Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Революция XVII в. и изменения в государственном строе Англии



И 90

Авторский коллектив:

Л.М. Гудошников,доктор юридических наук, профессор – гл. 6, 15, 23;

О. А. Жидков, доктор юридических наук, профессор - предисло­вие (совместно с Н. А. Крашенинниковой), гл. 3 (§ 1, 2, 3, 5, 6), 7, 16, 18 - 21;

Н. А. Крашенинникова, доктор юридических наук, профес­сор - предисловие (совместно с О. А. Жидковым), гл. 3 (§ 4), 4,5, 8, 11, 13, 14;

О. Л. Лысенко,кандидат юридических наук – гл. 22 (совместно с В. А. Савельевым);

А. А. Мишин,доктор юридических наук, профессор – гл. 2;

В. А. Савельев, кандидат юридических наук – гл. 22 (совместно с О. Л. Лысенко);

В.Н. Струнников, доктор юридических наук, профессор – гл.12;

С. В. Чиркин, кандидат юридических наук, доцент – гл. 1, 9, 10, 17.

 

И 90 История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА · М), 2001. - 712 с.

 

ISBN 5-89123-380-0 (НОРМА)

ISBN 5-16-000081-Х (ИНФРА · М)

 

Книга представляет собой вторую часть учебника, вышедшего в издательстве ²Норма² в 1996 г. Первая его часть посвящена истории государства и права древнего мира и средних веков. Вторая – включает в себя историю государства и права нового и новейшего времени.

Структурно вторая часть распадается на три раздела. Первый – история государства нового времени, второй – история государства в ХХ веке, третий – история права нового и новейшего времени. Последний раздел не содержит каких-либо четких внутренних хронологических рубежей: современное право в отличие от государства развивалось более плавно, эволюционно, ибо оно в большей степени затрагивает глубинные пласты человеческих взаимоотношений и в меньшей мере испытывает на себе последствия общественно-политических потрясений и катаклизмов. Учебник основан на новейших достижениях юридико-исторической мысли.

Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов.

 

ISBN 5-89123-380-0 (НОРМА) © Колл. авторов, 1999

ISBN 5-16-000081-Х (ИНФРА · М) © Изд. НОРМА, 1999

 

 


Предисловие

 

Предлагаемая читателям книга является второй частью учебника для студентов-юристов, вышедшего в свет в изда­тельстве "Норма" в 1996 г.* Первая его часть посвящена истории государства и права древнего мира и средних ве­ков. Вторая часть учебника включает в себя историю госу­дарства и права нового и новейшего (XX в.) времени.

*История государства и права зарубежных стран. Учебник для вузов. Ч. 1. М.: "Норма", 1996.

 

Структурно вторая часть распадается на три раздела. Первый раздел - история государства нового времени, вто­рой раздел - история государства в XX в., третий - история права нового и новейшего времени.

Переход человечества от средневековья к новому вре­мени берет свое начало еще в XV-XVI вв., т. е. в эпоху Возрождения и Реформации. Именно в это время начинает­ся переворот, прежде всего в политическом и правовом соз­нании людей и в экономике, которая все больше ориенти­руется на капиталистическое предпринимательство. Но применительно к предмету данного учебника, т. е. к той обще­ственной сфере, которая непосредственно связана с поли­тикой и государством, новое время исчисляется обычно с английской и французской революций XVII-XVIII вв.

Именно с этого рубежа мировой истории идет процесс утверждения современного государства, которое принципи­ально отличается от рассматриваемой в первой части государственности предшествующих эпох. Это государство, не­смотря на многочисленные препоны на его пути, в том числе и на попятные движения, определило магистральный путь развития цивилизации - путь к свободному предпринима­тельству, демократии, законности, к правовому государст­ву, которое зиждется на гражданском обществе.

В это время было положено начало представительному правлению, которое по мере своего развития обеспечило уча­стие все более широких слоев населения в государственной жизни. В передовых государствах человек и гражданин получил невиданные ранее в истории политические права и гражданские свободы, что сделало возможным более пол­ную реализацию политического потенциала общества.

Второй раздел данного учебника посвящен развитию государственности в XX в. Такое структурное и хронологи­чески определенное выделение XX в. имеет свой резон. Оно оправдано тем, что XX в. в результате научно-технической, информационной, демографической и т.п. революций был ознаменован крупными переменами в экономической и со­циальной жизни.

Этот век оставил особенно заметный след в политико-государственной сфере, причем не только благодаря раз­витию демократических институтов, но и благодаря двум кровопролитным мировым войнам, нацизму и военным дик­татурам. Во многих странах, особенно в новых молодых го­сударствах, можно видеть настоящий калейдоскоп форм го­сударственного правления, военные и военно-гражданские диктатуры, превосходящие по своей жестокости все видан­ные ранее в истории. Все это свидетельствует о противоре­чивости исторического процесса, притом, что в XX в. доми­нировали идеи демократии, социальных компромиссов, гос­подства права.

Выделение истории государства XX в. вызывается и небывалой ранее активностью государств, в том числе и де­мократических, во всех сферах общественной жизни: в экономике, политике, идеологии, в социальной сфере.

В XX веке, особенно во второй его половине, государст­во в развитых странах мира все больше берет на себя от­ветственность за общественный прогресс, за проведение сильной социальной политики, за предотвращение военной, термоядерной опасности, за меры, направленные на устра­нение угрозы человечеству экологической катастрофы.

Что касается последнего раздела учебника, посвящен­ного истории права в новое и новейшее время, то следует заметить, что он не содержит в себе каких-либо существенных и четких внутренних хронологических рубежей. Со­временное право, утвердившееся в результате упомяну­тых выше революций, основанное на новых принципах, раз­вивалось в отличие от государства более плавно, эволюционно.

