Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

БРОДЯЖНИК





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Фродо, Пин и Сэм отправились в свою гостиную. Там было темно. Мерри не было, и огонь почти погас. Только когда они разворошили угли и подбросили несколько охапок хвороста, они обнаружили, что и Бродяжник пришел с ними. Он спокойно сидел на стуле у двери.

– Привет! – сказал Пин. – Кто вы, и что вам нужно?

– Меня зовут Бродяжник, – ответил он, – и хотя ваш друг и мог забыть об этом, но он обещал спокойно поговорить со мной.

– Вы сказали, что я узнаю что-то полезное для себя, – сказал Фродо. – Что именно?

– Несколько вещей, – ответил Бродяжник. – Но, конечно, я назначу свою цену.

– Что это значит? – резко спросил Фродо.

– Не волнуйтесь! Я имею в виду вот что: я расскажу вам, что знаю, и дам несколько добрых советов, но мне нужна награда.

– Что это за награда? – спросил Фродо. Он решил, что столкнулся с мошенником, и пожалел, что захватил с собой слишком мало денег. То, что он имеет, вряд ли удовлетворит этого жулика, а взять еще негде.

– Не больше, чем вы сможете предложить, мастер Накручинс, – сказал Бродяжник со слабой улыбкой, как бы догадываясь о мыслях Фродо. – Только вот что: вы должны будете взять меня с собой, пока я сам не решу оставить вас.

– Ах, вот что! – воскликнул удивленный, но не особенно обрадованный Фродо. – Даже если мне нужен был бы еще один спутник, я не согласился бы на это, пока не узнал бы вас и ваши дела лучше.

– Прекрасно! – воскликнул Бродяжник, скрестив ноги и удобно откидываясь на спинку стула. – Вы приходите в себя и это очень хорошо. Вам и дальше нужно проявлять большую осторожность. Очень хорошо! Я расскажу вам, что знаю, и буду ждать награды. Выслушав меня, вы вероятно, согласитесь.

– Что ж, давайте! – сказал Фродо. – Так что вы знаете?

– Слишком много, слишком много мрачных известий, – угрюмо ответил Бродяжник. – Что касается вашего дела… – Он встал, подошел к двери, быстро распахнул ее и выглянул. Потом спокойно закрыл ее и снова сел, – у меня острый слух, – продолжал он, понизив голос, – и хотя я не умею исчезать, я узнаю много странных и страшных вещей и обычно умею оставаться незамеченным, если хочу. Сегодня вечером я был у изгороди на дороге к западу от Пригорья, когда со склонов вышли четверо хоббитов. Я не стану повторять все, что они говорили старому Бомбадилу или друг другу, но одно обстоятельство заинтересовало меня. «Пожалуйста помните, – сказал один из них, – что имя Торбинса больше не должно упоминаться. Я мастер Накручинс, если придется называть меня». Это так заинтересовало меня, что я последовал за ними. Я проскользнул через ворота сразу за ними. Может быть, у мастера Торбинса вполне уважительная причина скрывать свое имя, но я советую ему и его друзьям быть более осторожными.

– Не понимаю, почему мое имя должно интересовать кого-нибудь в Пригорье, – гневно сказал Фродо, – и хотел бы узнать, почему оно заинтересовало вас. У мастера Бродяжника может быть уважительная и честная причина для подглядывания и подслушивания, но я советую ему объяснить ее.

– Хорошо сказано! – со смехом сказал ему Бродяжник. – Но объяснение простое: я искал хоббита по имени Фродо Торбинс. Мне нужно было быстро найти его. Я знал, что он ушел из Удела… Гм… Нечто такое, касающееся меня и моих друзей.

– Теперь не тратьте больше времени! – он воскликнул это, когда Фродо встал со стула, а Сэм подскочил со свирепым выражением лица. – Я больше заботился о тайне, чем вы. А осторожность необходима! – Он наклонился вперед и посмотрел на них. – Следите за каждой тенью! – сказал он тихим голосом. – Черные Всадники прошли через Пригорье. Говорят, в понедельник один из них двинулся по Неторному Пути вниз; другой появился позже, и тоже по Неторному Пути, но с юга.

