Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Британская колониальная империя



 

Управление колониями. Крупнейшей колониальной им­перией к середине XIX в. стала британская, включавшая колониальные владения во всех частях света (Ирландию, Гибралтар и Мальту в Европе; Индию, Цейлон, Южную Америку и т. д.).

Великобритания создала довольно гибкую систему управления, позволившую действовать по принципу "раз­деляй и властвуй" и во многих случаях поддерживать колониальный режим без громоздкого аппарата, опираясь на местную верхушку (система косвенного управления).

Высшая законодательная власть в Британской импе­рии принадлежала британскому парламенту, а также пра­вительству, которое могло издавать нормативные акты для колоний путем "приказов короля в Совете". Система цен­трального управления колониями до середины XIX в. не была упорядоченной. Специальная должность государствен­ного секретаря по делам колоний появилась в 1768 г., но лишь в 1854 г. было создано министерство колоний. Высшей апелляционной инстанцией для судов колоний являлся Су­дебный комитет Тайного совета Великобритании.

Начиная с XVIII в. сложилось общее деление всех ко­лоний на "завоеванные" и "переселенческие", применительно к которым постепенно выработались два типа британского колониального управления. "Завоеванные" колонии, как правило с "цветным" населением, не обладали политиче­ской автономией и управлялись от имени короны через ор­ганы метрополии британским правительством. Законодатель­ные и исполнительные функции в таких колониях сосредо­точивались непосредственно в руках высшего правительст­венного чиновника - губернатора (генерал-губернатора). Создаваемые представительные органы в этих колониях реально представляли лишь незначительную прослойку местных жителей, но и в этом случае они играли роль сове­щательного органа при губернаторах. Как правило, в "за­воеванных" колониях устанавливался режим национальной, расовой дискриминации. Об этом свидетельствует, в част­ности, пример Индии - "завоеванной" колонии, занимав­шей особое место в колониальной политике метрополии.

Захват и подчинение Индии осуществлялись с XVII в. Ост-Индской торговой компанией, получившей от британ­ской короны многочисленные привилегии. Торговый аппарат компании фактически превратился в аппарат управления захваченными индийскими территориями (Бенгалией, Бом­беем, Мадрасом). В течение всего XVIII в. компания осуще­ствляла неприкрытый грабеж местного населения, который привел к катастрофическим последствиям и вынудил анг­лийский парламент вмешаться в деятельность Ост-Индской компании. В 1773 г. был издан первый парламентский акт об управлении Индией. По этому акту все дела компании отны­не переходили в ведение Совета директоров, часть из кото­рых должна была периодически сменяться. Губернатор Бенгалии получал должность генерал-губернатора всех англий­ских владений в Индии. Кроме того, актом 1773 г. было пре­дусмотрено создание в Индии Высшего суда, формально отде­ленного от исполнительной власти в колонии. По акту 1784 г. деятельность компании была подчинена специальному кон­трольному совету во главе с председателем, который впо­следствии стал министром по делам Индии. Тем не менее до конца 50-х - начала 60-х гг. XIX в. в Индии сохранялась двойная система управления и судопроизводства - через органы британской короны и Ост-Индской компании.

Новый этап в развитии британского управления Инди­ей наступил в 1858 г., после восстания индийских солдат, находившихся на британской службе (сипаев). Индия была передана в непосредственное подчинение английской коро­не и провозглашена империей. Английская королева стала императрицей Индии, а центральный аппарат управления возглавил государственный секретарь по делам Индии, пост которого учреждался в составе британского правительства. При госсекретаре был создан Совет по делам Индии, имев­ший совещательные функции. В самой Индии вся полнота власти сосредоточивалась в руках генерал-губернатора, получившего титул вице-короля и осуществлявшего свои полномочия совместно с Исполнительным советом. В своем широком составе, включая назначенных генерал-губерна­тором лиц, этот орган именовался Законодательным сове­том и мог исполнять законодательные функции. Отдельные провинции Индии управлялись губернаторами и имели свои законодательные советы, а целый ряд индийских княжеств формально выступал в роли суверенных государств.

В конце XIX - начале XX в. в результате подъема освободительного движения британский парламент принял ряд законов об индийских советах (1861, 1892 гг. и др.), которые, однако, лишь несколько расширили представитель­ство коренных жителей в совещательных органах при ко­лониальной администрации.

Другой тип управления сложился в колониях, где боль­шинство или значительную часть населения составляли бе­лые переселенцы из Британии и других европейских стран (североамериканские колонии, Австралия, Новая Зеландия, Капская земля). Долгое время эти территории по форме управления мало чем отличались от любых других коло­ний, однако постепенно приобрели политическую автоно­мию.

Создание представительных органов самоуправления началось в переселенческих колониях в середине XVIII в. Однако, колониальные парламенты не имели реальной политической власти, ибо высшая законодательная, исполни­тельная и судебная власть оставалась в руках британских генерал-губернаторов. В середине XIX в. в ряде провинций на территории Канады был учрежден институт "ответст­венного правительства". В результате вотума недоверия, вынесенного местной ассамблеей, назначаемый Совет при губернаторе, игравший роль колониального правительства, мог быть распущен. Важнейшие уступки переселенческим колониям были сделаны во второй половине XIX - начале XX в., когда они одна за другой добились дальнейшего рас­ширения самоуправления и получили в результате особый статус доминионов. В 1865 г. был принятАкт о действи­тельности колониальных законов, по которому акты колониальных законодательных органов признавались недейст­вительными в двух случаях: а) если они в каком-либо отно­шении противоречили актам британского парламента, рас­пространенным на эту колонию; б) если они противоречили каким-либо приказам и положениям, изданным на основании такого акта или имеющим в колонии силу такого рода акта. В то же время законы колониальных легислатур не могли признаваться недействительными, если они не соответствовали нормам английского "общего права". Законода­тельные органы колоний получили право учреждать суды и издавать акты, регламентирующие их деятельность.

В 1867 году британский парламент принял Акт о Бри­танской Северной Америке - конституцию Канады, по­служившую образцом для последующих конституций британских доминионов. Этот акт оформил объединение ряда провинций и территорий (Квебек, Онтарио, Новая Шотлан­дия и Нью-Брансуик) в единый федеральный доминион под названием "Канада".

Акт о Британской Северной Америке воплотил в себе основные черты британской конституционной практики в сочетании с опытом построения федерации в США. По форме правления Канада являлась своеобразной монархией, по­скольку главой государства провозглашался британский монарх, представленный в самом доминионе генерал-губернатором. Законодательная власть вручалась федеральному парламенту Канады, состоящему из двух палат: сената, на­значаемого генерал-губернатором, и избираемой палаты общин. Парламент имел право издавать новые законы по всем важнейшим вопросам жизни федерации, а также при­нимать поправки к конституции, касающиеся деятельности федерального правительства. Другие поправки к конститу­ции могли осуществляться только британским парламентом по требованию парламента Канады.