Право в меньшей степени, чем государство, испытыва­ет на себе последствия политических катаклизмов. Оно в большей мере сориентировано на удовлетворение глубинных и всесторонних потребностей человеческого общения. Присущая праву преемственность делает нецелесообразным рассмотрение его раздельно по двум самостоятельным пе­риодам.

Принципиальные методологические подходы авторско­го коллектива определены еще во введении к первой части учебника. Суть их сводится к тому, что государство и право рассматриваются не в формационном плане, а как состав­ной элемент общецивилизационного процесса.

Этими подходами руководствовались авторы и во вто­рой части учебника. Они поставили своей задачей показать читателям общемировой процесс развития государства и права как движение от менее сложных к более сложным политико-правовым формам. В этом процессе авторы отме­чают как позитивный, так и негативный исторический опыт.

Исходя из того же общецивилизационного подхода, ав­торы на конкретном историко-правовом материале нового и новейшего времени показывают, что, несмотря на много­численные проявления регресса в политической жизни, де­мократическое и правовое государство приобретает в наше время все большую общечеловеческую ценность, активно участвует в решении все новых и новых проблем, встаю­щих перед обществом.

Во второй части учебника в большей степени, чем в первой, используется наряду с конкретно-историческим подходом также и метод сравнительного анализа. Этот ме­тод становится особенно необходимым, поскольку полити­ко-правовая география (по сравнению с древним миром и средними веками) значительно усложнилась. На политической карте мира появилось большое число новых государств, которые имеют свои самостоятельные политические и пра­вовые системы.

Для того чтобы дать студентам представление о проис­ходящих глобальных процессах развития государства и пра­ва, авторы, прибегая к этому методу, рассматривают исто­рию не только отдельных государств, но и историю госу­дарств целых регионов или даже континентов. Что касается отдельных государств, то авторы, прежде всего выделяют так называемые великие державы, а также те государства, история которых оставила заметный след в развитии циви­лизации.

 

Раздел I. История государства в новое время

 

Глава 1. Англия

 

Революция XVII в. и изменения в государственном строе Англии

 

Особенности и основные этапы английской буржуаз­ной революции XVII в. Буржуазное государство и право Англии возникло в ходе двух английских революций XVII в., получивших названия "Великий мятеж" и "Славная рево­люция". Идеологическую оболочку движения составили лозунги реформы господствующей церкви и восстановления "старинных обычаев и вольностей", характерные для соци­альных движений средневековья. Вместе с тем в англий­ской буржуазной революции впервые отчетливо проявились основные закономерности развития буржуазных революций нового времени, что позволило назвать ее прообразом Ве­ликой французской буржуазной революции.

Основные особенности английской буржуазной револю­ции обусловлены своеобразной, но исторически закономер­ной для Англии расстановкой социально-политических сил. Английская буржуазия выступила против феодальной мо­нархии, феодального дворянства и господствующей церкви не в союзе с народом, а в союзе с "новым дворянством". Раскол английского дворянства и переход его большей, обур­жуазившейся части в лагерь оппозиции позволили еще не­достаточно окрепшей английской буржуазии одержать по­беду над абсолютизмом.

Этот союз придал английской революции незавершен­ный характер, обусловил ограниченность социально-эконо­мических и политических завоеваний.

Сохранение крупного землевладения английских ленд­лордов, решение аграрного вопроса без наделения землей крестьянства - основной показатель незавершенности английской революции в экономической сфере. В политиче­ской области буржуазии пришлось разделить власть с но­вой земельной аристократией при определяющей роли по­следней. Влияние аристократии сказалось на образовании в Англии такой разновидности буржуазной, конституционной монархии, которая наряду с представительным органом сохранила феодальные учреждения, в том числе сильную ко­ролевскую власть, палату лордов, Тайный совет. Последо­вавшие в XVIII и XIX вв. аграрная и промышленная революции, в конечном счете, обеспечили господствующее поло­жение капиталистическим производственным отношениям и лидерство промышленной буржуазии в осуществлении политической власти. На протяжении этого времени полу­феодальная, аристократическая политическая система Британии медленно и постепенно превращалась в буржуазно-демократическую.

Политические течения. В преддверии и в ходе рево­люции определились два лагеря, представлявших противо­положные политические и религиозные концепции, а также разные социальные интересы. Представители "старого", феодального дворянства и англиканского духовенства были опорой абсолютизма и отстаивали сохранение прежних фео­дальных порядков и англиканской церкви. Лагерь оппози­ции режиму объединял новое дворянство и буржуазию под общим названием "пуритане". Противники абсолютизма в Англии выступали за буржуазные преобразования под знаменем "очищения" англиканской церкви, завершения рефор­мации и создания новой церкви, не зависимой от королев­ской власти. Религиозная оболочка социально-политических требований буржуазии, многие из которых имели чисто свет­ский характер, во многом объяснялась особой ролью англи­канской церкви в защите основ абсолютизма и в подавлении оппозиции церковно-бюрократическим аппаратом.

Вместе с тем революционный лагерь не был единым ни в социальном, ни в религиозном отношении. В ходе револю­ции в лагере пуритан окончательно определились три глав­ных течения: пресвитериан, индепендентов и левеллеров. Пресвитерианскоетечение, объединявшее крупную буржуа­зию и верхушку джентри, составляло правое крыло рево­люции. Их максимальным требованием было ограничение королевского произвола и установление конституционной монархии с сильной властью короля. Религиозно-политиче­ская программа пресвитериан предусматривала очищение церкви от пережитков католицизма, ее реформу по шот­ландскому образцу и утверждение во главе церковно-административных округов пресвитеров из наиболее состоятель­ных граждан. Пресвитериане захватили и удерживали власть в период 1640-1648 гг., который сопровождался вначале мирным, или "конституционным", развитием революции, а затем переходом к гражданской войне.