Наступило молчание. Наконец Фродо сказал Пину и Сэму:

– Я должен был догадаться об этом потому, как встретил нас стражник у ворот. И хозяин гостиницы слышал что-то. Зачем только он пригласил нас присоединиться к компании? И зачем мы вели себя так глупо? Нам следовало тихо сидеть здесь.

– Так было бы лучше, – сказал Бродяжник. – Я остановил бы ваш приход в общий зал, если бы смог, но хозяин не позволил мне увидеться с вами и не захотел ничего передавать.

– Вы думаете, он… – начал Фродо.

– Нет, я не думаю, чтобы старый Наркисс причинил какой-нибудь вред. Только он не любит загадочных бродяг, таких как я. – Фродо бросил на него удивленный взгляд. – Но, я ведь похож на мошенника, не так ли? – скривив губы, сказал Бродяжник, со странным блеском в глазах. – Но я надеюсь, мы лучше узнаем друг друга. Когда это произойдет, вы мне объясните, что произошло в конце вашей песни. Этот прыжок…

– Это просто случайность, – прервал его Фродо.

– Сомневаюсь, – сказал Бродяжник. – Случайность! Даже если так, она сделала ваше положение крайне опасным.

– Вряд ли это увеличило опасность, – заметил Фродо. – Я знаю, что эти всадники преследуют меня: но теперь, во всяком случае, они меня потеряли и ушли!

– Не рассчитывайте на это! – резко сказал Бродяжник. – Они вернутся. Их будет еще больше. Есть и другие. Я знаю их количество. Я знаю этих всадников. – Он помолчал, глаза его были холодны и жестоки. – А в Пригорье живет кое-кто, кому не следует доверять, – продолжал он. – Билл Ферни, например. Он пользуется дурной славой в Пригорье, и странные существа знают его дом. Вы должны были заметить его среди компании: смуглый насмехающийся тип. Он сидел рядом с одним из странников с юга, и они вместе выскользнули после вашей «случайности». И не все из этих южан хорошие люди, а что касается Ферни, то он готов отца родного продать из выгоды или забавы.

– Что может продать Ферни и какое отношение имеет моя случайность к нему? – поинтересовался Фродо, все еще делая вид, что не понимает намеков Бродяжника.

– Новость о вашем прибытии и поведении, конечно, – ответил Бродяжник. – Рассказ об этом будет очень интересен для некоторых. После этого им вряд ли понадобится раскрывать тайну вашего имени. Мне кажется вполне вероятным, что они услышат об этом еще до конца сегодняшней ночи. Довольно с вас? Можете поступать с моей наградой как хотите – возьмете меня проводником или нет. Но должен сказать, я хорошо знаю местность между Уделом и Туманными горами: я странствовал здесь много лет. Я старше, чем выгляжу. Я буду вам полезен. Завтра вам придется оставить дорогу: Всадники будут стеречь вас там днем и ночью. Вам позволят выйти из Пригорья и идти, пока солнце высоко, но далеко вы не уйдете, они перехватят вас в таком месте, что никто не сможет вам помочь. Вы хотите, чтобы они вас нашли? Они ужасны!

Хоббиты посмотрели на него и с удивлением увидели, что лицо его искажено, как от боли, а руки сжимают ручки кресла. В комнате было очень тихо, свет как будто померк. Некоторое время Бродяжник сидел, глядя невидящими глазами, как бы перебирая отдаленные воспоминания или прислушиваясь к ночным звукам.

– Вот! – воскликнул он через какое-то время, потирая рукой лоб. – Вероятно, я знаю о ваших преследователях больше, чем вы. Вы боитесь их, но боитесь недостаточно. Завтра мы ускользнем от них, если сможем. Бродяжник проведет вас по тропам, которые мало кому известны. Возьмете его?

Наступило тяжелое молчание. Фродо не отвечал, мысли его были полны страха и он колебался. Сэм нахмурился и смотрел на хозяина: наконец он прервал молчание.

