Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Фашистская диктатура в Германии



 

Приход фашистов к власти. Фашизм в Германии поя­вился сразу же после окончания первой мировой войны в качестве одной из разновидностей реакционных милитари­стских националистических течений, когда антилибераль­ные, антидемократические движения приобрели общеевро­пейский характер. В 1920 г. Гитлер выступил с программой из "25 пунктов", ставшей впоследствии программой Нацио­нал-социалистской немецкой рабочей партии. Пронизанная националистическими, шовинистическими идеями превос­ходства германской нации, программа требовала реванша для восстановления "справедливости, попранной Версалем".

В 1921 году складываются организационные основы фа­шистской партии, основанной на так называемом фюрер-принципе, неограниченной власти "вождя" (фюрера). Глав­ной целью создания партии становится распространение фашистской идеологии, подготовка специального террористического аппарата для подавления демократических, ан­тифашистских сил и, в конечном счете, для захвата вла­сти.

В 1923 году вслед за всеобщей забастовкой германского пролетариата фашисты предпринимают прямую попытку захватить государственную власть ("пивной путч"). Провал путча заставляет фашистских главарей изменить тактику борьбы за власть. С 1925 г. начинается "битва за рейхстаг" путем создания массовой базы фашистской партии. Уже в 1928 г. эта тактика дает свои первые плоды, фашисты полу­чают 12 мест в рейхстаге. В 1932 г. по числу мандатов фа­шистская партия получает больше мест, чем любая другая партия, представленная в рейхстаге.

30 января 1933 г. Гитлер по распоряжению Гинденбурга занимает Пост рейхсканцлера Германии. Он приходит к власти как глава коалиционного правительства, так как его партия даже с немногочисленными союзниками не имела большинства в рейхстаге. Это обстоятельство не имело, однако, значения, поскольку кабинет Гитлера был "президент­ским кабинетом", а Гитлер - "президентским канцлером". Вместе с тем результаты выборов 1932 г. придали опреде­ленный ореол легитимности его канцлерству. За Гитлера голосовали самые разные социальные слои и группы насе­ления. Широкая социальная база Гитлера создавалась за счет тех, у кого после поражения Германии была выбита почва из-под ног, той самой сбитой с толку агрессивной тол­пы, чувствующей себя обманутой, потерявшей вместе с имуществом жизненную перспективу, испытывающей страх перед завтрашним днем. Социальную, политическую и пси­хологическую неустроенность этих людей он сумел исполь­зовать, показывая им путь к спасению себя и униженного отечества, обещая различным кругам и группам населения все, что они хотели: монархистам - восстановление монар­хии, рабочим - работу и хлеб, промышленникам - воен­ные заказы, рейхсверу - новое возвышение в связи с грандиозными военными планами и пр. Националистические лозунги фашистов привлекали немцев больше, чем призы­вы к "разуму и терпению" социал-демократов или к "про­летарской солидарности" и построению "советской Герма­нии" коммунистов.

Гитлер пришел к власти, опираясь на прямую поддерж­ку официальных и неофициальных правящих кругов и стоя­щих за ними реакционных социально-политических сил, которые считали необходимым установить в стране автори­тарный режим, чтобы покончить с ненавистной демократи­ей и республикой. Испытывая страх перед все больше на­бирающим силу левым движением, перед революцией и коммунизмом, они хотели установить авторитарный режим с помощью "карманного" канцлера. Гинденбург явно недо­оценивал Гитлера, называя его за глаза "богемским ефрей­тором". Немцам же он подавался как "умеренный". При этом предавалась забвению вся скандальная, экстремистская дея­тельность НСНРП. Первое отрезвление немцев пришло на следующий день после прихода Гитлера к власти, когда тысячи штурмовиков устроили грозное факельное шествие перед рейхстагом.

Приход к власти фашистов не был обычной сменой ка­бинета. Он ознаменовал начало планомерного разрушения всех институтов буржуазно-демократического парламент­ского государства, всех демократических завоеваний немец­кого народа, создание "нового порядка" - террористиче­ского антинародного режима.

Вначале, когда открытое сопротивление фашизму не было окончательно подавлено (еще в феврале 1933 г. во мно­гих местах Германии проходили антифашистские демонст­рации), Гитлер прибегал к "чрезвычайным мерам", широко использовавшимся в Веймарской республике на основе чрез­вычайных президентских полномочий. Он формально нико­гда не отказывался от Веймарской конституции. Первый ре­прессивный декрет "о защите немецкого народа", подпи­санный президентом Гинденбургом, был принят на основе ст. 48 Веймарской конституции и мотивировался защитой "общественного спокойствия".

Для оправдания чрезвычайных мер Гитлеру в 1933 г. потребовался провокационный поджог рейхстага, в кото­ром была обвинена Коммунистическая партия Германии. Вслед за провокацией последовали два новых чрезвычай­ных постановления: "против измены германскому народу и против изменнических действий" и "о защите народа и государства", принятых, как было объявлено, с целью по­давления "вредных для государства коммунистических на­сильственных действий". Правительству предоставлялось право брать на себя полномочия любой земли, издавать указы, связанные с нарушением тайны переписки, теле­фонных разговоров, неприкосновенности собственности, прав профсоюзов.

Механизм фашистской диктатуры. С первых дней при­хода к власти Гитлер начал осуществлять свою программу, в соответствии с которой Германия должна была добиться нового величия. Ее осуществление предполагалось провести в два этапа. На первом - ставилась задача сплотить немцев в некую "народную общность", на втором - превра­тить ее в "общность боевую".

Для сплочения немцев в единую общность необходимо было очистить арийскую расу от "чужой крови", преодо­леть классовые, конфессиональные, идеологические проти­воречия, что достигалось путем устранения политических партий, кроме НСРПГ, чуждой идеологии, общественных организаций, кроме нацистских, верных "фюреру и рейху", а также путем "унификации государственного аппарата" и пр. Проделав эту "внутреннюю работу", Германия, по плану Гитлера, могла приступить к работе "внешней", важней­шей задачей которой являлось завоевание жизненного про­странства, вытеснение живущих там народов, главным об­разом народов Восточной Европы, путем беспощадной, кровопролитной войны. Решением задач первого этапа фашист­ское государство и НСРПГ занимались в основном до 1935 г. С этого времени началась тотальная подготовка к войне, а затем и сама война.

Смена гитлеровских "этапов" нашла непосредственное отражение в законодательстве и изменениях в механизме фашистской диктатуры. 24 марта 1933 г. рейхстаг принима­ет Закон "Об устранении бедственного положения народа и государства", на основании которого правительство получа­ет законодательные права, в том числе и по вопросам бюд­жета. Допускалось также, что нормы законов, принятых пра­вительством, могут прямо уклоняться от норм Конституции 1919 г., формально продолжавшей действовать (с одной уп­раздненной вскоре оговоркой - "если они не имеют объек­том рейхстаг и рейхсрат"). В законе специально подчерки­валось, что договоры с иностранными государствами и их исполнение не нуждаются в утверждении парламентом. Формально закон был принят как временный до 1 апреля 1937 г., фактически он стал постоянно действующим основ­ным законом фашистского государства. Непосредственное участие в подготовке всех имперских законов отныне при­нимала канцелярия национал-социалистской партии, под­чиненная Гитлеру. Это был конец Веймарской республики с ее представительными учреждениями.