Индепенденты, политическим лидером которых, стал О. Кромвель, являлись в основном представителями сред­него и мелкого дворянства, средних слоев городской буржуазии. Они добивались, как минимум, установления огра­ниченной, конституционной монархии. Их программа пре­дусматривала также признание и провозглашение неотъемлемых прав и свобод подданных, прежде всего свободы совести (для протестантов) и свободы слова. Индепенденты выдвигали идею упразднения централизованной церкви и создания независимых от административного аппарата местных религиозных общин. Индепендентское течение было самым пестрым и неоднородным по составу. "Индепендентский", радикальный, этап революции (1649-1660 гг.) связан с упразднением монархии и установлением Республики (1649-1653 гг.), переродившейся затем в военную диктату­ру (1653-1659 гг.), которая привела, в свою очередь, к рес­таврации монархии.

В ходе революции из индепендентского течения выде­лились так называемыелевеллеры, которые стали пользо­ваться наибольшей поддержкой среди ремесленников и кре­стьян. В своем манифесте "Народное соглашение" (1647) левеллеры выдвинули идеи народного суверенитета, всеоб­щего равенства, требовали провозглашения республики, установления всеобщего мужского избирательного права, возврата огороженных земель в руки общин, реформы слож­ной и громоздкой системы "общего права". Идеи левелле­ров заняли важное место в дальнейшей идейно-политиче­ской борьбе с феодальным строем. Вместе с тем, выступая за неприкосновенность частной собственности, левеллеры обошли основное требование крестьянства об упразднении копигольда и власти лендлордов.

Наиболее радикальную часть левеллеров составили диггеры, представлявшие беднейшее крестьянство и пролетарские элементы города и деревни. Они выступили с требова­нием уничтожения частной собственности на землю и пред­меты потребления. Социально-политические взгляды диггеров являлись разновидностью крестьянского утопическо­го коммунизма.

Изменение формы государства. Английская револю­ция развивалась в виде традиционного противостояния ко­роля и парламента. Существенная часть государственно-пра­вовой программы революции была подготовлена парламент­ской оппозицией еще в 20-х гг. XVII в., по мере обострения экономического и политического кризиса абсолютизма. ВПетиции о праве 1628 г. был сформулирован ряд требований, облеченных в старую феодальную форму, но уже имевших новое, буржуазное содержание. Перечислив зло­употребления королевской администрации и ссылаясь на Великую хартию вольностей, парламент просил короля, чтобы: 1) никто впредь не принуждался платить налоги и сборы в королевскую казну "без общего согласия, данного актом парламента"; 2) ни один человек не заключался в тюрьму за отказ платить незаконные налоги; 3) армия не размещалась на постой в дома жителей; 4) никакие лица не наделялись особыми полномочиями, которые могут служить предлогом для предания подданных смерти "противно за­конам и вольностям страны".

Таким образом, в документе был отражен главный по­литический вопрос революции - о правах короля в отно­шении жизни и имущества подданных. Кроме того, был поднят и важнейший социальный вопрос - о неприкосно­венности частной собственности. Охрана собственности, как говорилось в Петиции, есть истинная цель закона и право­судия. Требования парламентской оппозиции привели к роспуску парламента и длительному беспарламентскому правлению Карла I (1629-1640 гг.). В этот период король для пополнения казны единолично вводил все новые побо­ры и штрафы, пресекая недовольство в стране с помощью чрезвычайных судов. Однако в условиях начавшейся вой­ны с Шотландией король был вынужден вновь обратиться к парламенту.

В созванном в 1640 г. парламенте, получившем названиеДолгого (1640-1653), господствующее положение за­няли пресвитериане. В течение 1640-1641 гг. парламент добился от короля утверждения целого ряда важных право­вых актов. Прежде всего по инициативе палаты общин были осуждены главные советники Карла I - граф Страффорд, архиепископ Лод. Тем самым было утверждено право пар­ламента на импичмент высших должностных лиц. Далее, согласноТрехгодичному акту 16 февраля 1641 г., парла­мент должен был созываться, по крайней мере, один раз ка­ждые три года, а при несогласии короля сделать это он мог быть созван другими лицами (пэрами, шерифами) или собраться самостоятельно. Эти положения были дополнены законом, запрещавшим прерывать, отсрочивать заседания и распускать Долгий парламент иначе, как актом самого парламента. Тем самым исключалась возможность возвра­щения к беспарламентскому правлению. Наконец, в июле 1641 г. были приняты два акта, которые ограничили полно­мочия Тайного совета в области судопроизводства и преду­смотрели уничтожение системы чрезвычайных трибуналов, прежде всего Звездной палаты и Высокой комиссии. Серия актов, принятых летом 1641 г., провозгласила неприкосновенность имущества подданных и лишала короля права про­извольно налагать различные штрафы. Программным доку­ментом революции сталаВеликая Ремонстрация, приня­тая 1 декабря 1641 г. Она содержала, в частности, новое требование о том, чтобы король впредь назначал только тех должностных лиц, которым парламент имел основание до­верять. Это означало, по сути, политическую ответствен­ность должностных лиц перед парламентом и было воспри­нято королем как вторжение в его прерогативу, исполни­тельную власть. Король отказался утвердить Великую Ремонстрацию.

