЅ, Рё раскаялся РІРѕ всех злодействах, Рё зарекся впредь поднимать СЂСѓРєСѓ РЅР° РєРѕРіРѕ Р±С‹ то РЅРё было, РєСЂРѕРјРµ слуг Врага. Белег РЅРµ держал РЅР° него РѕР±РёРґС‹. РћРЅ рассказал РўСѓСЂРёРЅСѓ Рѕ прощении Короля Рё стал уговаривать вернуться РІ Дориат Рё помочь ему РЅР° северных границах,

— В последнее время, — говорил он, — орки нашли лазейку через Анах и с ними все больше хлопот.

— Анах? — задумчиво произнес Турин. — Я что-то не помню, где это.

— Рђ РјС‹ Рё РЅРµ ходили РЅРёРєРѕРіРґР° так далеко, — отозвался Белег. — РќРѕ ты ведь видел вершины Криссаэгрима. Там Рє востоку тянется хребет Горгората. Анах между РЅРёРјРё, Сѓ истоков Миндеба. Раньше путь этот слыл тяжелым Рё опасным, Р° сейчас РёРј РјРЅРѕРіРёРµ пользуются. Димбар гибнет РїРѕРґ Черной РСѓРєРѕР№, Рё РІ Бретильских Лесах стало неспокойно. РњС‹ нужны там.

Но слишком горд и упрям был Турин. Он отказался принять прощение Тингола, отказался уйти с Белегом. Наоборот, он стал уговаривать друга остаться, но Белег не мог этого сделать.

— Ты упрям и самолюбив, — сказал он. — Вот тебе мое последнее слово. Если хочешь, чтобы мы, как прежде, сражались плечом к плечу, ищи меня в Димбаре. Я буду там.

На следующее утро Белег уходил. Турин пошел проводить его. Они отошли уже на расстояние полета стрелы, но не сказали друг другу ни слова. Наконец Белег остановился:

— Значит, нам прощаться, сын Хурина?

РўСѓСЂРёРЅ отвел глаза. РћРЅ взглянул РЅР° запад, увидел величественную вершину РђРјРѕРЅ РСѓРґ Рё, РЅРµ раздумывая, СѓРїСЂСЏРјРѕ ответил:

— РўС‹ говоришь, чтобы СЏ искал тебя РІ Димбаре. Рђ СЏ тебе скажу: давай встретимся РЅР° РђРјРѕРЅ РСѓРґ. Рђ нет — так больше нам РЅРµ увидеться.

На том они расстались, опечаленные друг другом.

Белегу ничего не оставалось, как вернуться в Менегрот и доложить Тинголу о случившемся. Он умолчал только о приеме, оказанном ему товарищами Турина. Тингол выслушал воина и вздохнул:

— Что же я еще могу для него сделать?

— Позволь мне уйти, Повелитель, — попросил Белег. — Я постараюсь направлять и охранять его хоть издали. Пусть никто не скажет, что легковесны слова эльфов. Жаль будет, если такой воин напрасно сгинет в глуши.

— Поступай, как знаешь, — молвил Тингол. — Ты много сделал для Дориата, нашел моего приемного сына, и мне не хочется отпускать тебя, не наградив достойно. Я готов исполнить любое твое желание, если это в моих силах.

Немного подумав, Белег попросил:

— Дал бы ты мне добрый меч, Владыка! Орков теперь развелось много, доходит до рукопашной, а мой прежний меч порядком поистерся об их доспехи.

— Выбирай любой, — ответил Тингол, — только, прошу тебя, оставь мне мой Аранруф.

Белег выбрал Англахэл. Бесценным слыл этот клинок, выкованный из упавшей с неба звезды. Перед ним не могло устоять никакое земное железо. Сравниться с ним мог только один меч в Среднеземье, сделанный из того же куска тем же мастером — Эолом, Темным Эльфом. Когда-то он расплатился Англахэлом с Тинголом за дозволение поселиться в Нан Эльмуте и потом долго жалел об этом. Второй клинок он оставил у себя, но Маэглин, покидая родной дом, тайком унес его.