После смерти президента Гинденбурга 1 августа 1934 г. по постановлению правительства должность президента была упразднена, а вся власть сконцентрирована в руках Гитле­ра - "вождя" и пожизненного рейхсканцлера, которому было предоставлено право не только назначать имперское пра­вительство, всех высших должностных лиц империи, но и своего преемника. С этого времени Гитлер начинает плано­мерное уничтожение всех возможных путей оппозиции, что было прямым воплощением программных установок нацис­тов и основного внедряемого ими требования - фанатично­го, слепого подчинения воле "фюрера германского народа".

Вслед за запрещением Коммунистической партии в марте 1933 г. в мае того же года были распущены все проф­союзы, в июне 1933 г. вне закона была объявлена Социал-демократическая партия. Другие действовавшие до прихо­да к власти Гитлера партии "самораспустились". В июле 1933 г. было запрещено законом существование каких бы то ни было политических партий, кроме фашистской и руко­водимых ею организаций. "В Германии, - провозглашал закон, - существует только одна партия, НСРПГ, все дру­гие запрещаются". Попытки "поддержать организационные структуры какой-либо другой политической партии" нака­зывались тюремным заключением до трех лет.

Проводя "интеграционную политику государства и пар­тии", нацисты "унифицировали" не только партии, но и прессу. Органы печати, кроме нацистских, либо ликвидиро­вались, либо включались в систему фашистской пропаган­ды. Законом от 24 марта 1933 г. "О защите правительства национального возрождения от коварных посягательств" уголовной ответственности в виде тюремного заключения до двух лет подлежали все лица, которые допускали "гру­бое искажение действительности, высказывали суждения, могущие причинить тяжелый ущерб благополучию импе­рии или отдельным германским землям, или авторитету пра­вительства империи или - отдельных земель и правитель­ственных партий". Каторга грозила тому, кто своим деяни­ем наносил "тяжелый ущерб империи".

В декабре 1933 г. издается Закон "Об обеспечении един­ства партии и государства", объявляющий фашистскую пар­тию "носительницей немецкой государственной мысли". В соответствии с этим законом лично Гитлером формиро­вался и фашистский рейхстаг (на основе списков, "одобрен­ных" плебисцитом), а на посты министров и другие должно­сти назначались только лица из нацистской партийной вер­хушки. Более того, впоследствии было предписано, что любое назначение на государственную должность, произведен­ное без согласия соответствующего органа фашистской партии, будет считаться недействительным.

В целях дальнейшей концентрации власти, или "уни­фикации политического режима в империи и областях", Законом от 7 апреля 1933 г. "О слиянии областей с импе­рией" во все земли стали назначаться, как правило, из гауляйтеров нацистской партии, наместники (штатгальте­ры), облеченные всеми властными полномочиями. 30 янва­ря 1935 г. был принят новый Закон "Об имперских наместниках". Имперские наместники, согласно этому закону, являлись на подведомственных им территориях "предста­вителями имперского правительства", в задачу которых входило "наблюдение за выполнением политических ди­ректив фюрера и рейхсканцлера". Фюрер и рейхсканцлер (в одном лице) мог возложить на имперского наместника руководство земельным правительством, но право назна­чения и увольнения чиновников земель он сохранял за со­бой, так же как и полномочия имперского наместника в Пруссии.

Ландтаги земель сначала были отстранены от форми­рования земельных правительств, а 30 января 1934 г. были законодательным путем ликвидированы. Правительства зе­мель были подчинены имперскому правительству, а наме­стники перешли в ведение министерства внутренних дел. Законом "О ликвидации рейхсрата" от 14 февраля 1934 г. был упразднен и орган представительства земель в имперском парламенте - рейхсрат. Земли были вообще лишены статуса субъектов федерации. В 1935 г. положением "О гер­манских общинах" были ликвидированы последние остатки местного самоуправления. Все бургомистры городов стали назначаться министром внутренних дел на 12 лет из канди­датов, выдвигаемых местными партийными организациями нацистов. Ему же вверялось право верховного надзора за всеми общинами.

Превращение рейхстага в бесправное, марионеточное учреждение, так как его новый состав формировался ис­ключительно на партийной основе, ликвидация органов ме­стного самоуправления были тесно связаны с общей бюро­кратизацией государственного аппарата. Проводились чи­стки государственного аппарата от "несоответствующих лиц", от всех тех, кто начал работать в аппарате после 1918 г., от лиц "неарийского происхождения", запрещались браки чи­новников с "неарийками" и пр.

Функции партийных и государственных органов тесно переплетались. Это переплетение между тем не означало их полного слияния. Управленческий аппарат фашистской Германии был многочисленным, чрезмерно громоздким, он перестраивался по воле Гитлера, совмещавшего в своем лице функции президента, рейхсканцлера, фюрера фашистской партии и верховного главнокомандующего. Так, наряду с продолжающим существовать имперским правительством в фашистской Германии были созданы Совет министров по вопросам обороны империи, Тайный кабинет, Коллегия трех уполномоченных, в которую входили начальник партийной канцелярии, начальник имперской канцелярии, начальник штаба верховного командования вооруженных сил, в зада­чу которого входило проведение тотальной мобилизации и решение с этой целью обширного круга экономических и военных вопросов. Все эти учреждения, подчиняющиеся непосредственно Гитлеру, обладали законодательными пол­номочиями.

Германия была разделена на 32 партийные области во главе с партийными гауляйтерами, но сохранялось и старое административное деление на земли и провинции, админи­страция которых продолжала существовать и играть боль­шую роль в проведении в жизнь нацистских планов.

Важным звеном механизма фашистской диктатуры ста­ли органы, осуществляющие широкомасштабную идеологи­ческую обработку немецкого народа. В марте 1933 г. было создано министерство общественного просвещения и про­паганды, руководимое Геббельсом, которому подчинялись пресса, радио, книжные издательства и пр. В ведении ми­нистерства общественного просвещения и пропаганды была "имперская палата культуры", контролирующая музыку, изобразительное искусство, театр. Культурная политика "Третьего рейха" была направлена на создание "идейно од­нородного общества в расовом и мировоззренческом пла­не", на превращение литературы и искусства "в боевое ору­жие партии". При этом специальный надзор устанавливался "за духовным и мировоззренческим обучением и воспи­танием партийных кадров", с этой целью в 1934 г. было соз­дано даже специальное государственное ведомство. Из ака­демии литературы изгонялись либерально и демократически настроенные лучшие представители немецкой культу­ры, а также "расовонедостойные" лица, получившие впо­следствии название "недочеловеков". Одной из первых ак­ций "имперской палаты культуры" была реорганизация не­мецкой академии литературы с повальной проверкой ее членов, когда каждый член академии должен был дать от­вет на вопрос, намерен ли он "участвовать в решении национальных культурных задач". Все члены академии должны были также заполнить специальную анкету, как профес­сиональные чиновники, в которой одно из требований за­ключалось в предоставлении доказательств "арийского происхождения". В мае 1933 г. была проведена публичная ак­ция сожжения книг противников национал-социализма и "расовочуждых" авторов.

Особое внимание уделялось обработке в духе милита­ризма, шовинизма и расизма молодежи, контроль над умо­настроением которой осуществлялся фашистскими молодеж­ными организациями (Юнгфольк, "Гитлерюгенд" и др.). Ли­дер "Гитлерюгенда" официально именовался "лидером мо­лодежи Германского рейха" и нес персональную ответст­венность перед Гитлером как фюрером и как рейхсканцле­ром. После 1937 г. участие в гитлеровских молодежных ор­ганизациях стало обязательным. Эти организации включа­лись в разветвленную систему разнообразных нацистских организаций, охватывающих все стороны жизнедеятельно­сти страны.