Исполнительная власть в канадской федерации при­надлежала представителю британской короны - генерал-губернатору, наделенному очень широкими правами, в том числе правом назначения и роспуска в любое время палаты общин, отмены любого закона, принятого парламентом от­дельной провинции. Кроме того, генерал-губернатор мог не утвердить законопроект, принятый федеральным парламен­том, и представить его на усмотрение британской короне. Однако такое соотношение законодательной и исполнитель­ной власти вскоре перестало соответствовать политической практике развития доминиона. Как и в самой Великобрита­нии, неписаные конституционные обычаи значительно из­менили реальное распределение прерогатив основных государственных органов. Уже с конца XIX в. генерал-губер­натор мог осуществлять свои полномочия лишь после кон­сультаций со своим правительственным Советом; внутри Совета выделился кабинет министров, возглавляемый и формируемый премьер-министром при условии доверия со стороны палаты общин ("ответственное правительство").

В провинциях Канады - субъектах федерации - соз­давались провинциальные законодательные органы с весь­ма широкой компетенцией.

В 1901 году подобным же образом был создан Австра­лийский Союз - федеративное государство, объединившее несколько самоуправляющихся колоний на территории Ав­стралии. Двухпалатный федеральный парламент состоял из сената и палаты представителей, избираемых населением каждого штата. При этом избирательных прав лишались австралийские аборигены и лица афро-азиатского происхо­ждения. В 1907 и 1909 гг. доминионами стали соответствен­но Новая Зеландия и Южноафриканский Союз.

После образования доминионов их внешняя политика и "вопросы обороны" оставались в компетенции британского правительства. Начиная с конца XIX в. одной из форм взаи­моотношений с доминионами стали так называемые коло­ниальные (имперские) конференции, проводившиеся под эгидой министерства колоний. На конференции 1907 г. по требованию представителей доминионов были выработаны новые организационные формы их проведения. Имперские конференции отныне должны были проводиться под пред­седательством премьер-министра Великобритании с участи­ем премьер-министров доминионов.

В конце XIX - начале XX в. одновременно с захватом огромных территорий в Африке (Нигерия, Гана, Кения, Сомали и др.) усилилась английская экспансия в Азии и на арабском Востоке. Существовавшие здесь суверенные госу­дарства были фактически превращены в полуколонии-протектораты (Афганистан, Кувейт, Иран и др.), их суверенитет был ограничен навязанными Англией договорами и при­сутствием британских войск.

Колониальное право в британских владениях склады­валось из актов британского парламента ("статутное пра­во"), "общего права", "права справедливости", а также постановлений и распоряжений министерства колоний и нор­мативных актов, принятых в самой колонии. Широкое вне­дрение норм английского права в колонии началось со второй половины XIX в., когда колонии стали торговыми "парт­нерами" метрополии и потребовалось, обеспечить устойчи­вость товарообмена, безопасность личности и собственности британских подданных.

Переплетаясь с традиционными институтами, местного права завоеванных стран, отражая как собственные, так и навязанные извне общественные отношения, колониальное право было сложным и противоречивым явлением. В Ин­дии, например, правотворческая практика британских су­дов и колониальное законодательство создали крайне ус­ложненные системы англо-индусского и англо-мусульман­ского права, которые распространялись на местных жите­лей. Эти системы отличались электическим смешением норм английского, традиционного, религиозного права и судеб­ных толкований. В колониальном праве Африки также ис­кусственно совмещались мало согласующиеся между собой нормы европейского права, местного обычного права и колониальных законов, копирующих колониальные кодексы Индии. В отношении английских поселенцев в любых час­тях света действовало английское право. При этом в пере­селенческих колониях применялось в первую очередь "об­щее право", а английское законодательство могло не при­меняться, если об этом не содержалось специального указа­ния в акте британского парламента.

Глава 2. Соединенные Штаты Америки

 

Организация управления в североамериканских ко­лониях Англии. Колонизация Англией Атлантического по­бережья Северной Америки началась почти на столетие поз­же захвата Испанией и Португалией огромных территорий Центральной и Южной Америки. История британского колониального правления восходит к 1607 г., когда английски­ми переселенцами был основан форт Джеймстаун.

Население первых британских колоний, основанных торговыми компаниями, состояло из законтрактованных сервентов (пауперов и заключенных), т. е. лиц, обязанных в течение трех-четырех лет выплатить компании стоимость их проезда в Новый Свет, и их "управляющих". В 1619 г. появляются первые рабы-негры. Затем нарастает волна политических и религиозных диссидентов и иных свободных переселенцев.

Американское колониальное общество с момента сво­его возникновения отнюдь не было однородным, эгалитар­ным. В него входили плантаторы и буржуа, свободные мел­кие фермеры и пауперы, купцы, кораблевладельцы и сервенты. На социальные противоречия накладывались противоречия религиозные, которые существовали между раз­личными направлениями протестантизма (кальвинисты и лютеране), католиками, а также другими верованиями и сектами. Острые противоречия существовали между план­тационным Югом, экономика которого была основана на рабовладении, и промышленно-аграрным Севером, где раз­вивались капиталистические отношения.

Первые колонии (Вирджиния, Плимут, Массачусетс) были чисто коммерческими предприятиями, и их правовой статус определялся колониальными хартиями, которые пред­ставляли собой своеобразные договоры между Британской короной и акционерами той или иной компании. В после­дующем своем развитии отношения между короной и коло­ниями во все возрастающей степени приобретали политический характер.

Система британского колониального управления в сво­их основных чертах сложилась к концу XVII столетия. К этому времени существовало 13 колоний, которые по сво­ему правовому положению подразделялись на три группы. Род-Айленд и Коннектикут, имевшие хартии самоуправ­ляющихся колоний, фактически представляли собой своеобразные республики, поскольку все органы управления на их территории избирались. Пенсильвания, Делавэр и Мэ­риленд принадлежали частным владельцам. Остальные во­семь - Массачусетс, Нью-Гемпшир, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Вирджиния, Северная и Южная Каролина и Джорджия - являлись владениями Британской короны. В этих колониях управление осуществлялось губернаторами, но создавались также и двухпалатные законодательные собрания. Реше­ния колониальных законодательных собраний могли быть отменены либо назначавшимися короной губернаторами, наделенными правом абсолютного вето, либо королем через Тайный совет.

Жалованные королевские хартии представляли коло­нистам те права, свободы и гарантии, которые действовали в самой метрополии. В их числе - равенство всех перед законом, право на справедливое разбирательство дел судом присяжных, принцип состязательности в уголовном процессе, свобода передвижения, вероисповеданий, гарантии от жес­токих и варварских наказаний и пр.

Политико-правовые учреждения и взгляды в англий­ских колониях развивались под влиянием Англии, но есте­ственно, что они прежде всего выражали экономические потребности колониального общества. С самого начала в за­рождающемся колониальном конституционализме обнару­жились две противостоящие друг другу тенденции - реакционная и демократическая. Первая наиболее полное свое выражение получила в Массачусетсе, где была установле­на теократическая олигархия, подавившая всякое проявле­ние демократии, свободомыслия и религиозной терпимости. Власть в этой "пуританской республике" принадлежала аристократическим и буржуазным элементам.