Акты парламента 1641 г. были направлены на ограни­чение абсолютной власти короля и означали переход к оп­ределенной разновидности конституционной монархии. Од­нако фактически эта форма буржуазного государства не успела утвердиться с началом гражданских войн между королем и парламентом (1642-1647 и 1648-1649 гг.).

Во время войны в стране установились две враждую­щие и независимые власти, которые контролировали раз­личные территории Английского королевства и пользовались в них всей полнотой законодательных и административных полномочий. Основным направлением деятельности короля и парламента в этот период стала организация собственной армии. Парламент, соединивший в своих руках законодательную и исполнительную власть на контролируемой террито­рии, издал ряд законов и ордонансов, предусматривающих реформу сложившейся военной системы. В 1642 г. парламент несколько раз утверждал так и не подписанный королем "Ордонанс о милиции", согласно которому командующие на­родным ополчением назначались только с согласия парла­мента и несли всю полноту ответственности перед парла­ментом. Король в ответ издал Прокламацию, запрещавшую народному ополчению действовать по воле парламента без согласия короля. В так называемой "Протестации", приня­той летом 1642 г., парламент вновь потребовал утверждения королем "Ордонанса о милиции" и своих требований, выдви­гаемых ранее относительно осуществления некоторых пре­рогатив исполнительной власти: о назначении всех высших должностных лиц с согласия парламента, о несменяемости судей "до тех пор, пока они не поведут себя ненадлежащим образом", о расширении судебной компетенции парламента в области уголовного правосудия. Отказ короля принять все эти предложения привел к началу непосредственно военных действий. Уже в ходе гражданской войны парламентом был принятОрдонанс о новой модели 1645 г., который был на­правлен на образование вместо ополчения отдельных графств постоянной армии. Она должна была содержаться за счет государства. Рядовой состав комплектовался из свободных крестьян и ремесленников. Офицерские должности замещались вне зависимости от происхождения, по способностям. Эти меры привели к превращению парламентской армии в боеспособную силу, которая нанесла ряд решительных поражений армии короля.

В период первой гражданской войны Долгим парламен­том был проведен и ряд других важных преобразований, которые свидетельствовали об углублении революции "под контролем" пресвитерианско-индепендентской верхушки. В 1643 г. был упразднен епископат и введено пресвитериан­ское устройство церкви. Земли епископов и роялистов были конфискованы в собственность государства и пущены в рас­продажу. В результате этих мер, значительная часть земельной собственности перешла в руки буржуазии и джентри. Закрепить новый статус этих земель был призванАкт 1646 г. об отмене системы феодальных рыцарских держа­ний и превращении их в свободные держания "на общем праве", т. е. фактически в частную собственность владель­цев. Таким образом, было осуществлено одностороннее ре­шение аграрного вопроса, выгодное только буржуазии и новому дворянству. Бывшие рыцарские держания были ос­вобождены от условий феодального землевладения (вассаль­ных обязанностей), однако копигольд как форма держания был сохранен. Крестьяне-копигольдеры не стали собствен­никами земли, а остались в поземельной зависимости от лендлордов. Кроме того, основная масса крестьян не могла приобрести землю, так как она поступала в распродажу по очень высоким ценам. Наконец, парламент подтвердил за­конность огораживаний крестьянских земель.

Окончание войны и пленение короля сопровождалось обострением борьбы в парламенте между пресвитерианами и основной массой индепендентов. Открытое выступление пресвитериан в поддержку короля привело ко второй гра­жданской войне. В декабре 1648 г., учитывая "левеллерские" настроения основной части армии, индепендентское руко­водство провело чистку парламента от активных пресвите­риан. Политическая власть перешла в руки индепендентов. 4 января 1649 г. палата общин объявила себя носителем верховной власти в Англии, постановления которой имеют силу закона без согласия короля и палаты лордов. После суда над королем и его казни в конце марта 1649 г. королевское звание и верхняя палата были упразднены. Конститу­ционное закрепление республиканской формы правления было завершено актом19 мая 1649 г. В нем провозглаша­лось образование республики, верховной властью в госу­дарстве объявлялись "Представители Народа в Парламен­те". Высшим органом исполнительной власти стал Государ­ственный совет, который нес ответственность перед парла­ментом. Однако фактическое руководство им осуществлял военный совет во главе с Кромвелем.

Установление республики - наиболее демократической в существующих условиях формы правления - стало вер­шиной революции. Однако после учреждения республики социальная борьба не ослабела, а, наоборот, приняла более острые формы. Новые конфискации земель роялистов, рас­продажа королевских земель (акт 1649 г.) и захватническая война в Ирландии в начале 1650-х гг. превратили значи­тельную часть индепендентов в крупных земельных собст­венников, стремившихся к прекращению революции. На­против, для левеллеров провозглашение республики было лишь начальным этапом борьбы за углубление преобразо­ваний. В армии, состоящей в основном из среднего кресть­янства и ремесленников, влияние левеллеров продолжало усиливаться. В этих условиях лидеры индепендентов, опи­раясь на армейскую верхушку, прибегли к установлению режима диктатуры, которая была прикрыта провозглаше­нием "протектората".

В конце1653 г. Совет офицеров подготовил проект акта о новой форме правления, названногоОрудие управления.Согласно ст. 1 акта, высшая законодательная власть в Анг­лии, Шотландии и Ирландии сосредоточивалось в лице лор­да-протектора и народа, представленного в парламенте. Что­бы в однопалатный парламент попали только представите­ли буржуазии и джентри, акт предусматривал высокий иму­щественный ценз для избирателей (200 ф. ст.). Кроме того, избирательных прав лишались католики и лица, участво­вавшие в войне на стороне короля.