Нацисты создали мощный террористический аппарат, который начал складываться еще до прихода их к власти. В 1920 г. возникли первые вооруженные отряды - "служ­ба порядка" фашистов, которой отводилась роль охраны фашистских сборищ. Использовались, однако, эти отряды чаще всего для создания беспорядков на митингах левых сил, для нападения на рабочих ораторов и пр. В 1921 г. "служба порядка" получила название "штурмовых отря­дов" (СА). В отряды СА привлекались деклассированные элементы, уволенные из армии солдаты и офицеры, разо­рившиеся лавочники, которым импонировала нацистская пропаганда.

Наряду с погромной деятельностью отрядам СА отво­дилась не последняя роль в распространении фашистской идеологии. В 1932 г. в СА были созданы специальные мото­ризованные пропагандистские отряды. К лету 1933 г. ко­личество штурмовиков превысило 4 млн. человек. По мере усиления рейхсвера штурмовые отряды СА были превра­щены в армейский резерв, официально провозглашенной задачей которого стала с лета 1940 г. военная подготовка населения. Гитлер пожертвовал своей "партийной армией", чтобы привязать к себе рейхсвер, но одновременно с этим предоставил особые полномочия собственной "партийной полиции", усилив ее специальными отрядами СС, которым было поручено истреблять "внутренних врагов".

В состав СС (Службу безопасности) входили "общие отряды", включающие руководство нацистской партии, пред­ставителей крупного капитала, юнкеров, военщины, верхуш­ку фашистской интеллигенции, а также вооруженные "спе­циальные отряды", созданные для выполнения особых за­дач фюрера. Их основой стал полк личных телохранителей Гитлера и подразделений "мертвая голова", осуществляющих разнообразную деятельность по подавлению против­ников фашистского режима.

Войскам СС вверялась и охрана концлагерей. Всего фашистами было создано 23 концлагеря и 2 тыс. их филиа­лов. С 1936 по 1945 г. в них было брошено 18 млн. человек. В одном только Освенциме, построенном в 1939 г., было ис­треблено около 4 млн. человек из многих стран. Гитлеровцы применяли газовые камеры и другие технические средства, дающие им возможность безграничного уничтожения лю­дей. Они использовали геноцид, освященный их оккультной верой в свое расовое и духовное превосходство над людьми, как средство достижения своих политических целей, дос­тижения мирового господства.

В апреле 1933 г. в Пруссии была создана тайная госу­дарственная полиция (гестапо), которая в 1936 г. была объ­единена с уголовной полицией (КРИПО) в полицию безо­пасности (ЗИПО). Полиция безопасности вместе с полицией порядка (ОРПО), включающей охранную полицию и жан­дармерию, а также со специальной службой порядка (СД) находились в ведении рейхсфюрера СС Гиммлера.

В 1939 г. было создано Главное управление имперской безопасности, подведомственное Гиммлеру, как рейсхфюреру СС, который вместе с министром внутренних дел Фликом планировал осуществление террористических акций, как в своей стране, так и на оккупированных территориях. Так, летом 1940 г. Фликом и Гиммлером было издано постанов­ление об уничтожении "бесполезных для военных целей" душевнобольных, калек, престарелых. Во исполнение его было создано Имперское общество лечебных и попечитель­ских учреждений, в которых было умерщвлено 275 тыс. нем­цев. Перед нападением на СССР войсковые соединения СС были увеличены до 600 тыс. человек (35 дивизий), проведе­но вооружение общих отрядов СС. Войскам СС, введенным в зону действующей армии, была отведена главная роль в "расово-идеологической войне на уничтожение" СССР.

Значительным изменениям подверглась и судебная сис­тема Германии. В своей деятельности фашистские судьи исходили из принципа полного отрицания личных прав не­мецких граждан. Обвинение в государственной измене сле­довало за любой вид оппозиционной режиму деятельно­сти. Кроме обычных судов в каждом судебном округе еще в 1933 г. были созданы особые суды для расправы с про­тивниками фашистского режима. В 1934 г. сложилась еще одна форма исключительного суда, так называемый На­родный трибунал по вопросам государственной измены, и котором не требовалось даже обязательного предваритель­ного следствия. Приговоры трибунала не подлежали обжа­лованию, защитников обвиняемому назначал сам трибу­нал. В армии действовали военно-полевые суды. Только в сухопутных войсках, например в 1944 г., военно-полевые суды ежемесячно выносили по 10 тыс. приговоров. В по­следние месяцы перед поражением Германии военно-по­левые суды были заменены военными трибуналами, в ко­торых заседали одни офицеры. Расстреливали всех подозреваемых в измене и дезертирстве, суровым репрессиям подвергали и их родственников.

Государственное регулирование экономики в фаши­стской Германии. Агрессивные цели установления мирово­го господства требовали сосредоточения всех материальных ресурсов страны, что могло быть достигнуто только путем непосредственного вмешательства фашистского государст­ва в экономику. Интересы господствующих группировок фашистской партии и магнатов немецкой промышленности в осуществлении этих целей полностью совпадали. В 1933 г. был создан Генеральный совет немецкого хозяйства, на который возлагалась обязанность определять общие направления развития экономики Германии. Это был первый шаг к установлению тоталитарной формы правления в сфере экономики, просуществовавшей с середины 30-х до середи­ны 40-х гг.

Закон "О подготовке органического построения народ­ного хозяйства" от 27 февраля 1934 г., воплотивший нацист­ские идеи "фюрерства" и "самоуправления" в промышлен­ности (как и в других сферах экономики), предписывал об­разование хозяйственных объединений, которые станови­лись единственными представителями соответствующих от­раслей хозяйства. Все отрасли хозяйства были разделены на "имперские группы", число которых сначала было 12, а затем сократилось до 6: промышленности, банков, торговли, страхования, энергетики, ремесленного производства. Па­раллельно создавалась территориальная структура управ­ления хозяйством - окружные группы промышленности в хозяйственных округах. И отраслевые, и территориальные промышленные группы возглавлялись "фюрерами" - пред­ставителями монополистического капитала, которые были наделены широкими полномочиями. Общее руководство промышленностью осуществлялось сначала Министерством имперского хозяйства.

С 1935 года началась массированная милитаризация не­мецкой экономики, что выражалось не только в росте про­изводства вооружения, но и в подчинении многих промыш­ленных отраслей, прежде всего химической, авиационной, металлургической, задачам подготовки к войне. Поскольку первоочередной задачей в деятельности хозяйственных групп стала подготовка к войне, в их руководство вводи­лись и представители военного министерства. В 1935 г. на основе секретного Закона "Об имперской обороне" был уч­режден Совет имперской обороны и особое ведомство - Управление генерального уполномоченного по военной эко­номике.

В 1936 году было создано ведомство по выполнению че­тырехлетнего плана перевода всей экономики Германии на военные рельсы, во главе которого встал Геринг. Централи­зованное планирование затрагивало распределение ресур­сов, ограничивало предпринимательскую свободу и образо­вание новых предприятий, устраняло конкуренцию.