Носителем второй тенденции явилась колония Коннек­тикут, образованная религиозными и политическими дис­сидентами, изгнанными из Массачусетса. Органы управле­ния Коннектикута - губернатор и Генеральный суд (пред­ставительное учреждение) были выборными, причем предоставление жителям колонии активного избирательного права не связывалось с какими-либо религиозными требо­ваниями.

Еще большим демократизмом обладала самоуправляю­щаяся колония Род-Айленд. В этой "маленькой республи­ке", как ее называют в американской историографии, была введена представительная форма правления с однопалат­ным законодательным органом, осуществлено отделение церкви от "государства", предусматривались частые выбо­ры, право коллективной и индивидуальной законодатель­ной инициативы граждан, наделенных равными правами, проведения референдумов.

Политико-экономические отношения колоний с метро­полией с начала XVII столетия до провозглашения незави­симости в 1776 г. определялись политикой искусственного сдерживания развития капиталистических отношений, ог­раничения экономической активности буржуазии колоний, внешняя торговля которых полностью была поставлена под контроль Англии.

В течение первых шести десятилетий XVIII в., непо­средственно предшествовавших американской революции, английский парламент принимал законы, душившие про­мышленность и торговлю в колониях. Навигационный за­кон, законы о торговле предметами первой необходимости, о гербовом сборе и многие другие, принимаемые в Лондоне без участия представителей колоний, вызывали возмуще­ние во всех слоях колониального общества. Одновременно нарастал военный и административный гнет метрополии. В то же время в самих колониях происходили существен­ные политические и идеологические изменения - росло же­лание освободиться от британского колониального гнета, про­бивали себе дорогу объединительные тенденции, выразив­шиеся в фактическом установлении конфедеративных от­ношений колоний.

Американская революция и Декларация независимо­сти. Американская революция обладает некоторыми осо­бенностями, отличающими ее как от предшествовавшей анг­лийской буржуазной революции, так и от разразившейся вскоре после ее завершения Великой французской буржу­азной революции. Первая особенность американской рево­люции состоит в том, что она произошла на территории, которая фактически не знала феодализма как общественно-экономической формации. Американское общество ре­волюционного периода не знало наследственной аристокра­тии, помещиков и крепостных, государственной бюрокра­тии (кроме чуждой ему британской администрации), цехов, гильдий, привилегированного духовенства и других феодаль­ных атрибутов Европы. Это общество было в массе своей демократично по своему духу, по своим настроениям и убе­ждениям. Социальные противоречия в нем были менее ост­ры, чем в континентальной Европе.

Вторая особенность американской революции состоит в том, что она преследовала национально-освободительные цели. Эта революция началась как борьба - первоначально мирная, а затем вооруженная - с британским колониаль­ным гнетом.

Американская революция началась как национально-освободительное движение, переросшее в войну за незави­симость, но по мере развития событий в ней во все возрастающей степени проявлялись социальные противоречия; в результате нарастающего раскола в американском общест­ве война за независимость одновременно становилась вой­ной гражданской. Наиболее яркое выражение этот раскол нашел в движении лоялистов, которые стали на сторону Британской короны, открыто выступили против восставше­го народа. Ряд представителей наиболее состоятельных сло­ев, примкнувших к национально-освободительному движе­нию, отшатнулись от него, поняв, что независимость и демократия идут нога в ногу.

Американская революция оставила в неприкосновен­ности рабовладельческую систему Юга, которая в течение 80 лет после окончания войны за независимость сдержива­ла развитие американского капитализма. Она слабо затро­нула и отношения собственности, сложившиеся в колони­альный период, ликвидировав лишь пережитки феодализ­ма в поземельных отношениях. Однако нельзя отрицать ее огромные достижения - завоевание независимости, созда­ние единой федеративной республики, конституционную и правовую институционализацию буржуазно-демократиче­ских прав и свобод.

По инициативе законодательного собрания Вирджинии, которое обратилось ко всем колониям с призывом созывать ежегодно конгресс для обсуждения "общих интересов Аме­рики", 5 сентября 1774 г. в Филадельфии собрался Первый Континентальный конгресс, в котором были представлены все колонии, кроме Джорджии. Среди делегатов конгресса были Дж. Вашингтон, Б. Франклин, Дж. Адамс и другие выдающиеся деятели, сыгравшие важную роль в американ­ской революции. Конгресс принял решения, которые неиз­бежно вели к разрыву с британской метрополией: бойкотировался ввоз английских товаров и экспорт из колоний. Исполнение решений конгресса возлагалось на выборные комитеты связи в колониях.

В апреле 1775 г. произошло сражение при Лексингтоне, положившее начало национально-освободительной войне. Второй Континентальный конгресс, собравшийся 10 мая 1775 г. в Филадельфии, был открыто мятежным органом, хотя и обратился к королю с последним примирительным посла­нием. Делегаты конгресса, избранные не колониальными ассамблеями, а революционными конгрессами и конвента­ми, были настроены весьма решительно. Они приняли декларацию причин и необходимости взяться за оружие, а также решение об объединении войск колоний и о назначении Дж. Вашингтона главнокомандующим.

Огромное влияние на ход революционных событий и на политико-правовое сознание колонистов оказалаДеклара­ция прав Вирджинии, одобренная конвентом Вирджинии 12 июня 1776 г. Эта декларация является одним из важней­ших документов в истории американского конституциона­лизма. Именно ее имел в виду К. Маркс, когда он в письме А. Линкольну писал об Америке как о стране, "где возникла впервые... идея великой демократической республики, где была провозглашена первая декларация прав человека и был дан первый толчок европейской революции XVIII века..."

В Декларации прав Вирджинии было провозглашено, что все люди по природе своей в одинаковой степени сво­бодны и независимы и обладают присущими им правами, от которых они не могут отказаться сами или лишить таковых свое потомство. К числу таких присущих прав относились "наслаждение жизнью и свободой посредством приобрете­ния и владения собственностью", а равно "стремление и об­ретение счастья и безопасности".

Поскольку в американских колониях огромное значе­ние имел вопрос о религиозной свободе и терпимости, боль­шой резонанс в колониях вызвало положение декларации о том, что выбор религии и способ ее исповедания "могут быть определены только разумом и убеждением, а не силой и насилием".

В декларации провозглашалось, что вся власть пребы­вает в народе и происходит от народа, а правители являют­ся доверенными слугами народа и несут перед ним ответственность. Особое значение для своего времени имела ст. 3 декларации, в которой было закреплено одно из наиболее революционных требований той эпохи - право народа на изменение правительства, его свержение, если оно будет действовать вопреки интересам народа. Уникальной особен­ностью декларации было положение о том, что "свобода печати является одним из оплотов свободы вообще, и она никогда не может быть ограничена никем, кроме деспоти­ческого правительства".

Выдающуюся роль в развитии американской демокра­тии и конституционализма сыгралаДекларация независи­мости 1776 г. Этот документ, написанный Т. Джефферсоном и утвержденный Третьим Континентальным конгрес­сом, имел для своего времени, безусловно, революционный характер.