Исполнительная власть в государстве вверялась лор­ду-протектору и Государственному совету, число членов которого могло колебаться от 13 до 21. Лорд-протектор на­делялся широкими полномочиями. Он осуществлял, командование вооруженными силами, с согласия большинства со­вета мог объявлять войну и заключать мир, назначать но­вых членов высшего исполнительного органа и офицеров, поставленных во главе административных округов. Главной опорой протектора оставалась армия. Для ее содержания и покрытия других издержек правительства вводился еже­годный налог, который не мог быть отменен или уменьшен парламентом без согласия лорда-протектора. Таким обра­зом, финансовые прерогативы лорда-протектора практиче­ски стали бесконтрольными, как у абсолютного монарха.

 

§ 2. Утверждение конституционной монархии и ее эволюция в XVIII и XIX вв.

 

Реставрация монархии. Основные конституционные акты. Личная власть представителя индепендентов по сво­ей сути и форме не могла обеспечить долговременные инте­ресы буржуазно-дворянской верхушки, значительно укре­пившей свои позиции в ходе революции. Поскольку глав­ным противником буржуазии и джентри стала теперь не королевская власть, а движение низов, смерть Кромвеля ускорила соглашение этих слоев с феодальной аристокра­тией в целях возвращения к "законной власти". Это нашло свое выражение в реставрации в 1660 г. монархии Стюар­тов. По замыслу правящей группировки джентри и бур­жуазии, эта монархия должна была быть конституционной и гарантировать незыблемость главных завоеваний рево­люции. Действительно, в так называемойБредской декла­рации 1660 г. новый король Карл II обещал, что вопросы о содержании армии, о землях роялистов, о прощении участ­ников революции и о вероисповедании будут поставлены на разрешение парламента. Однако новая расстановка поли­тических сил в стране способствовала усилению феодаль­ной реакции. Участники революции преследовались, орга­низации пресвитериан и индепендентов были ликвидирова­ны. В то же время восстанавливались англиканская церковь, Тайный совет и другие дореволюционные органы го­сударства (за исключением наиболее ненавистных Звезд­ной палаты и Высокой комиссии), а также старый порядок их формирования.

Стремление Карла II и его преемника Якова II восста­новить абсолютизм, а также симпатии монархов к католи­цизму вызвали широкое недовольство в стране. Реставра­ция лишь ускорила распад традиционных форм, восстанов­ление которых было заведомо обречено на неудачу.

Парламент, как и раньше, стал ареной политического противоборства сторонников короля и оппозиции. В это время в парламенте складываются две политические группиров­ки. Представители придворной аристократии и часть джен­три, ориентирующаяся на Стюартов, а также духовенство составили партию "тори". Оппозиция - купцы, финансовая буржуазия и верхушка джентри, обогатившаяся в ходе ре­волюции, которых поддерживала промышленная буржуа­зия, - образовала партию "вигов". Обе группировки были еще не оформлены в организационном отношении; и виги, и тори в последующем прошли через целый ряд партийных размежеваний и переходов части их членов из одной груп­пировки в другую. Тем не менее их политические взаимоот­ношения наложили значительный отпечаток на дальнейшее развитие страны.

Определенным успехом оппозиции в борьбе с проявле­ниями королевского произвола стало принятиеАкта о луч­шем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточений за морями (Habeas Corpus Amendment Act) 1679 г. Закон был призван ограничить возможности тайной расправы короля со сторонниками оппозиции, но приобрел более общее значение. Он упростил и упорядочил процеду­ру получения судебного приказа о предварительной дос­тавке арестованного лица в суд для решения вопроса о пре­бывании под стражей. Любой подданный, задержанный за "уголовное или считаемое уголовным" деяние (исключая го­сударственную измену и тяжкое уголовное преступление), имел право лично или через представителей обратиться в суд с письменной просьбой выдать приказ "habeas corpus", адресованный должностному лицу (шерифу, тюремщику), в ведении которого находился арестованный. Получив приказ "habeas corpus", шериф или тюремщик были обязаны в установленный законом срок доставить заключенного в суд с указанием истинных причин ареста. После рассмотрения копии предписания об аресте и выяснения мотивов задер­жания судье предписывалось освободить арестованного под денежный залог и поручительство с обязанностью явиться в суд в ближайшую сессию для рассмотрения дела по су­ществу. Исключение составляли случаи, когда лицо было арестовано в законном порядке за деяния, при которых по закону оно не могло быть взято на поруки. Кроме того, если лицо было арестовано за государственную измену или тяж­кое уголовное преступление, "habeas corpus" не выдавался. В этом случае действовала особая процедура подачи пети­ции о разборе дела и освобождении на поруки.

Лицо, освобожденное по приказу "habeas corpus", нельзя было вновь заключить в тюрьму и арестовать до суда за то же преступление. Запрещалось также переводить задер­жанного из одной тюрьмы в другую и содержать без суда и следствия в тюрьмах заморских владений Англии.

Закон предусматривал ответственность должностных лиц, судей за неисполнение его предписаний: высокие штра­фы в пользу заключенного и освобождение от должности.

Акт 1679 г. наряду с Великой хартией приобрел значе­ние одного из основных конституционных документов Анг­лии, содержащих ряд принципов справедливого и демокра­тического правосудия: презумпции невиновности, соблюде­ния законности при задержании, быстрого и оперативного суда, совершаемого с "надлежащей судебной процедурой" и по месту совершения проступка. В то же время можно отме­тить и историческую ограниченность этого закона. Во-пер­вых, ущемлялись права лиц, обвиненных в тяжких уголов­ных преступлениях или соучастии в них. Во-вторых, для ос­вобождения на поруки до суда требовался денежный залог, сумма которого могла быть очень значительной. В-третьих, действие закона могло быть приостановлено парламентом, что впоследствии неоднократно происходило на практике.