Уже в годы войны было создано имперское Министер­ство вооружения и боеприпасов, которое формировало при­менительно к своим целям новые промышленные объединения, существующие параллельно с имперскими. Новое ми­нистерство в соответствии с общей линией всеобъемлющей милитаризации государственного аппарата постепенно по­глотило большую часть функций Министерства хозяйства, Министерства труда и др. Расширение военного производ­ства проходило за счет колоссального роста государствен­ного долга, увеличения налогов, сокращения народного потребления.

Милитаризация промышленности, всестороннее вмеша­тельство государства в экономику привели к пересмотру ряда институтов гражданского права и попыткам создания нового, "народного" гражданского кодекса на основе гитле­ровского понимания индивидуальной свободы, которая "должна быть ограничена, если она противоречит свободе нации". Особым нападкам нацистских правоведов в связи с этим подвергалось понятие "субъективные права", которые они хотели или вообще отменить, или заменить понятием "субъективные права члена НСРПГ". Предлагалось убрать из кодекса и понятие "правоспособность", заменив его по­нятием "партийный статус лица".

Основополагающим принципом проекта нового граж­данского кодекса, работа над которым была начата в 1938 г., стала формула: "право - это то, что полезно народу и рейху". В соответствии с этим пересматривались понятия "собственность", "юридическое лицо", отвергалась такая его форма, как "общество с ограниченной ответственно­стью", непременным условием деятельности акционерного общества становилось его партийное руководство и пар­тийный контроль. В ст. 70 Закона "Об акционерных обще­ствах", принятого в 1937 г., прямо указывалось, что прав­ление акционерного общества "должно руководствоваться сознанием ответственности перед общим благом народа и рейха".

Целям подготовки и ведения войны была подчинена и политика нацистов по отношению к рабочим - политика тотального контроля над ними. Сразу же после захвата власти фашисты разогнали рабочие профсоюзы, создали "Немецкий трудовой фронт" в качестве единой, офици­ально объявленной организации рабочих, примыкавшей к Национал-социалистской партии, к которой перешли кас­сы, газеты, помещения бывших профсоюзов. В нее были включены и предпринимательские союзы, а предпринима­тели объявлялись "вождями" предприятий. На основании Закона "О порядке национального труда" 1934 г. и других нормативных актов, им предоставлялось право определе­ния условий труда, увольнения, взыскания штрафов и пр. Роль "беспристрастного посредника" между предпринима­телями и рабочими отводилась фашистскому Министерст­ву труда. Для отдельных экономических районов это ми­нистерство назначало из крупных предпринимателей "опе­кунов труда".

В 1934 году был введен порядок принудительного набо­ра рабочей силы и ее перевод на военные заводы, если это­го требовали задачи "особого государственно-политическо­го значения". А в 1938 г. местным органам власти было пре­доставлено право привлекать в принудительном порядке население к любым видам работ в свободное от основной работы время. В условиях "тотальной мобилизации" 1943 г. по распоряжению генерального уполномоченного по моби­лизации рабочей силы принудительный труд был распро­странен на мужчин от 16 до 65 лет и женщин от 17 до 45 лет, закрывались все торговые и ремесленные предприятия, не являвшиеся жизненно необходимыми для военной эко­номики и снабжения населения.

Армия. Нацистская верхушка поставила своей целью создание самой сильной армии в мире. В 1935 г. в Германии была введена всеобщая воинская повинность для мужчин от 18 до 45 лет. Срок службы был определен сначала в 1 год, затем в 2 года. Версальский договор был попран, а вместе с тем сняты все препоны для роста вермахта, солдаты кото­рого воспитывались в духе неприкрытого антикоммунизма, презрения к другим народам, поклонения силе.

Еще в 1934 г. вместе с полномочиями президента к Гитлеру перешли полномочия главнокомандующего Гер­манской империи, которые непосредственно осуществлял военный министр (министр рейхсвера, а с 1935 г. - ми­нистр вермахта). Гитлер ввел клятву верности каждого солдата и офицера вермахта в личной верности ему и го­товности пожертвовать собой ради безусловного ее соблюдения. В 1934 г. эта клятва была введена для всех государ­ственных служащих. Военно-политическому управлению министерства принадлежали командно-координационные функции в отношении штабов различных войск: сухопут­ных, воздушных, морских.

В целях дальнейшей концентрации военной власти в своих руках Гитлер ликвидировал в 1938 г. военное мини­стерство как промежуточную инстанцию между ним и ар­мией, превратив его из военно-политического управления в свой личный штаб верховного командования вооруженных сил (ОКВ), центральным органом которого стал штаб опера­тивного руководства.

Верховному главнокомандующему непосредственно под­чинялись главнокомандующие сухопутных, военно-воздуш­ных и военно-морских сил со своими генеральными штаба­ми. Особую роль в системе военных органов играл Гене­ральный штаб сухопутных войск (ОКХ), численно превос­ходящий ОКВ, что объяснялось огромным значением имен­но сухопутных войск во второй мировой войне. После первого крупного поражения гитлеровских войск под Москвой в ноябре 1941 г. Гитлер взял на себя командование сухопут­ными войсками с их генеральным штабом. С 1939 г. вновь созданный Совет министров по вопросам обороны империи стал назначать во все военные округа "уполномоченных по национальной обороне", которые должны были для успеш­ного решения задач "обороны" координировать работу всех военных и гражданских учреждений.

Гитлер создал также мощный разведывательный ап­парат секретной службы рейха, главным объектом деятель­ности которого сразу же после прихода нацистов к власти стал Советский Союз. Разведывательные центры, работав­шие против СССР, были организованы при германском по­сольстве в Москве, при Кенигсбергском университете, круп­ных монополиях и др. В 1941 г. был сформирован особый штаб руководства разведывательной и диверсионной рабо­той в СССР. В его ведении находилось 60 школ, в которых проводилась подготовка агентуры для разведывательной и диверсионной деятельности. Общее руководство военной разведкой, контрразведкой и диверсионной деятельностью находилось в руках Управления разведкой (абвер). Разве­дывательную и подрывную деятельность против СССР вел и Отдел иностранных армий Востока, созданный при гене­ральном штабе сухопутных сил.

Гитлеровская армия с момента своего создания стала важным элементом аппарата подавления противников фа­шизма. Еще в 1936 г. на основании специального приказа Гитлера "О применении армией оружия" было разрешено использовать ее для подавления "внутренних беспорядков". Войска СС осуществляли политику террора, устанавливали фашистский "новый порядок" путем массовых убийств, каз­ней на оккупированных территориях в тесном взаимодей­ствии с действующей армией.

В марте 1938 г. к Германии было присоединено неза­висимое государство Австрия. Следующей жертвой фаши­стской агрессии стала Чехословакия. В результате Мюн­хенского соглашения, заключенного в сентябре 1938 г. Анг­лией, Францией с фашистской Германией, Чехословакия лишилась значительной части своей территории, присое­диненной к рейху. Это был разгром независимого государст­ва без военных действий, за которым последовала в 1939 г. и военная оккупация страны. В сентябре 1939 г. гитлеров­цами была захвачена Польша. В июле 1940 г. немецкие вой­ска заняли Париж, затем последовали новые победы аг­рессора.

К моменту нападения на СССР Германия контролировала обширные территории Центральной и Восточной, боль­шую часть Западной и Северной Европы. В ее руках нахо­дилось побережье Балтийского моря, значительная часть Франции. Мощная военно-экономическая база оккупирован­ных государств была поставлена на службу гитлеровской Германии, целью которой была провозглашена "защита ци­вилизации от угрозы большевизма", а фактически - унич­тожение СССР.