– С вашего позволения, мастер Фродо, я говорю нет! Этот Бродяжник, он предупреждает нас о необходимости соблюдать осторожность. Это он правильно говорит, и с этого мы начнем. Он пришел сюда из диких мест, а я никогда не слышал, чтобы оттуда приходило добро. Он кое-что знает, и ясно, что знает больше, чем нужно: но это не причина для того, чтобы брать его с собой.

Пин заерзал и выглядел очень несчастным. Бродяжник не отвечал Сэму, но обратил свой пронзительный взгляд к Фродо. Фродо поймал его взгляд и отвел свой.

– Нет, – медленно сказал он. – Я не согласен. Я думаю, вы не тот, за кого себя выдаете. Начали вы говорить, как житель Пригорья, но потом голос ваш изменился. Мне кажется, Сэм прав. Не понимаю, почему вы предупреждаете нас об осторожности и тут же просите взять вас с собой. Кто вы? Что вы, на самом деле, знаете о… О моем деле, и как вы узнали это?

– Урок осторожности усвоен хорошо, – согласился Бродяжник с угрюмой усмешкой. – Но осторожность – одно дело, а колебания и нерешительность – совсем другое. Сами вы никогда не доберетесь до Ривенделла, и поверить мне – ваш единственный шанс. Вы должны решиться. Я отвечу на некоторые ваши вопросы, если это поможет принять вам решение. Но как же вы поверите моему рассказу, если вы не верите мне? Тут все еще…

В этот момент кто-то постучал в дверь. Прибыл мастер Наркисс со свечой, за ним стоял Боб с кастрюлей горячей воды. Бродяжник отступил в темный угол.

– Я пришел пожелать вам доброй ночи, – сказал хозяин, ставя свечу на стол. – Боб! Отнеси воду в спальни!

Он пошел и закрыл за собой дверь.

– Вот что, – начал он, колеблясь и выглядя обеспокоенным. – Если я причинил вред вам, то мне очень жаль. Но одно тянется за другим, как вы сами понимаете, а ведь я занятой человек. Сначала одно, потом другое, и все вылетело у меня из памяти. Но, надеюсь, я вспомнил не слишком поздно. Видите ли, меня просили искать хоббитов из Удела и особенно одного по имени Торбинс…

– Но какое отношение это имеет ко мне? – спросил Фродо.

– Вам лучше знать, – ответил хозяин. – Но мне сказали, что этот Торбинс прибудет под именем Накручинс, и описали его, и это описание совпадает с вашей внешностью, если можно так сказать.

– Ну и что? – нетерпеливо прервал Фродо.

– Крепкий маленький человек с красными щеками, – торжественно сказал мастер Наркисс. Пин хихикнул, но Сэм посмотрел на хозяина гостиницы негодующе. – Это немногим вам поможет, потому что так выглядят многие хоббиты, Лавр, – так сказал он мне, продолжал мастер Наркисс, взглянув на Пина. – Но этот выше и красивее остальных, и на подбородке у него ямочка, веселый парень с ясными глазами. – Прошу прощения, но это сказал он, а не я.

– Он? Кто это он? – нетерпеливо спросил Фродо.

– Ах! Это был Гэндальф, если вы знаете, кого я имею в виду. Говорят, он маг, но он мой добрый друг, маг он или нет. А теперь даже не знаю, что он скажет мне, когда увидит снова: то ли сквасит весь мой эль, то ли превратит меня в полено, не знаю. Он очень торопился и просил меня сделать…

– Что сделать? – спросил Фродо, все более раздражаясь от манеры рассказа Наркисса.

– Что я должен был сделать, – переспросил хозяин помолчав и щелкнув пальцами. – О, да! Старый Гэндальф. Три месяца назад он без стука вошел в мою комнату. – Лавр, – сказал он, – я уезжаю утром. Сделаете вы кое-что для меня? Только скажите, ответил я. Я тороплюсь, – сказал он, – я сам не имею на это времени, но мне нужно отправить весточку в Удел. У вас есть кто-нибудь, кого можно было бы послать? – Найду, – ответил я, – завтра или послезавтра. Пошлите завтра, – сказал он и дал мне письмо.

Адрес совершенно ясен, – продолжал мастер Наркисс, извлекая письмо из кармана и гордо медленно читая адрес (он пользовался славой грамотного человека).