Политика Стюартов, которая грозила обратным пере­распределением церковных земель, захваченных буржуа­зией и джентри, привела к кратковременному объедине­нию вигов и тори. Произошел дворцовый переворот 1688 г. с целью замены Якова II более "удобным" монархом. Этот переворот получил название "Славная революция". Она, по существу, завершила оформление компромисса между фактически господствующей в важных сферах жизни общест­ва буржуазией и официально правящей земельной аристократией. Политическая власть в центре и на местах остава­лась в основном в руках знатных землевладельцев в обмен на гарантии соблюдения интересов финансовой верхушки буржуазии. Указанный компромисс заложил основы проч­ного консенсуса между ведущими политическими силами по основополагающим вопросам социально-политического развития страны, который стал важнейшей чертой англий­ской политической культуры в XIX и XX вв. Отныне разно­гласия между этими силами не должны были носить "прин­ципиального" характера, способного нарушить такое соглашение и политическую стабильность в английском обществе.

Важнейшим политическим результатом такого компро­мисса стало утверждение в Англии конституционной мо­нархии, получившей закрепление в двух актах парламента: Билле о правах 1689 г. и Акте об устроении 1701 г.

Билль о правах определил положение парламента в системе государственных органов. Утверждая верховенство парламента в области законодательной власти и финансо­вой политики, Билль провозгласил незаконным: 1) приоста­новление действия законов или их исполнения без согласия парламента; 2) взимание налогов и сборов в пользу короны без согласия парламента. Кроме того, содержать постоян­ную армию в мирное время дозволялось только с его санк­ции. Билль устанавливал свободу слова и прений в парла­менте, свободу выборов в парламент, право обращения под­данных с петицией к королю. Он содержал специальное указание, что парламент должен созываться достаточно час­то. Впоследствии это положение было уточнено, и срок полномочий парламента был определен сначала в 3 года, а за­тем - 7 лет.

Акт об устроении, именуемый также Законом о престолонаследии, устанавливал порядок престолонаследия и содержал дальнейшие уточнения прерогатив законодательной и исполнительной власти. Лица, вступившие на англий­ский трон, обязаны были присоединиться к англиканской церкви. Дальнейшее ограничение королевской прерогативы выразилось в том, что судьи, назначаемые короной, могли оставаться на своих постах, "пока ведут себя хорошо", и отстранялись от должности только по представлению обеих палат парламента. Чтобы уменьшить влияние короны на деятельность палаты, запрещалось совмещение членства в палате общин с занятием должности королевского минист­ра (это положение было вскоре отменено). Акт предусмот­рел правило, согласно которому все акты исполнительной власти, помимо подписи короля, нуждались в подписи соот­ветствующих королевских министров (контрасигнатура), по совету и с согласия которых они приняты. Важным установ­лением было лишение короля права помилования своих ми­нистров, осужденных парламентом в порядке импичмента.

Таким образом, на рубеже XVII-XVIII вв. в Англии получили оформление важнейшие институты буржуазного государственного права: верховенство парламента в облас­ти законодательной власти, признание за парламентом ис­ключительного права вотировать бюджет и определять во­енный контингент, а также принцип несменяемости судей. Вместе с тем законодательство XVII-XVIII вв. не решило окончательно вопрос о взаимоотношениях властей. Дуализм власти продолжал сохраняться: не случайно государствен­ный строй Англии XVII-XVIII вв. обычно определяется как дуалистическая монархия. Королевская прерогатива не была по-прежнему законодательно определена. Король сохранял право абсолютного вето в отношении законопроектов, про­шедших через парламент, безраздельное право на форми­рование своего правительства и осуществление с его помо­щью своей политики. Представление о триедином парла­менте (король и две палаты) оставалось теоретически неиз­менным. Никакой ответственности перед парламентом ко­роль не нес, как не несли политической ответственности ни Правительство Его Величества, ни так называемыйкаби­нет, который выделился из Тайного совета в составе колле­гии из 5-7 наиболее важных министров-советников коро­ля.

Усиление промышленной буржуазии в результате про­мышленного переворота середины XVIII - начала XIX в. обусловило ее стремление доминировать в политическом союзе с джентри и финансовой аристократией, следствием чего была дальнейшая модернизация политической систе­мы английского общества. Такая модернизация, однако, осу­ществлялась медленно и постепенно, путем новых компромиссов, и сопровождалась эволюцией конституционной мо­нархии от дуалистической к парламентарной, формированием системы парламентаризма.

Развитие конституционной монархии. Становление "ответственного правительства". Главными направления­ми эволюции британской монархии в течение XVIII в., за­ложившими основы британской модели парламентаризма, были дальнейшее ограничение королевской власти и утверждение новых принципов взаимоотношений исполнитель­ной и законодательной власти - становление"ответствен­ного правительства". Важнейшей особенностью этих изме­нений стало то, что они не были, как правило, оформлены какими-либо новыми конституционными актами, а сложились в процессе политической практики как результат со­перничества двух партий за право формировать "правитель­ство его величества". Английская конституция приобрела благодаря этому уникальную форму и не менее уникальное содержание, ибо помимо таких источников, как акты парламента и судебные прецеденты, не менее, а порой и более важное значение приобрели выходящие за рамки права и не подлежащие судебной защите конституционные обычаи (соглашения), именуемые иначе "конвенциональными нормами".