Против Советского государства фашистская Германия вместе со своими союзниками и сателлитами выставила 5-миллионную армию (немецких, итальянских, румынских и других войск), на вооружении которой было 3500 танков, 4900 самолетов и пр.

В ходе второй мировой войны, в которой участвовало 61 государство, было убито более 50 млн. человек, 11 млн. уничтожено в фашистских концлагерях, 95 млн. стали ин­валидами. Главную же тяжесть войны вынес на своих пле­чах Советский Союз, который в течение 4 лет вел Великую Отечественную войну, стоившую (по неуточненным данным) 30 млн. жизней его граждан. Советскому Союзу принадле­жит решающая роль в разгроме фашистской военной ма­шины, а вместе с ней одного из самых реакционных и аг­рессивных, претендующих на мировое господство государств в человеческой истории.

 

§ 3. Федеративная Республика Германия

 

Потсдамские соглашения и создание военно-контроль­ного управления оккупированной Германией. После безо­говорочной капитуляции и полной оккупации союзники по четырехстороннему соглашению от 5 июля 1945 г. приняли декларацию о поражении Германии, которая стала юриди­ческой основой их законодательной и административной деятельности и создания военно-контрольного механизма управления оккупированными территориями.

Важнейшие соглашения по "германскому вопросу" были приняты на трехсторонней конференции СССР, США, Англии, проходившей в Потсдаме в июле-августе 1946 г. Здесь была впервые обнародована программа пол­ного уничтожения германского милитаризма и нацизма. Демилитаризация, декартелизация, денацификация и де­мократизация были признаны в качестве основных прин­ципов политики союзников по отношению к Германии, за­крепленных в документе: "Политические и экономические принципы, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начале контрольного периода". Эти принципы были конкретизированы в требованиях уничтожения "в практически кратчайший срок" фашиз­ма вместе с национал-социалистскими организациями, установления в Германии демократических свобод, раз­решения и всемерного поощрения деятельности демокра­тических партий и профсоюзов, постепенного введения выборности немецких органов управления от районных до земельных. Речь, таким образом, шла о постепенном свободном самоопределении немцев в рамках единого го­сударства.

Осенью 1946 г. в обстановке политического плюрализма были проведены первые выборы местных органов и ландта­гов земель, в которых приняли участие Социалистическая единая партия Германии, Христианско-демократический союз, Либерально-демократическая и Социал-демократическая партия Германии.

Контроль за реализацией Потсдамских соглашений дол­жен был осуществлять Союзный контрольный Совет (СКС), состоящий из глав военных администраций союзников, ре­шения в котором должны были приниматься на основе кон­сенсуса. Каждый член СКС имел право вето, которым и воспользовалась в это время Франция, когда возник вопрос о создании центральных немецких департаментов.

Вся будущая подготовительная работа для СКС возла­галась наСовет министров иностранных дел союзников (СМИД). Явным диссонансом при декларировании в это время принципов единства Германии стала формула "Восточная и Западная зоны", возникшая в ходе общей дискуссии на Потсдамской конференции по поводу репараций. По этой фор­муле, с разных идейных позиций и стали проводиться в жизнь "экономические и политические принципы при обра­щении с Германией", принятые в Потсдаме.

Уже в июне 1946 г. на Парижской сессии СМИД госсек­ретарь США объявил о намерении объединить свою зону с британской и создать "Бизонию". Решение вопроса о созда­нии единого государства Германии тем самым было постав­лено в тупик. Его не могли впоследствии сдвинуть с мерт­вой точки многочисленные предложения СССР на Москов­ской, Лондонской сессиях СМИД в 1947 г. и др. Бизония, по мере укрепления ее экономического единства, стала все боль­ше приобретать черты отдельного государства со своими органами управления, Верховным судом, Центральным бан­ком и пр.

Своеобразным парламентом этого политического объе­динения стал созданный в мае 1947 г. из представителей ландтагов земель Бизонии Экономический совет, которому были приданы законодательные полномочия в тех сферах, которые не были зарезервированы за оккупационными властями. Роль немецкого правительства, созданного из 5 бизональных управлений, выполнял Директорат. В 1948 г. Эко­номический совет был увеличен вдвое, получив допол­нительные функции главным образом в налоговой сфере. Директорат стал называться Исполнительным советом. Во­прос об общегерманском управлении, таким образом, сни­мался с повестки дня на длительное время. Некоторые ус­тупки Франции по Руру сняли все препятствия для ее при­соединения к Бизонии и создания единой, западной оккупа­ционной зоны - Тризонии, границы которой и определили будущие границы ФРГ.

Проведение в жизнь Потсдамских соглашений по Гер­мании. Принятые в Потсдаме соглашения должны были оп­ределить деятельность не только оккупационных властей, но и вновь создаваемых немецких органов управления.

Союзническое управление германской экономикой сво­дилось первое время к введению системы строгого контро­ля за производством и распределением с целью обеспече­ния немцев продуктами первой необходимости и репараци­онных поставок в счет возмещения ущерба странам, постра­давшим от войны. Более того, необходимо было ломать весь хозяйственный порядок в целях уничтожения военно-промышленного потенциала Германии.

Пункт 12 Потсдамских соглашений, касаясь изменений в отношениях собственности и управления в промышленно­сти Германии, гласил: "В практически кратчайший срок гер­манская экономика должна быть децентрализована с целью уничтожения существующей германской концентрации эко­номической силы, представленной особенно в форме карте­лей, синдикатов, трестов и других монополистических со­глашений...". Речь шла, таким образом, о раздроблении не­мецких компаний на ряд мелких.

Во исполнение Потсдамских решений в 1946 г. был раз­работан план "по репарациям и уровню послевоенной Гер­манской экономики", предусматривающий демонтаж про­мышленных предприятий и введение ограничений и запре­тов на выпуск многих видов продукции. Совокупный объем промышленного производства не должен был превышать 65% от уровня 1931 г. Полностью запрещалось производство любых видов вооружения, тяжелых грузовиков, авиастрое­ние и пр., вводилось квотирование в сталеплавильную, стан­костроительную, электрохимическую и другие отрасли про­мышленности.

Декартелизация встретила на своем пути с самого на­чала ряд трудностей, связанных прежде всего с разным толкованием ее в отдельных зонах. Стороны в СКС так и не смогли выработать общих критериев понятия "монополи­стическое объединение". Демонтаж крупных немецких пред­приятий угрожал полным срывом репарационных поставок, приводил к разрушению производства, превращая 2/3 его оборудования в металлолом. Декартелизация в связи с этим стала проводиться по принципу денацификации. Этому спо­собствовало то, что значительная часть крупных немецких промышленников была арестована за соучастие в преступ­лениях рейха, а их имущество секвестировано. За исключе­нием той его части, которая шла на репарационные постав­ки, оно передавалось в распоряжение земель.

Очень скоро встретились значительные трудности и на пути политики денацификации, проводившейся в основном по американскому плану - "выявить, выделить и изоли­ровать из политической и общественной жизни активных нацистов и их пособников". Эта политика во всех оккупаци­онных зонах была направлена главным образом против 6 млн. членов НСРПГ и ее организаций. Преступными орга­низациями безоговорочно были признаны руководящий кор­пус НСРПГ, гестапо, СА, СС.

