Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ТРИНАДЦАТЬ



Шайлер

 

Ее разбудил звук бьющегося стекла, Шайлер посмотрела на часы на ночном столике. Четыре часа утра. Она надела свою одежду и вышла в гостиную.

— Кто там? — позвала Скай.

Она прошла через темную прихожую, ища выключатель. Включив свет, она увидела Кингсли в центре комнаты со сломанным бокалом в руке.

— О, прости, прости, мы пытались быть тихими, но я споткнулся об этот проклятый коврик, — сказал он.

— Я достану пылесос, — нахмурившись, Шайлер вытащила пылесос из туалета.

— До свидания, Дэни, — сказал Кингсли, когда красивая блондинка, вышла из комнаты, неся свои туфли в руке.

Она была точной копией Мими Форс, те же самые миндалевидные зеленые глаза, та же самая копна блестящих платиновых волос. То же самое сексуальное, с обидой выражение лица.

— До свидания, любимый, — сказала она, целуя его в щеку.

— Аккуратнее со стеклом на полу, — предупредил он, двигаясь к битому стеклу на коврике.

— Конечно, — сказала она, изящно пробирая себе путь вокруг этого беспорядка.

Шайлер посмотрела на Кингсли так, как он смотрел на Оливера и её, когда они держались за руки.

— Что? – спросил Кингсли, с невинной улыбкой на лице.

До свидания, Король, — произнесла другая девочка, которая выглядела так же, как и предыдущая, одинаково ошеломляющая и белокурая. На ней были только лифчик и мини—юбка, по крайней мере, она была в обуви.

— До свидания, Антуанетт. — Кингсли улыбнулся и поцеловал ее в лоб. — Мы играли в стрип—покер, — объяснил он, когда третья прекрасная девушка вышла из комнаты. Эта была с темными волосами в стиле боб и карими глазами. Не клон Мими.

— Увидимся, Паркер.

Девушка, которую зовут Паркер, подмигнула Шайлер и прижала палец ко рту Кингсли.

— Не забывай меня, — засмеялась она.

Шайлер закатила глаза.

— Это все? Или ты скрываешь ещё кого—то в своем гареме?

— Шайлер, дорогая, не твое дело, что я делаю или с кем я это делаю, — объявил Кингсли, когда вернулся в свою комнату и закрыл дверь. — Доброй ночи, — сказал он из—за двери.

Следующий вечер был таким же, но на сей раз было четыре блондинки и никаких брюнеток, в то время как следующей ночью все перенеслось в Фарнсворт, модели — новые девочки, которые прибывали в Лондон в течение сезона на их местожительство.

— Неделя моды, — сказал Оливер, когда он уехал, чтобы разделить очаровательные празднества, держа тонны глянцевых приглашений. — Ты уверена, что не хочешь пойти со мной на представление? У меня есть дополнительный билет.

— С каких пор ты следишь за модой? — поинтересовалась Шайлер.

— Скай, что с твоим лицо? Это не красиво, — подразнил он. — Не жди, ложись спать.

— Ты общался с Кингсли слишком много.

Оливер не отрицал этого. Позже той ночью Шайлер была разбужена еще раз громким ударом, и когда она вышла в гостиную, Кингсли играл твистер с двумя девчонками, три из них были обернуты друг вокруг друга в плетеный беспорядок ног, рук и смеха.

Она вернулась в кровать, отклонив их приглашение присоединиться, но на следующий день, когда Кингсли собирался выйти в течение другой дикой ночи, она остановила его в дверном проеме. Ей, наконец, надоели постоянные вечеринки, громкая музыка в середине ночи и снисходительные взгляды жалости от парада любовниц, которые, казалось, полагали, что Шайлер "тосковала" по Кингсли.

— Не возражаешь? — сказал он, достигая двери.

Шайлер скрестила руки.

— Что случилось?

— Что—то не так? — Спросил Кингсли. — Почему ты не даешь мне пройти? Чего ты хочешь?

— Последние ночи, девочки, вечеринки, они всегда были, Кингсли, но в последнее время ты кажешься отчаянным. И я не знаю, заметил ли ты, но они все похожи на....

— Нет, не говори ее имя, — предупредил Кингсли.

— Прекрасно. Я просто... Я волнуюсь за тебя. Что происходит? сказала Шайлер.

— Ничего такого чтобы волноваться. Я просто немного развлекаюсь. Ты не проводила столько времени в Аду, так что все в порядке.

— Кингсли…

— Я сказал, ничего страшного.

— Хорошо.

— Ты знаешь, Шайлер, она была права — ты причиняешь боль.

— Мартин! — Предупредил Оливер, выходя из комнаты, чтобы видеть то, о чем идет спор.

Шайлер уступила, и Кингсли ушел. Когда он выходил, то захлопнул дверь, она повернулась к Оливеру.