Мастеру Фродо Торбинсу, Торба-на-Круче, Хоббитон в Уделе.

– Письмо мне от Гэндальфа! – воскликнул Фродо.

– Ага! – сказал мастер Наркисс. – Значит ваше настоящее имя Торбинс?

– Да, – ответил Фродо, – а теперь лучше дайте мне письмо и объясните, почему вы его не отправили. Я думаю, вы именно для этого пришли ко мне, хотя вы довольно долго добирались до своей цели.

Бедный мастер Наркисс был обеспокоенным.

– Вы правы, мастер, – сказал он, – и я прошу у вас прощения. И я смертельно боюсь, что скажет Гэндальф, когда придет. Но теперь уж совершенно ничего не сделаешь. Вначале я спрятал письмо. На следующий день мне не удалось найти никого, кто согласился бы отправиться в Удел. То же и на второй день, а все мои люди были заняты. Одно за другим и все надо держать в голове. Я занятый человек. Приходится за всем следить, и если я чем-то могу вам сейчас помочь, только скажите.

Если оставить в стороне письмо, я еще кое-что пообещал Гэндальфу.

– Этот мой друг из Удела, – сказал он мне, – может быть, придет сюда, он и другие. Он назовет себя мастер Накручинс. Помни это! И не задавай никаких вопросов. Если меня с ним не будет, он будет в опасности и ему нужна будет помощь. Сделай для него, что можно, и я буду тебе благодарен, – сказал он. А вот и вы, и по-видимому в опасности.

– Что вы хотите сделать? – спросил Фродо.

– Эти черные люди, – ответил хозяин, понижая голос. – Они искали Торбинса, и если они желали добра, тогда я не хоббит. Это было в понедельник, и все собаки выли, а гуси кричали. Тут что-то нечистое, говорю я. Боб, он пришел и сказал мне, что два черных человека у двери спрашивают хоббита по имени Торбинс. Волосы Боба стояли дыбом. Я попросил этих черных парней убираться и захлопнул дверь: но я знаю, что они тот же вопрос задавали повсюду, вплоть до Арчета. А этот рейнджер Бродяжник, он тоже расспрашивал. Пытался пробраться сюда, чтобы увидеть вас, прежде чем вы поедите.

– Да, он делал это! – внезапно сказал Бродяжник, выступая вперед, в свет. – И мы избежали бы многих неприятностей, Лавр, если бы впустили его.

Хозяин подпрыгнул от удивления.

– Вы! – воскликнул он. – Вы все-таки тут? Что вам нужно?

– Он пришел со мной, – сказал Фродо. – Он предлагает нам свою помощь.

– Что ж, вы, вероятно, знаете свое дело, – сказал мастер Наркисс, подозрительно глядя на Бродяжника. – Но на вашем месте я не взял бы с собой рейнджера.

– А кого бы вы взяли? – спросил Бродяжник резко. – Толстого хозяина гостиницы, который помнит только свое имя, да и то только потому, что его весь день окликают посетители? Они не могут оставаться в «пони» и не могут вернуться домой. Им предстоит долгая дорога. Пойдете ли вы с ними и поможете им избежать черных людей?

– Я? Оставить Пригорье?! ни за какие деньги, – сказал мастер Наркисс испуганно. – Но почему бы вам не задержаться здесь, мастер Накручинс? Хотел бы я знать, что это за черные люди и откуда они пришли.

– Мне очень жаль, что я не могу объяснить вам это, – ответил Фродо. – Я устал и очень обеспокоен, а рассказ получился бы долгим. Но если хотите помочь мне, я должен предупредить вас, что пока я нахожусь в вашем доме, вы тоже подвергаетесь большой опасности. Эти Черные Всадники, я не уверен, но боюсь, что они пришли из…

– Они пришли из Мордора, – тихим голосом сказал Бродяжник. – Из Мордора, Лавр, если это что-нибудь для вас значит.

– Спаси нас! – воскликнул мастер Наркисс, бледнея, очевидно, это название было ему известно. – Это худшая новость в Пригорье за всю мою жизнь.