После Нюрнбергского процесса по делу главных немец­ких преступников в 1945-1946 гг. в проведение политики денацификации были подключены и немцы. Был принят ряд законов, на основании которых вводилась система местных немецких комиссий (шпрухкаммер) по денацификации и пр. Действуя вместе с трибуналами союзников, они были при­званы выявлять нацистов, классифицируя немцев по степе­ни их причастности к "Третьему рейху" на 5 категорий: "главные виновники", "обремененные виной", "менее обре­мененные", "попутчики" и "незатронутые".

Денацификация, несмотря на значительное число за­действованных в ней организаций и учреждений, все боль­ше превращалась в бюрократический фарс, ибо 95% выяв­ленных лиц, связанных с нацизмом, не пострадали, продол­жая впоследствии занимать видные должности в министер­ствах, судах, университетах, банках, бизнесе. Особенно не­эффективна была система шпрухкаммер, которые обеляли многих сотрудничавших с фашистами лиц на том основа­нии, что они были связаны с ними не по политическим, а по материальным соображениям.

Самым действенным итогом этой политики стало со­гласованное решение Московской сессии СМИД, утвержден­ное законом СКС в марте 1947 г., о ликвидации прусского государства как центра и вдохновителя германского "мили­таризма и реакции". Это был скорее символический акт, так как Пруссия как государство фактически прекратила свое существование еще в 1945 г.

Действенная, а не мнимая денацификация, освобож­дение немцев от националистических, расовых идей, от на­ционал-социалистских мифов об их "избранности", от экс­пансионистских устремлений требовала времени. Она про­исходила по мере изменения всего духовного климата страны, демократизации ее общественной и государственной жизни, чему способствовали как союзники, так и де­мократически настроенные слои западногерманского обще­ства.

Курс на создание западногерманского "социального государства". Разрушение крупного экономического потен­циала в ходе декартелизации в англо-американской зоне закончилось к 1950 г., в советской зоне еще раньше. Оно имело и определенные позитивные последствия, выразив­шиеся не только в структурной перестройке промышленно­сти, в обновлении технологии производства, но и в принци­пиальном изменении всей государственной хозяйственной политики, направленной отныне не на милитаризацию, а на восстановление и рост промышленного производства в мир­ных целях.

С началом "холодной войны" в 1946-1947 гг. в запад­ных зонах стала все активнее проводиться политика оздо­ровления германской экономики во имя обеспечения "безо­пасности вместе с немцами". Самим немцам предстояло и восстановить экономику, и определять стратегическое на­правление ее будущего развития.

Одной из первоочередных задач в послевоенной Гер­мании стала реформа разрушенной финансовой системы страны, в которой процветала беспрецедентная инфляция, черный рынок с ценами, превышавшими официально за­фиксированные в 20, 100 раз, в то время как заработная плата немцев была заморожена на уровне 1945 г.

Денежная реформа должна была сбалансировать де­нежную и товарную массу, восстановить доверие к немец­кой марке как к надежному платежному средству и средст­ву сбережения, упорядочить обязательства по выплате го­сударственных и частных долгов, поднять уровень матери­ального благосостояния немцев, обеспечить условия для сво­боды предпринимательства путем снижения налогового бре­мени и пр. Стабилизация валютной системы была выдвину­та и главным условием "Плана Маршалла" - программы США по восстановлению Европы после второй мировой вой­ны путем предоставления безвозмездной экономической помощи.

Западногерманская денежная реформа была осуществ­лена в 1948 г. жестким, конфискационным способом, с учетом положения социально незащищенных слоев общества. Ста­рые рейхмарки были обменены на новые дойч-марки из рас­чета 100 на 6,5. При этом 93,5% денежной массы уничтожа­лось, но заработная плата и пенсии перечислялись в равном соотношении, что гарантировало прожиточный минимум всем работающим и пенсионерам, а также стимулировало труд немцев, очень скоро поднявших свою страну из руин.

Стабилизации финансовой системы способствовал не только обмен денег, но и решительный отказ государства от финансирования промышленного развития, возможного в то время только за счет дополнительной эмиссии, выпуска "де­ревянных" дойч-марок. Лишь топливно-энергетическая, добывающая промышленность, черная металлургия в 1948- 1951 гг. субсидировались государством. Прямые субсидии государства впоследствии были ограничены тремя направ­лениями: внедрением научных достижений, социальной по­мощью на переобучение персонала, развитием транспорт­ной инфраструктуры.

Вместе с денежной реформой была проведенаналого­вая реформа, резко снижена ставка подоходного налога, проведена либерализация цен. Как главное условие успеха денежной реформы было создание и дееспособной банков­ской системы. В американской зоне Центральный банк зе­мель, получивший активы и другое наследство отделений старого Имперского банка, был учрежден еще в конце 1946 г., во французской - в 1947 г., в английской - до денежной реформы в марте 1948 г. В январе 1948 г. был воссоздан и центральный банк, получивший название Банк немецких земель (БНЗ), который, согласно закону, должен был про­водить самостоятельную денежную политику, не подчиня­ясь указаниям никаких партийных, общественных и госу­дарственных (кроме судебных) органов. Более того, его дея­тельность, согласно ст. 4 Закона, приравнивалась к органам управления объединенной западной экономической зоны.

Основными задачами БНЗ стал контроль за эмиссией банкнот, обеспечение платежеспособности земельных бан­ков, координация их деятельности путем издания распоря­жений, касающихся кредитной политики, осуществление безналичных платежей между землями и по сделкам с за­рубежными кредитными учреждениями.

С первых же дней обращения Дойч-марки Экономиче­ским управлением Западной объединенной зоны и ее окку­пационными властями было объявлено об окончании перио­да "принудительной экономики". В апреле 1948 г. вступил в действие "План Маршалла". В экономику Германии были влиты миллиарды долларов. Новая валюта была признана населением, пустые магазины заполнились товарами.

В немецком обществе не отдавалось предпочтения в это время ни анархически функционирующему капиталисти­ческому рынку, ни централизованно-плановому управлению экономикой. В ходе проведенного еще в 1945 г. референду­ма по вопросу о собственности и в советской, и в американ­ской зонах преимущество было отдано общественным фор­мам собственности. В американской зоне это решение не было проведено в жизнь. В английской зоне на "социализа­цию" собственности было наложено вето оккупационными властями.

Большинство немцев было настроено на выбор некое­го центристского "третьего курса", создание "социального рыночного хозяйства" и "социального государства". На этом направлении предстояло, с одной стороны, обеспечить эко­номическую свободу, гарантированную правовым государ­ством, с другой - социальную справедливость. Основы германской экономической политики "третьего пути" фор­мировались в ходе дискуссий о будущей конституции стра­ны, в том числе и в Парламентском совете, состоящем из представителей германских земель, призванных ее разра­ботать.

По мере успехов экономического развития все настой­чивее стали звучать требования о создании объединенного западногерманского государства и о дальнейшем четком определении его социально-экономических и политических ориентиров. В июле 1948 г. с такими рекомендациями, без учета мнения СССР, выступили США, Англия, Франция, Бельгия, Голландия.

Дискуссии в Парламентском совете шли вокруг двух моделей "социального государства". Буржуазные партии христианского толка (окончательно оформившийся в пар­тию в 1950 г.Христианско-демократический союз (ХДС) и Христиаиско-социальный союз (ХСС), основанный в 1945 г. в Баварии в качестве региональной партии) предлагали соз­дание "социального капитализма".Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), восстановленная в 1946 г., - соз­дание "демократического социализма". Между ними было много общих точек соприкосновения. Формула "социально­го государства" и возникла как попытка совместить разноплановые интересы отдельных слоев общества в чрезвы­чайно сложной ситуации послевоенной разрухи.