Провозглашение Декларацией независимости бывших английских колоний "свободными и независимыми штата­ми" означало появление на Атлантическом побережье Се­верной Америки 13 независимых суверенных государств. Хотя в декларации и содержатся слова "Соединенные Штаты Америки", это не значит, что были созданы США в совре­менном смысле слова как единая федеративная республи­ка. Сам акт объявления бывших британских колоний неза­висимыми суверенными государствами был событием ис­ключительной важности не только для самих американцев, но и для всего остального мира.

В декларации было сказано: "Мы считаем самоочевид­ными следующие истины: что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотъемлемыми права­ми". Декларация обошла молчанием вопрос о рабстве, прин­цип равноправия она распространяла не на всех людей, а только на белых мужчин-собственников, ибо коренные жи­тели Америки - индейцы, которые не были рабами, не вклю­чались в политическую общность, как и рабы.

К числу "определенных неотъемлемых прав" деклара­ция относит право на жизнь, свободу, стремление к сча­стью. В этом перечне нет права частной собственности. Т. Джефферсон не случайно "забыл" включить частную соб­ственность в декларацию. Он не считал владение частной собственностью естественным правом человека. По его мне­нию, она была продуктом исторической эволюции. Исклю­чение права частной собственности из перечня естествен­ных прав вовсе не означало его упразднения, что было бы просто немыслимым в буржуазной Америке.

В декларации сказано, что для обеспечения естествен­ных прав "люди создают правительства, справедливая власть которых основывается на согласии управляемых". Эта фор­мула полностью порывает с божественной теорией проис­хождения государства. Согласно декларации государство основывается на общественном договоре, заключенном ме­жду людьми, а не между управляемыми и управляющими.

Важнейшее значение имело положение декларации о праве и даже обязанности народа изменить или свергнуть неугодное ему правительство: "Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий... обнаруживает стремление под­чинить народ абсолютному деспотизму, то право и долг на­рода - свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности". Декла­рация независимости никогда не была юридическим доку­ментом в собственном смысле слова и не входит в корпус действующего американского права, но ее предписания ока­зали большое влияние на весь ход развития американского конституционализма, на политическое и правовое сознание американского народа.

Конституции штатов. 10 мая 1776 г. Континентальный конгресс принял резолюцию, предлагавшую колониям соз­дать собственные правительства, "которые бы наилучшим образом способствовали счастью и безопасности их учреди­телей". Однако процесс принятия колониями конституций начался несколько раньше, когда 6 января 1776 г. Нью-Гэмпшир принял первую конституцию, и закончился полностью лишь 13 июня 1784 г., когда этот же штат принял свою вто­рую конституцию. Моделью для многих штатов послужила конституция Вирджинии, принятая 29 июня 1776 г.

Все конституции штатов начинались с Декларации прав или с Билля о правах, в которых перечислялись традици­онные для английских подданных права и свободы - освобождение из-под стражи под "необременительный" залог, запрет жестоких наказаний, "быстрый и справедливый" суд, процедура "habeas corpus". В конституциях закреплялись и такие права и свободы, которыми не наделялись тогдашние англичане: свобода печати и выбора, право большинства на замену и изменение правительства. Некоторые штаты добавляли в этот перечень права, заимствованные из анг­лийских конституционных документов или собственного политического опыта: свободу слова, собраний, петиций, но­шения оружия, неприкосновенность жилища, запрещение законов, имеющих обратную силу. В ряде штатов запреща­лись изъятие собственности без должной компенсации, применение законов военного времени в мирное время, прину­ждение давать показания против самого себя и т. д.

Все конституции исходили из принципа разделения властей, склоняясь к локковской модели с её верховенством парламента. В силу этого во всех штатах, за исключением Нью-Йорка, Массачусетса и Нью-Хемпшира, позиции ис­полнительной власти, были слабее власти законодательной. Только в двух штатах губернаторы были наделены правом отлагательного вето, в большинстве штатов судьи назначались не исполнительной властью, а легислатурами и объяв­лялись независимыми.

Провозглашение всеми конституциями принципа народ­ного суверенитета не помешало учредителям наделить по­литическими правами, прежде всего избирательными, только собственников. Для занятия выборных должностей большин­ством штатов не только вводился высокий имущественный ценз (для занятия сенаторской должности в Ныо-Джерси и Мэриленде требовалось иметь 1 тыс. фунтов стерлингов, а в Южной Каролине - 2 тыс. фунтов стерлингов), но и огра­ничения по религиозному признаку.

Конституции штатов принимались конвентами, т. е. уч­редительными собраниями. Для их изменения лишь немно­гие конституции предусматривали особую процедуру. В остальных штатах поправки принимались в том же порядке, что и сами конституции, т. е. специально созываемыми кон­вентами.

Статьи конфедерации. В июне 1776 г. Первый Конти­нентальный конгресс назначил комитет для подготовки Ста­тей конфедерации. Подготовленный им проект был одобрен конгрессом 15 ноября 1777 г. Однако процесс ратификации всеми 13 штатами затянулся на три с лишним года, и Ста­тьи конфедерации вступили в силу только 1 марта 1781г.

Статьи конфедерации юридически оформили и закре­пили, как сказано в преамбуле, создание "вечного Союза между Штатами". В ст. II особо подчеркивалось, что "каж­дый штат сохраняет свой суверенитет, свободу и независи­мость и всякую власть, юрисдикцию и право, за исключе­нием тех, которые совершенно точно делегированы этой конфедерацией Соединенным Штатам, собравшимся в Кон­грессе". Названием конфедерации, сказано в ст. I, будет "Соединенные Штаты Америки", что должно пониматься как "объединившиеся государства Америки". Речь шла о 13 независимых республиках. Конфедеративный союз 13 суверенных государств (штатов) ставил перед собой преж­де всего внешнеполитические задачи. В тогдашних услови­ях это была война за независимость против Британии. Не­удивительно, что после победы и обретения независимости в полном объеме этот союз утратил свой смысл.

Конфедерация Соединенных Штатов Америки не была государством в собственном смысле слова. Она представля­ла собой не союзное государство, а союз самостоятельных государств. Поэтому Статьи конфедерации представляют собой некую разновидность международного договора, а не основной закон единого государства. Хотя конфедератив­ный союз суверенных американских штатов и не был госу­дарством в собственном смысле слова, но в его рамках были заложены некоторые экономические, политические и пси­хологические основы той американской государственности, юридической основой которой явилась Конституция 1787 г.

Статьи конфедерации не установили единого граждан­ства. В ст. IV говорится о "свободных жителях каждого из этих штатов", о "свободных гражданах в различных штатах" (из числа их исключаются не только рабы, но и паупе­ры, бродяги и лица, уклоняющиеся от правосудия), а не о гражданах союза.

"Для более удобного управления делами соединенных штатов" согласно Статьям конфедерации учреждалсяКон­гресс (фактически сохранялся старый Континентальный конгресс), в состав которого входили делегаты (от двух до семи), ежегодно назначаемые штатами в установленном ими порядке. Делегаты могли быть в любое время отозваны и заменены другими. Каждый штат в Конгрессе имел один голос. В случае раскола (например, два - за, два - против) делегация теряла свой голос. Конгресс не был парламентом в обычном для того времени понимании. Он представлял собой "собрание дипломатов", а делегаты были не депута­тами, а "дипломатическими агентами".