Тингол подал Англахэл Белегу, как это принято, рукоятью вперед. В этот миг Мелиан взглянула на лезвие меча и тихо произнесла:

— Злобу таит этот клинок. В нем еще живо темное сердце кузнеца. Он не будет верен хозяйской руке и недолго послужит тебе.

— Судьбе виднее, — ответил Белег, — а пока я все-таки поработаю им.

— Тогда прими и мой дар, друг Белег, — сказала Мелиан. — Он пригодится тебе в глуши, и твоим друзьям тоже. — С этими словами протянула Королева воину связку лембас, эльфийского дорожного хлеба, завернутого в серебристые листья. Узел шнурка был опечатан королевской печатью в форме последнего цветка Телпериона. По обычаям Эльдаров, только Королева может хранить и дарить лембас. Люди никогда не получали его; Мелиан не могла оказать большей почести сыну Хурина.

С этими дарами покинул Белег Менегрот и, не задерживаясь, отправился к своему отряду, стоявшему на границе северных топей. Казалось, его новый меч радовался работе, и вскоре орков в Димбаре почти не осталось.

Настала зима, война поутихла, и тогда Белег отлучился из отряда, не ведая, что покидает его навсегда.

Расставшись СЃ РґСЂСѓРіРѕРј, РўСѓСЂРёРЅ повел СЃРІРѕСЋ ватагу РЅР° запад, прочь РѕС‚ долины РЎРёСЂРёРѕРЅР°. РћРЅРё устали жить РІ постоянной опасности Рё теперь хотели отыскать надежное, логово РіРґРµ можно было Р±С‹ перезимовать безбедно.

Однажды вечерней порой им повстречались трое гномов. Гномы бросились бежать, но один из них, видимо, совсем немощный, едва тащился. Его догнали, бросили на землю, а кто-то из отряда послал стрелу вслед убегавшим. Быстро темнело, и преследовать их не стали. Захваченного гнома звали Мим. Он умолял Турина сохранить ему жизнь, а в качестве выкупа обещал показать пещеры, о которых не знает ни одна живая душа на свете. Турин сжалился над Мимом и спросил:

— Ну и где же твои замечательные пещеры?

— Там, высоко над землей, РґРѕРј РњРёРјР°, — ответил РіРЅРѕРј. РђРјРѕРЅ РСѓРґ зовется это место СЃ тех РїРѕСЂ, как эльфы напридумывали СЃРІРѕРё названия.

Долго молчал Турин, глядя на гнома в глубоком раздумье, а потом приказал:

— Проведи нас туда.

РќР° следующее утро РњРёРј повел РёС… Рє горам. Там, РіРґРµ кончаются вересковые пустоши, раскинувшиеся РІ междуречье РЎРёСЂРёРѕРЅР° Рё Нарога, начинается безрадостное нагорье. Чуть дальше круто поднимаются серые склоны центральной вершины. Ее сплошным РєРѕРІСЂРѕРј покрывают низкорослые заросли цветущего РІ эту РїРѕСЂСѓ серегона. Цветы Сѓ него маленькие, темно-алого цвета. Люди РўСѓСЂРёРЅР° подошли Рє подножью РЅР° закате. Заходящее солнце пробилось между облаками, Рё РђРјРѕРЅ РСѓРґ заалел РїРѕРґ его лучами. РћРґРёРЅ РёР· товарищей РўСѓСЂРёРЅР° СѓРіСЂСЋРјРѕ заметил:

— Поглядите-ка: вершина словно в крови.

Тайной тропой гном провел их ко входу в пещеру. Здесь он отступил на шаг, поклонился Турину и сказал:

— Войди в Бар-эн-Дэнвед — Дом Выкупа. Так отныне будут зваться эти пещеры.

В это время откуда-то появился другой гном со светильником в руках и взволнованно заговорил с Мимом. Они повернулись и быстро вошли в пещеру, не обращая внимания на своих спутников. Турин пошел следом и вскоре оказался в небольшом гроте в глубине горы. Тусклый свет исходил от подвешенной на цепях лампы. Перед каменным ложем стоял на коленях Мим. Немилосердно терзая бороду, захлебываясь слезами, он безостановочно выкрикивал какое-то имя. Только тут Турин заметил тело третьего гнома, распростертое на ложе. Он подошел встал рядом и предложил свою помощь. Мим взглянул на него снизу вверх и промолвил:

— Нет, ты больше ничего РЅРµ можешь сделать. Это — РљРёРј, РјРѕР№ младший сын. Стрела твоих РІРѕРёРЅРѕРІ достала его. РћРЅ умер РЅР° закате. РњРѕР№ старший, Р?Р±СѓРЅ, рассказал РѕР± этом.