Ни одна из немецких партий не настаивала на включе­ние в конституцию указаний на конкретный путь экономи­ческого развития в надежде на победу в предстоящих вы­борах в рейхстаг. Ведущая политическая сила - партия Христианско-демократический союз во главе с ее лидером К. Аденауэром, будущим бессменным (в течение 14 лет) канц­лером ФРГ, заявляла об опоре на "христианскую тради­цию, демократию и социальное рыночное хозяйство".

На выборах 14 августа 1949 г. немцы проголосовали за ХДС/ХСС, которые вместе с малыми буржуазными пар­тиями получили большинство в рейхстаге. Они тем самым проголосовали и за создание "социального рыночного хо­зяйства", "социального государства" Германии.

Определив в качестве стратегического направления создание и поддержание рыночно конкурентных порядков, государство проводило политику деконцентрации производ­ства, вводило контроль за деятельностью монополий, за це­нообразованием, всемерно поощряя создание новых, преж­де всего средних и мелких фирм. С этой целью упрощались правовые формы их регистрации при получении статуса юри­дического лица, предоставлялись льготные кредиты и пр. Про­ведение в жизнь политики социального рыночного хозяйст­ва привело к бурному экономическому росту, получившему в западногерманской печати название "экономического чуда". Уровень довоенного развития был достигнут в Западной Германии в целом к концу 1950 г.

Образование ФРГ. Оккупационный статут. В преддве­рии скорого принятия конституции возникла необходимость и в определении новых принципов взаимоотношений между оккупационными властями и местными органами управле­ния. Будущая конституция фактически снимала с повестки дня вопрос о заключении послевоенного мирного договора с Германией, способствовала правовому закреплению ее рас­кола на две части: ФРГ и ГДР.

В связи с этим в апреле 1949 г. был принят так назы­ваемыйОккупационный статут, разработанный западно­германскими оккупационными властями. Статут сохранял экономический и политический контроль США, Англии и Франции в Западной Германии, в частности, предоставив им право осуществлять надзор за соблюдением Основного закона ФРГ и конституций земель, отменять все местные законы, противоречащие им.

8 мая 1949 г.Основной закон Федеративной респуб­лики Германии был принят Парламентским советом и ут­вержден военными губернаторами США, Франции, Англии. Термины "Учредительное собрание" и "конституция" были сняты из употребления по настоянию самих немцев как "подразумевающие явный сепаратизм". Основной закон дол­жен был обозначать "временный характер" установленных им конституционных порядков. Фактически после одобре­ния его всеми землями Западной Германии (кроме Баварии, подтвердившей, однако, свою принадлежность к ФРГ) в кон­це мая 1949 г. он вступил в действие в качестве постоянной Конституции ФРГ.

23 мая 1949 г. считается днем образования государства ФРГ. Институт военных губернаторов был преобразован в институт "военных комиссаров" западных держав в Герма­нии. 14 августа 1949 г. были проведены первые выборы в бун­дестаг, 12 сентября 1949 г. создан бундесрат, через три дня избраны президент и федеральный канцлер. Но и после выбо­ров ФРГ, даже формально, не стала обладать полнотой суве­ренитета, так как сфера внешних отношений, внешней тор­говли и др. оставалась прерогативой верховных комиссаров.

В 1951 г. Оккупационный статут был пересмотрен в сто­рону большего расширения полномочий государственных органов ФРГ: в частности, был снят контроль над феде­ральным и земельным законодательством, правительствен­ным органам ФРГ были переданы некоторые полномочия в сфере внешней торговли и валютного регулирования, в том числе и в вопросах денежной эмиссии.

В 1952 г. был подписан договор о создании в рамках Европейского оборонительного сообщества (ЕОС) "европей­ской армии", а также Общий договор между ФРГ и оккупа­ционными державами, согласно которому "оккупация за­канчивалась" и за ФРГ признавалась "полная власть суве­ренного государства во внутренних и внешних делах". В ответ на это была создана Организация Варшавского договора (ОВД), в которую с первых дней включалась ГДР. Завер­шился раздел мира на два блока противостоящих стран: социалистических и капиталистических.

Конституция 1949 г. Свой первый раздел Конституция 1949 г. посвящает правам человека, подчеркивая тем самым их приоритет перед всеми другими положениями. Этот раз­дел более чем другие несет на себе нагрузку отрицания порядков "Третьего рейха", провозглашая "ненарушимость человеческого достоинства", "неприкосновенность" и "неот­чуждаемость" прав человека (ст. 1), среди которых - право на жизнь и личную неприкосновенность, равенство всех перед законом. Здесь прямо звучит осуждение прошлого, когда физически уничтожались тысячи "расовонеполноценных" и "нежизнеспособных" немцев, проводилась принуди­тельная стерилизация и пр. Среди других прав, не так под­робно представленных в Основном законе, как в Веймар­ской конституции 1919 г., - свобода вероисповедания и со­вести (ст. 4), свобода выражения мнений, собраний (ст. 8), союзов и обществ, в том числе и "для охраны и улучшения условий труда и экономических условий" (ст. 9), свобода передвижения (ст. 11), выбора профессии (ст. 12), тайна пе­реписки (ст. 10), неприкосновенность жилища (ст. 13), ос­новные права в сфере правосудия, например, на "законного судью" и пр. В этом перечне особое место занимает право на петиции (жалобы) в органы государственной власти от­дельных лиц и их объединений, которые рассматриваются в ФРГ не только как гарантия защиты прав человека, но и как одна из форм непосредственного влияния граждан на процессы принятия политических и правовых решений.

Перечень этих прав дополняется гарантиями, закреп­ленными в самой Конституции или в текущем законода­тельстве. Так, предоставление свободы совести сопровож­дается правом на отказ от военной службы против своей совести, в соответствии с которым в 1973 г. был принят "За­кон о гражданской службе для лиц, отказывающихся от военной службы". Статья 5 Конституции о свободе мнений сопровождается положением о свободе информации, являю­щейся основой формирования общественного мнения, а так­же - о запрещении цензуры. В соответствии с Законом 1975 г. (пункт "с" ст. 45 Основного закона) был создан спе­циальный Комитет по петициям, который может заслуши­вать подателей жалоб, запрашивать соответствующую ин­формацию, имея доступ для этой цели во все учреждения и пр. В бундестаге ежемесячно заслушиваются доклады о рас­смотренных Комитетом петициях и пр.

Защита социальных прав не получила в Основном за­коне значительного места, более полно она закреплена в конституциях отдельных земель, обогащена судебной прак­тикой, в том числе Федерального конституционного суда (ФСК), и непосредственно действующими в ФРГ нормами международного права о правах человека. Например, за­крепленное в Конституции право на жизнь и личное досто­инство трактуется ФКС как признание того, что "государство во всяком случае должно гарантировать каждому че­ловеку минимум материального благополучия для достой­ной жизни".

Социальные права закрепляются и самим фактом про­возглашения ФРГ социальным государством. В этом кон­тексте дается и трактовка права собственности, повторяю­щая соответствующие положения Веймарской конституции: "Собственность обязывает. Владение ею есть служение об­щему благу", а также положение Основного закона о воз­можности государства на основе закона принудительно отчуждать собственность, в том числе обобществлять земли, общественные ресурсы и средства производства "для об­щего блага" (ст. 15).