Конгресс формально обладал всеми внешнеполитиче­скими полномочиями. Он объявлял войну и заключал мир, посылал и назначал послов, заключал международные до­говоры, управлял торговлей с индейскими племенами. Во внутренней сфере его полномочия были весьма скромными. Достаточно сказать, что он не имел права налогообложения и тем самым был лишен собственной финансовой базы. Все военные и иные мероприятия Конгресса финансировались штатами. Хотя он формально имел право устанавливать "стандарты денежных единиц", фактически штаты чекани­ли собственную монету. Таким образом, узость объема пол­номочий усугублялась организационным бессилием Конгрес­са (для принятия наиболее важных решений необходимо было согласие 9 штатов из 13).

Конгресс после победоносного завершения войны за не­зависимость принял знаменательные Северо-Западные ор­донансы 1784, 1785 и 1787 гг., которые создали юридическую базу для территориальной экспансии США и установили процедуру создания новых штатов и принятия их в союз.

Конституция США 1787 г. Принятие конституции США было обусловлено реальными экономическими, политиче­скими, социальными и идеологическими обстоятельствами. Развал "вечного Союза", чудовищный партикуляризм, эко­номический хаос, угроза гражданской войны - все это требовало создания единого государства на базе 13 практиче­ски независимых штатов.

В феврале 1787 г. Конгресс принял резолюцию о созы­ве в мае в Филадельфии специального конвента из делега­тов, назначаемых штатами, с единственной целью пересмот­реть Статьи конфедерации. Однако конвент пошел дальше, он принял конституцию.

Филадельфийский конвент представлял собой неболь­шую, но внушительную коллегию из 55 делегатов. 39 из них были делегатами Конгресса, остальные имели опыт полити­ческой деятельности в своих штатах. Все делегаты конвен­та были состоятельными людьми. В его состав входили вы­дающиеся деятели эпохи.

Делегаты конвента совершенно четко осознавали важ­ность поставленных перед ним задач - остановить дальнейшее развитие революции, создать "более совершенный союз" и гарантировать права собственников.

В конституции отсутствуют некоторые важные поли­тико-правовые принципы, содержащиеся в Декларации не­зависимости, конституциях штатов и Статьях конфедерации. В ней нет упоминаний о суверенитете штатов, о праве народа на восстание, о естественных правах человека, об общественном договоре. В этом отношении она сделала шаг назад по сравнению с практикой и идеологией предшествующего революционного периода. Тем не менее для своего времени она была, безусловно, революционным документом и оказала огромное влияние на развитие конституциона­лизма во многих других странах мира.

Американская конституция в том виде, в каком она была одобрена конвентом и затем ратифицирована, представля­ет собой весьма краткий документ. Она состоит из преамбу­лы и 7 статей, из которых только 4 разбиты на разделы. В основу организации, компетенции и взаимодействия выс­ших органов власти республики был положен американский вариант принципа разделения властей, созданный не столько в соответствии с теориями Д. Локка и Ш. Монтескье*, сколько с учетом своего собственного опыта. Следует особо подчерк­нуть, что учредители конституции никогда не помышляли о создании трех независимых друг от друга властей. Соглас­но их взглядам, власть едина, но она имеет три ветви: зако­нодательную, исполнительную и судебную. Для предупре­ждения концентрации полномочий, чреватой установлени­ем тирании одной ветви власти, конституция устанавлива­ла систему "сдержек и противовесов", которая покоится на следующих основополагающих началах.

* Ш. Монтескье - французский философ-просветитель XVIII в., один из создателей теории разделения властей.

 

Во-первых, все три ветви власти имеют различные ис­точники формирования. Носитель законодательной власти - Конгресс состоит из двух палат, каждая из которых форми­руется особым способом.Палата представителей избирается народом, т. е. избирательным корпусом, который в те времена состоял только из белых мужчин-собственников.Сенат - ле­гислатурами штатов.Президент - носитель исполнительной власти избирается косвенным путем, коллегией выборщиков, которые в свою очередь избираются населением отдельных штатов. Наконец, высший орган судебной власти - Верховный суд - формируется совместно президентом и сенатом.

Во-вторых, все органы государственной власти имеют различные сроки полномочий, поскольку каждые два года они переизбираются на одну треть. Президент избирается на 4 года, а члены Верховного суда занимают свои должно­сти пожизненно.

Такой порядок, по мысли "отцов-основателей", должен был обеспечивать каждую из ветвей власти определенной самостоятельностью по отношению к другим и не допустить одновременного обновления их состава, т. е. добиться устой­чивости и преемственности верхнего эшелона федеральной государственной машины.

В-третьих, конституция предусмотрела создание тако­го механизма, в рамках которого каждая из ветвей власти могла нейтрализовать возможные узурпаторские пополз­новения другой. В соответствии с этим конгресс получил право как суверенный законодательный орган отклонять любые законопредложения президента, включая финансовые, которые он может вносить через свою креатуру в па­латах. Сенат может отклонить любую кандидатуру, пред­ложенную президентом для занятия высших гражданских федеральных должностей, так как для ее утверждения тре­буется согласие двух третей сената. Конгресс, наконец, мо­жет привлечь президента к ответственности в порядке импичмента и отстранить его от должности.

Важнейшим конституционным средством воздействия президента на конгресс являлось отлагательное вето, кото­рое может быть преодолено только в том случае, если билль или резолюция, отвергнутые президентом, будут повторно одобрены двумя третями голосов в обеих палатах.

Члены Верховного суда назначаются президентом по совету и с согласия Сената. Это значит, что предложенные президентом кандидатуры на высшие судебные должности должны быть одобрены двумя третями голосов Сената. Кон­ституция создала предпосылки для присвоения Верховномy суду права конституционного надзора, которое явилось важнейшим средством сдерживания нормоустанавливающей деятельности как Конгресса, так и президента. Сами феде­ральные судьи могли быть отстранены от должности в соответствии с процедурой импичмента, которая осуществля­лась обеими палатами Конгресса.

Система "сдержек и противовесов" должна была не только предупредить узурпаторские тенденции каждой из трех ветвей власти, но и обеспечить стабильность и непре­рывность функционирования самой государственной власти.

Конституция заложила основы федеративной формы государственного устройства, хотя соответствующего поня­тия в ее тексте нет. Федерация явилась результатом классового компромисса буржуа и рабовладельцев, напуганных народными волнениями и конфедеративной неурядицей.

Американская конституция положила в основу феде­рации дуалистический (двойственный) принцип, в силу ко­торого устанавливалась предметная компетенция союза, а все остальное (с некоторыми оговорками и уточнениями) от­носилось к ведению штатов. Предписания первоначального текста вскоре были уточнены Х поправкой 1791 г., в кото­рой провозглашалось: "Полномочия, не делегированные Соединенным Штатам настоящей Конституцией и пользова­ние которыми не запрещено ею отдельным штатам, сохра­няются соответственно за штатами либо за народом".