Монарх продолжал оставаться главой государства, но постепенно превращался фактически лишь в номинального главу исполнительной власти. Первые прецеденты, способст­вующие этому, возникли уже в первые десятилетия XVIII в., особенно при королях Ганноверской династии (с 1714 г.). Право короля отвергать законы, принятые парламентом (аб­солютное вето), перестало применяться с 1707 г. Король Ге­орг I (1714-1727), не знавший английского языка, перестал являться на заседания кабинета, что повлекло за собой важ­ные политические последствия. Прежде всего такое "отчу­ждение" короля от кабинета способствовало сосредоточе­нию функций по руководству кабинетом в руках его пре­мьер-министра. Кабинет стал действовать от имени "Его Ве­личества", но практически самостоятельно. Положение мо­нарха в дальнейшем было определено максимой, гласившей, что "король царствует, но не управляет". Правда, влияние монарха на политику кабинета нередко бывало очень зна­чительным, а фактически утраченные королем прерогати­вы юридически до сих пор остаются в его распоряжении, и отдельные короли пытались их использовать не только в XVIII, но и в XIX в. И все же это стало исключением, а не практикой, "резервом" на случай чрезвычайной ситуации.

Параллельно с концентрацией названных прерогатив монарха в руках кабинета решался вопрос об ответственно­сти исполнительной власти перед парламентом. Теперь эта ответственность могла быть перенесена с короля на его ми­нистров. Первым шагом к возникновению новой системы взаимоотношений кабинета и парламента были акты 1705- 1707 гг. о должностях, которые, отменив соответствующие положения Акта 1701 г., открыли министрам возможность избираться в нижнюю палату парламента и тем самым пред­ставлять в ней кабинет. В 1708-1715 гг. стал утверждаться принцип формирования кабинета на однопартийной (тори или виги), а не на смешанной основе. Все более типичной становилась ситуация, когда кабинет не мог долгое время находиться у власти, не имея поддержки (доверия) боль­шинства в палате общин, и победившая на выборах партия, имеющая такое большинство, сформировала кабинет, а дру­гая образовывала в парламенте организованную оппозицию и так называемый "теневой кабинет". В конце XVIII в. на­чинают устанавливаться еще два важных правила. В слу­чае утраты кабинетом доверия парламента он либо уходил в отставку в полном составе (солидарная ответственность), либо мог распустить палату общин и назначить новые вы­боры.

Первый случай коллективной отставки кабинета имел место в 1782 г. из-за проигрыша Британией войны с амери­канскими колониями, а первый роспуск нижней палаты ка­бинетом - в 1784 г. Так возникла система взаимных сдержек палаты общин и кабинета, в условиях которой кабинет должен был оценивать политическую ситуацию, как в пар­ламенте, так и в стране в целом и в случае правительственного кризиса принимать одно из двух решений.

Таким образом, в течение XVIII в. в принципе сфор­мировались такие черты будущей системы британского пар­ламентаризма, как "партийное правление" и регулярная смена кабинета в зависимости от одобрения его политики в палате общин. Однако многие из этих черт еще не приобре­ли законченного выражения, а роль королевской власти и аристократической палаты лордов оставалась весьма зна­чительной. Дальнейшее развитие парламентаризма было невозможно, пока сама система формирования нижней па­латы парламента имела феодальный характер и обеспечи­вала джентри командные посты в руководстве обществом. Унаследованная от эпохи феодализма и восстановленная в период реставрации монархии система представительства в парламенте позволяла многочисленным "гнилым местеч­кам" с незначительным числом жителей посылать в палату общин депутатов, фактически назначавшихся местным ленд­лордом. В то же время крупные города, выросшие в период промышленного переворота, вообще не имели своего пред­ставительства. Активным избирательным правом со времен сословно-представительной монархии обладали в графст­вах только фригольдеры с 40 шиллингами годового дохода. Что же касается права быть избранным, то здесь имущест­венный ценз был неимоверно высоким. По Акту 1710 г. пас­сивным избирательным правом наделялись лица, которые имели от земельной (недвижимой) собственности доход в размере 600 ф. ст. в год в графствах и 300 ф. ст. в городах. Изменить такую избирательную систему были призваны избирательные реформы XIX в.

Избирательные реформы и дальнейшая эволюция фор­мы государства. Согласно Акту о реформе 1832 г., принято­му по инициативе вигов, более 50 "гнилых местечек" с насе­лением менее 2 тыс. жителей были лишены представитель­ства в парламенте. Тридцати небольшим городам с населением менее 4 тыс. жителей разрешалось посылать одного депутата вместо двух, а некоторым городам - двух депутатов вместо четырех. В итоге высвободились 143 депутатских места, распределенные между новыми городскими и сель­скими округами. Были введены новые цензы для избирате­лей. В графствах активным избирательным правом наделялись все категории владельцев земли с годовым доходом не менее 10 ф. ст., а арендаторы - с годовой рентой не менее 50 ф. ст. В городах такое право получили все мужчины, владеющие на праве собственности или аренды недвижи­мым имуществом с годовым доходом в 10 ф. ст. Другими условиями участия в выборах были уплата налога для бедных и проживание не менее 6 месяцев в данном избира­тельном округе.

Реформа 1832 г. имела далеко идущие последствия, так как покончила со средневековой системой формирования высшего представительного органа - палаты общин. Важ­нейшим политическим итогом реформы стало также полу­чение вигами стабильного большинства в парламенте. В ком­промисс с аристократией была вовлечена новая фракция - магнаты промышленной буржуазии, и с этого времени ис­тория английского законодательства представляет собой серию уступок промышленной буржуазии. Вместе с тем реформа 1832 г. послужила лишь первым шагом в осуществлении ее программы. Хотя избирательный корпус увели­чился почти вдвое, правом голоса после реформы пользова­лось менее 5% всего населения. Борьба за более демократи­ческую реформу избирательной системы стала одной из важнейших черт политического развития Великобритании в 30-60-х гг. XIX в.