Турин с болью в сердце проговорил.

— Я не успел остановить руку, пославшую стрелу. Воистину, ты прав: дом твой будет зваться Бар-эн-Дэнвед. Только выкуп теперь за мной. Клянусь тебе если когда-нибудь у меня будет золото, я отдам его тебе, хотя оно, конечно, не заменит сына и не согреет твое сердце.

Мим встал с колен и пристально посмотрел на Турина.

— Я слышу тебя, — сказал он наконец. — Ты говоришь, как в древности говорили правители гномов. Дивно мне это. Ты остудил жгучее горе в моем сердце. Не до сокровищ мне теперь, но как бы ты не поступил со своим выкупом, а я свой заплачу. Живи в моем доме, сколько захочешь.

Так началась жизнь Турина в тайном обиталище гнома Мима. Теперь воин часто прогуливался перед входом в пещеру, поглядывая на все четыре стороны света, благо все они были перед ним как на ладони. Он подолгу смотрел на север. Там вдали расстилался зеленый ковер Бретильского Леса, а над ним возвышалась гора Амон Обел. Что-то там притягивало взгляд Турина и он недоумевал: уж если и должно было звать его сердце, так на северо-запад, где на горизонте синели Сумеречные Горы и где, казалось ему, он почти различал стены родного дома. По вечерам воин часто наблюдал, как солнце опускалось в дымку на краю земли и долину Нарога заливали густые тени.

Времени было более чем достаточно. РўСѓСЂРёРЅ часто разговаривал СЃ РњРёРјРѕРј Рё уже знал историю его жизни, РґРёРІСЏСЃСЊ мудрости низкорослого племени. РРѕРґ РњРёРјР° РІРѕСЃС…РѕРґРёР» Рє тем гномам, которых давным-давно выжили СЃ востока. РћРЅРё пришли РІ Белерианд еще РґРѕ возвращения Моргота. РЎ тех РїРѕСЂ РѕРЅРё постепенно умалялись Рё РІ росте, Рё РІ кузнечном мастерстве. Р–РёР·РЅСЊ украдкой согнула РёС… СЃРїРёРЅС‹ Рё научила осторожности. Долго, РїРѕРєР° РЅРµ появились РІ Белерианде РіРЅРѕРјС‹ РёР· РќРѕРіСЂРѕРґР° Рё Белегоста, эльфы никак РЅРµ могли разобраться, кто эти маленькие корявые существа Рё, бывало, охотились РЅР° РЅРёС…. Потом оставили РІ РїРѕРєРѕРµ, прозвав РќРѕР№РіРёС„ РќРёР±РёРЅ, Крошки Гномы РЅР° языке Синдаров.

РќРёРєРѕРіРѕ, РєСЂРѕРјРµ себя, РѕРЅРё РЅРµ любили; РѕСЂРєРѕРІ боялись Рё ненавидели; Эльдаров ненавидели РЅРµ меньше, Р° СѓР¶ Нолдоров Рё подавно. Ведь именно Нолдоры, РїРѕ РёС… словам, согнали РіРЅРѕРјРѕРІ СЃ РёС… исконных земель Рё заставили покинуть обжитые РґРѕРјР°. Предки РњРёРјР° нашли пещеры Нарготронда Рё принялись обживать РёС… задолго РґРѕ того, как Финрод надумал переправляться через РњРѕСЂРµ. РќРѕ РІРѕС‚ уже долгие РіРѕРґС‹ РІ недрах РіРѕСЂС‹ РђРјРѕРЅ РСѓРґ неторопливые Крошки-Гномы расширяли Рё углубляли залы Рё переходы, охорашивали СЃРІРѕР№ подземный РґРѕРј, РЅРёРєРѕРіРѕ РЅРµ трогая Рё сами РЅРµ беспокоимые никем. Народец был хилый, РѕРЅ постепенно вымирал, РїРѕРєР° наконец РІРѕ всем Среднеземье РЅРµ остались только РњРёРј СЃ сыновьями. РњРёРј, старый даже РїРѕ гномьему счету, доживал СЃРІРѕР№ РЅРµ первый век РІ полном забвении, РЅРµ имея РЅРё РѕРґРЅРѕР№ СЂРѕРґРЅРѕР№ души РЅР° свете, РєСЂРѕРјРµ сыновей, РѕРґРЅРѕРіРѕ РёР· которых застрелили люди РўСѓСЂРёРЅР°. Р’ РѕРіСЂРѕРјРЅРѕР№ кузнице давно уже было темно Рё тихо, Р° РїРѕ углам ржавели сваленные РіСЂСѓРґРѕР№ знаменитые некогда РЅР° РІСЃРµ Среднеземье боевые топоры, чьи названия сохранились только РІ самых древних преданиях Дориата Рё Нарготронда.