– Вы все еще хотите помочь мне? – спросил Фродо.

– Да, – ответил мастер Наркисс. – Больше, чем раньше. Хотя не знаю, чем я могу помочь против… Против… – Он замялся.

– Против тени с востока, – спокойно сказал Бродяжник. – Немногим, Лавр, но все же можете помочь. Вы можете оставить мастера Накручинса здесь на ночь и забыть имя Торбинс.

– Я сделаю это, – сказал Наркисс. – Но они узнают, что он был здесь, без всякой моей помощи. Рассказ об исчезновении мастера Бильбо известен в Пригорье. Даже Боб сделал кое-какие предположения своей глупой башкой. А в Пригорье есть кое-кто посообразительней Боба.

– Что ж, мы можем надеяться лишь на то, что всадники не вернутся, – сказал Фродо.

– Надеюсь, – сказал Наркисс. – Но кем бы они не были, они не проникнут в «пони» так просто. До утра можете не беспокоится. Боб не скажет ни слова. Ни один черный человек не войдет в мою дверь, пока я стою на ногах. Я со своими людьми буду дежурить всю ночь, а вам лучше поспать.

– В любом случае, поднимите нас на рассвете, – заметил Фродо. – Мы должны выйти как можно раньше. Завтрак в шесть тридцать утра, пожалуйста.

– Хорошо! Я сейчас распоряжусь, – ответил хозяин. – Доброй ночи, мастер Торбинс… Накручинс, я хотел сказать! Доброй… Будь я проклят! Где ваш мастер Брендизайк?

– Не знаю, – с внезапным беспокойством сказал Фродо. Они совершенно забыли о Мерри, а было уже поздно. – Боюсь, что он вышел. Он говорил, что собирается подышать свежим воздухом.

– Я должен закрыть дверь, но когда ваш друг придет, я его впущу, – сказал Наркисс. – А еще лучше, пошлю Боба, поискать его. Доброй ночи всем!

Наконец мастер Наркисс бросив еще один подозрительный взгляд на Бродяжника и покачав головой, вышел. Его шаги удалились по коридору.

– Ну? – сказал Бродяжник. – Когда же вы распечатаете письмо?

Фродо внимательно рассмотрел конверт, потом вскрыл его. Адрес был написан Гэндальфом. Внутри, написанное твердым и красивым почерком мага, находилось следующее послание:

«Гарцующий пони», Пригорье.

День середины года, 1418 по летоисчислению Удела.

Дорогой Фродо,

До меня дошли дурные новости. Я должен отправиться немедленно. Тебе лучше покинуть Торбу-на-Круче как можно скорее и выйти из Удела до конца июля, самое позднее. Я возвращусь, как только смогу, и последую за тобой, если тебя не будет. Оставь мне письмо здесь, если будешь проходить через Пригорье. Хозяину (Наркиссу) можешь доверять. Возможно на дороге тебе встретится мой друг – человек смуглый, стройный и высокий, некоторые называют его Бродяжником. Он знает ваше дело и поможет тебе. Направляйся в Ривенделл. Там, я надеюсь, мы вновь встретимся. Если меня не будет, то твоим советчиком станет Элронд.

Твой, несмотря на спешку, Гэндальф.

P.S.: Не используй его снова ни по какой причине! Не передвигайся по ночам!

P.P.S: Удостоверься, что это действительно Бродяжник. На дороге встречается много чужаков. Его настоящее имя Арагорн.

 

Древнее золото редко блестит,

Древний клинок – ярый.

Выйдет на битву король-следопыт

Зрелый – не значит старый.

Позарастают беды быльем,

Вспыхнет клинок снова,

И короля назовут королем

В честь короля иного.

 

P.P.P.S.: Надеюсь, Наркисс перешлет мое письмо немедленно. Достойный человек, но память его подобна чулану: в нем погребено множество предметов.

Если он забудет, я поджарю его.»

Фродо прочел письмо про себя, затем передал его Пину и Сэму.

– Старый Наркисс действительно допустил промах! – сказал Фродо. – Он заслуживает быть поджаренным. Если бы я получил письмо сразу, мы были бы уже в безопасности в Ривенделле. Но что могло случиться с Гэндальфом? Он пишет так, как будто собирается шагнуть в огонь.