Реформа 1867 г. наряду с очередным перераспределе­нием депутатских мест предусмотрела дальнейшее расшире­ние избирательного корпуса, необходимое в новых услови­ях двухпартийного соперничества. Избирательное право в городах было распространено не только на собственников, но и на нанимателей (арендаторов) квартир, если стоимость найма составляла не менее 10 ф. ст. в год. Это увеличило количество избирателей в городах более чем в два раза.

В период избирательных реформ 30-60-х гг. XIX в. произошла организационная перестройка двух главных пар­тий. Виги окончательно стали партией промышленной буржуазии, отстаивавшей принципы либерализма. Тори выра­жали интересы преимущественно землевладельческой ари­стократии и финансовой верхушки. Партии стали теперь называться "либеральная" и "консервативная". В связи с введением порядка регистрации избирателей возникли пар­тийные организации вне парламента "для содействия реги­страции". Была централизована предвыборная деятельность партий, упорядочена процедура выдвижения кандидатов, усилена партийная дисциплина голосования в парламенте. В 1867-1868 гг. был основан Национальный союз консерваторов, а в 1877 г. возникла Национальная федерация либе­ралов. Поскольку организация выборов окончательно пере­шла от правительства к партиям, принцип партийного правления получил свое окончательное оформление, так как вы­боры вели к смене кабинета.

Развитие парламентарной монархии сопровождалось пе­рестройкой аппарата управления в центре и на местах. Прежние коронные должности были преобразованы в ми­нистерские, хотя и сохранили старые названия. Так, пре­мьер-министр официально именовался первым лордом ка­значейства и руководил кабинетом и министерством финансов. Лорд-канцлер возглавлял судебную систему и председательствовал в палате лордов. В конце XVIII в. в Вели­кобритании оформились три главных министерства: внутренних дел, иностранных дел и военное.

Реформы местного управления и суда. До 1835 г. в городах Англии сохранялась старая система местного управ­ления, оформившаяся в средние века. В интересах промышленной буржуазии сразу же после первой избирательной реформы была проведена и реформа городского самоуправ­ления. По закону 1835 г. управление городом переходило к выборным городским советам. В выборах могли участвовать все налогоплательщики - домохозяева и наниматели квар­тир обоего пола. Городской совет избирал на один год мэра города. Муниципальная реформа, однако, не затронула во­просы управления графствами, что означало очередной ком­промисс с земельной аристократией, которая сохранила управление в сельской местности в своих руках.

В XVIII-XIX вв. наряду с эволюцией формы правле­ния и политического режима произошли изменения в госу­дарственном устройстве страны. После оформления так называемых уний с Шотландией (1707) и Ирландией (1801) английский парламент распространил свою власть на всю территорию Британских островов. Указанные регионы по­лучили определенное количество мест для своих депутатов в британском парламенте. Кроме того, Шотландия сохрани­ла собственную правовую и судебную системы, а также пре­свитерианскую церковь. C l801 г. государственное образование получило название Соединенное Королевство Великобритании и Ирландии.

Реформа местного управления, проведенная в Англии в 1835 г., изменила управление только в городах, не затро­нув графств. Эту задачу выполнила реформа 1888 г., зало­жив основы той системы местного управления, которая со­хранялась в Англии в течение последующего столетия. Были созданы однотипные представительные органы - советы - для городов и графств. При этом вся прежняя система графств была пересмотрена, а наиболее крупные города вы­делялись в самостоятельные графства. Советам графств были переданы административные полномочия мировых судей. Управление на уровне приходов реформа не изменила, но в 1894 г. был издан закон, который лишал церковно-приходские советы права рассматривать нецерковные дела. Для их решения в приходах создавались приходские собрания, которые могли избирать в крупных населенных пунктах приходские советы. Созданная система органов самоуправления отличалась значительной самостоятельностью и от­сутствием "административной опеки" со стороны централь­ной власти, что стало характерной чертой английской мо­дели местного управления, отличающей ее от континенталь­ной (французской).

В конце XIX в. была проведена важная реформа су­дебной системы. Серией актов 1873-1876 гг. и 1880 г. о Верховном суде и апелляционной юрисдикции было уп­разднено сложившееся в феодальную эпоху разделение высших судов Англии на суды "общего права" и суды "справедливости". Новая структура высших судов преду­сматривала использование процессуальных норм и той, и другой из английских "ветвей" прецедентного права. Созданный вместо прежних центральных судов Верхов­ный суд состоял из двух подразделений: Высокого суда, который в свою очередь подразделялся на отделения (кан­целярское, королевской скамьи и др.), и Апелляционного суда по гражданским делам. Одновременно продолжали существовать суды ассизов, формируемые из судей Вы­сокого суда, а также низшие суды - четвертных сессий, мировые суды и суды графств, учрежденные в середине XIX в. для рассмотрения только гражданских дел. Особое место занимал Центральный уголовный суд в Лондоне ("Олд Бейли"), который был судом ассизов для Большого Лондона. В составе этого суда числились лорд-канцлер и мэр Лондонского Сити.

Модернизация политической системы Великобритании в XIX в. завершилась, таким образом, установлением доми­нирующего положения парламента во взаимоотношениях с правительством и превращения парламента в орган, оп­ределяющий текущую политику государства (вторая треть XIX - конец XIX в.). Система ответственного правительст­ва стала основой "вестминстерской модели", послужившей образцом для государственного строя многих стран мира.

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.