— Ты знаешь, что я права. Он не тот, что раньше. Что произошло? Что мы делаем? Мы не можем позволить ему просто потратить впустую время — он — венатор! есть Другие команды

— Я пытался поговорить с ним, — сказал Оливер. — Поговори с ним. Узнай, что беспокоит его.

Оливер никогда не получал шанса быть с ним один на один.

Следующим утром, когда он и Шайлер шли в столовую, Кингсли уже был за столом для завтрака, одетый и готовый, читая утренние новости.

— Что так рано встал? — Спросила Шайлер, поднимая яблоко, в то время как Оливер оценил предложения дня, положив глаз на лососей и ломтики бекона.

— Я уезжаю, — ответил Кингсли, кладя таблетку в стакан.

— Куда? — спросил Оливер.

— Не могу сказать. — Он сделал глоток апельсинового сока и сгримасничал, осматривая стакан. — Я думаю, что это выключено. Но могло просто случиться так, что я не могу испытать его. О, хорошо, думал, что я попробую.

Он поднял пончик и начал жевать с капризным взглядом на лице.

— Не меняй тему. Почему ты не можешь сказать нам, куда ты едешь? — Потребовала ответ Шайлер.

— Лучше, если вы не будете знать, так будет безопаснее, — пробормотал он.

Шалер обменялась взволнованным взглядом с Оливером.

— Кингсли, прекрати играть МИ65. Давай мы поможем тебе?

— Нет! — закричал он, затем стал смущенным.

— Прости, но я должен сделать это один. Я не уверен, что это, даже примерно. Это может быть неважно. Я не хочу, чтобы у вас появилась надежда, у меня нет многого, чтобы обнадежить вас, — бормотал он, перебирая что—то под столом. — Это похоже на открытку.

— Это о Мими, не так ли? Она жива, да? Что тогда с Джеком? Кингсли!

— сказала Шайлер, вставая с места.

— Вернись!

Но вспешке венатор покинул комнату, и не было ничего на его тарелке кроме полусъеденного пончика.

— Позволь ему уйти. Он вернется, — сказал Оливер, размазывая

5. Секретная разведывательная служба Великобритании, СИС (Secret Intelligence Service, SIS/MI6)

 

масло на тосте. Он оценил свой завтрак скептически.

— Удивительно, почему это назвали бифштексом в тесте. Действительно ли яйца — бивштекс? Или колбаса?

Шайлер повернулась к нему.

— Что, если он работает на Серебряную Кровь?

— Нет, Скай. Я знаю, что он не Серебряная кровь. Я доверяю ему. А ты?

— Я знаю, что делаю. Я просто хочу, чтобы он сказал нам куда направляется

Она действительно доверяла Кингсли — Оливер был прав. Он больше не был скользким венатором, который танцевал с нею на балу «Четырех Сотен» и шептал на ухо. Тогда, она даже задалась вопросом, был ли он тем, кот поцеловал ее в танце. Именно Кингсли вызвал Серебряную Кровь, которая напала на Хранилище, но он объяснил, что сделал это по просьбе Регента — это был Чарльз Форс, который приказал, чтобы он сделал это, проверил силу Врат Ада. Как лояльный венатор, он мог только повиноваться. Она не могла считать это против него.

Врата, как предполагалось, держались, но вместо этого они оказались столь же водопроницаемыми как мембрана, и демону разрешили сбежать из Преисподней. Только тогда Чарльз, наконец, признал, что Серебряная Кровь возвратилась.

— Кингсли делает то, что хочет, но это не значит, что он изменился, — сказал Оливер.

— Позволь ему уйти — он решит это.

— Ты думаешь, что он пошел, встретится с Мими? — Спросила она.

И если Мими была жива, что это означало для Джека? Это означало то, что он жив?

Она чувствовала свой сердечный ритм — но это было слишком болезненно и слишком плохо, таким образом, она сильно оттолкнула его. Джек — чтобы даже думать о нем, это приносит такое внезапное острое чувство боли, что делается трудно дышать. Она видела его лицо на мгновение — блеск его светлых волос, его зеленых глаз, золотыми ресницами — как мирно он смотрел, когда спал.

— Они когда—нибудь будут снова вместе? Или это было последним их свиданием?

— Мими? Я не знаю, но… — Прежде, чем Оливер смог закончить предложение, зазвонил телефон.

Появился дворецкий.

— Маргарет Сент—Джеймс к мисс Ван Ален.

— Маргарет? О, Тилли, хорошо, — ответила Шайлер на звонок.

Позже, она вернулась в столовую, где Оливер ел вторую тарелку с яйцами и тостом.

— Что она хотела? Новая демонстрация мод?

— Ты хочешь? Нет, она сказала, что вспомнила что—то, что могло бы быть полезным. Есть еще один человек от старого триумвирата, который все еще находится в Лондоне. Она звонила ему, и он говорит, что встретится с нами. Он знает то, что произошло в Риме, и мог бы помочь нам отпереть врата.

— Ха.

— И мы думали, что она просто дурочка, создающая одежду, — сказала, подмигивая, Шайлер.

 

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.