В разделе II Основного закона (ст. 20) дается общее оп­ределение государства ФРГ как государства демократиче­ского, социального и федеративного. Наряду с демократиче­скими правами и свободами к основополагающим конститу­ционным принципам Основной закон относит "народный су­веренитет" и "разделение властей", или осуществление вла­сти народа через посредство "специальных органов законо­дательной, исполнительной власти и правосудия" (ст. 20 (2)). Разграничивая органы трех ветвей власти, Основной закон запрещает совмещение их функций, вмешательство в дела друг друга и пр. Принцип невмешательства особенно строго проводится в отношении органов правосудия.

Демократический характер государства ФРГ рассмат­ривается Основным законом в единстве с его социальным и правовым содержанием. Социальное государство понимает­ся при этом как государство, осуществляющее политику со­циальной справедливости, ослабления социального неравен­ства, защищающее социально-экономические права граж­дан в том смысле, как они звучат во Всемирной декларации прав человека: "Каждый человек имеет право на такой жиз­ненный уровень, включая пищу, одежду, жилье, медицин­ский уход и необходимое социальное обслуживание, кото­рый необходим для поддержания здоровья и благосостоя­ния его самого, его семьи, и право на обеспечение по случаю безработицы, болезни, инвалидности и т. д. ...".

Возможность осуществления этих прав, казавшаяся не­достижимым послевоенным идеалом, обеспечивается ныне в ФРГ высоким уровнем экономического развития, позво­ляющим 50% бюджета страны тратить на стимулирование экономики и социальное обеспечение, повышение жизнен­ного уровня своих граждан.

В ФРГ существует в настоящее время самое развитое законодательство, регулирующее сферу трудовых отноше­ний. Так, в связи с резким увеличением числа безработных в начале 50-х гг. в соответствии с "Законом о стимулирова­нии занятости" 1958 г. началась выплата пособий всем безработным, которая зависит от продолжительности периода занятости работника до увольнения, размера уплачиваемых страховых взносов по безработице, возраста и состава се­мьи безработного. Важным элементом реформы в социаль­ной области стало введение "тарифной автономии", при ко­торой отношения между наемными работниками и предпри­нимателями регулируются соглашениями между отрасле­выми и региональными профсоюзами и союзами работода­телей. В это же время стала формироваться система уча­стия наемных работников в управлении фирмами через на­блюдательные советы на предприятиях, действующая с 1976 г. во всех крупных корпорациях. "Великим социально-поли­тическим завоеванием" в ФРГ считается пенсионная рефор­ма 1957 г., устанавливающая динамическую систему пен­сий, и пр.

В Основном законе, как уже отмечалось, социальная и правовая характеристики государства ФРГ совмещены, ос­новополагающий принцип правового государства провозгла­шен в ст. 20(3): "Законодательство связано конституцион­ным строем, исполнительная власть и правосудие - зако­ном и правом". Этот принцип детализируется многими стать­ями Конституции, в частности раздела IX -"Правосудие".

Федеральный характер государства традиционен для Германии. Эта форма организации государственного един­ства прошла здесь сложный путь от "гегемонистского фе­дерализма" к нынешней модели "кооперативной федера­ции".

Субъекты германской федерации имеют свои конституции и администрацию. К конституциям земель предъявляется лишь требование соответствия "основным принци­пам республиканского, демократического и социально-пра­вового государства" (ст. 28(1)), но унитарная тенденция про­является в Основном законе 1949 г. еще в большей мере, чем в Веймарской конституции 1919 г.

В разделе VII -"Законодательство федерации" вы­деляется также широкая сфера, регулируемая исключи­тельно законами федерации: внешние отношения, оборо­на, гражданство, валюта, таможенное и торговое право и пр. (ст. 73); сфера конкурирующего законодательства: гра­жданское и уголовное право, судоустройство и судопроиз­водство, право союзов и собраний и пр. (ст. 74); сфера "ра­мочного" законодательства: правовое положение лиц, со­стоящих на государственной службе, общие принципы в области высшего образования, охотничьего дела и пр. и сфера законодательных полномочий земель, "в той мере, в какой... законодательная власть не предоставлена федера­ции" (ст. 70(1)).

Сфера исключительного законодательства федерации при этом расширена за счет конкурирующего законодатель­ства путем включения в нее системы мер и весов, выпуска бумажных денег, охраны промышленной собственности, ав­торского и патентного права и пр. Более того, при определе­нии права на исключительное законодательство Основной закон требует соблюдения лишь одного условия - "необхо­димости" в федеральном законодательстве (ст. 72(2)), кото­рая определяется самой федерацией и никогда не оспари­вается ФКС.

Расширение законодательных полномочий федерации происходит и благодаря решениям ФКС, опирающегося на традиционную для Германии доктрину - "в силу внутрен­ней связи", когда суд признает наличие неписаных полно­мочий государства, или если они (законодательные полно­мочия) "недостаточно точно определены" или связаны с ре­шением вопросов, "определенно относящихся к компетен­ции федерального законодательства".

По иному, чем в Веймарской конституции, трактуется и "конкурирующее законодательство". Федерации по Ос­новному закону предоставляется право принять закон, даже если ранее был принят по этому вопросу закон земельный. Здесь действует принцип: "федеральное право ломает пра­во земель".

Объективные процессы расширения полномочий цен­тра в федеративном, демократическом государстве между тем не могут быть беспредельными. Приоритет в сфере "вы­полнения государственных задач", исполнительно-распоря­дительные полномочия (ст. 30 Основного закона) принадле­жат по Основному закону землям.

В наиболее спорной сфере конкурирующего законода­тельства интересы земель также ограждаются (ст. 72(2)) тре­бованиями предоставления федерации законодательных полномочий только в том случае, если данный вопрос не может быть эффективно урегулирован законодательством отдельных земель, если урегулирование данного вопроса законодательством одной земли может нанести ущерб ин­тересам другой земли или всей стране в целом и если этого требует сохранение "правового и экономического единства, в частности обеспечение единообразия жизненных условий".

"Единообразие жизненных условий" и лежит в основе новой формы германского федерализма, получившего на­звание "кооперативного". Новая модель кооперативного фе­дерализма - продукт своего времени, когда в послевоен­ных условиях резко возросла взаимозависимость федера­ции и земель в решении экономических и социальных про­блем, а под влиянием усилившейся мобильности населения, потоков беженцев, деятельности оккупационных властей были подорваны корни исторически сложившегося своеоб­разия германских земель и пр.

Это "единообразие" и определяет стремление федера­ции и земель к координации своих действий, к унификации права и административной практики. В новых условиях все большее значение приобретают не диктат центра, не "экзе­куция", а такие рычаги управления, как выверенная финан­совая политика и государственное регулирование экономи­ки, общие задачи в области энергетики, транспорта, жилищ­ного строительства. Решение этих задач связано прежде всего с финансированием. Не случайно созданный на основе ст. 88 Основного закона Немецкий федеральный банк называют в ФРГ "четвертой властью", "параллельным правительством".

Основополагающие принципы конституционного устрой­ства ФРГ находят непосредственное выражение и в систе­ме высших органов государственное власти: бундестага, бундесрата, президента, правительства и органов правосу­дия.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.