Важнейшее значение для прочности учреждаемого сою­за имело предписание ст. VI, в которой закреплялся принцип верховенства федерального права по отношению к правовым установлениям штатов. Конституция не только провозгласи­ла принцип верховенства федерального права, но и предусмотрела механизм, обеспечивающий его реализацию, а имен­но положение о том, что в случае коллизии законов судьи штатов всегда должны отдавать предпочтение федерально­му праву. Эта конституционная норма является краеуголь­ным камнем всего здания американского федерализма.

Билль о правах. Оригинальный текст федеральной кон­ституции не содержал в себе особой статьи или раздела, по­священного гражданским правам и свободам, хотя в некото­рых из них в основном содержались отдельные предписания. Подобного рода забвение гражданских прав и свобод вызва­ло огромное недовольство демократически настроенных сло­ев населения и даже поставило под угрозу ратификацию конституции. Уже в июне 1789 г. в первый конгресс, созван­ный на основе конституции, по предложению Д. Медисона были внесены первые 10 поправок, которые к декабрю 1791 г. были ратифицированы штатами и одновременно вступили в силу. Поправки, составляющие Билль о правах, равнозначны по своему значению определению правового статуса американского гражданина. Поправка Х вообще не касалась граж­данских прав, IX устанавливала принцип недопустимости ограничения прав граждан, прямо не упомянутых конститу­цией. Поправка III, регулирующая порядок постоя солдат в мирное и военное время, в современную эпоху стала анахро­низмом. В остальных семи поправках говорилось о политиче­ских и личных правах и свободах. Так, поправка I говорила о свободе вероисповедания, свободе слова и печати, праве на­рода мирно собираться и обращаться к правительству с пе­тициями; II поправка гарантировала народу право хранения и ношения оружия; IV поправка провозглашала неприкосно­венность личности, жилища, бумаг и имущества. В поправке V говорилось о суде присяжных и процессуальных гаранти­ях, о запрете безвозмездного изъятия частной собственно­сти. Поправки VI, VII и VIII были посвящены процессуаль­ным принципам и гарантиям, в них определялся круг уго­ловных и гражданских дел, которые должны были рассмат­риваться с участием присяжных заседателей. Эти же по­правки запрещали чрезмерные налоги и штрафы, а также жестокие и необычные наказания.

Принятие Билля о правах явилось несомненной побе­дой американской демократии. В то же время следует иметь в виду, что этот документ, как и сама конституция, ничего не говорит о социально-экономических правах и свободах. Содержащиеся в Билле о правах краткие предписания по­лучили подробнейшее истолкование в многочисленных ре­шениях Верховного суда, а также детализированы в сотнях актов Конгресса.

Создание федерального государственного аппарата.К моменту вступления в силу Конституции 4 марта 1789 г. (в этот же день собрался на свою первую сессию первый Конгресс США) вновь созданная федеративная республика, раскинувшаяся вдоль Атлантического побережья на 2 тыс. миль, переживала трудное время: конфедерация оставила после себя пустую казну и государственный долг; хотя таможенные пошлины были введены, но не было аппарата для их сбора; аппарат исполнительной власти отсутствовал так же, как и федеральная судебная система; армия со­стояла всего лишь из 672 офицеров и солдат. И это - в условиях социальных неурядиц, экономического хаоса, се­паратистских тенденций. Международная обстановка была также весьма сложной и чревата опасностями.

После 30 апреля 1789 г., когда в должность первого пре­зидента США вступил Дж. Вашингтон, в спешном порядке создается аппарат исполнительной власти. Принимаются законы о создании первых департаментов - государствен­ного, военного и финансового. Учреждается должность Ге­нерального атторнея. В феврале 1790 г. собирается на свое первое заседание Верховный суд.

В сентябре 1789 г. Конгрессом принимается Закон о судоустройстве, который закладывает юридическую базу федеральной судебной системы. Согласно этому закону, Верховный суд состоял из главного судьи и 5 ассоцииро­ванных судей (впоследствии численность Верховного суда неоднократно менялась, но с 1869 г. она неизменна - 9 судей). США разделялись на 13 судебных районов, которые, за исключением Мэна и Кентукки, объединялись в три су­дебных округа. Таким образом, учреждалась трехзвенная судебная система федерации, организационно не связанная с судебными системами отдельных штатов. Кроме того, За­кон 1789 г. заложил основы атторнейской службы в США.

Огромное значение для судебной власти США имело решение Верховного суда по "делу Мэрбери против Мэдисона", вынесенное в 1803 г. Суть дела такова. Некий В. Мэрбери попросил суд издать судебный приказ, обязывающий государственного секретаря Дж. Мэдисона выдать ему па­тент на занятие должности мирового судьи в федеральном округе Колумбия, на которую он был должным образом на­значен. Рассматривая это дело, верховный судья Дж. Мар­шал пришел к заключению, что ст. 13 Закона о судоустрой­стве 1789 г., уполномочивающая суд издавать подобного рода приказы, противоречит предписаниям конституции США. Таким образом, был сформулирован принцип "любой закон, противоречащий конституции, ничтожен", который был по­ложен в основу доктрины и практики конституционного надзора.

В первые три десятилетия закладываются основы ста­тутного права федерации. Конгресс принимает в 1789 г. "па­кет законов", в который вошли Законы о натурализации, Закон об иностранцах, Закон о враждебных иностранцах, Закон о мятеже. Последний предусматривал наказание по суду за преступный сговор с целью свержения правительства, за распространение порочащих сведений о правитель­стве США, конгрессе и президенте. Этот закон явно противоречил предписаниям Декларации независимости и Билля о правах.

В первые два десятилетия после вступления в силу конституции были приняты XI и XII поправки. Первая из них, принятая по настоянию сторонников ограничения вла­сти союза и расширения прав штатов в 1795 г., устанавли­вала иммунитет штатов от судебного преследования со сто­роны граждан другого штата или иностранцев. XII поправ­ка (1804) дополнила процедуру избрания президента, введя раздельное голосование за кандидатов в президенты и вице-президенты.

Политические партии. Американская конституция пол­ностью игнорировала партии. В то время в общественном мнении существовала острая неприязнь к партиям, или, как их тогда называли, фракциям. Выборы первого президента и конгресса носили непартийный характер. Однако практика показала, что пришедший к власти буржуазно-плантатор­ский блок не может быть монолитным. Первая администра­ция Дж. Вашингтона по видимости была монолитной, но уже тогда существовали серьезные разногласия между А. Гамиль­тоном, возглавлявшим казначейство, и государственным сек­ретарем Т. Джефферсоном. Оба они убедили Дж. Вашингто­на выдвинуть свою кандидатуру на второй срок. Открытый раскол произошел летом 1793 г., когда Джефферсон заявил о своей отставке. Хотя она была удовлетворена только к концу того года, фактически партии уже стали реальностью поли­тической жизни. Федералисты, возглавляемые А. Гамильто­ном, выражали интересы промышленного Севера, а демо­кратические республиканцы Т. Джефферсона опирались, пре­жде всего, на рабовладельческие штаты Юга. Первоначально партии действовали как фракции в конгрессе, затем создан­ные ими кокусы (собрания партийных фракций) стали органами, с помощью которых выдвигались кандидаты. Уже к концу первого десятилетия существования республики пар­тии практически монополизировали выборы. В 1796 г. выбо­ры президента носили уже откровенно партийный характер. Первые два президента - Дж. Вашингтон и Д. Адамс - были федералистами. В 1800 г. в результате раскола голосов коллегии выборщиков палатой представителей был избран президентом республиканец Т. Джефферсон. К этой же пар­тии принадлежали президенты Дж. Медисон (1809-1817), Дж. Монро и Дж. Адамс (1825-1829).