– Он идет сквозь него уже много лет, – сказал Бродяжник.

Фродо повернулся и задумчиво посмотрел на него, думая о втором предупреждении Гэндальфа.

– Почему вы сразу не сказали мне, что вы друг Гэндальфа? – спросил он. – Это сберегло бы много времени.

– А разве вы поверили бы мне? – возразил Бродяжник. – Я ничего не знал об этом письме. Я только мог просить верить мне без доказательств, если я смогу помочь вам. Во всяком случае я не собираюсь рассказывать вам о себе. Я должен был узнать вас сначала и быть уверенным в вас. Враг уже расставлял на меня ловушки раньше. Как только я убедился бы, я готов был ответить на все ваши вопросы. Но должен признать, – добавил он со странной усмешкой, – что надеялся на то, что вы возьмете меня с собой и так. Преследуемый человек устает от недоверия и нуждается в дружбе. Однако, мне кажется, в этом случае против меня была моя внешность.

– Верно, во всяком случае на первый взгляд, – засмеялся Пин с внезапным облегчением после чтения письма Гэндальфа. – Но, мне кажется, мы все так будем выглядеть, если несколько дней проведем в дикой пустыне.

– Потребуется больше, чем несколько дней или недель и даже лет блуждания в дикой пустыне, чтобы стать похожим на Бродяжника, – ответил тот. – И вы гораздо раньше умрете, если только вы не сделаны из гораздо более прочного материала, чем кажется.

Пин умолк, но Сэм не был удовлетворен и по-прежнему смотрел на Бродяжника с подозрением.

– Откуда мы знаем, что вы именно тот Бродяжник, о котором пишет Гэндальф? – поинтересовался он. – Вы никогда не упоминали о Гэндальфе, пока не появилось это письмо. Может, вы шпион и стараетесь втереться нам в доверие, чтобы мы взяли вас с собой. Может, вы покончили с настоящим Бродяжником и переоделись в его одежду. Что вы на это скажете?

– Скажу, что вы крепкий парень, – ответил Бродяжник, – но боюсь, что мой единственный ответ вам, Сэм Скромби, таков. Если бы я убил настоящего Бродяжника, я мог бы убить и вас. И уже сделал бы это без долгих разговоров. Если бы я охотился за Кольцом, оно уже было бы у меня!

Он встал и как будто прибавил в росте. В глазах его сверкнул огонь, яркий и повелительный. Отбросив плащ, он положил руку на рукоять меча, который до сих пор скрывался у него на боку. Никто не осмеливался двинуться. Сэм испуганно смотрел на него с открытым ртом.

– Но к счастью, я настоящий Бродяжник, – сказал он, глядя на них сверху вниз с неожиданной улыбкой. – Я Арагорн, сын Арахорна, и если своей жизнью или смертью я сумею спасти вас, я это сделаю.

Наступило долгое молчание. Наконец Фродо неуверенно заговорил:

– Я поверил, что вы друг, до того как получил письмо, или по крайней мере хотел чтобы это было так. Вы несколько раз напугали меня сегодня вечером, но не так, как слуги Врага. Мне кажется, что его слуга должен быть внешне привлекательным, но по сути отвратительным, если вы понимаете, что я хочу сказать.

– Понимаю, – засмеялся Бродяжник. – Я выгляжу плохо, но зато мыслю хорошо. Верно? Древнее золото редко блестит…

– Значит, эти стихи относятся к вам? – спросил Фродо. – Я не мог понять, к чему они. Но откуда вы знаете, что они есть в письме Гэндальфа, если не видели его?

– А я не знаю, – ответил Бродяжник. – Но я Арагорн, а эти стихи сложены о нас. – Он выхватил свой меч, и они увидели что его лезвие сломано в футе от рукояти. – Никакой пользы от него, верно Сэм? – спросил Бродяжник. – Но близко время, когда он вновь станет целым.

Сэм ничего не сказал.