Была уже середина Р·РёРјС‹, РєРѕРіРґР° выпал невиданный РІ этих краях снег. РћРЅ толстым РїРѕРєСЂРѕРІРѕРј укутал РђРјРѕРЅ РСѓРґ Рё речные долины. Говорят, что РїРѕ мере того, как росла мощь Ангбанда, Р·РёРјС‹ РІ Белерианде становились РІСЃРµ суровее. Р’ эту Р·РёРјСѓ без РѕСЃРѕР±РѕР№ нужды старались РЅРµ выходить РЅРё люди, РЅРё РіРЅРѕРјС‹. Было голодно. Р’ отряде появились больные. РќРѕ РІРѕС‚ однажды РІ тусклом сумраке зимнего РґРЅСЏ РїРѕ склону РђРјРѕРЅ РСѓРґ поднялся РІСЂРѕРґРµ Р±С‹ человек РѕРіСЂРѕРјРЅРѕРіРѕ роста, закутанный РІ белый Р·РёРјРЅРёР№ плащ СЃ капюшоном. РќРё слова РЅРµ РіРѕРІРѕСЂСЏ, РѕРЅ подошел РїСЂСЏРјРѕ Рє костру. Люди повскакали РІ РёСЃРїСѓРіРµ, Р° РѕРЅ рассмеялся Рё откинул капюшон. Плащ распахнулся Рё стал виден большой сверток РІ руках пришельца. РўСѓСЂРёРЅ вгляделся. Перед РЅРёРј стоял Белег РўСѓРіРѕР№ Лук.

Радостной была встреча друзей. Белег принес РўСѓСЂРёРЅСѓ Шлем Дракона Дор Ломина, надеясь хоть так подтолкнуть его Рє СЃСѓРґСЊР±Рµ более достойной, чем предводитель шайки разбойников. РќРѕ РўСѓСЂРёРЅ уперся Рё СЃРЅРѕРІР° отказался возвращаться РІ Дориат. РўРѕРіРґР° Белег, руководствуясь больше любовью Рє РґСЂСѓРіСѓ, чем мудростью, решил остаться СЃ РЅРёРј. Первое, что РѕРЅ сделал для отряда, — это вылечил больных Рё раненых СЃ помощью лембас, данного Мелиан. Конечно, Серые Эльфы уступали РІ знаниях Нолдорам, РЅРѕ РІСЃРµ же знали РєСѓРґР° больше людей. Сильный, выносливый, умный Белег СЃРєРѕСЂРѕ стал незаменим. Разбойники уважали его Р·Р° прозорливость Рё общительный нрав. РќРѕ чем больше СЂРѕСЃ авторитет Белега, тем сильнее становилась неприязнь Рє нему РњРёРјР°. Гном ненавидел эльфа, незванным пришедшего РІ Бар-СЌРЅ-Дэнвед, Рё теперь РІСЃРµ чаще отсиживался СЃ сыном, РЅРё СЃ кем РЅРµ разговаривая, РіРґРµ-то РІ самых дальних закоулках пещер. Правда, РўСѓСЂРёРЅ этого почти РЅРµ заметил. Р—РёРјР° кончилась, Р° весна несла РґСЂСѓРіРёРµ заботы.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.