Сложившаяся в тот период двухпартийная система, не имевшая еще четкого организационного оформления, про­существовала до 1824 г. Состоявшиеся в этом году прези­дентские выборы свидетельствовали о распаде партийной системы, состоявшей из джефферсоновских республикан­цев и федералистов. Формирование новых партий, заме­нивших старую двухпартийную систему, шло в сложных условиях, ибо в американском обществе еще не закончи­лась классовая дифференциация.

В 1828 году на смену джефферсоновским республикан­цам приходит Демократическая партия, в создании которой решающую роль сыграл президент Э. Джексон (1829-1837). В 30-х гг. на развалинах партии федералистов возникает новая политическая организация буржуазии Севера – виги. В это же время на смену кокусам приходят национальные партийные конвенты, монополизировавшие процедуру выдвижения кандидатов в презеденты, возникает система ротации (²система добычи²), согласно которой смена партийной принадлежности президента сопровождается заменой федерального аппарата по партийному признаку.

Двухпартийная система "демократы-виги" отличалась некоторыми особенностями от своей предшественницы. Спе­цифической чертой этой системы было то, что ни одна из главных партий не обладала преобладающим влиянием в традиционных регионах своего первоначального возникно­вения. Отсутствие четкого идейного противостояния, свойственное первоначальным партиям, обусловило и пестроту их массовой базы.

Резкое обострение противоречий по вопросу о рабстве поставило в 50-е гг. XIX в. обе партии в крайне тяжелое положение. Попытки спасти систему "демократы-виги" закончились полным провалом. В результате серии расколов Демократическая партия превратилась в экстремистскую рабовладельческую фракцию. Сложная внутрипартийная борьба происходила и в лагере вигов. В конечном счете, они сошли с политической арены, и в 1854 г. была создана Рес­публиканская партия, выступившая с критикой системы рабовладения.

Территориальное расширение США. В период от при­нятия конституции до начала Гражданской войны в 1861 г. территория США увеличилась в несколько раз за счет по­купок и прямой агрессии. В 1803 г., пользуясь благоприятной ситуацией, Т. Джефферсон за 15 млн. долл. купил у Наполеона огромную Луизиану, простиравшуюся от Мек­сиканского залива до Канады. Эта сделка, совершенная во­преки конституции и помимо Конгресса, удвоила первона­чальную территорию США. В результате американо-мек­сиканской войны 1846-1848 гг. Мексика уступила США Те­хас, Калифорнию, Аризону, Нью-Мексико, Неваду, Юту и часть Колорадо, площадь которых превышала территории Германии и Франции. В последующие десятилетия США осуществляли территориальную экспансию теми же методами. В 1867 г. царь Александр II продал огромную Аляску (ее площадь почти в три раза больше Франции) американ­цам за ничтожную сумму (7,2 млн. долл.). В результате ис­пано-американской войны 1898 г. США захватили Пуэрто-Рико, о. Гуам, Филиппины, оккупировали формально объ­явленную независимой Кубу. Тем самым было положено начало имперской геополитики мирового господства.

Гражданская война 1861-1865 гг. Противоречия ме­жду рабовладельческим Югом и промышленным Севером в первые три десятилетия существования США стали быст­ро нарастать по мере экономического подъема рабовладель­ческих штатов. Огромные прибыли, которые приносил рабский труд на плантациях, производивших хлопок, сахарный тростник и табак, требовали новых рабов и новых тер­риторий. После принятия Иллинойса в состав союза в стра­не оказалось 11 свободных штатов и 10 рабовладельческих. Для того чтобы поддержать сложившийся баланс между рабовладельческими и свободными штатами, в 1820 г. кон­гресс принял закон, согласно которому в состав союза одно­временно вошли рабовладельческий штат Миссури и свободный штат Мэн. Кроме того, была одобрена резолюция, устанавливавшая северную границу распространения раб­ства западнее реки Миссисипи. Эта политическая сделка, получившая название первого Миссурийского компромис­са, представляла собой попытку поддержания историческо­го равновесия представительства рабовладельческих и свободных штатов в сенате. Дальнейшие уступки рабовладель­цам в вопросе о рабстве во вновь образуемых штатах (Нью-Мексико, Юта) привели ко второму Миссурийскому компромиссу 1850 г., согласно которому население соответст­вующих территорий само решало, быть ли им свободными или рабовладельческими штатами. Преобладание рабовла­дельцев в федеральных органах власти позволило им в 1854 г. отказаться от Миссурийских компромиссов, в результате всякие ограничения распространения рабовладения на дру­гие штаты и территории были ликвидированы.

Избрание в ноябре 1860 г. на пост президента видного сторонника отмены рабства, одного из организаторов Рес­публиканской партии А. Линкольна, показало изменения в соотношении общественных сил в пользу аболиционистов и означало крах многолетней политической гегемонии рабо­владельцев.

В конце 1860 - начале 1861 г. правящие рабовладель­ческие круги 13 южных штатов пошли на крайнюю меру - на сецессию, т. е. на выход из федерации и на провозглаше­ние в феврале 1861 г. Конфедеративных штатов Америки. Вскоре после официального вступления А. Линкольна на пост президента (в марте 1861 г.) конфедераты подняли мятеж, пытаясь насильственно свергнуть конституционное правительство, провозгласили новую конституцию Конфе­деративных штатов Америки. Стремясь распространить рабовладельческие отношения на территорию всего союза, конфедераты начали 12 апреля 1861 г. Гражданскую войну, которая продолжалась четыре года и закончилась 26 мая 1865 г.

Победа капиталистического Севера была исторически предрешена, но коренной перелом в ходе Гражданской вой­ны, который первоначально был более благоприятен для южан, наступил после решения принципиального вопроса буржуазно-демократической революции - вопроса о раб­стве. Первоначально рабство на территориях взбунтовав­шихся штатов было отменено Прокламацией президента А. Линкольна от 1 января 1863 г. Затем, по окончании Гра­жданской войны (1865), была принята XIII поправка к консти­туции, которая предписала: "В Соединенных Штатах или ка­ком-либо месте, подчиненном их юрисдикции, не должны су­ществовать ни рабство, ни подневольное услужение, кроме тех случаев, когда это является наказанием за преступление, за которое лицо было надлежащим образом осуждено".

Гражданская война привела к серьезным изменениям в правовой и политической системе США. Важное значение имели положения XIV поправки, которые запретили штатам принимать законы, ограничивающие льготы и привиле­гии граждан США; запретили штатам лишать кого-либо свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры или отказывать кому-либо в пределах своей юрис­дикции в равной защите законов.