– Что ж, – сказал Бродяжник, – с разрешения Сэма, будем считать это дело решенным. Бродяжник будет вашим проводником. Завтра нам предстоит долгая дорога. Даже если они позволят без помех выйти из Пригорья, мы вряд ли можем надеяться уйти незамеченными. Но я постараюсь скрыться как можно быстрей. Я знаю несколько дорог через землю Бри, кроме главной. Если нам удастся сбить преследователей со следа, мы направимся к Заверти.

– Заверть? – спросил Сэм. – Что это такое?

– Это холм к северу от дороги, примерно на полпути к Ривенделлу. Это командная высота над всей окружающей местностью: и оттуда мы сможем оглядеться. Гэндальф, если он следует за вами, тоже направится туда. После Заверти наше путешествие станет более трудным, и нам придется выбирать между множеством опасностей.

– Когда вы в последний раз видели Гэндальфа? – спросил Фродо. – Знаете ли вы, где он и что делает?

Бродяжник серьезно посмотрел на него.

– Не знаю, – ответил он. – Я расстался с ним весной, когда он шел на запад. В последние несколько лет я следил за границами Удела, когда он был занят где-то. Он часто оставлял границы неохраняемыми. В последний раз мы виделись в начале мая. У брода Серипиже по Брендивайн. Он говорил мне, что его дела с вами идут хорошо, и что вы двинетесь к Ривенделлу в последнюю неделю сентября. Когда я узнал, что он с вами, я отправился по своим делам и плохо сделал, потому что, очевидно, в это время он получил какие-то новости, и я не мог ему помочь.

Впервые за все время знакомства с ним я был серьезно обеспокоен. Даже если бы он не пришел сам, он должен был бы оставить сообщение. Вернувшись много дней спустя, я услышал плохие вести. Повсюду слышны были толки, что Гэндальф исчез и видели всадников. Эльфы Гилдора рассказали мне это: а позже они сообщили мне, что вы оставили свой дом, но известий о том, что вы покинули Бакленд, не было. Я с беспокойством следил за Восточным Трактом.

– Вы думаете, Черные Всадники имеют к этому отношение. Я имею в виду отсутствие Гэндальфа? – спросил Фродо.

– Не знаю ничего, что могло бы задержать его, кроме самого Врага, – возразил Бродяжник. – Но не отчаивайтесь! Гэндальф более велик, чем можете представить себе вы, жители Удела… Вы ведь, как правило, видели его шутки и фокусы. Но наше дело – его величайшая задача.

Пин зевнул.

– Простите, – сказал он, – но я смертельно устал. Невзирая на все опасности и беспокойства, я должен отправиться в постель иначе я усну там, где сижу. Где же этот бездельник Мерри. Не хватало, если нам придется искать его во тьме.

В этот момент они услышали стук в дверь, затем топот в коридоре. Вбежал Мерри, за ним Боб. Мерри торопливо закрыл дверь и прислонился к ней. Он тяжело дышал. Все с тревогой ждали, пока он заговорит.

– Я видел их, Фродо! Я видел их! Черные всадники!

– Черные всадники! – воскликнул Фродо. – Где?

– Здесь. В поселке. Я оставался около часа в комнате. Вы не приходили, и я отправился прогуляться. Возвратившись к гостинице, я стоял в тени и смотрел на звезды, вдруг я вздрогнул и почувствовал, что что-то ужасное приближается ко мне: среди теней на дороге появилась какая-то более глубокая тень на краю круга света от фонаря. Без звука она скользнула во тьму… Лошади не было.

– Куда он пошел? – внезапно и резко задал вопрос Бродяжник.

Мерри удивленно взглянул на него, впервые заметив незнакомца.

– Продолжай! – сказал Фродо. – Это друг Гэндальфа. Я объясню тебе позже.

– Похоже, он двинулся к дороге, на восток, – продолжал Мерри. – Я попытался следовать за ним. Конечно, он немедленно исчез, но я дошел до последнего дома у самой дороги.

Бродяжник с удивлением взглянул на Мерри.

– У вас храброе сердце, – сказал он. – Но это было крайне неосторожно.

