Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Надежда на образование



В конце 1880-х годов мои предки переселились из Японии на Гавайи. Их посылали работать на плантации, где выращивались сахарный тростник и ананасы. Поначалу вся их мечта состояла лишь в том, чтобы получить работу на плантациях, накопить денег и вернуться в Японию богатыми людьми.

Они работали в поте лица, но плата за труд была слишком низкой. Помимо этого, владелец плантации забирал у них часть денег за аренду жилья. На плантации был единственный магазин, принадлежавший тому же владельцу, где работники вынуждены были приобретать себе еду и все необходимое для жизни. К концу месяца с учетом всех вычетов денег у них почти не оставалось.

Мои предки всеми силами старались вырваться с плантаций, и единственным средством для этого они считали хорошее образование. Из семейных преданий мне известно, что они экономили буквально на всем, чтобы отправить детей в школу, дававшую право на поступление в колледж, поскольку отсутствие высшего образования означало вечное прозябание на плантациях. Уже представители второго поколения смогли иырваться с плантаций. Сегодня наша родня гордится Тем, что уже несколько ее поколений имеют высшее образование, большинство получили степень бакалавра, а многие — даже магистра. Есть и доктора наук. Я со

своей степенью бакалавра нахожусь в самом конце этой шкалы ценностей.

Школа на другой стороне улицы

Переход в другую школу в девятилетием возрасте стал для меня знаковым событием, особенно.если учесть, где она находилась. Приведенная ниже схема демонстрирует изменения, произошедшие в моем социальном окружении.

Прямо через дорогу от моей новой школы «Riverside» находилась городская школа «Union». В ней учились дети, родители которых были рабочими или служащими на плантациях. Школа «Riverside» была для тех, чьи родители владели плантациями.

Начиная с четвертого класса я учился в школе «Riverside» вместе с детьми владельцев плантаций. В 1950-е годы, идя в школу, я поглядывал через дорогу на «Union» и уже понимал, что здесь налицо сегрегация, правда, не по расовому, а по денежному признаку. Тогда-то у меня и появилось первое недоверие к школе и системе образования. Я видел, что тут что-то не в порядке, но еще не понимал, что именно. Если бы наш дом стоял на другой стороне улицы, то я, возможно, учился бы не в «Riverside», а в «Union».

С четвертого по шестой класс я ходил в школу вместе с детьми владельцев плантаций, то есть представителей той системы, от которой так стремились убежать мои предки. На протяжении всего периода обучения в начальной школе я рос вместе с ними, занимался спортом, ходил к ним в гости.

После окончания начальных классов многие из них продолжили учебу в закрытых частных школах, а я отправился в городскую общественную школу, находившуюся чуть дальше по той же улице. Там мы снова встретились с ребятами с другой стороны улицы из школы «Union», и я лишний раз убедился, какая разница существует между детьми из богатых и бедных семей.

Мой отец был высокообразованным человеком и главой системы просвещения Гавайев. Он не просто вырвался с плантаций, а стал высокопоставленным правительственным чиновником. Но хотя отец получил отличное образование, имел ученую степень и высокооплачиваемую должность, семья наша жила довольно бедно — во всяком случае, по сравнению с семьями моих богатых друзей. Каждый раз, приходя к ним в гости, я чувствовал себя каким-то ущербным, но не понимал, почему так происходит. Уже в девять лет я начал задавать себе вопрос, почему образование не принесло моим родителям богатства.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.