Две эти поправки создали юридические условия не толь­ко для освобождения негров, но и уравнения их в правах с белыми гражданами. Однако прогрессивные предписания XIII и XIV поправок были "торпедированы" решениями Вер­ховного суда 1883 и 1896 гг., признавшими неконституцион­ным Закон о гражданских правах 1875 г. и конституционны­ми законы штатов, устанавливавшие "раздельные, но рав­ные возможности" для белых и черных. Последняя "поправка Гражданской войны"'- XV, принятая в 1870 г., запрещала дискриминацию на выборах: "Право голоса граждан Соединенных Штатов не должно отрицаться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом по при­знаку расы, цвета кожи либо в связи с прежним нахождением в подневольном услужении". Однако постановления этой поправки были в течение века мертвы для бывших рабов.

Важным последствием Гражданской войны было зна­чительное усиление президентской власти при А. Линколь­не, которое фактически оказало существенное влияние на развитие этого института в течение всей последующей ис­тории США и закончилось установлением "имперской пре­зидентской власти".

Кровопролитная Гражданская война оставила Юг в со­стоянии экономического и политического хаоса. Понадоби­лось 12 лет реконструкции (1865-1877), чтобы полностью интегрировать южные штаты в союз. Нормализация насту­пила лишь после вывода федеральных войск из штатов раз­громленной конфедерации. С этого времени новая демокра­тическая партия полностью захватывает влияние в этом регионе. Начинается бурное развитие капитализма на Юге, социально и экономически оба исторических региона США становятся все более одинаковыми, хотя многие различия сохраняются до сих пор.

С момента окончания Гражданской войны до начала XX столетия в США произошли гигантские изменения во всех сферах жизни общества. Из аграрной республики, ка­кой она была еще в 60-х гг. XIX в., страна превратилась при президентах У. Мак-Кинли и Т. Рузвельте (в конце XIX - начале XX в.) в индустриальную державу. За 40 лет населе­ние США возросло с 31 до 76 млн. человек. За это время в страну прибыло 15 млн. иммигрантов, из которых значи­тельную часть составляли выходцы из Восточной и Южной Европы. Быстрыми темпами росли крупные промышленные города: Нью-Йорк, Чикаго, Питсбург, Кливленд, Детройт. В состав союза было принято 12 новых штатов. Исчезла "граница", разделявшая американизированные территории и "дикий Запад". Индейские племена были изгнаны со своих исконных земель и насильственно переселены в резерва­ции. Уничтожение класса плантаторов широко распахнуло двери для бурно развивающегося капитализма. Возникают тресты, акционерные общества, банки, которые занимают командные посты в экономике. Одновременно углубляется классовая поляризация общества, бурно растет и приобре­тает организованный характер стачечная борьба. Если в свое время острота капиталистических противоречий смягчалась наличием "свободных земель" на Западе, то к концу XIX в. этот фактор перестал действовать.

В эти же годы возникают массовые рабочие организа­ции. В 1869 г. был создан Благородный орден рыцарей тру­да, который защищал принципы промышленной демократии.

В 1876 году была образована Социалистическая рабочая партия. Важным событием в развитии американского проф­союзного движения явилось создание в 1886 г. Американской федерации труда (АФТ), которая в последующие десятиле­тия являлась опорой профсоюзного движения. Существен­ную роль в развитии американского рабочего движения сыг­рала профсоюзная организация социалистической ориента­ции Индустриальные рабочие мира, созданная в 1905 г.

Государство США в конце XIX - начале XX в. Пре­вращение США в мировую державу, обладающую собст­венной колониальной империей, сопровождалось существенными изменениями во всех подразделениях политической системы. Однако эти изменения, в целом направленные на расширение функций центральных органов власти, далеко не всегда находили свое выражение в правовой системе. Большей частью они носили фактический характер и были инкорпорированы не в юридическую, а в фактическую кон­ституцию (американцы говорят: "живая конституция"). На этот период приходятся только две поправки к конститу­ции - XVI и XVII, ратифицированные в 1913 г. XVI поправка существенно расширила налоговые полномочия Кон­гресса. С тех пор устанавливаемые им подоходные налоги составляют основную часть бюджетных поступлений. XVII поправка отменила старый порядок назначения сенаторов и ввела прямые выборы. Эта мера не только демократизи­ровала процедуру формирования сената, но и существенно повысила его престиж и влияние.

Важное значение для конгресса имела "парламентская революция" 1910 г., в результате которой до этого всемогу­щий спикер палаты представителей был лишен права на­значения членов всех постоянных комитетов палаты и член­ства в весьма важном комитете правил, определяющем по­рядок процедуры прохождений биллей и резолюций. Эта мера способствовала установлению более гибких отноше­ний постоянных комитетов с влиятельными группами дав­ления, так как в комитетах устанавливалось то же соотношение представителей партий, что и в палатах конгресса. Одновременно были приняты меры к ликвидации намерен­ной затяжки законодательной процедуры (непрестанно по­вторяющееся по требованию меньшинства проведение по­именного голосования с целью определения кворума). Все это способствовало повышению эффективности работы кон­гресса.

После убийства в сентябре 1901 г. президента У. Мак-Кинли главой исполнительной власти стал Т. Рузвельт, ко­торый после переизбрания в 1904 г. занимал эту должность до 1909 г. При нем окончательно закончилась эра "правле­ния конгресса", т. е. его относительная независимость от президентской власти. Предшествующие президенты (Гаррисон, Кливленд и Мак-Кинли) считали себя агентами кон­гресса, т. е. истолковывали президентскую власть в парла­ментарном духе. Т. Рузвельт не только на практике проде­монстрировал верховенство президентской власти во внут­ренней и внешней политике, он сформулировал свою собст­венную концепцию сильной президентской власти, подотчетной не конгрессу, а непосредственно народу.

С именем Т. Рузвельта связан первый серьезный кри­зис, потрясший сложившуюся после окончания Граждан­ской войны двухпартийную систему. На президентских вы­борах 1912 г. Т. Рузвельт пошел на раскол с Республикан­ской партией и выдвинул свою кандидатуру в президенты от Прогрессивной партии. Собравшийся в августе 1912 г. в Чикаго Национальный конвент новой партии принял платформу, в которой сокрушительной критике была подверг­нута старая двухпартийная система. Признавая корпора­ции "существенной частью современного бизнеса", платфор­ма в то же время выдвигала ряд радикальных требований: демократизировать процедуру выдвижения кандидатов, предоставить избирательные права женщинам, обуздать избирательную коррупцию, улучшить условия труда рабо­чих, запретить детский труд, установить минимум зарпла­ты и т. д. Прогрессивная партия сумела собрать около 4 млн. голосов и получить 88 мест в коллегии выборщиков (кандидат Демократической партии получил соответствен­но 6 млн. голосов, 435 мест в коллегии выборщиков). Это был успех Рузвельта и поражение Республиканской пар­тии. Но третьей партией Прогрессивная партия так и не стала.

 

Глава 3. Франция

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.