– Не знаю, – сказал Мерри, – было ли это храбростью или глупостью. Меня как будто что-то тащило туда. Во всяком случае я пошел и вдруг услышал голоса у стены поселка. Один бормотал, другой шептал или свистел. Я не понял ни слова из их разговора. Ближе подойти я не смог, потому что начал весь дрожать. Я почувствовал ужас и повернул назад и уже приблизился к гостинице, когда что-то схватило меня сзади и… Я упал.

– Я нашел его, сэр, – воскликнул Боб. – Меня послал мастер Наркисс с лампой. Я пошел к западным воротам, оттуда к южным. У самого дома Билла Ферни мне показалось, что я вижу что-то странное на дороге. Не могу поручиться, но как будто два человека наклонились над чем-то, поднимая это. Я закричал и побежал туда, но когда прибежал, там не было ни следа, и только сбоку от дороги лежал мастер Брендизайк… Казалось он спит. «Я думал, что погрузился в воду», – сказал он мне, когда я затряс его. Он был очень удивлен, и как только я поднял его, он побежал, как заяц.

– Боюсь, что это правда, – согласился с Бобом Мерри, – хотя я и не знаю, что говорил. Мне кажется, что я видел отвратительный сон. Как будто меня разорвали на куски. Не могу сказать, что со мной происходило.

– Я могу, – сказал Бродяжник, – это черное дыхание. Всадники, очевидно, оставили лошадей снаружи и тайно проникли. Через южные ворота. Теперь они знают все новости, так как навестили Билла Ферни: вероятно, и южанин был их шпионом. Кое-что может случиться этой ночью, еще до того, как мы покинем Пригорье.

– Что случится? – спросил Мерри. – Они нападут на гостиницу?

– Думаю, что нет, – ответил Бродяжник. – И они не все здесь. Во всяком случае это не их обычай. В темноте и одиночестве они сильней. Они не станут открыто нападать на дом, где есть огни и много населения. Но их сила в ужасе, и кое-кто в Пригорье уже попал в их лапы. Они заставят этих негодяев работать на себя: Ферни и некоторых шутников, а может и стражников ворот. Они разговаривали с Гарри у западных ворот в понедельник. Я следил за ними. Он был бледен и дрожал, когда они ушли.

– Похоже, у нас повсюду враги, – заметил Фродо. – Что же нам делать?

– Оставаться здесь и не идти в спальни! Они, конечно, знают об этих спальнях. Помещения хоббитов выходят окнами на север, окна же совсем у земли. Мы все останемся вместе и закроем окно и дверь. Но вначале мы с Бобом принесем ваш багаж.

Пока Бродяжник отсутствовал, Фродо кратко пересказал Мерри, что произошло после ужина. Мерри все еще читал письмо Гэндальфа, когда вернулись Бродяжник и Боб.

– Ну, господа, – сказал Боб, – я собрал белье и сунул под валик на каждой постели и сделал имитацию вашей головы на валике, мастер Тор… Накручинс, сэр, – добавил он с улыбкой.

Пин засмеялся.

– Очень хорошо! – сказал он. – Но что же будет, когда они поймут обман?

– Посмотрим, – сказал Бродяжник. – Будем надеяться, что мы удержим крепость до утра.

– Доброй ночи вам всем, – сказал Боб и вышел, чтобы принять участие в дежурстве у двери.

Они сложили тюки и мешки на полу гостиной. Придвинули низкий стол к двери и закрыли окно. Выглянув в окно, Фродо увидел, что ночь ясная. Серп (Большая Медведица) ярко сверкал над холмом Бри. Фродо закрыл тяжелые внутренние ставни и задернул занавес. Бродяжник погасил огонь в очаге и задул все свечи.

Хоббиты легли на свои одеяла, ногами к очагу: но Бродяжник уселся в кресле у двери. Они немного поговорили, так как у Мерри нашлось еще несколько вопросов.

– Прыгнул на Луну! – хихикнул Мерри, заворачиваясь в одеяло. – Какая нелепость, Фродо! Жаль, что я не видел. Этот случай будет обсуждаться в Пригорье еще сотню лет.

– Надеюсь, – согласился Бродяжник.

Все замолчали и хоббиты один за другим уснули.

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.